nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

За кулисами знаменитого фестиваля


За кулисами знаменитого фестиваля
От редакции сайта: не первый год наш сайт плодотворно сотрудничает с редакцией ежегодного "Альманаха "Эрмитаж" Jazz: серьезное и курьезное". Коллеги уже подготовили пятый по счету выпуск Альманаха. Его презентация состоится на фестивале "Джаз в саду Эрмитаж" в Москве 27-28 августа т. г.; электронная версия появится сразу после фестиваля на сайте "Джазовая библиотека имени Юрия Верменича". А пока, благодаря любезности редколлегии Альманаха публикуем один из интереснейших материалов пятого выпуска: заметки о знаменитом фестивале "Таллин-67", написанные одним из организаторов того фестиваля Арнольдом Грудиным.

Джазовый фестиваль «Таллин-67» некоторыми музыковедами признан лучшим фестивалем в истории джаза и о нём было написано и снято очень много. Всё внимание обычно сосредотачивалось на сценическо-исполнительской стороне концертов. Сегодня я, как Мафусаил Оргкомитета этого фестиваля хочу дополнить картину событий некоторыми малоизвестными деталями.

Фестиваль состоялся в прошлом тысячелетии – более полувека тому назад и реализовать мне это, поверьте, было не просто. Отсчёт джазовых фестивалей в Таллине ведётся с 1952
года. Первая встреча местных ансамблей Swing Club, Mickeys и Riitmikurd состоялась в Доме культуры профсоюзов. Можно предположить, что они носили характер соревновательного музицирования типа джем-сешн. Такие встречи происходили ежегодно. В 1958 году, когда состав участников увеличился до двенадцати местных коллективов, они с тех пор начали считаться фестивалем. Год спустя в таких встречах впервые принял участие ансамбль из Ленинграда, а в 1961 году к ним присоединились москвичи. Встречи джазменов продолжали происходить ежегодно, за исключением 1962 года. Первому организованному фестивалю 1965 года местные музыковеды присвоили номер 12. Таким образом фестиваль «Таллин-67» получил 14-й номер.

Принесённая в конце 50-х годов оттепель в экономической и культурной жизни страны дала старт новому этапу развития советского джаза. Теперь он уже не был танцевально-песенным и заметно посерьёзнел, начался поиск собственного образа в импровизационном джазе. Джаз начал трансформацию из массового в элитарное искусство. Яркими событиями, связанными с джазом тех лет, стали проведение Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве (1957 г.), успешное выступление советских музыкантов в Варшаве на польском Jazz- Jamboree (1962 г.), создание джаз-клубов в Ленинграде и Москве. В 1962 и 1965 г.г. в столице Союза прошли первые джаз-фестивали. Начался выпуск джазовой литературы. Джаз стал приобретать официальный филармонический статус. Моя активная деятельность в популяризации джаза началась в 1963 г. после переезда из Ленинграда в Таллин. Мне было 23 года. Моя глубокая любовь и преданность джазу, контакты в джазовом мире Ленинграда и за рубежом оказались очень позитивным фактором в поиске единомышленников и впоследствии цементировании контактов джазменов Союза. Большим плюсом в достижении этой цели было моё знание иностранных языков (и со временем – эстонского). Всё это позволило мне вписаться в круг эстонских джазменов. Очень помогло знакомство с известным пианистом Райво Таммиком. Через него я познакомился с городским отделом культуры, который возглавлял Генрих Леович Шульц – офицер, участник войны в 1942-1945 г.г., человек очень мудрый, активный и доброжелательный. Отсутствие специального образования компенсировалось высоким интеллектуальным и культурным
уровнем. Он был внешне похож на нынешнего вице-премь-ера России Дмитрия Козака. Мы
называли его «Папа Шульц» по имени героя одного из популярных тогда фильмов. Наша инициатива об организации международных джазовых фестивалей получила его полную поддержку.

Первым крупным мероприятием стал фестиваль «Таллин-65», проведённый нашей группой джазовых волонтёров при поддержке «Папы». Он проводился в течение двух дней в скромном помещении клуба фанерно-мебельной фабрики. В нём принимали участие не только коллективы из Эстонии, но и музыканты Латвии и Ленинграда. Этот фестиваль впервые привлёк внимание большой аудитории и дал толчок к проведению более масштабных мероприятий международного уровня. Выбор Таллина в качестве места проведения джазовых фестивалей международного уровня базировался на ряде важных локальных факторов:
– возможность безвизового пребывания на территории города в течение трёх дней (вопреки действующим в стране положениям об ограничении времени пребывания в крупных
городах без «прописки», а тем более без визы. – Ред.);
– близость расположения (82 км) от Хельсинки с от-личным паромным сообщением;
– некоторая либерализация жизни эстонцев со стороны Кремля, связанная с непризнанием властей ЭССР Западом, признававшим, начиная с 1940 года, правительство Эстонии в изгнании;
– желание руководства Союза и Эстонии продемонстрировать демократичность и свободу культуры в стране.

В следующем, 1966 году, была осуществлена идея проведения джаз-фестиваля международного уровня. Гостями «Таллин-66» были трио шведского пианиста Яна Йоханссона, финский квартет барабанщика Матти Ойлинга. Концерты проводились в очень представительном зале Дома офицеров флота. Большой общественный интерес к этой международной встрече музыкантов стал катализатором создания новых организационных структур для подготовки
к фестивалю следующего года. Министерство культуры Эстонской ССР создало Комиссию по джазовой музыке (в дальнейшем КДМ), в которую были включены четыре главных организатора последних джазовых фестивалей. Они же вошли в состав Организационного комитета джаз-фестиваля «Таллин-67» в составе:
– Рейн Ристлаан (зампредседателя горисполкома), председатель;
– Генрих Шульц (отдел культуры горисполкома), заместитель председателя;
– члены оргкомитета:
Уно Найссоо (композитор, КДМ),
Вальтер Ойякаар (композитор, КДМ),
Райво Таммик (музыковед, КДМ),
Арнольд Грудин (координатор, КДМ),
Вадим Юрченков (представитель в Ленинграде).
Ещё четыре члена оргкомитета были обязательными представителями от комсомола, профсоюзов и партии. Эта же роль была возложена и на председателя оргкомитета. Огромную помощь в работе оказывал нам авторитетный московский джазовед Алексей Баташев. Заседания и оперативные встречи членов оргкомитета происходили в отделе культуры города в старинном здании на Ратушной площади. В подготовительном периоде главная функция комитета состояла в наведении контактов с джазовыми функционерами Европы, отборе участников и рассмотрении репертуарно-программных вопросов. С последними была связана основная деятельность комитета перед фестивалем. Вальтер Оякаар поддерживал тесные связи со скандинавскими музыкантами, Вадим Юрченков занимался ленинградскими коллективами, Алексей Баташев был на связи с московскими джазменами и менеджерами США. Мне достались контакты по всему Союзу и Польше, а также координация информации. Я возглавлял отборочные комиссии на региональных отборочных конкурсах в Риге и Куйбышеве. Завершающим этапом подготовительной работы было изготовление идентификационных значков для участников мероприятий и печать программок концертов.

Наступила весна – пора сбора джазовых плодов оргкомитета. Город приобрёл праздничный облик столицы джаза с необыкновенно торжественной обстановкой. Через узенькие улочки
старого города были натянуты красочные транспаранты, всюду афиши, приглашающие на концерты фестиваля. Символ фестиваля – труба с тремя клапанами, стилизованными под башни старого города, – радовал глаза горожан. Среди немногочисленного населения города было отмечено большое число молодых энергичных интеллигентных людей, явно приезжих, с джазовым задором в глазах. Цифры, характеризующие размах фестиваля, впечатляют:
– 30 музыкальных коллективов-участников;
– 150 журналистов от различных СМИ (включая 15 иностранных);
– предполагаемое количество иногородних слушателей 1200 человек; для примерно 500 рижан оргкомитет сделал специальную преференцию – гарантировал им по-лучение концертных билетов и жильё.
Огромную помощь в приёме и размещении гостей оказывали члены таллинского джаз-клуба. Фестиваль начался с парада диксилендов по улицам старого города. Концерты проходили в течение четырёх дней (11–14 мая) в самом большом зале города – Дворце спорта «Калев», вмещавшем 3000 человек. Все билеты на концерты были очень быстро раскуплены. Стоимость билета на один концерт составляла от 2 до 4 рублей. Концерты продолжительностью до четырёх часов иногда заканчивались после полуночи. Рабочим центром фестиваля было старинное здание Дворца культуры молодёжи (бывший центр Братства Черноголовых) по улице Пикк, 26. Здесь же находилась база городского джаз-клуба и проводились все вне-концертные мероприятия фестиваля.

Состав участников фестиваля был очень образно представлен писателем Василием Аксёновым в его известном очерке «Простак в мире джаза, или Баллада о тридцати бегемотах» в журнале «Юность» (№ 8, 1967 г.). «В 1967 году на фестиваль в Таллин приехало тридцать джазовых ансамблей. Здесь среди прочих: знаменитый Ленинградский диксиленд Королёва-Усыскина; Ленинградский ансамбль пантомимы Григория Гуревича с аккомпанирующей группой Юрия Вихарева; квартет Евгения Малышева из Калинина; квартет «Медикус» из Львова; москвичи – квартет «Крещендо», квартет «КМ», трио Германа Лукьянова, биг-бэнд Олега Лундстрема, трио Бориса Рычкова; ансамбль молодых учёных из Новосибирска под управлением Владимира Виттиха; четверо солдат из Риги – квартет «Звёздочка»; таллинское трио Райво Таммика; тбилисское трио Вагифа Мустафа-заде; «мастаки оружейники-самоварщики» из древней Тулы – квартет Анатолия Кролла; знаменитые варшавяне – квартет Збигнева Намысловского; застенчивые шведы из Гевле – квинтет Курта Иернберга; элегантные шведы из Стокгольма – септет Арне Домнеруса; развесёлые финны – квартет Эрика Линдстрема.» Аксёнов не включил в этот перечень вокально-инструментальный ансамбль Генриха Зарха из Питера, квартет Александра Соколова из Куйбышева и квартет Вадима Горовица-Вячеслава Захарова из Хабаровска.

К числу гостей и участников фестиваля, не заявленных в программе участников, следует добавить швейцарского барабанщика Пьера Фавра (Pierre Favre), коммивояжёра швейцарской компании Paiste, производителя ударных музыкальных инструментов, с успехом игравшего на Школе джазового мастерства и джемах, и уже известный квартет Чарльза Ллойда. Квартет неожиданно прибыл в Таллин, и вопрос его участия в концерте создал проблему для Оргкомитета, который был не в состоянии её решить самостоятельно. Вопрос был решён положительно лишь на вы-соком партийном уровне. География представительства участников была очень обширна. Основную часть составляло кольцо столиц стран балтийского бассейна – Таллин, Рига, Вильнюс, Варшава, Стокгольм, Хельсинки и Ленинград («культурная столица Союза»). Советская ветвь участников простиралась вдоль всего огромного СССР от Львова до Хабаровска. Две дополнительных точки – США и Швейцария. Фольклорное разнообразие было представлено в музыке ансамблей Прибалтики, кавказского региона и различных районов России.

В СМИ очень подробно описывалось выступление каждого ансамбля и поэтому я практически на них не останавливаюсь. На концертах джаз звучал во всём многообразии – от традиционного до современных стилей, которым было отдано предпочтение. Ладовый и фри-джаз сменялись
романтично-фольклорными формами – использованием индийских раг, азербайджанского мугама и украинских колядок. Звучал прохладный кул и энергичный хард-боп. Имел место сплав музыки этнических культур на основе развитой импровизации в сочетании с эмоциональной сдержанностью и изысканностью музыкального вкуса. Последнее было особенно характерно для многочисленных прибалтийских ансамблей. Некоторые ансамбли исполнили импровизации на темы популярных советских песен.

Как же можно оценить значимость и уникальность фес-тиваля «Таллин-67»? Свой взгляд на это изложил Алексей Баташев в его известной книге «Советский джаз» (1972 г.): «Побывав на многих фестивалях у нас и за рубежом, зная о других фестивалях по отчётам в печати и со слов друзей, я утверждаю, что это был самый масштабный форум джаза из всех когда-либо проводившихся в Европе и Америке». Так в чём же проявилось своеобразие и оригинальность фестиваля «Таллин-67»? Впервые в программу фестиваля, кроме концертов, вошли следующие мероприятия:
– выставки фотографий, графики и живописи с джазовой тематикой;
– выставка джазовых пластинок, представленная Польской джазовой федерацией;
– организационные мероприятия, включающие школу джазового мастерства музыкантов, инаугурационное совещание джаз-клубов страны и большой форум джазовых критиков и музыковедов.
Фестивальные мероприятия освещались представителями 150 средств массовой информации. Впервые к прямой трансляции подключились первые программы Всесоюзного радио и телевидения. Радио и ТВ Эстонии транслировало все концерты фестиваля, большой сюжет был снят ТВ Ленинграда. Сцена была всегда окружена кольцом фотокоров и репортеров различных изданий. Два члена оргкомитета (в списке – последние) также представляли зарубежные джазовые журналы. Самой магнетизирующей фигурой фестиваля был знаменитый джазовый комментатор «Голоса Америки» Уиллис Коновер. По поручению оргкомитета его сопровождал питерский джазовый волонтёр переводчик Владимир Гурфинкель. Уиллис прибыл в Таллин вместе с квартетом Чарльза Ллойда и авторитетным бизнесменом и джазовым продюсером Джорджем Авакяном (родом из российского Армавира), который опекал квартет и многих других знаменитостей. Среди авторитетов СМИ были редакторы журналов: «Джаз» – Юзеф Бальцерак и «Джаз Форум» – Ян Бырчек (Польша); Хайнц Петер Гофман (ГДР); Рэнди Хультин (Норвегия) и другие. Отметим выступление, подобного которому больше не случалось – выступление джаз-квартета солдат Советской армии «Звёздочка».

А теперь о затруднительных ситуациях на фестивале. Организаторы его были в постоянном напряжении из-за отсутствия решения по выступлению квартета Ллойда. Ему было позволено выступить только в последний день концертов. Искусство американских музыкантов стало сенсацией фестиваля. После завершения знаменитой композиции "Forest flower" публика в течение восьми минут стоя аплодировала квартету. Менее весомым был второй скандал, имевший место во время выступления квартета Анатолия Кролла. Сложный для восприятия модальный джаз с затянувшимся соло саксофониста Александра Пищикова в сочетании с вокалом в унисон с солирующим контрабасом Сергея Мартынова привели к отключению прямой трансляции концерта Всесоюзным ТВ и радио. Это произошло на десятой минуте выступления. На мой взгляд, это событие произошло не только из-за некомпетентности редакторов радио и ТВ и их плохой координации с оргкомитетом фестиваля (ведь ТВ могло согласовать программу с трансляцией и стартовать с более «приемлемой» музыки), но также из-за демонстративного поведения туляков. Эти два события сыграли роковую роль в дальнейшей судьбе фестиваля. Часто задаваемый вопрос – могло ли проведение тако-го крупного международного мероприятия остаться без
присмотра органов безопасности? Я считаю, что никакого назойливого надзора не было.
У меня была только одна короткая встреча с молодым интеллигентным сотрудником органов, которая была скорее информационной, но не более того.

Итоги фестиваля подвело Жюри. Оно включало известных композиторов Уно Найссоо, Мурада Кажлаева, Вальте-ра Оякаара, Игоря Якушенко, нашего «Папу Шульца» и редакторов радиостанций – Аркадия Петрова (Москва) и Вадима Шаповалова (Ленинград). Лауреатами были признаны ленинградские коллективы – «Ленинградский диксиленд» Всеволода Королёва и вокальный ансамбль Генриха Зарха.

Отзвучали прощальные традиционные "When the saints…" Ленинградского диксиленда и завершающие слова Вальтера Оякаара: «До новой встречи на фестивале «Таллин-68». Все были под огромным впечатлением от праздника джаза. Мы – «джазовые братья» – строили радужные планы на будущие фестивали. Но, к сожалению, пророчество этого пожелания не сбылось. Творческая страница перешла в меркантильную. Как известно, финансы любят тишину. Так было и в нашем оргкомитете. Мы, волонтёры джаза, реализовывали свои идеи пропаганды любимого искусства без малейших претензий на оплату или вознаграждения за свою деятельность и не вникали в финансовые вопросы. Они были в компетенции «Папы Шульца» и главного бухгалтера городского пожарного общества Эдгара Сагара. Участники фестиваля также не получали гонорары, лишь компенсацию транспортных расходов. Очень красочную картину представляла собой очередь из известных музыкантов, толпящаяся на ступеньках пожарной лестницы тыльной стены здания пожарной команды на Центральной площади города. Там на третьем этаже находился кабинет Сагара. Кто-то из зарубежных журналистов сказал, что за проведение на Западе такого грандиозного мероприятия каждый организатор мог бы заработать на «Мерседес». Мы пропускали это мимо ушей, ибо не претендовали даже на игрушечную модель этой машины.

В эмблеме фестиваля присутствовали римские цифры порядкового номера фестиваля – XIV. Его представление в таком виде, а не обычными арабскими цифрами, придавало солидности и уверенности в продолжении успешной фестивальной традиции. Но продолжить эту римскую нумерацию, убрав центральную единицу цифры, нам не удалось. Традиция была нарушена: в течение четырёх последующих лет фестиваль не проводился. Причиной этого были два упомянутых «прокола», сыгравших роковую роль в судьбе фестиваля. Главной «занозой» было, конечно, присутствие американцев. Ставилась в вину политическая близорукость, проявившаяся в присутствии «Голоса Америки», в стоячей овации публики на концерте квартета Чарльза Ллойда. И всё это на фоне «холодной войны», горячей войны во Вьетнаме и подготовки к празднованию 50-летия Октябрьской революции. Полагаю, что не обошлось и без завистников разных уровней, которые считали что у Шульца «не по Сеньке шапка». Ведь крохотный городской отдел культуры под его руководством провёл два очень популярных фестиваля международного уровня, джаза и бального танца. Другим «уколом» послужил конфликт с трансляцией центрального ТВ и радио на концерте Анатолия Кролла. Видимо, не понравилось и «превышение компетенции» при приглашении большой группы гостей из Риги. Такое не прощалось. Горькое фестивальное послевкусие выразилось в снятии Генриха Шульца с должности со строгим партийным выговором и переводом его на работу в систему трудовых резервов.

Ширма фестиваля закрылась. Кулисы опустели. С замечательного праздника джаза 1967 г. мы переместимся почти на 55 лет. За это время в наших жизнях произошли гигантские изменения в социальном строе, экономических отношениях, жизненной философии, культурной жизни людей. Джаз сейчас стал модным брендом, и фестивали проводятся теперь в каждом областном центре. В Таллине стали проводить ежегодные фестивали "JAZZKAAR" (джазовая радуга – Ред.). По описаниям журналистов они выглядят не так ярко, как ранее, и достаточно ординарно. Эти фестивали превратились из праздников джаза, школ повышения мастерства, духа поиска и свободы, энтузиазма волонтёров и фанов в тривиальные коммерческие мероприятия. Однако, обожествляемый нами джаз продолжает звучать. Вспоминая знаменитый хит Луи Армстронга-Бинга Кросби "Now You Has Jazz" («А теперь для вас сыграет джаз»), хочется подчеркнуть, что не только тогда и сейчас, но всегда и везде эта музыка будет вдохновлять и радовать нас.

Заинтересованные в более глубоком ознакомлении с деталями проведения джаз-фестиваля «Таллин-67» смогут найти их в книге Heli Reimann "Tallinn ’67: Myths and Memories of a Soviet jazz festival" издательства Routledge/Taylor and Francis Group (Англия). Презентация книги состоялась в октябре 2021 года.

Арнольд ГРУДИН


стиль
джаз
страна
Эстония


Расскажи друзьям:

Ещё из раздела фестивали до 2002 года

  • стиль: джаз, джаз
  • автор: Кирилл МОШКОВ
  • страна: США
На крайнем Северо-Западе США среди обширной всхолмленной равнины с самой богатой в Америке почвой (эта местность на стыке штатов Вашингтон и Айдахо называется Палуза), всего в пяти милях от границы Штатов, лежит хорошо знакомый нашим ...
  • стиль: джаз, джаз
  • автор: Александр КАССИС
  • страна: Норвегия
Норвегия славится своими джаз-фестива­лями, во многом благодаря успеху которых норвежский джаз вышел на мировую арену. Один из старейших, фестиваль в Мельде, вступив в критический сорокалетний возраст, ежегодно собирает весь цвет мирового ...
  • стиль: джаз, джаз
  • автор: Кирилл МОШКОВ
  • страна: Польша
Лодзь — русское название горо­да: по-польски оно звучит как "Луджь". Это большой промыш­ленный город, второй по населе­нию в Польше — свыше 830 тыс.чел., находящийся в 130 км. к юго-западу от Варшавы. Он су­ществует с 1423 г., однако ...
© 2022 Jazz-квадрат
                              

Сайт работает на платформе Nestorclub.com