nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

«Ренессанс» - 40 лет в джазе


«Ренессанс» - 40 лет в джазе
Поддерживать жизнь творческого коллектива даже на протяжении десятка лет бывает не просто. 1 апреля (2017 года – прим.пер.) ансамбль традиционного джаза «Ренессанс» на полном серьезе можно поздравить с сорокалетием. Этот единственный коллектив отечественного джаза, отмечавшийся Гран-при международного конкурса, продолжает выступать с концертами, не отвлекаясь при этом на проблемы популярности.

Концертный дебют «Ренессанса» еще под названием «Маэстро диксиленд» совпал с открытием Минского клуба любителей джаза. В течение долгих лет на многочисленных фестивалях в СССР в первую очередь именно он представлял белорусский джаз. А вот с чего все начиналось, я расспросил Николая Лаптенка – единственного музыканта в нынешнем составе ансамбля, который выступает в нем с самого начала.

- Началось все в январе 1977 года, когда в одной из комнат Дворца культуры МТЗ встретились четверо музыкантов с целью разучить одну нехитрую джазовую мелодию. Братья Семен и Марк Горелики (фортепьяно и труба), тромбонист Геннадий Невидюк и я. Для нас всех это был первый опыт исполнения традиционного джаза. Позже к нам присоединился банджист Игорь Чайков, который привел своего брата Вадима, временно меня заменившего, поскольку моя молодая жена обижалась, что я все время пропадаю на репетициях. На саксофоне играл Геннадий Якутович, участвовали кларнетист Геннадий Кремер, контрабасист Юрий Корчик. В таком составе ансамбль дебютировал и отправился на свой первый джаз-фестиваль в Куйбышев. Я же вернулся за барабаны в конце 1979 года.

Самодеятельный коллектив начинал со «съема» композиций, изданных на виниловых дисках, музыканты также прочесывали библиотеки в поисках любых нот, пригодных для аранжировки под свой состав. Примером служила музыка «Ленинградского диксиленда». Никакой сверх-идеи не было: просто хотелось играть так, как это делали ленинградские коллеги. Принцип создания репертуара основывался на следующем: музыка должна быть веселой и легко узнаваемой, при этом она должна укладываться в 16-ти тактную структуру. Было не просто, хотя бы потому, что в Минске уже существовал подобный коллектив под руководством Авенира Вайнштейна. В профессиональном смысле это был бэнд посильнее «Ренессанса», хорошо знавший что и как делать. Кстати, базой коллектива под руководством Геннадия Кремера стал уже Дворец культуры камвольного комбината, его художественный руководитель Семен Загнетов волевым решением и навязал диксиленду новое название. Он же стал и первым менеджером «Ренессанса».

Первые выезды на джаз-фестивали стали для минских музыкантов неоценимой школой. Они знакомились с коллегами из разных городов, осваивали «правила игры», специфический джазовый сленг, обменивались нотами. В Беларуси подобные отношения с единомышленниками были почти невозможны: коллективов, исполнявших джаз было ничтожно мало. Здесь джаз не преподавали, ноты «фирменных» пьес были раритетами, музыкантам приходилось учиться играть буквально наощупь. По этой причине джаз-фестивали становились своеобразными окнами в мир знаний.

-Фестивали дали нам очень много, - говорит Николай. «Юность Полесья» был для меня одним из первых. А в 1982 году в Витебске довелось послушать литовский студенческий биг-бэнд под руководством Владимира Чекасина. Для меня этот концерт стал настоящим шоком! Лучший джазмен Европы 1982 года привез своих воспитанников и дал необычайную лекцию на тему «Что такое современный джаз»! Через два года в том же Витебске состоялся «Парад диксилендов» с участием десяти коллективов. Все они исполняли вроде бы похожую музыку, но только на разных уровнях. Поразило то, что почти всю ночь музыканты джэмуют, употребляют разнообразные «джазовые» напитки, а уже утром готовы сесть в трамвай, который ходил по всему городу, и снова играть часа два-три. Упомяну еще фестиваль биг-бэндов и диксилендов в Вильнюсе, где можно было услышать совсем молодых литовцев, игравших так, как в Беларуси и из числа искушенных музыкантов мало кто смог бы сыграть.

Cостав ансамбля на протяжении прошедших лет изменялся неоднократно. В то же время с минчанами работали и специально приглашавшиеся гости. Однажды случилось так, что как раз перед началом очередного фестиваля в Витебске Геннадия Кремера призвали в армию, и тогда на его место пригласили из Ленинграда кларнетиста Валерия Зуйкова. Николай Лаптенок признается: работать с ним было необычайно комфортно. Музыканты встретились на месте, просмотрели ноты, уточнили, что и как, и все прошло без проблем! Еще одним партнером «Ренессанса» был наш известный трубач Валерий Щерица. По рассказам Николая, он, как и Зуйков, отличался высокой культурой звучания, понимал форму диксилендовых пьес. Неоднократно выступали они и с универсальным кларнетистом-саксофонистом Виталием Ямутеевым. Были и концерты с мультиинструменталистом Давидом Голощекиным, человеком, не простым в общении.

-Это очень искушенный музыкант, он все понимает и умеет. Но – человек деспотичный, на сцене тянет одеяло на себя. И стояла задача: как «Ренессансу» не опуститься до уровня аккомпанирующего бэнда. Помогла форма диксилендовых пьес: имеется приглашенный музыкант, но тема исполняется коллективно. Поэтому каждый солист может отыграть три-четыре квадрата, но потом обязательно идет коллективная импровизация. И я побеседовал с Давидом, оговорив: тут, как пойдет, играете свои квадраты, но дальше будет так-то и так-то. Так и вышло. Это был необычайно яркий солист, единственный в нашем составе. Знаменитый музыкальный критик Владимир Фейертаг был поражен, отметив, что впервые видел Голощекина, ограниченного некими рамками.

Выйдя примерно в середине 90-х годов за границы стандартного диксиленда, бэнд начал экспериментировать. Решающим фактором тут стало давнишнее знакомство с Владимиром Фейертагом, убедившим, что рамки диксиленда очень узки, а форма пьес неизменно стандартная. В этой связи вариантов оставалось два: либо ломать форму, либо изменять порядок звучания квадратов, исполняя уже не только диксиленд, но и близкую к нему музыку, например, темы раннего свинга. Имея в своем составе четыре духовых инструмента, «Ренессанс» выбрал второй путь. Именно тогда в репертуаре появились аранжировки белорусских народных мелодий («Чаму ж мне не пець?») и получалось так: начиналась пьеса с коллективной импровизации, а сама тема появлялась только в конце.



В 1998 году по приглашению знаменитого польского фотографа Марека Каревича, с которым музыканты познакомились в Минске на открытии его персональной выставки, «Ренессанс» принял участие в конкурсе Złota tarka в рамках одного из старейших джаз-фестивалей Европы Old Jazz Meeting в городе Илава. Откровенно говоря, силы были неравные: шестнадцати польским любительским коллективам противостоял один по существу профессиональный белорусский. Результатом стало присуждение «Ренессансу» Гран-при. Жюри традиционно присутствовало на репетициях. Помню реакцию Станислава Фиалковского, дирижера известного Big Warsaw Band, который подлетел ко мне с вопросом: «Кто так гениально аранжировал Lady Be Good, что тему я узнал только в самом конце!?» Это еще одно свидетельство того, что к концу 90-х годов «Ренессанс» уже был коллективом со сложившимся неповторимым творческим лицом.

Во время второго визита в Илаву в 2008 году, уже в качестве почетных гостей, «Ренессансу» предложили в рамках гуманитарной акции дать концерт в местной тюрьме. Как считает Николай Лаптенок, это было одно из самых ярких выступлений коллектива. Когда в финале прозвучала тема из известной польской киноленты Déjà vu, стены тюрьмы просто зашатались от аплодисментов…

С другой стороны, в активе бэнда был и сольный концерт в московском зале им. Чайковского, где «Ренессанс» выступал в акустическом варианте: там нет традиции подзвучивать выступления. К слову, за все время в этом прославленном зале из числа белорусских джазовых коллективов выступали только оркестр под управлением Михаила Финберга, «Камерата» и «Ренессанс». Предложение выступить исходило от Владимира Фейертага, который, зная особенности сцены, подсказал минчанам, как на ней расположиться, чтобы в зале все звучало в наилучшем виде. В пьесе Solitude Эллингтона был момент, когда труба и кларнет, инструменты весьма разные, нисходили до пиано, а потом взрывались форте. И публика это оценила: в финале концерта она аплодировала стоя. «Со страху у нас все получилось отлично!» - признается Николай.

Парадокс: за сорок лет существования «Ренессанс» записал и издал всего два альбома.

-Материал для записи есть, - поясняет Николай, - но в наше время поддерживать такой коллектив можно лишь при условии, что у него есть постоянная работа или дотация. Тогда можно выступать, записываться и издаваться. Сегодня, к сожалению, этого нет. Нет и денег для записи. Последнее время выступаем редко, ситуация на рынке изменилась, прежде всего приглашают молодых исполнителей, потому что они обходятся дешевле. Мы же, старики, за копейки выступать не будем. Поэтому и приглашают изредка туда, где востребовано качественное исполнение.

Доживет ли бэнд до полувекового юбилея? Николай Лаптенок в раздумье:

-Даже не знаю. Если бы теперь была конкретная цель, мы бы делали для нее все необходимое. Современный «Ренессанс» - все же скорее хобби для музыкантов, которым нравится традиционный джаз, нечто вроде клуба. Это неплохо, но нестабильно. Каждый из нас работает где-то еще. Тем не менее ансамбль жив и способен еще на многое.

Тридцатилетие коллектива отмечалось на сцене концертного зала Белгосфилармонии, тогда он работал в составе детской филармонии. Логично было бы предположить, что сороковой день рождения старейшего джазового бэнда страны пройдет, как минимум, на не менее высоком уровне. Логично думать никому не повредит. Но у современности своя логика…

Дмитрий Подберезский ("Мастацтва", №3-2017)

перевод с белорусского Леонида Аускерна

на фото (сверху вниз по тексту) :

"Ренессанс" в телешоу "Три холостяка", 2007

"Юность Полесья" Солигорск 1981

Гран-при конкурса Zіota tarka – 1998, Илава. Фото из архива Николая Лаптенка

На джаз-фестивале Old Jazz Meeting, Илава, 2008. Фото Дм. Подберезского


стиль
джаз
автор
Дмитрий ПОДБЕРЕЗСКИЙ.
страна
Беларусь
музыкальный стиль
традиционный джаз

Расскажи друзьям:

Ещё из раздела ансамбли

  • стиль: джаз, джаз
  • страна: США
  • музыкальный стиль: кул, мэйнстрим
Предлагаем вашему вниманию перевод статьи 1975 года И.-Э.Берендта о "Модерн Джаз Квартете". Тогда между музыкантами произошел разрыв и джазовая общественность широко обсуждала это событие. В начале 70-годов между Джоном Льюисом и Милтом ...
подробнее
  • стиль: джаз, джаз
  • страна: США
  • музыкальный стиль: мэйнстрим, фанк
"Это величайшая группа на земле", – сказал про них Дэйв Мэттьюз, когда SOULIVE играли перед его выступлением. Вы еще не слышали про них? Да, возможно, эта группа не очень известна за пределами мира джаза, но ее музыка привлекает все больше ...
подробнее
  • стиль: джаз, джаз
  • страна: Россия
  • музыкальный стиль: свинг
Оркестру Олега Лундстрема почти столько же лет, сколько и самому джазу. Рекордсмен Книги рекордов Гиннесса, созданный ровно 70 лет назад в Харбине, и поныне собирающий премии и награды прославленный джазовый оркестр сыграет 30 мая в ...
подробнее
© 2020 Jazz-квадрат
                              

Сайт работает на платформе Nestorclub.com