nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Sun Ra - Незнакомец из космоса (часть 1)


Sun Ra - Незнакомец из космоса (часть 1)
В 1962 году Charlie Mingus встретил Sun Ra и спросил его, что он делает в Нью- Йорке, на что Sun Ra ответил, что он бывает здесь достаточно часто. "Нет, — сказал Mingus, — Я подразумеваю, что Вы делаете здесь, на Земле?".

В Филадельфии на доме по адресу Morton Street 5626 установлена мемориальная табличка: единственная, отличающая этот дом от других зданий этого квартала. В течение 25 лет этот дом кипел жаром, излучаемым могучим двигателем духовной, джазовой и космической музыки. Это был дом Sun Ra и его оркестра.

В своей музыке он создавал утопический мир с его собст­венной логикой и тайнами. Его живые концерты по ис­ступленности музыкантов и искренности общения со слушателем больше напоми­нали религиозные церемо­нии. Его философия и идео­логия были пропитаны кос­мической мистикой, а на му­зыкантов оркестра он имел телепатическое влияние. В некоторых попытках разо­браться в природе существо­вания столь специфического коллектива многие исследо­ватели Sun Ra приходят к весьма необычной, и, воз­можно, к крамольной парал­лели между Буддой и Ra. У них обоих имеется собственная метафизика и философия, полная концепцией обрете­ния вселенского счастья. Каждый из них преподава­тель, а не проповедник. Он просто живет, и, глядя на не­го, люди познают его гени­альность. Притягательность его личности состоит в его просветленности. Sun Ra, вежливый, мягко говорящий, имеет будда-подобную внешность. Его оркестр — это его ученики, коллектив посвященных людей. Они не внимают его наставлениям, они поглощают его музы­кальные идеи через своего рода постижение, интуитив­но развивая сложные звуко­вые конструкции, которые он сам называет "простран­ственными колебаниями", способными противостоять губительному влиянию из космоса. Его музыкальный message скорее вдохновляю­щий, чем нравоучительный. Поздние работы Arkestra (70- 80х) по своему звуку в боль­шей степени оптимистичны, чем фатальны. В своей край­не невозмутимой манере Ra продолжает разъяснять свою космологию. "Почему Вы все­гда говорите о космосе?" — "Когда я говорю о космосе, люди меня слушают. Люди спят, и я должен пробудить их от дремоты. Правильная музыка может пробудить лю­дей. Люди подспудно обеспокоены многими неправиль­ными явлениями, происхо­дящими вокруг. Они заинте­ресованы в исправлении это­го. Я должен помочь понять им, как это можно сделать. Для этого и предназначена моя музыка".

Так кто же он — Sun Ra?
Каков его солнечный Arkestra?

Герман Поул Блоунт родил­ся в Бирмингеме, штат Алаба­ма, 22 мая 1914 года. Имя Сон­ни в середине его имени по­явилось позже и использова­лось в виде некоего прозвища, которое обычно распростра­нено в южных штатах. Отно­сительно его семьи известно немного. Они не были бедны, так как мать управляла ресто­ранами, а помимо Сонни в се­мье был старший брат, Роберт, старшая сестра Мэри и свод­ный брат Кари. Их дом распо­лагался в южной части города, по сути, на границе места про­живания черного и белого на­селения. Их дом стоял отдель­но и не примыкал к блокам, из которых обычно состояли кварталы. Поперек улицы на­ходилось городское почтовое отделение, а наискосок от не­го располагался железнодо­рожный вокзал. Привокзаль­ную площадь украшала ог­ромная конструкция, которая была главной достопримеча­тельностью: "Бирмингем — Волшебный город" и которую маленький Sonny Blount видел ежедневно из окна своей ком­наты. Впоследствии (в I960 году) именно так будет назва­но его знаменитое авангард­ное сочинение.

На семилетний день рожде­ния Сонни в доме появилось фортепиано. Семья поощря­ла его музыкальные устремле­ния, и мать всегда считала, что Сонни будет подлинно ода­ренным человеком. Его пер­вые музыкальные воспомина­ния связаны с классическими исполнителями блюзов (Бес­си Смит) и особенно госпелов. Как это ни парадоксаль­но, все творчество Sun Ra, не­смотря на подчас мрачную cosmo-психоделику, базиро­валось на гуманистической традиции доброты и тепла, коллективной надежды и стремления, центральной в госпел-культуре черного Юга (вспомните тягуче-романти­ческие темы, полные надеж­ды на наступление новой жизни без боли, голода и уни­жений в великом альбоме LanquiditymiH Cymbals). В дет­стве он дружил с другим буду­щим пианистом Avery Parrish (1917—1959), с которым они играли дуэты и бросали вызов друг другу, чтобы написать свои первые сочинения. Еще в средней школе Сонни орга­низовал небольшой оркестр, и очевидцы того времени ут­верждали, что он уже тогда был способен играть необыч­ные ритмы и специфические звучания. Затем он поехал учиться в колледж, где не пре­кращал занятий музыкой и вновь сформировал оркестр, с которым исполнял популяр­ные мелодии того времени на различных мероприятиях, проходивших в колледже. Именно в это время и роди­лась легенда (или быль?) о том, как он вступил в контакт с инопланетными цивилиза­циями.

Вот как он рассказы­вал об этом в одном из интер­вью много лет спустя: "Я ре­шил больше не заниматься музыкой, а потом, как вы знае­те, пережил весь этот косми­ческий опыт, — говорит он расслабленно, зачаровывающе-мягко, словно гуру, — Сна­чала я все записывал, потому что пережитое оставило глу­бокий отпечаток и так и про­силось на бумагу. Меня пере­нес в открытый космос ги­гантский пучок света — по крайней мере, я так бы опре­делил это. Они сказали, что хотят, чтобы я куда-то отпра­вился, поскольку мой разум именно того типа, который необходим, чтобы помочь на­шей планете. Я перемещался вовне и двигался через раз­личные временные зоны, но это было очень опасное путе­шествие, я должен был по­стигнуть определенную тех­нику и иметь дисциплину, — говоря это, старик протягива­ет перед собой руки и стано­вится похож на зомби или му­мию, — ...И вот этот пучок све­та — таким он мне поначалу казался, но теперь я называю его "энергетической маши­ной" — освещает всего меня, и мое тело превращается в лучи света. Это как, знаете, когда в луче солнца можно видеть мельчайшие частицы пыли. Так вот, это было так же, этот пучок словно бы просвечивал меня насквозь, и на огромной скорости я понесся в иное из­мерение, на другую планету.

Внезапно они телепортировали меня туда, где они сами находились. Все произошло в доли секунды — только что я был здесь, и оказался там. Они стали говорить со мной, у них были антенны и красные све­тящиеся глаза. Они хотели, чтобы я стал одним из них, но я отказался — ведь это нор­мальная реакция, вдруг со мной что-нибудь случилось бы? Ну вот, они стали расска­зывать мне о своей планете и о пути, по которому шла жизнь на ней, и что должно было случиться с правитель­ствами, тинейджерами и во­обще всеми людьми. Они ска­зали, что хотят, чтобы я пого­ворил с ними. А я сказал, что мне не интересно".

Вот так все выглядело со слов самого Ra. Вряд ли имеет значение, является ли эта ис­тория правдой или вымыс­лом, наркогаллюцинацией или болезнью нервной систе­мы. Важно, что с этого и нача­лась легенда, посредством своей необыкновенной музы­ки волнующая умы поколе­ний. На этом и строилась экс­центричная философия это­го музыканта.

В течение Второй Мировой Войны Sonny Blount добросо­вестно объявил себя возража­ющим против службы в ар­мии, за что был помещен в тюрьму в Джаспере, штат Ала­бама, где провел более пяти месяцев а затем получил пол­тора года принудительных работ в лагере Marienvill, в штате Луизиана. Но вскоре, после проведенного меди­цинского обследования, он был признан неспособным к физической работе из за врожденной грыжи и отпу­щен на свободу. Основной же причиной отказа от службы была его исступленная погло­щенность исследованиями музыки и древних черных культур.

Вскоре, в 1943 году, уже бу­дучи в Чикаго, после непро­должительных опытов созда­ния нового собственного коллектива, музыкант высту­пает в клубе "Zanzibar" в каче­стве аккомпаниатора ритм-н- блюзовому певцу Вайнону Харрису, с которым позже, уже в качестве сайдмена он будет участвовать в записи че­тырех альбомов. После распа­да оркестра Харриса, Sonny Blount завязал дружбу с бара­банщиком, руководителем ансамбля из Nashville Оливе­ром Биббом. О том какую му­зыку играл этот коллектив, ничего не известно, но сохра­нилась одна очень интерес­ная деталь: на сцену они выхо­дили в весьма эпатажных кос­тюмах — то в военной уни­форме, то в париках начала века: чтобы соответствовать музыке, которую они играли. Возможно, что в будущем ве­ликий мистификатор Sun Ra унаследовал идею костюми­рованных шоу на концертах именно от Оливера Бибба.

В августе 1946 года Ra уст­роился в качестве пианиста в популярном клубе под назва­нием "DeLisa", предлагающем своим посетителям весьма разнообразную программу, от традиционных развлече­ний — танцев, алкоголя, жи­вой музыки и выступления иллюзионистов и чечеточни­ков — до проката девочек, уча­ствующих в варьете. Основ­ная причина, приведшая Sonny в этот клуб — постоян­ный ангажемент там оркестра Fletcher Henderson, в музыку и исполнительскую манеру ко­торого он был влюблен еще с Бирмингема. В детстве, слу­шая по радио записи этого ор­кестра, он даже умудрялся "снимать" аранжировки. По­этому после ухода из оркест­ра пианиста его место за роя­лем занял молодой Sonny Blount. Помимо неплохой ре­путации, заработанной за го­ды работы в этом оркестре в качестве пианиста, Sonny стал аранжировщиком всего ре­пертуара исполняемого орке­стром. В свойственной ему к этому времени манере он, по возможности, усложняет зву­чание оркестра, привнося в него "новые виды синкопиро­вания". Sun Ra с гордостью вспоминает годы, проведен­ные в оркестре: "Они позво­лили мне глубже понять и принять джазовую традицию 40-х, на базе которой я развил свою собственную музыкаль­ную концепцию".

Ближе к концу сороковых начинается период упадка по­пулярности больших оркест­ров, безраздельно господст­вовавших в Штатах в течение почти тридцати лет. Оркестр Fletcher Henderson постепен­но утрачивает популярность вместе со своим очень пожи­лым руководителем, и пре­кращает существование 18 мая 1947 года.

С этого времени — Sonny в свободном плавании. В тече­ние последующих несколь­ких лет он выступает с раз­личными чикагскими испол­нителями, среди которых на­иболее известны записи с Coleman Hawkins и Stuff Smith. В ноябре 1948 года он высту­пает с еще одним чикагским коллективом "Eugene Wright's Duke of Swing", в котором иг­рает на саксофоне Yusef Lateef. В начале 50-х он начи­нает играть в только что от­крывшемся в Чикаго (вслед за Нью-Йорком) клубе Birdland, который принадлежал Robert Lounge вместе с Red Saunders, Red Holloway, Sonny Stitt. Так­же известен факт, что Sonny Blount аккомпанировал во время гастрольного тура B.B.King. В 1952 году умер Fletcher Henderson, и в жизни наступил новый период: по­следняя нить, связующая исполнителя-аранжировщика чужой музыки Sonny Blount и будущего композитора-концептуалиста Sun Ra, исчезла.

В 1953 году Sonny создает сначала трио (с Richard Wans и Robert Barry), а затем квар­тет (после присоединения Pat Patrick), который стано­вится основой будущего Arkestra. Кстати, Годом рань­ше — 20 октября 1952 года — он официально сменил имя и стал Sun Ra — в честь египет­ского бога солнца. И сразу же после этого события стал от­рицать, что родился под име­нем Герман Блоунт, утверж­дая, будто бы всегда исполь­зовал другие имена, которые "не имели никакого ритма". В свойственной ему скромной и ироничной манере он так прокомментировал необхо­димость внесения нового имени в паспорт: "Иисус Хри­стос тоже должен был утряс­ти все эти формальности с властями, тогда бы он не имел столько неприятностей". Именно в этот период он за­явил публике о том, что он не землянин, а уроженец Сатур­на, посланный Создателем к отсталым обитателям Земли.

На тот период в репертуаре его комбо были в основном стандарты и композиции чу­жого сочинения, хотя и из­рядно аранжированные и ин­терпретированные Sun Ra. Известные музыканты нео­хотно шли в оркестр Sun Ra, так не могли принять музыку и необычное звучание, а так же с иронией относились к легендам и наставлениям, ко­торые генерировал уроже­нец Сатурна. Формирование будущего коллектива нача­лось в конце 1953-начале 1954 года, когда в него вли­лись молодые музыканты "язычковой" группы: John Gilmore, Pat Patrick и Marshall Allen — музыканты, отдавшие оркестру и его концептуаль­ной идее всю жизнь. Именно на молодых музыкантов де­лал ставку Sun Ra, так как только они могли понять и развить новую музыку. В тече­ние двух последующих лет оркестр разросся до дюжины музыкантов. Теперь Arkestra был готов приступить к запи­си. Методы работы Sun Ra со своим оркестром к этому вре­мени уже сформировались: репетиции с полной отдачей, по 8 часов, 5 раз в неделю, и так в течение всего времени существования оркестра (а это без малого 40 лет!). Не­смотря на мягкую манеру раз­говора Sun Ra и полное отсут­ствие в речи бранных слов, в оркестре царила жесткая дисциплина, полностью под­чиненная реализации твор­ческих находок руководите­ля. Первый альбом Sun Ra Arkestra — "Jazz by Sun Ra — Sun Song", был записан на лейбле ’Trnsition" в 1956 году.

Необходимо сказать не­сколько слов о том, что пред­ставляла из себя стилистичес­ки музыка раннего Sun Ra Arkestra. Первые альбомы ор­кестра, вышедшие в 1956- 1958 годах на RCA studio и Universal studio в Чикаго, поз­воляют наблюдать процесс эволюционирования от тра­диционного для того време­ни хард-бопового звучания больших оркестров до полиритмических, местами уже атональных звучаний. Доста­точно вспомнить, что первая пластинка Ornette Coleman — "Something Else!!!", ставшая своего рода декларацией сти­ля "New thing", вышла только в 1958 году.

Широкая тональная палит­ра оркестра растет с каждой новой записью. Кроме того, интересны не столько по­пытки ухода от традицион­ных джазовых приемов, сколько поиски принципи­ально новых мелодических решений — здесь Sun Ra сто­ит абсолютно обособленно даже от самых прогрессив­ных музыкантов того време­ни: таких, как Charles Mingus и Eric Dolphy. Его темы необыч­ны и не ассоциируются ни с чем из того, что было раньше. Слушая альбом "Interstellar Low Ways" конца 50-х неволь­но задаешься мыслью: знает ли Sun Ra все то, что создали лучшие джазовые музыканты за почти полвека до него? Ес­ли да, то почему не использу­ет, а если нет, то присутство­вал ли он на Земле вообще?

Интересно проследить и за Sun Ra — пианистом. В первых записях, в технике его испол­нения легко узнать бопового гиганта Bud Powell, а по стили­стике и структурированному мышлению прослеживается влияние Thelonious Monk. Со временем мы становимся сви­детелями того, как Ra неслы­ханными аккордовыми по­следовательностями транс­формирует свой стиль в со­вершенно независимый и уз­наваемый. Очень показатель­ными работами являются и его сольные диски, особенно первый, записанный в 1966 году: "Monorails and Satellites".

Записи, сделанные в начале 60-х годов, уже звучат подчас как импрессионистские по­лотна, далекие от традицио­нализма. Ритмический рису­нок становится более гло­бальным и трансоподобным. Кроме того, Ra начинает сме­лые эксперименты с введени­ем в свой арсенал традицион­ных джазовых инструментов, "экзотических" — гонгов, звонков, африканских флейт, родезийских колоколов и эле­ктрических клавишных инст­рументов. Вокальные экзер­сисы оркестра говорят о силь­ном влиянии на музыку Sun Ra африканских корней черной американской культуры. Поз­же в составе оркестра появят­ся более вычурные и подчас самодельные инструменты, привлечение которых, стано­виться необходимым по мере проникновения "космичес­кой идеи" Sun Ra в музыкаль­ную палитру Arkestra. В 1959 году, Sun Ra участво­вал в съемках и написал не­сколько мелодий для доку­ментального фильма "Крик Джаза".

Новый период в жизни ор­кестра начинается в 1961 го­ду вместе с началом гастроль­ного периода по Северной Америке. Первый серьезный ангажемент Sun Ra Arkestra получил в Монреале и других городах, включая Квебек. За­вершение же тура произош­ло, как это ни банально, по техническим причинам: до­потопный, не блиставший надежностью, автобус, при­надлежащий оркестру, окон­чательно сломался. Так ор­кестр, не имевший никаких денег и предложений, оказал­ся в самом дорогом городе Штатов — Нью-Йорке. Найти свое место на джазовой сцене этой Мекки джаза сразу было практически невозможно. Музыканты оркестра были вынуждены принимать лю­бые предложения — они иг­рали как студийные музыкан­ты, поддерживали гастроль­ные туры других коллекти­вов, но тем не менее Sun Ra Arkestra жил! Постепенно, из­вестность музыкантов оркес­тра среди фри-джазового со­общества Нью-Йорка растет, их замечают уже состоявшие­ся джазовые звезды: John Coltrane, Lester Bowie, Archie Shepp и Pharaoh Sanders, ко­торый даже записался вместо John Gilmore на альбоме ор­кестра "Nothing is" для лейбла ESP.

Ведущие музыканты оркес­тра много выступали: Pat Patric записывался с Johnny Griffin,с трио Lambert- Hendricks-Bavan, и в очень важном проекте John Coltrane "Africa Brass Session". Ronnie Boykins играл с Kenny Barron в 1962 году, с Elmo Hope в 1963, с John Thicai и Archie Shepp, и даже с "Братом" Jack McDuff. Marshall Allen записывался с Paul Bley на лейбле ESP в 1964 году.

Наиболее востребованным музыкантом Arkestra был John Gilmore. Его стиль игры серь­езно повлиял на исполнитель­скую манеру John Coltrane. За­служивают серьезного внима­ния его работы с Horace Silver, Freddie Hubbard, три Paul Bley, ансамблем Art Blakey и Tommy Flanagan. Записываясь с секс­тетом McCoy Tyner, он неодно­кратно получал предложения от звукозаписывающего ги­ганта "Im-pulse!" начать соль­ную карьеру при поддержке этого лейбла. Но коллектив­ный дух Sun Ra Arkestra, и меж­галактическая идея, объеди­няющая коллектив, для боль­шинства участников была вы­ше заработков.

Вот, что об этом думали са­ми оркестранты: John Gilmore: "Мне потре­бовалось не менее шести ме­сяцев, для того, чтобы понять всю глубину, заложенную в музыке Sun Ra, ведь он был на­столько "продвинут" в плане гармонии, что люди, просто исполнявшие его музыку, не могли воспроизвести и части того, что она несла в себе. Он был первый, после Charlie Parker и Thelonious Monk, кто посвятил меня в более высо­кие формы музыки. После знакомства с Sun Ra я открыл для себя целую жизнь, не толь­ко в музыке, но и философии жизни вообще. Он в корне из­менил мою жизнь

Pat Patric: "Sun Ra был тем типом музыканта, который вдохновлял нас на постоян­ную работу над собой. Он ежечасно открывал для нас новые грани звучания наших инструментов, которые были для него абсолютно ясны. Он, может, и был очень строгим руководителем, но это не важно. Он всегда ориентиро­вался только на высокие стандарты".

В свою очередь Sun Ra, очень высоко ценил своих музыкантов, говоря о них таю "Они посланы мне...". За Нью-Йоркский период (1961-1967 годы) оркестр за­писал десять альбомов, среди которых необходимо особо выделить наиболее стилисти­чески интересные "Magic City"H "Heliocentric Worlds vol.1,2" — оценивая послед­ний альбом, можно уверенно заявить, что так еще никто не звучал. Sun Ra был абсолют­ный радикал 60-х.

Все деньги, выручаемые му­зыкантами в этот период, шли на создание собственного лейбла. Теперь, по прошест­вии многих лет, видя огром­ное количество записанных концертов, дошедших до нас во вполне удовлетворитель­ном качестве, мы можем убе­диться в правильности этого решения. Sun Ra ненавидел большие звукозаписывающие компании и общался с ними весьма недоверчиво: "Они все равно не захотят писать мою музыку такой, какая она есть. Собственная компания (на­званная "Сатурн") позволит мне, донести мою музыку для людей в первозданном виде, — а стало быть, выполнить мою миссию на земле".

Новые музыкальные идеи все чаще усаживали Ra за на­писание концептуально но­вой музыки, не всегда понят­ной для многих музыкантов. Безотносительностью своего стиля, его музыка буквально бросала вызов слушателю. Тем не менее, в 1964 году Sun Ra был официально принят в Ассоциацию Джазовых Ком­позиторов, но остался там не­замеченным "Посвященным Миссионером". Такая реак­ция вполне понятна: ведь сам он не считал себя композито­ром — он утверждал, что явля­ется только коммуникатив­ным каналом передачи энер­гии космоса. При чем здесь амбициозные степени и зва­ния? Учитывая мессианскую функцию своего присутствия на Земле, Sun Ra очень серьез­но относился к процессу со­чинения музыки: "Я должен создать звук для них. Подоб­но тому, как портной создает костюм, я должен скроить звук для человека".

В процессе репетиций он часто упрекал музыкантов, не способных точно воспроиз­вести тот или иной фрагмент мелодии — считая, что одна единственная неправильная нота может причинить вред людям, для которых предназ­начена их музыка "Великого Космического Спасения".
После 1966 года оркестр, уже зарекомендовавший себя как признанный коллектив, получил постоянную работу в клубе "Slug's Saloon" на Ист- Сайде в нескольких кварталах от дома, где Sun Ra снимал комнаты для своих оркест­рантов. Выступления прохо­дили каждый понедельник в течение 6 лет (до 1972 года), даже после их переезда в Фи­ладельфию.

Алексей ОСТАНИН



JAZZ-КВАДРАТ №4’2003




~Д СТРАНИЦА уН/У.-КИАДШ Vi '-Г''?'";




стиль
джаз
страна
США
музыкальный стиль
авангард, хард-боп

Расскажи друзьям:

Ещё из раздела композиторы, аранжировщики, бэнд-лидеры

  • стиль: этно, этно
  • страна: Франция
  • музыкальный стиль: этно-джаз
В Москву приезжает легендарный композитор и продюсер Гектор Зазу. Правда, без Бьорк, Шеба Халида, Депардье и прочих своих друзей. Московское прогрессивное студенчество, особенно в возрасте от тридцати пяти и старше заполнит до отказа ...
подробнее
  • стиль: джаз, джаз
  • автор: Наталья СИДЕЛЬНИКОВА
  • страна: Россия
  • музыкальный стиль: свинг
"Я благодарен своей судьбе за то, что я дожил до сегодняшнего дня..." Когда над страною гудели метели, Мы все из Вайнштейновской вышли шинели. Под этой шинелью скрывался не раз От выпадов злобных прекраснейший джаз. Борис Гершт Эти строки ...
подробнее
  • стиль: джаз, джаз
  • автор: Яков БАСИН
  • страна: Германия, Польша, Россия
  • музыкальный стиль: свинг
Реабилитация саксофонов Министром культуры СССР в 1954 году работал старый друг Рознера Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко. Встреча была теплой, и вскоре Рознер начал собирать свой новый оркестр. Делать аранжировки для первой программы ...
подробнее
© 2021 Jazz-квадрат
                              

Сайт работает на платформе Nestorclub.com