nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Мортон жил, Мортон жив, Мортон будет жить..(История джаза от Timeless)

стиль:

Мортон жил, Мортон жив, Мортон будет жить..(История джаза от Timeless) Больше чем через полстолетия после своей смерти в 1941 году, Джелли Ролл Мортон остается не только исполнителем, притягивающим интерес всех, кто интересуется джазовой классикой, но и одним из первых значительных джазовых композиторов. Его музыку никогда не переставали играть, и она присутствует посейчас в репертуаре практически любого диксиленда. Достаточно вспомнить "King Porter Stomp", "Wolverine Blues", "Wild Man Blues", "Milenberg Joys", а ведь это только малая часть самых известных пьес Мортона. На представляемом вам сегодня диске собраны как раз исключительно его композиции в исполнении разных ансамблей, как черных, так и белых.

В мае 1938 года Алан Ломакс, куратор музыкального фольклорного архива Библиотеки Конгресса в Вашингтоне, пригласил Мортона для того, чтобы тот записал в библиотечную коллекцию несколько фортепианных пьес и наговорил на пластинки историю своей жизни. Первоначально планировалось завершить все в один-два захода, но проект неожиданно начал разрастаться как снежный ком. Ломакс использовал портативный аппарат, делающий записи на ацетатные диски со стандартной тогда скоростью вращения 78 об/мин, и извел на весь процесс огромное количество матриц - всего получилось более восьми часов (!) записи музыки и воспоминаний.

Мортон превратил свои воспоминания в историю раннего джаза вообще и в... учебник по правильному исполнению своей музыки. Он говорил, что хороший джазовый пианист "должен уметь имитировать звучание целого оркестра". Такое требование вполне соответствует его собственному стилю как пианиста, так и композитора в целом. Его пьесы всегда задумывались для оркестрового исполнения, но превосходно звучали и в переложении для чистого фортепиано. Музыка Мортона достаточно сложна, насыщена риффами, брейками, интерлюдиями, сменами тональностей и темпа. Кстати, он особенно настойчиво предостерегал против постоянной игры в высоких темпах, каковые в его время преобладали в репертуаре большинства ансамблей. По его собственному выражению: "Не нужно разрывать своим слушателям барабанные перепонки; вам лучше немного спуститься вниз перед тем, как внезапно забраться наверх, - уподобляйте музыку процессу наполнения стакана воды".

Джелли Ролл постоянно подчеркивал, что эти правила обязательны для тех, кто хочет играть его музыку, и жаловался на многих, кто пренебрегает этими требованиями и искажает сам дух его джаза.

На данном диске собраны, пожалуй, одни из лучших чужих аранжировок пьес Мортона, сделанных с 1923 по 1941 годы. Сам он в 20-е годы также записал их со своим оркестром почти все, за исключением "Milenberg Joys" и "Windy City Blues". С последней вещью, которую на диске исполняет оркестр Джо Кандулло (Joe Candullo), связана интересная деталь. Подробный перечень исполнителей неизвестен, но зато имеются благодарности в адрес Боба Пиэри (Bob Peary), Джимми Хадсона (Jimmy Hudson) и... Фреда Джелли Ролл Мортона. Какую роль он сыграл в этом треке, не вполне ясно: партии фортепиано как таковой там не наблюдается.

Две самые ранние записи на диске сделаны в 1923 году оркестром Кинга Джо Оливера с Луи Армстронгом. Одна из этих мелодий, "London Cafe Blues", гораздо позже, в 1938 году, была заново аранжирована Лайонеллом Хэмптоном, сменила название на "Shoe Shiner's Drag" и исполнена оркестром "Hampton All Star", включавшим в себя Гарри Джеймса, Бенни Картера, Хершеля Эванса и прочих прекрасных джазменов. Эта запись также присутствует в альбоме и демонстрирует универсальность пьес Мортона, которые легко можно было приспособить для любого состава и стиля. Клод Хопкинс (Claude Hopkins) из Нью-Йорка, например, добавил в свою версию "Sweethart O'Mine" вокальную партию и... дополнительную, третью тему.

Вообще, в 20-е годы пьесы Мортона присутствовали в репертуаре большинства известных (и не очень) джаз-бэндов всей Америки - в Нью-Орлеане (NO Rythm Kings), Лос-Анджелесе (Sonny Clay), Канзасе (Bennie Moten), Сен-Луисе (Charlie Creath), Чикаго (Doc Cook), Нью-Йорке (Henry Busse). Все они записывали эти композиции в своих аранжировках. Даже в Европе, а именно в Берлине, в 1928 году бэнд "Russian North Star Orchestra" записал пьесу Мортона "Shreevepoort Stomp". Лидером этого оркестра был кларнетист и саксофонист армяно-русского происхождения Григорий Нахоньян (Gregoire Nakchounian), и, несмотря на название бэнда, все остальные его участники - европейцы: голландцы, бельгийцы, французы. Группа весьма неплохая и по звучанию не очень сильно отличается от американских, а ее пианист Жан Паке (Jean Paques) впоследствии стал одним из самых известных парижских джазменов. Пластинка с записью этой пьесы в таком исполнении принадлежит к числу самых редких и, наверное, сейчас осталась в единственном экземпляре.

"Kansas City Stomp", "Original Jelly Roll Blues" и "King Porter Stomp" принадлежат к самым ранним композициям Мортона. Часто он, чтобы подчеркнуть свой "приоритет" в изобретении джаза, даже говорил, что сочинил их еще до 1905 года, но это весьма сомнительно. Во всяком случае, история их написания в изложении автора достаточно занимательна. Первая вещь не имеет отношения к самому Канзас-Сити, а была написана во время пребывания Мортона в Тихуане, Мексика, и посвящена его другу, владельцу бара "Kansas City Bar", вторая пьеса первоначально называлась "The Chicago Blues" и исполнялась с вокальной партией, а третья была посвящена старому новоорлеанскому пианисту Портеру Кингу, которого хорошо знал и высоко ценил Джелли Ролл.

Возвращаясь к чужим аранжировкам его композиций, которым посвящен этот диск, интересно сравнить две разные версии "King Porter Stomp", сделанные бэндом "Lanin's Redheads" в 1925 году и оркестром Флетчера Хендерсона в 1932-м. Если первое исполнение вполне в духе новоорлеанских традиций и отличается только блестящей игрой Реда Николза (Red Nichols) на корнете и Миффа Моула (Miff Mole) на тромбоне, то вторая аранжировка сделана уже в духе раннего свинга, и при том достаточно нестандартно: в ней идет подряд пять (!) соло таких выдающихся исполнителей, как корнетист Бобби Старк (Bobby Stark), саксофонист Коулмен Хокинс (Coleman Hawkins), тромбонист Сэнди Уильямс (Sandy Williams), корнетист Рекс Стюарт (Rex Stewart) и тромбонист Джей Хиггинботтэм (J.C.Higginbottam). Хендерсон впоследствии сделал другую, тоже выдающуюся аранжировку этой мелодии для оркестра Бенни Гудмена, а сам Мортон говорил о нем как о мастере "перевоплощения" чужих мелодий под свой стиль.

Особняком стоит среди всех интерпретаций версия "The Pearls" в исполнении трио пианистки Мэри Лу Уильямс (Mary Lou Williams) 1938 года. Кроме того, что это единственное записанное раннее исполнение этой пьесы малым составом, так оно еще и отличается необычными, свежими для того времени гармониями. Трудно сказать, был ли доволен таким изложением Мортон, но звучание фортепиано Мэри Уильямс исключительно современное, и, не зная года записи, вполне можно отнести его к послевоенным. Но вот уж исполнением оркестром Боба Кросби "Wolverine Blues" Джелли Ролл мог бы быть вполне удовлетворен: биг-бэнд играет исключительно в новоорлеанских традициях, а о трубаче Бобе Зурке (Bob Zurke) Мортон отзывался как о "музыканте, который находится на правильном пути".

Джелли Ролл Мортон был прекрасным музыкантом и композитором, но странной личностью. Он категорически отрицал историческую ценность грампластинок и не понимал коллекционеров. "С какой стати люди потом будут интересоваться этим старьем?" - восклицал он в недоумении и рассматривал записи только как сиюминутную моду и способ заработка. Кто знает, если бы Мортон придавал грампластинкам больше значения, то он, а не "Original Dixieland Jass Band", вполне мог стать первым джазменом, сделавшим свои записи, ведь перед началом двадцатых его знали почти по всей Америке благодаря постоянным разъездам, а авторитетом музыканта он тоже обладал в полной мере. Но - не судьба, и во многом благодаря собственной непрозорливости.

В 1993 году компания "Rounder Records" по договоренности с Библиотекой Конгресса США переиздала музыкальную часть его архива, записанную Аланом Ломаксом в 1938 году. Сольное наследство оказалось немалым и поместилось только на четырех компакт-дисках. Частично эти записи выпускались и раньше, но "Rounder" впервые отважился издать те песни, которые прежде не решались представить широкой публике из-за того, что они были обильно "пересыпаны" непристойностями.

Мортон давал интервью не только Ломаксу. В 1941 году два молодых джазфэна, Дэвид Стюарт и Чарлз Кэмпбелл, разыскали его в Лос-Анджелесе и уговорили рассказать им о раннем Нью-Орлеане. Они даже регулярно вели стенограммы этих интервью, во многом, как потом обнаружил Кэмпбелл, повторяющих записи для библиотеки Конгресса. По воспоминаниям двух друзей, Джелли Ролл беседовал с удовольствием, дал согласие на ведение стенограммы и иногда приглашал их к себе домой, где немного музицировал, подражая старым исполнителям, о ком он говорил. Он показывал молодым людям интересные документы, вроде финансового отчета из фирмы "Victor Records", где отмечалось, что авторские отчисления в его пользу за исполнение оркестром Бенни Гудмена композиции "King Porter Stomp" за 1940 год составили... 25 долларов. И это при том, что пьеса была бестселлером!

Мортон подтверждал свою репутацию чудака и нонконформиста, рассказывая об известных джазменах и своих друзьях, к которым как музыкантам он питал гораздо большее уважение. Так, например, пианист Тони Джексон, никогда не записывавшийся, был единственным исполнителем на этом инструменте, о котором Джелли Ролл говорил поистине с благоговением, а об Эрле Хайнсе отзывался пренебрежительно и добавил, что "я неоднократно в Чикаго пытался вызвать его на соревнование, но тот всегда увиливал". Также он утверждал, что корнетист Джордж Митчелл (George Mitchell) и кларнетист Омер Саймен (Homer Simeon), с которыми он вместе играл в своем бэнде "Red Hot Peppers", были лучшими солистами, чем Армстронг и Сидней Беше.

Самодеятельным интервьюерам удалось добраться вместе с Мортоном до событий 1912 года, а потом он тяжело заболел. Кэмпбелл навещал его в небольшом частном госпитале на Центральной авеню Лос-Анджелеса, они надеялись на поправку и даже назначали дату новых встреч. Однако этому не суждено было случиться - состояние больного ухудшалось, его перевели в центральный госпиталь графства, и там он умер 10 июля 1941 года.

Друзья хотели подготовить публикацию в одном из джазовых журналов по расшифрованным стенограммам бесед с Мортоном, но тут грянула война и оба они ушли в армию. Так получилось, что все материалы, собранные ими, пропали, и осталась только память об этом несгибаемом, гордом, эксцентричном, но исключительно талантливом музыканте. Когда компания "Timeless Records" приступила к работе над диском с историческими записями, посвященным творчеству Джелли Ролл Мортона, Чарлз Кэмпбелл записал то, что сохранилось в памяти о давних встречах с ним, и всю историю целиком вы можете прочитать в "liner notes" к этому диску.

Подготовил Евгений ДОЛГИХ


авторы
Евгений ДОЛГИХ
музыкальный стиль
традиционный джаз
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела история джаза
Портрет неизвестного с трубой (История джаза от Timeless) Чарльстономания (История джаза от Timeless) Британские раритеты (История джаза от Timeless) Оригинал из Нью-Йорка (История джаза от Timeless)
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com