nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Оригинал из Нью-Йорка (История джаза от Timeless)

стиль:

Оригинал из Нью-Йорка (История джаза от Timeless)
Нельзя сказать, что имя Адриана Роллини (Adrian Rollini) начисто забыто джазовыми историками. Книги, рассказывающие о традиционном джазе, не обходятся без его упоминания. Но, как правило, звучит это имя в длинном ряду, перечисляющем "и других"; его редко удостаивают чего-то большего, чем пары страничек или двух-трех абзацев. По большому счету это резонно, Адриан Роллини не принадлежал к числу гигантов джаза. Тем не менее, если бы многочисленные анкеты типа даунбитовских имели оттенок ретро, он был бы одним из главных претендентов на победу в категории "талант, заслуживающий большего внимания". Среди нью-йоркских джазменов двадцатых годов трудно найти более образованного и уж во всяком случае более оригинального музыканта.

Роллини родился тоже в Нью-Йорке в 1904 году. С юных лет он играл на традиционном рояле и весьма диковинном в те годы ксилофоне. Но в историю джаза он вошел, в первую очередь, как чуть ли не единственный (можно вспомнить еще лишь Бойда Рэйберна) мастер игры на бас-саксофоне. И сегодня изредка ансамбли традиционного джаза для вящей приманки публики демонстрируют на сцене этот громоздкий и неуклюжий инструмент. Но это большей частью все же просто трюкачество. Струнный бас царствует на современной джазовой сцене безраздельно. Но для Роллини игра на бас-саксе вовсе не была трюком. Адриан великолепно владел этим монструозным представителем саксофонного семейства и мастерски свинговал на нем. Гигант бас-саксофон в его руках напоминал крупного хищника, льва или тигра, безропотно подчиняющегося искусному дрессировщику. Ритм, который задавал группе Роллини, был столь безукоризнен, а его игра столь естественна, что невольно удивляешься, почему у него не нашлось последователей. Впрочем, почему же не нашлось: Джеймс Коллиер свидетельствует, что сам Коулмэн Хокинс восхищался техникой Роллини и даже играл какое-то время на бас-саксофоне. Однако... Хокинс стал Хокинсом, а Роллини остался известен лишь неширокому кругу специалистов...

Но и это еще не все. Экстравагантный любитель звуковой экзотики, Роллини занимался еще и конструированием новых музыкальных инструментов. Он изобрел, к примеру, мини-кларнет с очень высоким пронзительным голосом, назвав его, не без юмора, "хот фаунтин-пэн" (дословно: "горячая авторучка"). Изобрел он и гуфус - гибрид губной гармоники (по внешнему виду) и саксофона (по тембру звучания). Увы, применение этих инструментов так и осталось уделом самого изобретателя. Игру Адриана Роллини на гуфусе и бас-саксофоне можно услышать на двух очередных дисках исторической серии "Timeless".

Безусловно, музыка и "Little Ramblers", и "Goofus Five" интересна и сама по себе. Но возможность познакомиться с уникальным звучанием Адриана Роллини позволила и объединить обзор обоих дисков в одном материале, и сделать оригинала из Нью-Йорка его центральной фигурой.

...В начале двадцатых Роллини работал в танцевальном оркестре "California Ramblers". Этот состав был весьма популярен, много записывался на фирме "Columbia", да и на других фирмах под другими названиями. Как показывает его история, традиция выделения малых составов внутри больших бэндов родилась не вчера. Ритм-группа в составе Роллини, пианиста Ирвина Бродского (Irvin Brodsky) и исполнителя на банджо Томми Феллина (Tommy Felline) стала ядром малого ансамбля чисто студийного характера, работавшего для той же "Columbia" под названием "Little Ramblers". Состав его варьировался от пяти до восьми человек, часто в записях принимали участие и музыканты, не имевшие отношения к "родительскому" оркестру.

В самых первых сессиях, осенью 1924г., включенных в CD "The Little Ramblers", еще не участвовал Феллин, а Роллини играл только на гуфусе. Здесь очень заметен барабанщик Стен Кинг (Stan King), помимо своих непосредственных обязанностей солирующий на казу, а главное - ставший вокалистом ансамбля. Бесстрастная запись фиксирует крушение распространенной легенды (автору этих строк также доводилось ее упоминать) об изобретении скэт-вокала Луисом Армстронгом в середине 20-х. 18 сентября 1924г., исполняя "Deep Blue Sea Blues" и "I'm Satisfied Beside That Sweetie Of Mine", Кинг демонстрирует пусть не очень выразительный, но вполне однозначный скэт. Это стоит послушать!

Как, безусловно, стоит послушать и короткие, но выразительные брейки Роллини, взявшего в руки бас-саксофон в двух пьесах, записанных в следующей сессии, - "Those Panama Mamas" и чрезвычайно популярной в двадцатые годы (и не раз упоминавшейся нами в связи с другими дисками исторической серии) композиции чикагского композитора и бэнд-лидера Элмера Шебеля (Elmer Schoebel) "Prince Of Wails".

В записях "Little Ramblers" 1925 года (как, впрочем, и позже) постоянно играет мощная ритм-группа Роллини-Бродски-Феллин. Среди же солистов появляются музыканты, известные среди поклонников джаза гораздо в большей степени, чем Адриан Роллини, - трубач Ред Николс (Red Nichols) и братья Дорси.

Николс, очень техничный музыкант, обладавший легким и элегантным звучанием, был самым популярным белым трубачом в Нью-Йорке двадцатых годов. Его безукоризненные соло в "Cross Words Between My Sweetie And Me" или в "Don't Bring Lulu" очаровывают и сегодня. Однако в искусстве подлинно джазовой импровизации он достаточно далек как от чернокожих трубачей оливеровско-армстронговской школы, так и от первого великого белого трубача Бикса Бейдербека.

Томми Дорси (Tommy Dorsey) участвовал в трех сессиях 1925 года (март, июнь и июль). В целом ряде пьес его тромбон вступает в очень интересные дуэты с бас-саксофоном Роллини, когда низкие голоса их инструментов эффектно оттеняют сольные партии трубы Николса или старшего брата Томми, Джимми Дорси, игравшего на кларнете и альт-саксофоне.

Звучание инструментов и братьев Дорси, и Николса, и, разумеется, Роллини становится гораздо ярче в пьесе "Look Who's Here!" и во всех последующих. Именно при записи этой композиции фирма "Columbia" применила новую, более совершенную электрическую технологию звукозаписи, что не замедлило сказаться на качестве звука.

Гораздо "слышнее" стали и вокалисты, участвовавшие в большинстве записанных ансамблем композиций. С "Little Ramblers" пели исключительно вокалисты-мужчины: Артур Холл (Arthur Hall), Артур Филдс (Arthur Fields) и Эд Киркеби (Ed Kirkeby). На фигуре последнего стоит остановиться чуть подробнее. Киркеби поет, и поет не слишком уверенно, в двух композициях, записанных в августе 1926 года: "And Then I Forget" и "My Cutey's Due At Two-To-Two Today". Главные таланты Киркеби лежали в другой области, кстати, не менее важной для джаза: он был менеджером и "California Ramblers", и "Little Ramblers", а позже работал с Фэтсом Уоллером, имел собственную издательскую фирму, торговое агентство и даже проявил себя как литератор, написав обстоятельную биографию Фэтса. Так получилось, что именно острая деловая хватка Эда Киркеби помогла осуществиться записям, где наиболее ярко раскрылся талант Роллини - бас-саксофониста.

Слушая композиции с CD "The Little Ramblers" не выборочно, а подряд, сразу ощущаешь, насколько увереннее стал справляться со своим инструментом Адриан Роллини в 1926 - 27 годах. Все чаще он играет не только короткие брейки, но и отваживается на развернутые сольные импровизации отменного качества - достаточно послушать, к примеру, "Here Comes Malinda" или "And Than I Forget". В июле 1927 года "Little Ramblers" со своей неизменной ритм-группой и трубачом Челси Куили (Chelsey Quealey) записывают инструментальные пьесы "Play It, Red" и "Swamp Blues", ставшие последними в недолгой истории этого коллектива. Забавно, что в этих записях Роллини вновь, после большого перерыва, играет не только на бас-саксофоне, но и на гуфусе, с которым он участвовал в первых записях группы. Почему эти записи оказались последними - речь впереди. А пока обратимся ко второму компакт-диску и к другому ансамблю, где играл Адриан Роллини.

Предприимчивый Киркеби с удовольствием записывал бы своих музыкантов почаще. И так как целый ряд фирм звукозаписи проявлял интерес к музыке, исполнявшейся Роллини и его коллегами, то был найден легкий простейший способ обойти условия контракта с "Columbia". "Little Ramblers" стали записываться у фирм-конкурентов под псевдонимами. Для фирмы "Pathe" ансамбль стал называться "Five Birmingham Babies", а для "OKeh" он превратился в "Goofus Five". Именно этому ансамблю и посвящен отдельный диск исторической серии "Timeless".

Для нас (надеемся, что и для вас) наиболее удобным представляется последовательный рассказ о составах, в которых играл Адриан Роллини. В жизни же в 1926-27 годах деятельность и "Little Ramblers", и "Goofus Five" протекала параллельно, сессии звукозаписи на "Columbia" и "OKeh" чередовались друг с другом. Как уже говорилось выше, в эти годы Роллини играл на бас-саксе особенно здорово, и не зря его записи с "Goofus Five" считаются наиболее яркими.

В этом ансамбле он был явным лидером, что подчеркнуто и названием, где упомянут один из его "фирменных" инструментов. Другое дело, что оказалось оно на редкость неточным. Хотя Роллини играл в этих записях и на гуфусе, но основным его инструментом оставался все же бас-саксофон. Кроме того, ансамбль, несмотря на цифру "пять" в названии, реально не был квинтетом. В записях всегда участвовало семь или восемь музыкантов, да еще часто прибавлялись и вокалисты.

Стартовал "Goofus Five" в мае 1926 года, когда в одной из нью-йоркских студий фирмы "OKeh" (надо сказать, что все записи, воспроизведенные на обоих компактах, производились только в Нью-Йорке) были записаны "Poor Papa (He's Got Nothing At All)" и пьеса темнокожего композитора Масео Пинкарда "I Wonder What's Become Of Joe?".

Рядом с Роллини были его неизменные коллеги Бродски и Феллин, за ударными сидел Херб Вейль (Herb Weil), играла также внушительная духовая секция, сотрудничавшая и с "Little Ramb-lers": трубач Куили, тромбонист Эйби Линкольн (Abe Lincoln), кларнетист и саксофонист Бобби Дэвис (Bobby Davis), а также еще один саксофонист, тенорист Сэм Руби (Sam Ruby).

В двадцати четырех пьесах, записанных "Goofus Five", Роллини действительно безупречен. Он педантично накачивает ритм своим духовым басом, в одной из сессий (апрель 1927г.) он заменяет бас-саксофоном еще и тромбон (Линкольн к тому времени расстался с группой, и ему на смену чуть позже пришел Эл Филберн), он играет короткие соло, наконец, он добавляет неповторимые краски в общее звучание духовой пачки. В ряде пьес можно услышать и своеобразный по тембру звук гуфуса. Особенно эффектно этот инструмент звучит в "Lazy Weather".

И Дэвис, и Куили, и Линкольн с Филберном были хорошими профессионалами, возможно, лишь элементов новизны в их игре было слишком мало, чтобы прочно остаться в истории джаза. Тем не менее их имена, благодаря записям, сохраненным для нас Крисом Барбером и ставшим раритетами, навсегда связаны с одним из самых оригинальных джазовых коллективов своего времени. Кстати, о раритетах. Если верить автору "liner notes" альбома Брайану Русту, стоимость самих этих старых пластинок выпуска 1926-27 гг. возросла за прошедшие семьдесят лет в сто тридцать раз (с 15 пенсов до 20 фунтов)!

Но вернемся к самим записям. Что же исполняли Роллини и его коллеги? Поп-музыку. Они придавали истинно джазовую пульсацию популярным, танцевальным, в первую очередь, мелодиям, сочинявшимся американскими добрынинами и николаевыми того времени: Гарри Вудсом ("Poor Papa..."), Гарри Уорреном ("Ya Gotta Know How To Love"), Уолтером Дональдсоном ("Where'd You Get Those Eyes?") и другими. Благодаря композиции "I Wish I Could Shimmy Like My Sister Kate" мне, к примеру, удалось, наконец, узнать, как выглядел популярный в двадцатых годах танец шимми, любовью к которому И.Ильф и Евг.Петров наделили главного героя своих "Двенадцати стульев" Остапа Бендера.

Почти в половине композиций звучит и человеческий голос. Среди вокалистов, выступавших в "Goofus Five" под псевдонимами (очевидно, опять-таки из-за различных проблем с контрактами), громких имен также нет. Это все тот же Киркеби и двое других вокалистов того же уровня. Но в последней для ансамбля сессии (август 1927г.) с ним впервые записывается певица Бет Челлис (Bet Challis), вскоре после этого уехавшая выступать в Европу, в Лондон.

Мы подходим к концу нашей истории. Туманный Альбион соблазнил и ее главного героя. По приглашению филиппинца Фреда Элизальде (Fred Elizalde) Адриан Роллини, Бобби Дэвис и Челси Куили отправляются за океан, играть в одном из первых европейских джазовых оркестров. С 1 января 1928г. бэнд Элизальде регулярно начал играть в одном из лондонских отелей. Роллини вернулся в Штаты только к концу 1929 года. Кризис уже грянул (после 17 августа 1998г. нам как-то стало понятнее, что это значит). Ни один из его прежних коллективов больше не возродился. Изменились и вкусы публики.

Но Роллини не ушел из музыки. Он активно работал и в 30-х, и в 40-х годах, руководил собственными составами, играл в различных оркестрах. Только вот и гуфус, и бас-саксофон теперь оказались невостребованными. Роллини теперь играл преимущественно на вибрафоне, ксилофоне, рояле. К пятидесятым годам занятия музыкой он все же оставил. Умер Адриан Роллини в 1956 г., еще весьма нестарым человеком. Оба посвященных ему диска фирмы "Timeless" - отличный памятник незаурядному джазовому музыканту.

Подготовил Леонид АУСКЕРН


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
традиционный джаз
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела история джаза
Алекс Хилл - Возвращение из небытия (История джаза от Timeless) Калифорнийские бродяги из Нью-Йорка (История джаза от Timeless) Блестящая свита и ее забытый король (История джаза от Timeless) Портрет неизвестного с трубой (История джаза от Timeless)
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com