nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Christmas Blues Party

стиль:

Christmas Blues Party
SVET & AL BOOGIE BAND — возможно, самый яркий блюзовый коллектив Мин­ска на сегодняшний день, хо­рошо знакомый столичным поклонникам настоящего, "корневого" блюза. Дельта- блюз, буги-вуги, чикагский блюз, акустические блюзо­вые стандарты 30-х и 40-х — все это, сыгранное с непод­дельной радостью, озорст­вом, зажигательно, в агрес­сивно-чувственной манере, несомненно — фирменный знак SVET & AL BOOGIE BAND. Несмотря на моло­дость коллектива, SVET & AL BOGGIE BAND успели при­нять участие в нескольких блюзовых фестивалях, и вме­сте с присоединившимся во­калистом Биг Вэлом (Big Val) в составе проекта BIG VAL, SVET & AL заняли первое мес­то на XIII Международном фестивале "Noe bluesowa" (Рава Мазовецка, Польша). Состав: Svet — губная гармоника, вокал, фортепиано; А1 — ак.гитара, слайд-ги­тара, эл. гитара Fen-der'72 Tele; Артем Гаврюшин — кон­трабас; Сергей Котляров — бара­баны, стиральная доска.


PROUD MARY—талант­ливый акустический блю­зовый, дуэт Каролины и Александры из Польши. Тоже молодой коллектив, исполняющий стандарты архаичного кантри-блюза 20-х, 30-х годов.Польские музыкальные критики среди особеннос­тей коллектива отмечают уникальное, высокотех­ничное владение гитарой, с Использованием при­емов bottleneck, fingerpik- ing; а также сильный и действительно по-настоя­щему блюзовый вокал Ка­ролины. PROUD MARY по­знакомились с BIG VAL, SVET&AL на фестивале "Zaduszki Blue-sowe" {Бе­лосток, Польша), где вы­ступали на одной сцене, после чего Свет пригласил Каролину и Александру в Минск — выступить с не­сколькими концертами..Состав:Каролина Кориат (Karo­lina Koriatj — вокал, ак. ги­тара; Александра Семенюк (Aleksandra Siemieniuk) — акустическая гитара, слайд-гитара.


Часть 1. Christmas Blues Party.


20 декабря 2003 года. В восемь часов "Граффити" начинает набиваться поклонниками блюза. За одним из столиков — Дмитрий Подберезский, медитативно грызущий суха­рики. Мимо раз пятнадцать проносится Свет — аккурат­но причесанный, в шикарных подтяжках, со знаменитым медицинским чемоданчиком в руках, в котором, заботливо уложенные среди поролоно­вых подушечек, — многочис­ленные губные гармоники. "У нас был план — сломать стен­ки здесь, бар поставить здесь", — делится соображениями кардинального переустрой­ства клуба арт-директор Паша. Подберезский подходит к пи­анино, и задумчиво изучает располо­жение клавиш. "Дима, сыграй что- нибудь!" — просят его. Подберезский в шутку берет ак­корд, поясняя: "Авангард". "Изве­стный музыкаль­ный журналист, — шепчет кому-то Паша, — с Финбергом судился".

Наступает тор­жественная тиши­на. Паша поздрав­ляет всех с Рожде­ством. Затем на сцене появляются PROUD MARY. К микрофону подхо­дит Каролина, во­калистка дуэта, а Александр Олей­ник, представляю­щий в клубе техни­ческую службу коллектива SVET & AL BOOGIE BAND, переводит: "...арха­ичные блюзы 20-х годов...", "...попы­таемся интерпретировать их по- своему...".

PROUD MARY начинают с прон­зительной "Love In Vain" Роберта Джонсона (Robert Johnson), испол­ненной в особенной, экспрессивной манере. Каролина поет хриплым, буд­то сорванным голосом. Броса­ется в глаза великолепное владение гитарой — инстру­мент ежесекундно просто взрывается точно отмерен­ными каскадами и каплями настоящего блюзового саун­да. Первое впечатление по­трясающее! "And I followed her to the station, with a suitcase in my hand", — несомненно, дух Роберта Джонсона живет в каждом таком исполнении его вещей — талантливом, прочувствованном всем серд­цем.

Дальше — "Nobody Fault But Mine" Блайнд Вилли Джонсона (Blind Willie John­son), получившей в 1975 году второе рождение в исполне­нии LED ZEPPELIN. В этой композиции уже можно оце­нить вокал Каролины во всей красе: в отдельных моментах, где, наверняка, даже Роберт Плант (Robert Plant) мог испы­тывать затруднения, голос Каролины звучит сильно и уверенно. Похоже, у PROUD MARY впереди большая и ин­тересная музыкальная карье­ра.

"Song about jealousy", — объявляет Каролина. Снова Роберт Джонсон. Удивитель­но -PROUD MARY создают в клубе такую атмосферу, что все, включая их самих, транс­формируется и видоизменя­ется прямо на глазах. Это на­стоящий шаманизм, это и есть настоящее исполнение блюза — когда бэнд выступа­ет просто проводником, и по­средством голоса и гитары со слушателем разговаривают боги блюза — Роберт Джон­сон, Скип Джеймс, Мадди Уо­терс ... Когда это заметно даже в движениях исполнителя, в чертах его лица, мимике, жес­тах, тогда уже нет смысла го­ворить об уровне игры, вока­ла; это уже за пределами про­сто музыки, это — из области сакрального.

"Если ты белый — то все в порядке, если коричневый — ты больной, прокаженный. Если черный — ты должен убираться прочь", — рефрен следующей композиции, "Black, Brown and White". Александра и Каролина под­держивают друг друга редкими одобрительными кивками и улыбкой. Они блестяще ра­ботают в дуэте: красиво, тех­нично, слаженно, как единый организм.

"Граффити" очаровано PROUD MARY, околдовано PROUD MARY и сражено пре­красными польскими гостья­ми наповал: собравшийся на­род во время исполнения каждой новой композиции гипнотически прикован взо­рами к сцене. Он давно забыл о пиве, сухариках и кальма­рах, а в перерывах между композициями взрывается неистовыми апплодисментами и воплями (почему-то на- французском): "PROUD MARY! Je t'aime! Je t'aime!"

Следующая композиция, представленная бэндом PROUD MARY — госпел Ро­берта Джонсона, исполнен­ный Александрой сольно, на nation steel guitar. Каролина сидит рядом и в такт покачива­ет головой. Кажется, что все вокруг существует в ритме джонсоновской гармонии: по­качиваются слушатели, лопас­ти вентилятора под потолком и даже еловые ветви. Звук гита­ры гулко разливается по поме­щению, заполняя его целиком.

PROUD MARY выдают блюз за блюзом. В каждом за­ключена история жизни че­ловека с черным цветом ко­жи, рожденного в Америке, — история, одна другой тра­гичнее и пронзительнее. Уме­ние подать каждый такой, по­ложенный на музыку, рас­сказ так, чтобы слушатель прочувствовал его всей ду­шой, всем сердцем — настоя­щее искусство, настоящий та­лант. PROUD MARY, несомненно, таким талантом обладают в полной мере.

В завершение PROUD MARY исполняют "Illinoys Blues" Скипа Джеймса (Skip James) — композицию, пове­ствующую о тяжелом пути негров, бегущих с южных плантаций Иллинойса из-за невыносимого существова­ния, изнурительного рабства и жестокого угнетения к сво­боде — на север, в Чикаго. За пультом — совершенно за­гипнотизированный Свет (SVET&AL BOOGIE BAND).Он прекрасно знал, какого уровня бэнд пригласил в Минск, но такого праздника (именно — праздника!) блюза и сам не ожидал...

Во время перерыва диски PROUD MARY раскупаются ошеломленными посетителя­ми за десять минут.
Во втором отделении кон­церта — SVET & AL BOOGIE BAND. Свет в своей знамени­той шляпе. Перед началом вы­ступления он признается: "Только что происходило вол­шебство. Мы — самые счаст­ливые люди на Земле".

Воздух взрывается неисто­вой "Everything Gonna Be Alright" Мадди Уотерса (Mud­dy Waters) — Свет грохочет по клавишами, и на весь клуб де­моном ревет агрессивный ма­нифест, приговор и ультима­тум, который Мадди Уотерс предложил всему миру. "For you, my darling, I make all I can" — бормочет в мик­рофон Свет. Сы­рой, по-гаражному грязный, древний, как сама Миссиси­пи, блюз. Все со­бравшиеся встре­чают шумными ап­лодисментами пер­вое за вечер его со­ло на губной гармо­нике. Мягкая, ин­теллигентная, гита­ра АГа; безумие, извергающееся из деревянной утро­бы контрабаса Ар­тема Гаврюшина, барабаны Сергея Котлярова — все вместе создают сногсшибательный эффект.

Как и PROUD MARY, SVET&AL BOOGIE BAND — проводники, наде­ленные особым да­ром разговаривать голосами давно умерших музыкан­тов и извлекать му­зыку их пальцами и легкими. Два кол­лектива, два начала — два способа под­ключиться к миру блюза: один — мяг­кий и спокойный, другой — неисто­вый, тяжелый и аг­рессивный, смета­ющий все на пути.

Начинается обещанный джем — к музыкантам SVET& AL BOOGIE BAND присоеди­няется сначала Александра с гитарой, а потом и Каролина. Начинается разгар "Christmas Blues Party" — покачиваясь из стороны в сторону, блюзовый поезд поднимается над рель­сами и взмывает в высь. Опи­сать это музыкальное безу­мие невозможно: "veselle bluesovo", Вилли Диксон (Willie Dixone) и полумрак, гитары, барабаны, контрабас и губная гармоника, всякий раз встречаемая экстатичес­кими возгласами публики.

Часть 2 PROUD MARY


Расскажите, как вы откры­ли для себя блюз.

Каролина: Еще в средней школе. мне очень нравились старые блюзовые записи... Однажды услышав их, я была потрясена. Кроме того, мои старшие друзья слушали именно такую музыку. Не удивительно, что блюз был моей музыкой с самого нача­ла.

Александра: Если честно, раньше я увлекалась альтер­нативным роком: METALLIСА, NIRVANA... Мне нрави­лось звучание гитары в этой музыке, я слушала именно ги­таристов. А потом открыла для себя блюз, открыла совер­шенно внезапно, и — занима­юсь им до сих пор.

Кого вы считаете своими учителями в музыке, кто для вас ориентир?


Каролина: Безусловно, Ро­берт Джонсон (Robert John­son). Это не только великий блюзовый гитарист, замеча­тельный вокалист, но и вели­колепный поэт, великолеп­ный актер. То, что он делал — настоящая поэзия,

Александра: Скип Джеймс (Skip James). Я могу бесконеч­но копировать ого гитарный стиль, стиль Роберта Джонсо­на, других легендарных блю­зовых исполнителей — но все равно не смогу играть так же, как играли они. Кроме того, что они великие мастера, они - мужчины. Я просто не смо­гу... Те же ноты у меня всегда будут звучать по-другому — мягче, даже если я со всех сил буду лупить по струнам. Из слайд-гитаристов — это Кэт- фиш Кейт (Catfish Keith).

Александра, расскажите о вашей гитаре.


(Улыбается.) Металличес­кий корпус? Это медь с нике­левым покрытием. В корпусе установлен резонатор, такая гитара работает, как банджо — и звучит, соответственно, в два раза громче обычной аку­стической гитары. Слышите? (Берет аккорд.) Ее изобрел в 1927 году один словацкий им­мигрант, который обосновал­ся в Калифорнии. Лицензия на изготовление принадле­жит компании DOPHERA BROTHERS. От первых букв марки такие гитары часто на­зывают DOBRO...

А], гитарист SVET&AL BOO­GIE BAND: Этот инструмент был популярен в конце 20-х?

Александра: Нет, это был очень дорогой инструмент. Из-за высокой стоимости ги­тары DOBRO не получили ши­рокого распространения.

А как сейчас обстоят дела с DOBRO в музыкальном мире? Проводятся ли специальные фестивали, посвященные это­му инструменту, существуют ли энтузиасты DOBRO-гитары?


Александра: О да, конечно. На одном из таких фестива­лей мы были с Каролиной — правда, не в качестве участ­ников, а как гости. Фестиваль проходил в Словакии, летом 2002 года. Он назывался "DOBRO-FEST". На нем цари­ла абсолютно дружеская, теплая атмосфера. Там мы по­знакомились с Бобом Бросманом (Bob Brosman). Он предложил нам пройти у него курс игры на гитаре. Мы от­вета mi, что у нас нет таких де- нег — стоимость гитарной школы Бросмана около 1000 долларов. Тогда, внимательно послушав нашу игру, он пред- ложил нам стипендию на про­хождение своего "Курса аку­стической блюзовой гитары и слайд-гитары" в Нью-Йор­ке. Мы не могли даже мечтать о таком!

А1 поясняет: Боб Бросман — известнейший среди музы­кантов, исполняющих арха­ичный блюз. Он — один из не­многих, кто очень серьезно и с огромным энтузиазмом за­нимается поддержкой тради­ционной, старой музыки — издание нот, гитарных школ... Бросман —- огромный автори­тет в этой области; он дейст­вительно занимается нуж- ’ ным и хорошим делом. Его ги­тарные школы очень дорога, но, при этом, не менее попу­лярны. Это действительно ог­ромная удача, что Александра и Каролина его встретили.

В каких блюзовых фестива­лях вы участвовали?


Каролина: Наш дуэт слиш­ком молодой для крупный фе­стивалей — мы существуем всего два года. Участвовали лишь в нескольких. На одном из них, "XXI Festiwal Rawa Blues 2001", наш PROUD MARY был отмечен за "вер­ность традиции, мастерство и оригинальную манеру испол­нения".

Чем вы увлекаетесь, кроме блюза?


Каролина: Хобби? Я люблю читать, рисовать... Особенно читать — мне очень нравится Грэм Грин.

Александра: Свободного времени у меня почти нет — я постоянно занята либо игрой на гитаре, либо учебой (Алек­сандра изучает историю ис­кусства, Каролина учится на социолога — прим. М.И.). Еще я часто сотрудничаю с организаторами различных фестивалей, выставок фото­графий. Музыка, которую я исполняю там, не всегда блюз —чаще просто приятный фон для визуального ряда.

Как вы познакомились друг с другом?


Каролина: Это произошло в летнем горном лагере. До само­го последнего дня мы с Алек­сандрой даже не знали о суще­ствовании друг друга. В послед­ний день все отправились на дискотеку—вышло так, что ос­тались только мы. Разговори­лись и узнали, что обе увлека­емся игрой на гитаре. Мы при­несли наши инструменты и стали играть вместе.

Александра: Да, мы просто играли вместе. Сначала петь пробовала я, но у меня ничего не выходило. У Каролины по­лучалось гораздо лучше. С тех пор в нашем дуэте поет Каро­лина, а я играю на гитаре.

Какую музыку, кроме блю­зовой, вы предпочитаете?


Александра: В основном "тяжелую" — METALLICA, SOUNDGARDEN. Еще джаз — Телониус Монк (Thelonious Monk).

Каролина: Боб Дилан (Bob Dylan), Том Уэйте (Тот Waits). Очень люблю стран­ную музыку. И конечно джаз — Кассандра Уилсон (Cassan­dra Wilson), например.

В Польше вы в основном иг­раете в клубах. Что это дает?


Александра: Пиво! (Смеет­ся.)

Каролина (серьезно): Да, мы часто выступаем в пабах и клубах по всей Польше. Это огромное удовольствие — ви­деть людей, которые слушают нас. Все внимательно слуша­ют нас. В маленьких клубах все друг другу друзья... Кроме того, во время выступлений обычно хорошо продаются наши диски, часто приглаша­ют для выступлений в других городах. Мне кажется, это хо­рошая школа—мы учимся иг­рать для людей, играя для лю­дей.

Александра: Выступление в маленьком клубе—это совсем не то, что на фестивале. Налю- бом фестивале все звезды — большие звезды, маленькие звезды... А в клубе, или в пабе — ничего подобного, там уста­навливается настоящий кон­такт с людьми, которые при­шли тебя послушать.

В Польше блюз так же "эли­тарен", как на Беларуси, или распространен куда больше?


Каролина: Блюз очень по­пулярен на юге Польши — в Силезии, например. И в цент­ре страны, где огромные тер­ритории, маленькие городки и в каждом — свой паб. К тому же в Польше очень часто про­водятся летние блюзовые фе­стивали. Обычно, такие фес­тивали — очень серьезное ме­роприятие, участники приез­жают из Голландии, Герма­нии, других европейских стран, из Америки. Они длят­ся, как правило, три дня, и на них люди приезжают целыми семьями. Их проведение очень выгодно и привлекает крупные польские компании выступать спонсорами фес­тивалей.

Александра: Кроме того, на летних блюзовых фестивалях люди часто впервые знако­мятся с архаичным блюзом. Многие приходили на наши выступления еще и еще, хотя признавались, что до этого да­же не знали о существовании такой музыки.

Каковы ваши впечатления от Беларуси?


Каролина: В Беларуси я чувствую себя очень хорошо, мне здесь нравится, все ка­жется знакомым: как будто я бывала здесь раньше. У вас все, как и в Польше, только буквы другие. И люди очень дружелюбные.

Приезжайте к нам еще!-

Максим ИВАЩЕНКО

Автор выражает благодар­ность Al'y за неоценимую по­мощь при подготовке мате­риала.



-
IAZZ-КВАДРАТ №6 (48)'2003


авторы
Максим ИВАЩЕНКО
музыкальный стиль
блюз Дельты, кантри-блюз, чикагский блюз
страна
Беларусь, Польша
Расскажи друзьям:

Еще из раздела концерты 2001 - 2003 года
Даниил Крамер и Феликс Лахути Chick Corea - Чик Кориа в Москве: как это было "Саксофонные маньяки" - начало положено Billy Cobham в Сибири: немного истории
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com