nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Камерата - Этот коллектив вас еще удивит

стиль:

Камерата - Этот коллектив вас еще удивит
Мы сидим с Игорем Мельниковым, руководителем вокальной группы "Камерата" в холле минской филармонии. Просторный зал, такой шумный перед концертами, сейчас погружен в полумрак. Вежливые уборщицы протирают паркет. Репетиция закончилась и можно идти домой. Но Игорь совершенно не спешит. В репетиционной комнате Игорь Шлопак, бессменный звукорежиссер коллектива, отслушивает фонограммы. И этой работы им двоим хватит еще надолго.У нас выходит довольно интересный разговор. Вроде бы я пришел брать интервью для журнала "JAZZ-квадрат", но поскольку мы знакомы уже много лет и история "Камераты" с самого начала проходила перед моими глазами, получается не столько интервью, сколько "вечер воспоминаний".

Началось все примерно 10 лет назад, когда выпускник Московской консерватории Олег Шикунов приехал в Минск. Он был удивительно одаренным человеком: хорошо рисовал, лепил, сочинял стихи, занимался многими видами спорта. Но главных талантов было два: он был высококлассным музыкантом и обладал какой-то невероятной, вулканической энергией. Конечно же, он не мог ограничиться просто преподаванием в музыкальном лицее при консерватории. Слишком много разной музыки хотелось исполнить. И особенно той, что не входит в программы даже специальных заведений.

Где-то в конце октября 1986 года в холле Художественного музея состоялся первый концерт вокального коллектива под управлением Олега Шикунова. Названия еще никакого не было, а был просто квартет из преподавателей лицея. Пели исключительно классический репертуар — то, чему учили в консерватории. На слушателей исполнение особого впечатление не произвело, зато в музыкальных кругах города эффект был исключительным. Вокалисты проявили к начинанию исключительный интерес. Шикунов охотно принимал в свой коллектив новых исполнителей и вскоре квартет разросся до размеров довольно приличного хора — человек 25. Репертуар был самым широким: от Палестрины до Денисова и Хиндемита. Больше всего было духовной музыки, которая тогда еще была полузапрещенной: концерты Бортнянского, Чеснокова, Архангельского.

В таком виде камерный хор просуществовал до осени 1988 года. И тут какими-то неисповедимыми путями было получено приглашение на Первый фестиваль джазового ансамблевого вокала в Паневежисе.

Почему-то это определило все дальнейшее развитие ансамбля, хотя собственно, никто толком в коллектие джазом не занимался и особенно его не знал. Из всего пестрого репертуара лишь четыре композиции можно было как-то отнести к джазу: традиционную тему "Гимн свободе", "Ушедший марш" Оскара Питерсона, "Любимый мой" Джорджа Гершвина и с натяжкой — композицию Чика Кориа.

Было проведено "судьбоносное" собрание, после которого в коллективе осталось 12 человек. Подготовлена специальная программа — что-то из спиричуэлс, что-то из джазовых эвергринов — всего набралось композиций восемь. Для музыкантов с классическим образованием все это было в новинку и в удовольствие.

Авторское отступление:
Фестиваль проходил в маленьком уютном здании театра, знаменитого тем, что там работал в то время Донатас Банионис. Ни от России, ни от Украины коллективы приглашены не были. "Камерата" была единственным восточным составом в компании прибалтийских музыкантов. Ансамблей было много, исполняли они чрезвычайно разнообразную музыку. Но все это было ближе скорее к этнической музыке народов Балтии, чем к джазу. Может быть, поэтому жюри оценило выступление минчан неожиданно высоко.

Это был очень важный момент. Ободряющая реакция музыкантов и зрителей помогла поверить в свои силы и подсказала, в каком направлении нужно искать собственный стиль. А то, что нужно искать именно свое, для Шикунова было очевидным. Это была одна из самых главных его черт — абсолютная уверенность в своих силах и в своем таланте. К тому же он всегда ставил перед собой только грандиозные задачи.

После возвращения из Паневежиса вновь было проведено собрание, на котором была определена "генеральная линия". И хотя музыканты участвовали в "Камерате" по-прежнему исключительно на общественных началах, отношение к репетициям постепенно стало меняться. Те, кто не имел возможности приходить на каждую репетицию, постепенно вынуждены были уйти, — требования стали намного серьезней. Вполне естественным образом некоторое количество участников отсеялось.

За год была подготовлена достаточно серьезная программа, с которой Шикунов решил податься не куда-нибудь, а на фестиваль в Ригу. На Рижском джазовом фестивале, одном из старейших и престижнейших, выступают джазмены чрезвычайно высокого уровня. Заявиться туда совершенно неизвестной группе было явной наглостью. Основной причиной появления "Камераты" в Риге были, пожалуй, вежливость латышей и настырность Олега Шикунова. Правда, организаторы, чтобы не рисковать, осторожно поставили выступление "Камераты" в дневной концерт, на котором зрителей обычно немного.

Игорь Мельников:
Мы выходили, трясясь как осиновые листья. На девочках были голубые псевдонародные платья, одолженные в капелле. Мы действительно были шаровой командой с претенциозным репертуаром, исполненном — по теперешнему моему мнению — на совершенно смешном для джаза уровне. Хотя воспитанная латышская публика принимала нас, в общем, нормально.

Авторское отступление:
С этого концерта я считаю Владимира Борисовича Фейертага крестным отцом "Камераты". Со студенческих лет я много раз видел этого удивительного человека на сцене. Он неизменно вел и сейчас проводит все значительные джазовые концерты и фестивали, где бы они не проходили: в Москве, Таллинне или Минске. Эрудиция, чувство юмора, умение чисто по-джазовому импровизировать на сцене сделало его совершенно незаменимым, когда нужно провести джазовое мероприятие высокого уровня. Тогда, в Риге, Фейертаг, сам толком не слышав, что же такое поет "Камерата", настолько тонко и тактично представил коллектив, одновременно попросив публику быть снисходительными к дебютантам, что удивительным образом снял у музыкантов волнение. Вокалисты "Камераты" тогда отработали максимум, на что были способны.

Главным итогом поездки было то, что группа получила приглашение приехать на следующий год. Это серьезно вдохновило всех участников ансамбля. Сразу после фестиваля — это было лето 88-го — музыканты "Камераты" поехали вместе отдыхать в Крым. Там Шикунов написал свои три первые композиции: "Осенный сон", "Сплин" и "Агрессия", которые потом стали основой собственного стиля, визитной карточкой "Камераты". Чуть позже появилась "Бабушкина сказка", написанная Андреем Пыталевым, талантливейшим пианистом, который стал концертмейстером ансамбля. Кроме всего прочего, Пыталев значительно приблизил "Камерату" к джазу, поскольку сам чувствовал его так, словно родом был не из белорусских болот, а как минимум, из Нового Орлеана.

Игорь Мельников:
Тогда мы уже делали попытки стать самостоятельными — работали в кооперативе "Триумф", тогда это еще называлось "комсомольский центр".

Авторское отступление:
Попытки заработать деньги привели к тому, что "Камерата" начала достаточно регулярно давать концерты. Это во-первых. Во-вторых — поскольку для успешной работы требовалось иметь свое лицо с "необщим выраженьем", Шикунов стал проводить множество экспериментов. Благо, жанр вокального ансамбля позволял вытворить много такого, что нормальный музыкант-инструменталист и представить себе не может. Распеваться, к примеру, четвертьтоновыми гаммами или проводить сеансы групповой вокальной импровизации на заданный сюжет. Поскольку большинство вокалистов "Камераты" обладали абсолютым слухом, Шикунов, как аранжировщик, мог позволить себе многие "вольности". К примеру, в одной из партитур было место, где выписанные ноты вдруг обрывались — следующие 8 тактов можно было петь "что бог на душу положит" — но в девятом такте каждому следовало "приземлиться" и продолжить далее точно по нотам. На профессионалов подобные шуточки производили неотразимый эффект. Так, после концерта в Союзе композиторов несколько сбитых с толку маэстро прошли за кулисы и попросили: "Ребята, покажите ноты. Как вы это делаете?"

Но концерты приходилось давать не только перед композиторами, но и перед колхозниками, пенсионерами, школьниками. И вот то, что они прекрасно принимали все эти "навороты", было еще более удивительно. На рижском фестивале в 89-ом году "Камерата" выглядела вполне уверенной в своих силах, а программа была по-настоящему оригинальной.

Игорь Мельников:
После показа этой программы Фейертаг нас признал. И с его подачи фестивали пошли косяком — уже с гонорарами. То есть, нас стали не просто приглашать, а при этом еще интересоваться, сколько стоит наше выступление.

На этих фестивалях шлифовалась в основном одна программа. Для перехода к следующему этапу совершенно логично было достойно записать эту музыку. Попасть на "Мелодию" — не забывайте, это был 91-й год — было гораздо сложнее, чем на самый престижный фестиваль. Но для Шикунова не было ничего невозможного. Запись состоялась, но до пластинки, к сожалению, дело не дошло. Уже сводились последние минуты, как грянул путч. Впрочем, пластинка, наверное, могла бы выйти несмотря даже на политические потрясения. Но было еще одно обстоятельство: записью сами музыканты остались не очень довольны. Решили чуть повременить и, возможно, позже переписать и улучшить звучание. Однако время стало меняться слишком быстро. А в сентябре "Камерата" улетела на гастроли в Америку. Так что запись осталась только на пленке. Был еще небольшой тираж на компакт-кассетах, который даже и не продавался: раздали, раздарили — не осталось ни одного экземпляра.

Почти сразу после Америки было получено еще одно очень престижное приглашение на гастроли по Швейцарии, потом была Польша, а в начале 1992 года ансамблю была выделена государственная дотация. "Камерата" стала профессиональным филармоническим коллективом.

К этому же времени сформировался состав группы, который уже оставался практически неизменным. Игорь Мельников, Ольга Воробьева, Александр Довнар и Татьяна Дробышева с того времени и до сих пор не поменяли места работы.

Изменение статуса не было простой формальностью. Теперь "Камерата" стала работать по филармоническим планам. Ежедневные четырехчасовые репетиции, фестивали, — все это стало просто работой. Что, конечно, не значит, что в коллективе погас дух экспериментаторства. Отнюдь. "Камерату" ждало достаточно серьезное испытание в виде программы "Бог среди нас".

Авторское отступление:
История вкратце такова. Шикунов достаточно неожиданно получил заказ на написание современной электронно-авангардной симфонии от одного известного минского музыканта. По первоначальной идее, музыка должна была продемострировать мощь последних достижений в синтезаторостроении. То есть, в соответствии с заказом, партитура должна была быть написана для симфонического оркестра со всевозможнейшими сложностями, а исполнить все это должна была электронная супертехника. Олег взялся за дело с воодушевлением и достаточно быстро симфония была написана. Она называлась "Бог среди нас" и предсталяла из себя скорее авангардную ораторию с использованием текстов из Ветхого Завета. Но, как это бывает очень часто, то ли возникли сложности с оплатой, то ли еще какие-то разногласия между сторонами, но заказчик передумал и заказ свой отменил. Но партитура-то уже была создана. Придя в полное и вполне понятное негодование, Шикунов во что бы ни стало решил исполнить музыку. А для этого взял и переложил симфоническую партитуру в вокальную. Можно догадаться, что петь эти немыслимо сложные и совершенно невокальные ноты предстояло "Камерате". На первый взгляд, задача была просто нереальной. Хотя бы потому, что инструментов в оркестре гораздо больше, чем голосов в "Камерате". Но к счастью, существует многоканальная техника. Найдя спонсора, оплатившего запись, ансамбль надолго засел в мозырьской студии "Арт", на тот момент располагавшей самой совершенной в Беларуси звукозаписывающей техникой.

К весне 1994 года программа была записана. Ее облегченный вариант прокатали в Швейцарии, потому что полную партитуру живьем не суждено спеть никому. Швейцарцы — народ прогрессивный и в авангардной музыке достаточно поднаторевший, шикуновские новации принял достаточно хорошо. А вот в родной стороне зритель оказался не столь подготовленным.

Весной 95-го была устроена несколько помпезная презентация программы на сцене минской филармонии. В качестве специальных гостей приехали из Москвы феноменальный органист Олег Янченко и инструментальный джазовый ансамбль "Архангельск" под управлением Владимира Резицкого, — естественно, из Архангельска. Номера "Бога среди нас", которые исполняла "Камерата", они разбавляли и дополняли своими импровизациями: Янченко в академическом духовном стиле, Резицкий — в духе ярмарочного балагана, в котором скоморохи играют на саксофонах. Минская публика вполне прониклась уникальностью представления. Отдельные безумцы даже решились приобрести компакт-диск с программой. Тираж в количестве, кажется, пятнадцати экземпляров, был по сути, ручной работы. Стоил такой диск, естественно, безумные деньги. На каждом присутствовали росписи музыкантов. Но главное — этот диск БЫЛ!

Никто из присутствовавших не подозревал, что этот концерт — последний для Олега Шикунова. Вскоре он уехал в США, как все думали, в гости на пару недель, а оказалось — навсегда.

Для "Камераты" наступили черные дни. Ни секунды не сомневаясь, что без него ансамбль существовать не может — и у него были веские основания так думать — Шикунов забрал с собой абсолютно все ноты.

После летнего отпуска участники группы стали перед серьезным выбором: расходиться или пытаться работать дальше. В активе у коллектива был полный ноль. Мало того, что не было нот, что осталось лишь пять человек, — не было баса! Потому что Шикунов был единственным басовым голосом.

Игорь Мельников:
Что касается лично меня, то я оставаться не собирался. Были уже другие, совершенно конкретные планы. Но оставшиеся музыканты меня буквально уговорили, разжалобили. В этом, впрочем, был известный смысл. Я выполнял функции концертмейстера, занимался вокалом, был как бы первым помощником Шикунова. Доверие ко мне было. Ну и решили: надо попробовать. К тому же у нас было приглашение на фестиваль в Архангельск. За месяц с небольшим мы что-то скроили, что-то собрали из разрушенного. Это было очень сложно. Ухитрялись как могли. И вдруг стали получаться интересные вещи. Так и поехали. А уже по возвращению взяли еще двух человек, — бас и сопрано, которые работают до сих пор. Началась работа по созданию нового репертуара.

Начиная с сентября 1995 года для "Камераты" начался новый отсчет времени. Новые авторы и новые аранжировки неизбежно изменили стилистику ансамбля. Но не столь сильно, как можно было бы подумать. Годами притертые друг к другу голоса уже были узнаваемы, что бы ни исполнялось. Игорь стал подталкивать к активному творчеству Олю Воробьеву, которая и раньше приносила на репетиции весьма самобытыне композиторское опыты. Но частенько они только в репетиционном классе и звучали. Дело даже не в том, что Олег Шикунов "зажимал" таланты, — эти композиции просто не вписывались в ту концепцию звучания группы, которую руководитель определял сам. Теперь же ситуация поменялась. Игорь Мельников взял на себя труд по подбору и аранжировке джазовых стандартов — с некоторой ориентацией на стиль "Сингерс Анлимитед" и "Манхеттен Трансфер". От Оли требовалось создание нового оригинального репертуара. Направление было определено Мельниковым — народные белорусские темы. Это действительно получалось очень интересно. В композициях Ольги Воробьевой не было цитат из народных песен, типичных для фольклора аранжировок или народной манеры. Звучали совершенно оригинальные произведения, лишь написанные под впечатлением фольклора, где присутствует его дух, настроение. То есть то, что уловить и отобразить наиболее сложно. Необходимо добавить, что кроме композиторского дара Ольга Воробьева обладает уникальным по тембру и диапазону голосом. Ее вклад в создание "новой" "Камераты" нельзя не оценить.

Игорь Мельников:
Огромную поддержку в это тяжелое время оказал Михаил Яковлевич Финберг. Осенью я к нему пришел, как бедный родственник. Рассказал, что мы полностью осиротели. И что нам нужна не какая-то там материальная или спонсорская поддержка, а чисто моральная. И довольно смело предложил сде лать совместную программу. Поначалу Михаил Яковлевич отнесся к предложению с понятным недоверием. Но все же я его убедил прийти на репетицию. Он пришел, послушал, сделал много верных замечаний, но в конце концов согласился попробовать. Андрей Шпенев быстро сделал оркестровые аранжировки. И на первой же совместной репетиции оркестр нам зааплодировал. Для Финберга это было немаловажно: он очень прислушивается к мнению своих музыкантов. И недаром, потому что в его коллективе работают профессионалы мирового уровня. И после этого начались плотные репетиции. В феврале прошел фестиваль — сейчас уже традиционный, — на котором состоялся наш дебют в новом качестве.

Выступление было несомненным успехом и еще большей неожиданностью для поклонников "Камераты" (таковые, между прочим, имеются в достаточном количестве). Внезапный отъезд Шикунова, естественно, не был секретом. На "Камерате" уже как бы "поставили крест". А тут выясняется, что группа не только не умерла, а возродилась в совершенно новой ипостаси.

Несмотря на то, что сотрудничество с Михаилом Финбергом и его оркестром — дело необыкновенно полезное и интересное, это было не совсем "то" направление, в котором предпочитала развиваться "Камерата". Музыканты получили необходимую передышку и поверили в то, что могут продолжать работать. Параллельно они готовили "свою" программу, а capella.

Летом 1996 года новая оригинальная программа была полностью готова и записана в студии. Она получила название "Снега".

Игорь Мельников:
Композиция "Снега" была и остается достаточно уникальной в нашем репертуаре. Честно говоря, никто так ни разу и не видел нот. Да и писать там вроде особо нечего. Ведь тема состоит буквально из трех нот. Хотя, с другой стороны, звучит почти десять минут. Вроде бы в ней ничего нет. И в то же время эта композиция буквально поднимает на уши любой зал, любую аудиторию в любом самом дремучем клубе. Так что, конечно, совершенно не случайно первый полноценный альбом мы назвали "Снега". И целое отделение, которое мы показываем на концертах сегодня, можно сказать, сделано в стиле "Снегов". Этим летом в Минске оказались норвежцы, которые слышали нас раньше на одном из фестивалей. Они специально разыскали нас, чтобы еще раз послушать композицию "Снега". Они же нам рассказали, что купили на фестивале наши кассеты и стали активно распространять записи "Камераты" среди своих друзей и знакомых. И самое удивительное, что они заявили: "Это наша национальная музыка. Норвежская". Действительно, в отличие, скажем, от русского фольклора, которому, как я считаю, более свойственно несколько хмельное восприятие мира, здесь — сдержанность, размеренность, философия.

Сегодня "Камерата" — сложившийся, стабильный, высокопрофессиональный коллектив, умеющий петь все. При необходимости музыканты готовы отработать целое отделение традиционного джаза в сопровождении биг-бэнда или большое отделение академической музыки, прежде всего духовного характера. Есть, конечно, программа своей, оригинальной музыки. Практически подготовлено еще одно отделение из совершенно новых произведений. Весьма удачными оказались попытки вторгнуться в область поп-музыки. Но опять-таки своим, достаточно специфическим способом.

Игорь Мельников:
Просто это вещи, которые можно исполнять, скажем, на стадионе. Без опаски, что зритель заскучает. К примеру, сейчас пошла мода на старые песни. Я сделал современную аранжировку песни "Тополя" — это наша последняя работа. Стилистика наша уже настолько сидит в мозгах, что специфическое звучание все равно остается: в манере исполнения, в манере написания аранжировок. Ведь пишется для совершенно конкретных людей, вокальные возможности которых знаешь досконально. А в последнее время у нас еще Саша Довнар начал писать музыку.

Самая необычная и самая удачная композиция последнего времени, — это "Ойе Негро", решенная в латиноамериканских ритмах. Во-первых, ничего подобного раньше "Камерата" не исполняла. Во-вторых — это совершенно явный хит, что уже проверено. Организаторы водной феерии на праздновании 930-летия Минска, к примеру, именно "Ойе Негро" выбрали в качестве заключительного номера для всего шоу. И не ошиблись.

Игорь Мельников:
У меня на полках в шкафу лежат горы нот. Однажды я затеял уборку, вся кипа разлетелась. Один листик выскочил далеко в сторону — я поднял, посмотрел — там одна нотная строчка, — без гармонии, без ничего. И стоит название: "Ойе Негро". Меня так заинтересовало это название, что я сыграл нотную строчку. И так она мне запала, что через месяц появилась довольно масштабная композиция, основанная на этой теме.

Есть у "Камераты" еще один огромный пласт работы — это бэк-вокал. Неприметная и на первый взгляд второстепенная работа в тени "звезд" на самом деле имеет огромное значение. Как, например, на концертах на Красной площади во время празднования 850-летия Москвы. Даже сам факт такого приглашения много о чем говорит. Кроме того, был концерт "звезд" 60-х годов в зале "Россия". Там были Бисер Киров, Лили Иванова, Йорданка Христова. У этих "звезд" в каждой песне предполагалась вокальная группа. И когда выяснилось, что организаторы этого не предусмотрели, "звезды" устроили настоящий скандал. Лишь непосвященному это может показаться странным.

Игорь Мельников:
Наверное, это кажется просто, петь бэк-вокал. Особенно для того, кто с этим не сталкивался. Без бэк-вокала исполнитель чувствует себя "голым", без поддержки. Ведь надо не просто петь. Надо петь в манере, тембры должны быть подобранными, голоса должны сливаться

Тогда, в Москве, за ночь было сделано не менее 10 песен, которые "Камерате" пришлось исполнять на концерте без репетиций. Прошло все без накладок. А это и есть настоящий профессионализм, который не так часто встречается на эстраде.

Конечно, это не самая важная часть работы ансамбля, но если вдуматься, услугу эстрадным исполнителям они оказывают достаточно уникальную. И предложений на сегодня хватает. Музыкантов приглашают сотрудничать Валерий Дайнеко, Ирина Дорофеева, Юрий Антонов. На концертах оркестра под управлением Михаила Финберга "Камерата" уже стала почти непременным атрибутом.

Авторское отступление.
По моему глубокому убеждению, Алексей Бурделев, Ольга Воробьева, Галина Гордынец, Александр Довнар, Татьяна Дробышева, Юлия Короткевич и Игорь Мельников сегодня составляют уникальный коллектив. Уникальный в масштабах не только Беларуси или СНГ. Они смогли выработать, найти свой стиль, название для которого пока еще не определено. Это действительно нечто абсолютно новое — ни в США, ни Европе так не поет никто. И конечно, как всегда, нет пророка в своем отечестве: дома "Камерату" явно недооценивают. Да и услышать их можно не так часто. Поэтому не пропустите афишу. Этот коллектив вас еще удивит.

Юрий БУДЬКО Фото — Сергей ШАРУБА


авторы
Юрий БУДЬКО
музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
Беларусь
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с ансамблями
Камерата - свобода. равенство. камерата Johnny Thompson Singers - Госпел в Европе Дэйнюс Пулаускас - и все, спасенные им Vandoorn - Свежие лица голландского джаза
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com