nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Дэйнюс Пулаускас - и все, спасенные им

стиль:

Дэйнюс Пулаускас - и все, спасенные им
Первое же появление на большой сцене музыкантов литовской группы, объединенных музыкой и именем своего лидера Дэйнюса Пулаускаса, самые первые аккорды их музыки породили фурор в Литве. "Новое веяние в литовской джазовой музыке", — так громок был первый же вердикт критиков. Это был 1996 год и сцена старейшего литовского джаз-фестиваля "Бирштонас", традиционно дающая миру право первым узнать о рождении новой звезды литовского джаза.

Именно как о звезде заговорили тогда о "Dainius Pulauskas Quintet", объединившем под своей вывеской творческие усилия самых перспективных и ярких молодых литовских музыкантов.

Они никогда не планировали жить в границах. Сразу же после появления на свет в 1997 году дебютного альбома "Penetration", группа начала активное вторжение на фестивальные площадки мира: "Kaamos Jazz", "Linna Jazz" (Финляндия), "Jazz In Marciac", "Rive de Gier" (Франция),"Jazz Baltica", "Gotingen Jazz" (Германия), "Controindicationi 4" (Италия), "Jazz At The Baltic" (Швеция), "Varna Jazz" (Болгария), "Willisau Jazz" (Швейцария), "Kongsberg's Jazz" (Норвегия).

Когда в 1998 году для записи второго диска "1999" к группе присоединился известный литовский саксофонист Витаутас Лабутис, в их музыке стало еще больше импровизации. Так родился sextet и новое прочтение свободы.

Итак, до них в литовском джазе было все, кроме этого: стильного и тонко сделанного фьюжна с этническим налетом. Живя в Литве трудно создавать не литовский джаз. Хотя для своих композиций, ставших музыкальным базисом группы, Дэйнюс Пулаускас черпал вдохновение не в литовских пейзажах, а в творениях "The Zawinul Syndicate" и "Chick Corea Elektric Band". Но кто ожидает услышать в музыке Пулаускаса лишь литовскую кальку этих мэтров, заранее может разочароваться.

Музыканты группы — высочайшего уровня инструменталисты. Им подвластно все: от классического джаза до авангарда, от фьюжна до джаз-рока. И, главное, им подвластна музыка Пулаускаса: гармония цепного ритма и спиралей ностальгии, романтизма и новаторского азарта. Она чрезвычайно ритмична и ярка (мелодия запоминается практически после первого же прослушивания), выверенна и проста так, как бывают просты только самые гениальные вещи: ни убавить, ни отнять. То же, кажется, касается и самого состава группы. Иначе в чем тогда причина утверждения лидера: "Лучше этих музыкантов мою музыку не сыграет никто!"

А вообще, я завидую сама себе: вот и выпало на мою долю присутствовать при рождении группы, о которой через 20 лет будут писать музыкальные энциклопедии. А я смогу хвалиться друзьям: "Я была на их первом концерте!" А что скажете вы?

——

Мы встретились с музыкантами "Dainius Pulauskas Sextet" на фестивале "Kaunas Jazz '99". Утомленные джазом, они все же нашли в себе остатки сил для вербальной импровизации для нашего журнала…

— Дэйнюс, что было в начале создания вашей группы: состав или музыка?

— Сначала была музыка… Я ведь до этого играл в инструментальных ансамблях: играли поп- и рок-музыку, иногда джаз. Я сначала как хобби начал заниматься аранжировкой и писать свои пьесы. Тогда только в поп-стиле. А со временем, естественно, мне захотелось писать музыку посложнее. Так я пришел к джазу. И первый мой коллега, с которым я стал играть джаз, — Скирмантас Саснаускас. Скорее он даже был моим первым учителем, который увлек меня джазом. После того, как появились какие-то музыкальные наработки, я стал думать, с кем все это можно наилучшим образом реализовать, сыграть. Конкретно инструментальный состав я себе представлял: мне нужны были два барабана, бас…

— Как находились люди под инструменты?

— Валерий Рамошка, Римантас Бразайтис и Аркадий Готесман играли со мной в группе "Октава". Я знал, что это за музыканты, они мне подходили по звучанию. И с ними я начал работу. Каждый музыкант способен играть ту либо иную музыку лучше или хуже. Мне нужны были те, лучше которых мою музыку не сыграет никто. Яркий пример: мне показалось, что Линас Буда играет на перкуссии именно настолько свободно, как мне надо. Я не ошибся…

— Как я знаю, сначала был квинтетный состав, без саксофониста. В чем была причина дальнейшего расширения группы?

— Да, моей первоначальной задумкой был квинтет. И я не думал о шестом музыканте. Меня вполне устраивало звучание трубы. Но потом в звучании некоторых композиций я стал замечать, что моему слуху не хватает определенных тембров, каких-то аккордов. И я подумал, что саксофон не помешает…

— На одном из представленных вами на сцене фестиваля "Kaunas Jazz'99" проекте вместе с вокалом Неды добавились еще и звуки ее флейты. И они тоже были к месту. Значит ли это, что и секстет — не окончательный выбор, что возможно дальнейшее расширение инструментального состава группы?

— Сотрудничество с Недой и флейтой — это в качестве эксперимента. Хотя, кто знает, что может еще прийти в голову: может, через год мы будем уже не секстетом, а более расширенным составом. Все зависит от музыки.

— Требованием ли музыки была обусловлена замена саксофона Бразайтиса на Витаса Лабутиса. Нет ли в этом какого-то коммерческого хода? Ведь Лабутис, несомненно, — звезда с мировым именем.

— Нет, мы ведь продолжаем играть и с Бразайтисом…

Рамошка: Римантас хорошо играет ту музыку, которую любит играть. Но они с Лабутисом очень разные по манере саксофонисты. Лабутис охотнее и профессиональнее играет свободную, импровизационную музыку. "1999" — наш новый проект с более свободной музыкой. Поэтому был приглашен Лабутис.

— Правильно ли я поняла: это разные по манере саксофонисты и выступают в разных композициях? Но состав группы можно назвать прежним?

П.:
Да. У Бразайтиса более консервативная манера, а у Лабутиса — свободная. С Бразайтисом мы записали альбом "Penetration", а Лабутис играл на записи диска "1999". Кто из них будет играть на следующем диске — не знаю. Это будет зависеть от музыки.

Р.: Вот сегодня приезжает Боб Минцер из Америки (саксофонист группы "Yellowjacets". — Прим. автора). Может быть, на запись следующего альбома Дэйниус пригласит его?! (На вышедшем недавно третьем альбоме — "Autumn suite" — звучит все же саксофон Витаса Лабутиса. — Прим. автора.)

— Любопытно, какие были у каждого из вас мысли, какой была ваша реакция на предложение Дэйниуса играть в его группе?

Буда:
Я купил это место! Место барабанщика. Купил за большие деньги! (смеется)

Рамошка:
В то время я играл в ресторане в Тракае. Пробовал в подвале на трубе играть джаз. Потом — случайно — выступил в проекте Скирмантаса Саснаускаса на фестивале "Бирштонас". И вдруг, некоторое время спустя, опять же случайно, приезжает к нам в Тракай Дэйниус и говорит: "У нас из "Октавы" ушел трубач. Согласишься ли ты играть с нами?" Соглашусь ли я?!. Благодаря Дэйнюсу я раз и навсегда вылез из этого подвала.

Готесман: Наш контакт с Дэйнюсом —- очень, очень давний. С 80-го года мы объездили вместе с ним полмира: пол Африки, пол Америки, пол-Европы. Для меня не было неожиданным, что он предложил работать мне в этом составе. Но приятно было очень. Потому что стилистика его музыки очень интересна. Особенно программы "1999". Очень опасный стиль. Дэйниус ходит как по острию ножа: это и на Завинула похоже, и на Хэнкока. Но в то же время, эта музыка — и ни то, и ни другое. Она уникальна.

Барковски: Мне вообще просто повезло! Когда из "совка" все стали убегать, кто куда может, уехал басист из "Октавы". Я также, как и Валерий, в то время "случайно" играл в ресторане все эти там "Больно, мне больно…". И тут вдруг меня пригласили не развлекать жующую публику, а по-настоящему играть, играть настоящую музыку.

Р.: Сегодня уже никто из нас в ресторанах не играет. Никто!

— Вы живете только на деньги, которые зарабатываете игрой в группе?

П.:
Не только. Каждый из нас задействован еще в нескольких проектах. Потом приходят деньги от продажи записей.

— Мне пришлось как-то услышать такое мнение от одного литовского музыкального критика: "Дэйнюс — молодец не только как музыкант: это ведь так сложно ТАК долго удерживать в одном коллективе ТАКИХ музыкантов!"

П.:
У нас группа из солистов и профессионалов. Только потому, что я пишу композиции, которые нравятся ребятам, мне удается сохранять некоторое лидерство. А так — я никого особенно не держу. Они сами не уходят.

— Вы участвовали уже во многих крупных джаз-фестивалях. Когда вы на них приезжаете, какое люди имеют представление о литовском джазе?

П.:
Все зависит конкретно от фестиваля. К примеру, на "Jazz Baltica" Лабутис и Вишняускас постоянно выступают. И Тарасов. Так что литовский джаз там немножко знают.

— Когда после вашего первого выступления в Литве появились отзывы, среди них было больше критики или положительных откликов?

П.:
Положительных было больше.

Р.: Есть интересная тенденция: официально нас всегда хвалят. Критику можно услышать только в кулуарных разговорах…

— А вы помните самый острый отзыв?

Г.:
Была одна такая вещь после нашего выступления на Вильнюсском фестивале в 1998 году. Это был большой материал о фестивале, в котором о нас не было написано ничего. Это было неприятно.

П.: Да, тогда было много людей, что ожидали от нас исполнения на фестивале нашей новой программы, а мы отыграли программу свободной музыки. Были недовольные. Были плохие отзывы. Сказали, что мы так резко отошли в сторону от своего стиля, что с нами все кончено.

— Приятно, что эти люди ошиблись в своих прогнозах. Расскажите теперь, пожалуйста, немного о тех проектах, в которых каждый из вас еще задействован…

Г.:
Я занят еще в приблизительно 10 проектах. Наверное, самый значимый для меня самого — работа с Ганелиным и Вишняускасом в трио "Альянс".

П.: Я играю еще в проекте Леонида Шинкаренко "Jazz 4". И сотрудничаю с биг-бэндом Литовского радио и телевидения.

Р.: Я также солист биг-бэнда РТВ. Эти две работы — самое главное. Все остальное прилагается. И зависит от настроения.

— А ваша совместная с Гедриусом Купрявичусом работа "Мел и Медь" на открытии Каунасского фестиваля? Расскажите немного об этом…

— Это предложение поступило от Йонаса Ючаса, директора этого фестиваля. Гедриус увидел в партнерах меня и пригласил к себе домой. Его музыка увлекла меня: это очень интересный и нестандартный композитор. Не знаю, украсил или испортил я его музыку своей трубой… Но Купрявичус, кажется, остался доволен нашим сотрудничеством. Я — тем более.

— Купрявичуса порой обвиняют в чрезмерном увлечении "пластмассой" — электронной музыкой. О вашей, Дэйнюс, музыке не говорят, что она слишком электронна для того, чтобы называться джазом?

П.:
Я согласен: с электроникой нужно знать меру, соблюдать границу. Я стараюсь не нарушать эту гармонию, поэтому пока обо мне такого не говорили.

— Сегодняшняя Литва пресыщена количеством джазовых проектов. Когда вы появились в 1996 году, как удалось вам за два года найти и так прочно занять свою нишу на музыкальном рынке?

П.:
Я никогда особенно не задумывался над конъюнктурностью своей музыки. Такие мысли мне не приходят в голову вместе с мелодией. То, что моя музыка способна неплохо продаваться, оказалось уже в процессе игры и звукозаписи.

— Есть ли сегодня на музыкальном рынке Литвы конкурент вашему проекту?

Г.:
Нет. Подобного композиторского прорыва до Дэйнюса давно никто не делал. Я думаю, что это очень плохо, когда не ощущаешь острой конкуренции… Так сказать, пока за нами никто не гонится…

Р.: Ну, почему. Я преподаю в консерватории, и мне приятно осознавать, что у нас растет отличная "саксофонная" и "ударная" молодежь: у Литвы точно скоро будут классные барабанщики и классные саксофонисты. Трубач — может быть, один неплохой будет.

— Может, назовете его имя, а потом лет через десять проверим это предположение?

— Кстати, это идея! Ауримас Римейкис. Начинаем ждать!..

— Да, вот еще, Валерий: кроме вас да еще Витаутаса Грубляускаса, я больше ни одного литовского джазового трубача не слышала…

— А их больше и нет! Есть еще один хороший трубач Романчулис — он играет традиционный джаз. Мне кажется, что проблема этих музыкантов только в том, что они к Дэйнюсу не попали. Так бы они тоже играли сейчас импровизационный джаз.

П.: Нет, нет. Дело не во мне. Просто это музыканты из другой плоскости.

— А если представить себе ситуацию, что есть возможность пригласить сыграть с вами любого, даже самого знаменитого музыканта. Кто бы еще мог классно сыграть вашу музыку?

П.:
Я не думаю, что ошибусь, если скажу — лучше этих музыкантов мою музыку не сыграет никто! Иначе — да, но лучше — нет. Это будет уже не моя — другая музыка…

ДИСКОГРАФИЯ:

1997 — "Penetration";

1998 — "1999";

1999 — "Autumn Suite".

СПРАВКА ОБ УЧАСТНИКАХ СЕКСТЕТА:

Дэйнюс Пулаускас
окончил Литовскую академию музыки по классу фортепиано. С 1981 года выступал в составе группы "Oktava", лидером которой стал в 1990 году. В том же году на фирме "Мелодия" вышел первый виниловый диск Пулаускаса — "Viltis" ("Надежда"). Первый настоящий джазовый опыт пришел к Дэйнюсу в годы сотрудничества со "Skirmantas Sasnauskas Quartet". Покинув в 1995 году этот коллектив, уже через год, в 1996, по инициативе Дэйнюса был сформирован первый состав джазовой группы, носящей его имя.

Валериюс Рамошка — выпускник музыкальной академии по классу классической трубы. В 1990 году удачно дебютировал как джазовый трубач на сцене фестиваля в Бирштонасе в составе квинтета Артураса Анусаускаса, после чего был приглашен в группу "Oktava". В разное время работал в составах "Skirmantas Sasnauskas Quartet" и "Vytautas Labutis Quintet". В настоящее время, кроме карьеры в "DPS", активно выступает в составе различных проектов классической и импровизационной музыки (дуэт с Эгидиусом Буожисом, "Labutis Octet" и оркестр Литовского радио и телевидения).

Витаутас Лабутис — один из известнейших литовских джазовых музыкантов. И один из самых профессиональных в Европе саксофонистов. Окончил Литовскую академию музыки, где его преподавателм был Владимир Чекасин. Дебютировал в составе квартета Вишняускаса в 1982 году. С 1987 по 1991 год — в составе квартета Чекасина (принимал участие в записи музыки к "Такси-блюз"). В 1988 г. Витаутас сформировал собственное трио, четыре года спустя переросшее в квартет, а с 1997 года — в октет. С 1995 года выступал в составе коллектива из "китов" литовского джаза (Лабутис—Лауринавичус—Анусаускас—Шинкаренко—Неда) под романтичным названием "Dziazo Nubloksti" ("Унесенные джазом"). Этим составом в период с 1995 по 1996 год было записано четыре диска. В 1998 году Лабутис записал свой первый сольный альбом "Terra Vandetuja". В 1997 году был инициатором создания "International Saxophone Quartet". Лабутис — участник огромнейшего числа международных музыкальных фестивалей Европы, США, Австралии.

Музыкальный путь Владислава Борковского начинался с игры на фортепиано, исполнения поп-музыки и, немного, джаза. После окончания музыкальной школы по классу бас-гитары он увлекся фри-джазом. В 1986 году на сцене "Бирштонаса" выступил в составе "Skirmantas Sasnauskas Quartet", а в 1989 — гитарной группы Юозаса Милашюса "Gitarmanija". В "DPS" — с момента основания.

Линас Буда начинал как рок-ударник в группах "Roko laboratorija", "Antis". С 1988 года, начав плотное сотрудничество со "Skirmantas Sasnauskas Quartet" и двумя трио — Эугениуса Канявичуса (Eugenijus Kanevicus) и Даниэлиуса Праспаляускиса, — стал хорошо известен как джазовый ударник, задействованный во всех лучших импровизационных проектах литовской сцены.

Аркадий Готесман давним поклонникам литовской инструментальной музыки известен по своим работам в составе "Trimitas" и "Oktava". Начинал играть джаз в "Gintautas Abarius Trio". Сегодня задействован в более чем 10 различных музыкальных проектах: с Пятрасом Вишняускасом (дуэт "PetrArka"), Вячеславом Ганелиным ("Trio Alliance"), "Labutis Octet" и "Pulauskas Sextet".

Анастасия КОСТЮКОВИЧ


авторы
Анастасия КОСТЮКОВИЧ
музыкальный стиль
фьюжн, этно-джаз
страна
Литва
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с ансамблями
Johnny Thompson Singers - Госпел в Европе Vandoorn - Свежие лица голландского джаза Леонид Нарушевич: Почему-то не пел Svet Boogie Band - From Sea to Sea
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com