nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Svet Boogie Band - From Sea to Sea

стиль:

Svet Boogie Band - From Sea to Sea Svet Boogie Band признается блюзовым коллективом №1 в Беларуси. Группа играет в лучших белорусских музыкальных клубах, а также является одним из лидеров клубной блюзовой сцены Москвы. Кроме того, Svet Boogie Band выступает во многих городах России и Польши, а также принимает участие в крупных фестивалях в Беларуси, Польше, России, Франции, Великобритании. В репертуаре Svet Boogie Band – чикагский блюз, классические фортепианные буги, романтичные и чувственные блюзовые баллады, создавшие группе прочную репутацию в блюзовом сообществе. Собственные композиции, пронизанные тонким ароматом джаза, делают группу частым гостем и на джазовых фестивалях, таких как IV Euroregionalne Spotkania Gospel & Jazz в Польше или фестиваль "Усадьба. Джаз" в подмосковном Архангельском. А 10 декабря 2006 года, когда в Лондоне состоялся очередной фестиваль-конкурс Global Battle Of The Bands, Svet Boogie Band "бился" на нем от блюзового сообщества Беларуси. Хотя наша группа выступила достойно, победы не одержала. Как отметил Свет, они оказались "просто вне формата конкурса". В этом признавались и сами организаторы: "Да, это классно, что вы делаете; у вас есть харизма, шоу, стиль, но нам нужна группа, которая поедет качать стадионы и продавать записи".

Об истории создания Svet Boogie Band, взглядах на творчество и жизнь Свет поделился с нашим корреспондентом.

Александр Островцов мл.: Свет, когда, как и с кем ты создал Svet Boogie Band?

Свет: Начиналось все с акустического блюзового дуэта, в котором со мной работал Алексей-Эл, наш теперешний гитарист. Он играл на акустической гитаре, часто слайдом, а я пел и играл на губной гармонике. Все начиналось в 2002 году. Потом к нам присоединился прекрасный блюзовый певец "Биг Вэл", в Минске он такой – один, я считаю. Он не занимается этим профессионально, поет для себя, что-то дома записывает, его зовут Валерий Прохожий. Мы играли как трио и именно в составе этого трио под названием Big Val, Svet and Al поехали в 2003 году в Польшу на фестиваль "Ноц блюзова". И выиграли там конкурс молодых исполнителей. После этого к нам присоединился контрабасист Артемий Гаврюшин, и группа стала расширяться, но это был все еще акустический проект. А потом Алексей уехал работать за границу. Когда я узнал, что он принял такое решение, то решил создать что-то свое. Мне надо было принять решение, что делать дальше. Еще до его отъезда мы создали Svet and Al Boogie Band. У нас уже играли барабанщик и контрабасист. Но за то время, пока отсутствовал Эл, сменилось довольно много музыкантов. Было несколько гитаристов, с которыми мы вместе играли, приобретали опыт, нам было интересно работать, но я все ждал возращения Эла, потому что это мой духовный брат-бразер, с которым мы все это когда-то начинали, вместе полюбили блюз. Вот так и получился Svet Boogie Band.

Александр Островцов мл.: Как к вам присоединились Тихон и Алексей Золотовы?

Свет: Первым пришел Алексей. Это случилось как раз в тот момент, когда за границу уехали Эл и наш первый барабанщик. Тихон же – замечательный музыкант, у которого есть свой проект, в котором его же брат играет на барабанах. Кроме того, они очень часто выступают как сессионные джазовые музыканты. Алексей играл с братьями Брилями, с Крамером, когда они приезжали в Минск, одним словом, он достаточно известный музыкант в джазовых кругах. И это была его идея – пригласить Тихона. Во-первых, – брат, все-таки, и, во-вторых, – музыкант, с которым они хорошо друг друга понимают. И так он постепенно переманил Тихона. Я считаю, что на данном этапе – это лучший вариант состава.

Александр Островцов мл.: Кем ты был в "прошлой жизни"? Как ты пришел к музыке?

Свет: Это интересная история. Дело в том, что музыка была со мной всю мою жизнь. Любовь к ней привила мне мама. У меня с детства были пластинки Лестора Янга, Чарли Паркера, естественно – Битлз, естественно – Роллинг Стоунз, Пинк Флойд, Лед Зеппелин и другие. Было очень много джаза, был Стиви Уандер, были замечательные винилы из той серии, которую все знают: "Золотой джаз. Лестор Янг", "Короли джаза. Бен Вебстер", "Стиви Уандер. Ты солнце моей жизни" – советские сборники, которые выходили на "Мелодии". И я уже с четырех лет начал заниматься на аккродеоне. Ничего удивительного, ведь моя мама пишет книги о том, как воспитать талантливых детей, она преподаватель, кандидат наук, и занимается вопросами того, как прививать детям любовь к музыке и как развивать в них музыкальные способности. А в шесть лет я пошел в музыкальную школу по классу фортепиано. Достаточно долго занимался классической музыкой, и даже один год мне посчастливилось заниматься у одного из самых лучших, я считаю, классических педагогов Минска – Пукста Евгения Григорьевича. Это тот человек, который перевернул мое представление музыке, мое восприятие музыки, потому что так, как он играл и преподавал классику, больше никто не мог. К сожалению, он умер тем летом. Я все время с теплотой впоминаю его уроки. А потом, когда я был совсем пацаном, девятиклассником, меня выгнали из музыкального лицея.

Александр Островцов мл.: За что тебя выгнали?

Свет: Не знаю. Наверное, за то, что я все время стремился ввернуть в классику что-то свое. Смысл не в этом, а в том, что у нас с Евгением Григорьевичем оставались классные отношения, даже когда я поступил в Медицинский университет. Даже когда у меня с музыкой все было прекращено на уровне исполнительства. То есть, музыку я только слушал. Но я с ним встречался, получал всякие советы. И где-то на втором курсе университета я понял, что мне хочеться выражать себя через музыку. Тогда я и познакомился с Элом по объявлению в "Музыкальной газете". Было очень забавно, потому что как раз тогда я начал играть на гитаре, петь и сочинять песни, тогда еще на русском языке, и дал объявление в "Музыкальную газету" о том, что ищу аккомпанирующий состав. Было это в 99-м году. Мы познакомились, и я пришел к ним на репеционную точку. Они играли тогда жесткий такой блюз-рок, то есть Крим, Лед Зеппелин, и для меня это было потрясением. Тогда же образовалась группа, которая называлась "Кренч Кампэни", потом еще как-то мы назывались… Я играл в этой группе на клавишах, а Эл пел. Когда он учился в университете, то съездил в Штаты и привез диск Хаулина Вулфа "Зэ бэст", Чессовского издания. И все, после этого мы плавно ушли. Мы подумали: "О! Это интересно!" И стали играть все больше блюзовых вещей. А потом я работал стоматологом, проходил итернатуру под Минском, где жил и работал в больнице. Почему-то именно там я прочуствовал, что такое "дип блюз", что такое блюзовые чувство и настроение. Я приезжал в Минск, мы игрли вдвоем с Элом дома, были какие-то концерты, а потом случилось все то, о чем я уже рассказал.

Александр Островцов мл.: Какая цель стоит перед группой сейчас?

Свет: Я очень рад, что за то время, пока не было Эла, мы проделали огромноую работу, проделали очень большой путь, и очень благодарен всем музыкантам, с которыми работал. Смысл в том, что ты живешь этой музыкой: слушаешь ее, играешь ее, делишься ей со своими друзьями, с людьми, которые пришли на твой концерт. Именно сейчас я чувствую, что у группы есть движение за счет того, что вернулся человек, с которым я все начинал, у него куча идей, куча своих песен. Ну какие у нас могут быть цели? Продолжать делать то, что мы делаем, наслаждаться этим и дарить людям наши чувства, нашу музыку. Как показал последний концерт в Минске, есть достаточно много ценителей такой музыки и возможно даже нас самих. Съездив в Лондон, мы записали сингл и, естественно, вдогонку синглу запишем альбом. И обязательно сделаем концерт с полностью новой программой. Экспериментируем, пробуем что-то с ди-джеями. Я как-то познакомился с одним из них, долго изучал все эти штуки, и мы сделали ремикс на одну из наших песен. Очень интересный опыт мы приобрели от сотрудничества с театром "Компания", у них был день рождения, и мы выступали вместе с актерами, причем акомпанировали актерам – один из них играл на флейте в какой-то из наших вещей, другой – на саксофоне. Может быть, когда-нибудь все наши выступления перерастут в театрализованное шоу.

Александр Островцов мл.: Заглавие вашего последнего альбома утверждает: "Nothing But Love", а есть еще что-нибудь кроме любви?

Свет: Этот альбом получился очень интересный. На нем все вещи – авторские. Что иногда приветствуется, иногда нет, поскольку некоторые люди считают блюз музыкой очень определенной. Но так получилось, что на блюзовом материале у меня родились свои песни, свое настроение. Тогда у нас была большая поездка. Мы ездили в Польшу, на Балтийское море, в Гданьск, Сопот, Гдыню, оттуда сразу поехали в Ростов и Таганрог, на Азовское море, и так родилась песня From Sea to Sea. Вообще, за время той поездки родились многие песни, которые в последствии вошли в альбом. Конечно, есть не только любовь, а еще и путешествия, музыка, секс, книги. Все, что тебя окружает, все, что ты видишь, все это ты передаешь в своей музыке.

Александр Островцов мл.: Как бы ты назвал и описал тот период, который сейчас переживает группа?

Свет: Это очень классный период. Я бы назвал его – "творческий прёж". Знаешь, когда все время хочеться поделиться друг с другом на репетициях или на концертах. То есть, люди не просто собрались, полабали и все. У каждого сейчас есть свои идеи. В группе четыре человека, которые на каждой репетиции, на каждом концерте подкидывают какие-то сюрпризы, и от этого происходит движение. Я считаю, что сейчас присутствует очень хорошее движение.

Александр Островцов мл.: У Svet Boogie Band ярко выраженная стилистика, и в рамках ее все песни достаточно ровные. А вы бы не хотели сыграть что-нибудь совершенно от этого отличающееся?

Свет: Не знаю. Все это просто приходит к тебе. Думаю, что те, кто был на последнем концерте, заметили какие-то изменения в стиле. Наш новый сингл "Гоинг Лондон" – эти три песни весьма отличаются от Nothing But Love. Смысл в том, что у тебя есть свой мирок, и ты в нем варишься. Мне кажется, что вообще стиль не важен, не важно, играешь ты блюз или что-то другое. Сейчас я тебе выдам модную фразу: "Не важно, чем ты занимаешься – проповедуешь силовой керлинг или играешь в театре". Главное, чтобы все это было от души и с любовью. Я замечаю, как иногда ты делаешь что-то на твой взгляд совершенно новое, а другие говорят, что это повтор, что это уже было, или наоборот.

Александр Островцов мл.: Каково у Svet Boogie Band и у тебя в частности отношение к жизни?

Свет: Я считаю, что жизнь – это такая штука, которая как чудо. То есть, если тебе повезло, и ты уже появился на этот свет, то в какой-то момент ты понимаешь, что время летит, и его так мало. Лично моя позиция – наслаждаться каждым днем, каждым мгновением. Я знаю, что иногда это бывает сложно, но с другой стороны нужно просто оглянуться по сторонам и подумать: блин, я же такой счастливый человек! Ведь я очень люблю просто слушать музыку, нет ничего прекрасней, чем прийти домой, запустить пластинку и наслаждаться этими мгновениями. Ну что еще может быть важней?! Важно, чтобы когда ты взялся за что-то, то это должно приносить тебе реальное удовольствие. А рано или поздно ты все ровно на этом заработаешь, потому что научишься делать это качественно, "фирменно".

Александр Островцов мл.: Как ваша музыка воспринимается в других странах?

Свет: Это очень интересно, кстати. Самый фантастический концерт на постсоветском пространстве был в Тагароге. Это кусочек России, который совершенно отличается от остальной России, на мой взгляд. Там очень душевная публика, и просто "на ура" проходил концерт в ДК Котлостроителей. Очень интересный концерт был в Магнитогорске. Нам оказали хороший прием и уделили огромное внимание. Конечно, в Англии просто чудесно. Из Лондона берет начало вся блюзовая музыка Британии. И с языком у них проще – они понимают то, о чем ты поешь. И во Франции полностью понимают, о чем ты поешь. Но самая душевная публика – это твоя публика. Это твои друзья, те люди, которые о тебе пишут, люди, с которыми ты не только играешь, а ходишь в кино, встречаешься, болтаешь или просто прогуливаешься по Минску. Как бы там ни было, но в Минске все ровно – самая кайфовая атмосфера. Здесь существуют люди, которые тебя любят, а ты любишь их, и ты всегда это чувствуешь на концерте. А когда ты куда-то уезжаешь, то, вполне возможно, что ты там оказываешься в первый раз. Вот когда мы ездили во Францию, то были там в первый раз. Конечно, был классный прием, но он был такой: сначало удивление, потом у кого-то восторг, кто-то призадумался, кто-то дал какие-то советы и так далее. А в Минске просто любят тебя, и ты, соответственно, любишь их. Svet Boogie Band – это группа, которая в основном играет по клубам, и часто бывает так, что ни прием, ни атмосфера, ни концерт тебе не понравились, но после серии выступлений все становится по-другому. Есть в Москве клуб "Кафе блюз", где все было очень как-то натянуто, но в четвертый наш приезд это стал любимым нашим клубом, куда уже приходят те, кто нас знают, и эта атмосфера – уже кусочек тебя. Или еще один московский клуб "Дом у дороги", где вообще чувствуешь себя как дома. Можно ввернуть фразу… Как говорит Бадди Гай: "All God's places seems like home to me". То есть, все эти божьи, родные кусочки всегда как дом. Классный прием оказывают в Польше. Там очень классные люди. У них есть такая особенность: если уж они пришли на твой концерт, то потребуют от тебя музло по полной. Если уж они пришли, то они отдыхают, они слушают и при этом не отпускают тебя. Мы один раз играли полтора часа концерт и еще два часа бисов.

Александр Островцов мл.: Перед кем ты бы мечтал выступить?

Свет: Я могу сказать, с каким музыкантом я бы мечтал выступить на одной сцене: с Бадди Гаем. И каждый раз на твоих выступлениях присутствует определенная часть зрителей, которая никогда тебя не слышала до этого, и моя мечта всегда, и цель любого выступления – чтобы хотя бы одного из них зацепить, чтобы возникло между нами какое-то чувство. По-большому счету не важно, перед кем ты играешь, а важно – возникнет ли в воздухе вот эта самая атмосфера взаимного доверия и любви или нет.

Александр Островцов мл.: Кто для тебя лучший критик?

Свет: Есть круг людей, к чьему мнению я сильно прислушиваюсь во всех вопросах. Точно также это касается и музыки. Во-первых, это мама, во-вторых, это мои музыканты, с которыми я играю, близкие друзья, с которыми у меня есть какие-то отношения, девушки, которых обмануть нельзя. Ставишь песню, и если девочке нравится, значит, все классно, а если есть какие-то вопросы – корректируешь. Естественно, есть люди, кроме музыкантов, которые нам помогают: звукорежиссер и его студия, очень многое зависит от него, и очень много критики приходиться выслушивать от него; дизайнер, который оформляет обложки наших дисков, соответственно, ему тоже нужно знать музыку, чтобы мысленно представить, как все это оформить; наш веб-мастер. И Svet Boogie Band – далеко не я один, это достаточно много людей. Я сейчас их всех перечислю: Al – гитара; Svet – вокал, пиано, губная гармоника; Алексей Золотов – барабаны; Тихон Золотов – бас-гитара; Даниил Хусаинов – психолог; Кирилл Хохлов – ранее духовный вдохновитель, а ныне водитель и санитар; Алексей Губанов – дизайн; Виктория – стилист; Александр Олейник – финансовые вопросы.

Александр Островцов мл.: А кому следует доверять полностью?

Свет: Думаю, сердцу, своим чувствам. Я очень часто попадался на том, когда что-то внутри тебя говорит, что нужно сделать так, но думаешь – ай! и не делаешь, и обязательно попадешься. Но если что-то тебе подсказывает, как нужно сделать, и ты так делаешь, но ничего не получается, то ты все ровно не жалеешь, потому что хотя бы попробовал.

Александр Островцов мл.: Можно ли есть мясо и любить животных одновременно, и можно ли одновременно быть белым и петь, как афроамериканец?

Свет: Я очень люблю курицу кушать, и при этом люблю лошадей, телят маленьких с большими глазищами и ноздрями, собак, у меня был отличный пес. Я ем мясо. Смысл не в том, что ты должен петь как афроамериканец или как белый, а в том, сможешь ли ты передать чувства или нет. Это как в любом деле: если ты поешь, и человека цепляет, значит, ты классно это делаешь. И не обязательно быть для этого негром, арабом или белорусом. Главное, чтобы у тебя были чувства.

Александр Островцов мл.: Если бы ты вдруг ушел из группы, то она бы продолжала выступать как Svet Boogie Band?

Свет: Думаю, что это скорее был бы Drumazol Jazz Orchestra. "Драмазол" – прозвище нашего барабанщика.

Александр Островцов мл.: Ты прекрасно выражаешь себя в музыке, но чему бы ты хотел научиться еще, чтобы с помощью этих навыков выражать себя?

Свет: В моей комнате полно вещей, которые я сам сделал. Я очень люблю работать с деревом. Я называю это "прокачивать". Когда ты берешь старый стул и из него делаешь какую-то красивую штуку. Я делаю всевозможные вещи для интерьера, можно назвать это рукодельничеством.

Александр Островцов мл.: Ты играешь на гармонике, клавишах, гитаре, а на чем бы еще хотел играть?

Свет: Я очень люблю джазового трубача Чета Бэкера, и мне подарили инструмент нашего гитариста – он учился в музыкальной школе на трубе. Ее нашли, восстановили, и теперь я буду на ней играть. Сделаем фишку на одном из концертов.

Фото предоставлено группой

Александр ОСТРОВЦОВ мл.


музыкальный стиль
современный блюз
страна
Беларусь
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с ансамблями
Леонид Нарушевич: Почему-то не пел Hippy Chaos - Легенда – это уже пыль Tony Ellis and The Musicians of Braeburn Группа НЕ ТЕ - Танцующие песни
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com