nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Группа НЕ ТЕ - Танцующие песни

стиль:

Очередной концерт в рамках проекта Екатеринбургского Центра Современного искусства, посвященного НИМ, состоялся 19 января в местном Камерном театре. В нем приняли участие квартет SAX-МАФИЯ и ансамбль НЕ ТЕ, работающий в жанре так наз. авант-фолка (термин московского музыковеда Дм. Ухова), т.е. соединения фольклора (прежде всего, русского) с авангардным джазом.

В состав группы входят Лена Сергеева и Сергей Жирков – они вокалисты, и саксофонист Эдуард Сивков. Кроме того, каждый из них играет на различных народных, перкуссивных и ударных инструментах. Помимо музыки, Лену и Сергея связывают еще и супружеские отношения, которые, собственно, и послужили поводом к началу нашего разговора.

Сахаров. Супружеская пара, помимо прочего, - это существенный или побочный фактор?

Жирков. Это немаловажный фактор…

Сергеева. Просто мы 24 часа в сутки вместе.

Но в таком случае, нескромный вопрос: поете ли вы в постели?

Сергеева. Нет, дома мы совсем не поем, это время прошло. Мы поем "внутри". Я вообще-то никогда не думала, что в принципе буду петь, а тем более таким голосом. Если раньше я полагала, что это какая-то случайность, может быть из-за лени, теперь я так не думаю. После восьмого класса (это был семьдесят четвертый год), я хотела поступать на теоретическое отделение. Мне нужно было еще год заниматься, что меня совершенно не устраивало, и когда мне предложили поступать на дирижерско-хоровую специальность, связанную с фольклором, я выбрала этот путь, тем более что мне это показалось интригующим: меня привлекала некая загадочность фольклора, о котором я тогда еще не имела серьезного представления, зато возможность ездить в экспедиции, видеть древние костюмы …

Т.е. какие-то перспективы вы для себя нашли.

Сергеева. Да, вот такую зацепку нашла... Поступила я очень легко, но вот с фольклором… Вообще тогда я общалась с "эстрадниками". На самом деле это были большей частью рок-музыканты, которые просто хотели получить образование, корочки. Я увлекалась рок-музыкой - это был, наверное, главный мой интерес в то время. А от фольклора я вначале не получала того ощущения, которое возникло через несколько лет, когда впервые увидела ансамбль Покровского. До этого я о нем только слышала… И вот однажды попала на тот легендарный концерт в Колонном зале Дома Союзов - это был первый концерт ансамбля Покровского… И когда я увидела, то была потрясена. Я ощутила то же, что испытывала на подпольных рок-концертах. Это стало главным импульсом. Вообще Покровский был, конечно, мифической фигурой, и я, честно говоря, даже не мечтала, что когда-то смогу работать в его ансамбле. Но мне захотелось делать то же самое. Тогда я уже иначе стала подходить к звуку. Мне был интересен именно тот звук, который я слышала в расшифровках, непосредственно в экспедициях и, естественно, на концерте ансамбля Покровского. Ну а далее, Андрей Котов, который работал у него, как-то случайно мне позвонил, и пригласил в студию при ансамбле в качестве хормейстера, а потом уже через месяц сам Покровский пригласил в ансамбль. Это было просто потрясением для меня.

И вы работали в этом ансамбле…

Сергеева. …в течение 13 лет.

Ничего себе стаж. А потом Покровский ушел в лучший мир…

Сергеева. Нет, потом был проект "Свадебка" Стравинского (в это время мы очень сблизились с Сережей), и вот как-то назрела ситуация, что рамки ансамбля… нас уже не устраивали, просто это уже был не тот первоначальный ансамбль и совсем другая атмосфера. Хотя "Свадебка" была очень важным проектом для Покровского. Мы его успешно завершили в театре Питера Брука в НЙ, и предупредили о том, что после премьеры мы с Сережей уйдем. Покровский предлагал нам остаться и продолжать свои эксперименты, но мы понимали: чтобы найти что-то свое, надо расстаться с прошлым.

Жирков. А моя история достаточно характерная для многих: закончил авиационный институт, хотя всегда интересовался музыкой: все тот же рок…

Вы что, летчик?

Жирков. Нет, инженер по образованию. Но это всегда совмещалось с игрой на различных инструментах в рок-проектах. И уже к концу института, отслужив офицером в армии… мой путь привел к изучению музыки, к фольклору. Я нашел для себя много общего в ансамбле Покровского…

Общего с чем?

Жирков. С честностью рок-музыки в то время. Элемент запрещенности, подпольности, потрясающий звук… Это захватило, и постепенно рок ушел на второй план. Именно в восприятии фольклора Дмитрием Покровским я нашел для себя много рок-интонаций, агрессии - того, что меня интересовало в музыке.

А как он воспринимал фольклор? Ведь его концепция фольклора значительно отличается от того, что было до него и стало после него.

Жирков. Время, в которое он жил, ушло безвозвратно, если отталкиваться от фольклора, как он его понимал. С этим человеком ушло само явление, потому что он был ученый, исследователь, генератор всевозможных идей. Мне была интересна его тема "ни о чем в русских песнях", потому что после многих концертов люди спрашивали, на каком языке вы поете? От русского языка (в традиционном смысле) он ушел… Сейчас пытаются это воспроизводить, но всего лишь имитируют, а он никогда не имитировал. Он был современный музыкант, который это "бабушкино-дедушкино" пение делал по-своему.

Т.е. это некий тарабарский язык, который каким-то образом сродни русскому фольклору, глубинной его сути? То, что невозможно идентифицировать в тексте. Ваша первая песня на диске "Страдания" - прекрасный пример этого.

Жирков. Это как бы поиски пра-языка… Но я об этом не думал.

Сергеева. Удивительно, что когда Сережа это делает, у меня возникает картина сотворения мира. Покровского всегда обвиняли, что у него исполнители поют не в тех темпах, а он за свою короткую жизнь сделал так много и столько еще идей давал другим, т.к. сам все не успевал… Мне кажется, что он жил в ритме и темпе городских людей, а изучая природу звука, занимался поиском себя. Он открывал в каждом человеке не тот голос, который мы представляем, который вроде бы слышим, а внутренний голос. И на самом деле - кем ты являешься, так ты и звучишь…

…считая, видимо, что наши корни действительно лежат в этом пра-музыкальном, пра-языковом фольклоре, который он доставал из каждого из вас.

Сергеева. В фольклоре все-таки есть массовая культура и есть культура мастеров. Покровский всегда интересовался последней. В каждой деревне есть некая группа людей, которая считается странной; их не принимают, а они-то, как правило, и являются носителями этой традиции. К сожалению, являлись, потому что многих уже нет в живых. А мы еще застали этот период. Покровский вычислял психологию этих малых групп, на основе этого он сотрудничал с психологами, физиками, учеными, т.е. очень много людей помогали ему в его идеях. И тот репертуар, который был в ансамбле, это лучшие образцы того, что существовало еще в реальном звучании живой традиции. Есть тексты канонические, былинные, а есть те, которые созданы жизненным опытом отдельного человека.

В какой степени вы продолжаете эту традицию Покровского? Или вы делаете уже что-то свое?

Сергеева. Когда Покровский занимался "Свадебкой", он искал источники, и мы ездили в экспедиции. Каждому была дана тема. Он меня спросил: что вас интересует? И на том этапе я подумала, что меня интересует то, что я мало слышала: это сочетание, допустим, не пяти голосов, а инструментальные традиции плюс голос, – как это реально существовало на тот момент.

Насколько я понял, и Покровский и вы, по-своему, не пытаетесь реконструировать каким-то образом русский фольклор, а пытаетесь создать некое эмоционально-психологическое состояние, которое было свойственно этим людям: нашим предкам, музыкантам, зрителям, публике… В принципе, ведь все это было единое целое… Удается ли вам создать такой контакт с залом во время ваших выступлений, когда вы чувствуете себя тоже единым целым с публикой?

Жирков. Все зависит от конкретной аудитории. У нас нет специальной цели сильно понравиться или захватить зал… Но, с другой стороны, мы и веселить специально не хотим, а может, и не умеем. Какие есть – такие и есть.

Сергеева. А для меня это всегда – преодоление (контакт чувствуешь потом, после окончания концерта), в том числе преодоление себя. Может быть, контакт удается установить, если тебя понимает хотя бы часть людей, которая слушает.

Вы говорили о проекте "Свадебка"… Меня это интересует с той точки зрения, что Стравинский – это не фольклор, он эстетизировал фольклор и создал, на мой взгляд, совершенно другую традицию в академической музыке, потому что так называемая фольклорная традиция в русской композиторской музыке до Стравинского заключалась в том, что способами академического письма просто обрабатывали русские народные песни. А Стравинский сделал из этого неофольклоризм, где он работал уже с материалом, т.е. каким-то образом вносил или делал из этого материала новые музыкальные элементы, сохраняя в то же время эту фольклорную основу и говоря на языке того времени. Практиковал ли Покровский нечто подобное в "Свадебке", или у него были другие идеи на этот счет? Это был вариант Стравинского или Покровского?

Сергеева. Конечно, вариант Покровского. Очень долго искали пароль, ключ: как это исполнять. И только через звук именно этого ансамбля, который прошел многие этапы изучения различных традиций областей России, на основе этого звука "Свадебка" и исполнялась.

Теперь от фольклорной традиции давайте перейдем к более светской теме. Вы пять лет не были в Екатеринбурге, что за это время значительного, интересного произошло в вашей музыкальной биографии?

Сергеева. Я за этот период участвовала в "Полифонии мира", идейным и музыкальным автором которой был Александр Бакши, замечательный композитор, человек, философ. И в постановке Камы Гинкаса участвовали такие мировые звезды как Гидон Кремер, известные джазовые музыканты, например, Сергей Пронь. Я была "представителем" русского фольклора, вернее, этнического голоса. Идея "танцевалась" из Красной книги: умирают не только языки, умирают целые народы.

А кроме смерти, была еще какая-нибудь идея?

Сергеева. Люди не слышат друг друга, они потеряли это качество, и с помощью возвращения к своему языку (там были представлены различные этносы) - всеобщее соединение.

Вообще-то говоря, все фольклорные культуры имеют общие корни. Не означает ли это, что у вас большая перспектива заняться не только русским фольклором, но и каким-то еще?

Жирков. А мы им и занимаемся. Я всегда интересовался индийской классической традицией, различной восточной музыкой, Африкой. У цивилизации и традиции векторы направлены в разные стороны. А мне интересна традиция - не жизнь в каком-то конкретном веке, а именно понимание традиции в ее изначальном виде. Поэтому я много думаю о способах игры на разных инструментах, о традиционном подходе, который сохраняется только в традиционной культуре, а современный мир утратил его… хотя Индия поддерживает, возможно, Китай... Русская утеряна, как я считаю.

А как же ваши записи и выступления, или Старостина с Волков-трио? Создается впечатление, что не все потеряно.

Жирков. Я добавил бы еще Леню Федорова… Есть люди, которые в этом направлении мыслят параллельно. И слава богу.

Сергеева. На основе жизненного и музыкального опыта, интереса к сохранившимся традициям и развивается такое мышление, которое выходит за рамки простого исполнения традиционного фольклора. В нашем варианте это позволяет находить общий язык с Эдуардом Сивковым, который и был инициатором нашего соединения с ним.

Благодаря открытости своей эстетики НЕ ТЕ имеют возможность создавать альянсы с другими жанрами, в том числе с музыкой фри-джаза. Как это происходит?

Сивков. Это наполовину умственный процесс, а на другую половину – более глубокий.

Иррациональный?

Сивков. Да. А ноги растут, как уже говорили, из пра-традиции. И если кратко формулировать задачу группы, то это попытки воспроизвести состояние некой мистерии… А для меня лично устная традиция (то что передается от бабушки к матери и дальше) – это все равно какое-то зашифрованное знание, которое может передаваться следующему поколению и не обязательно расшифровываться. Так вот, одна из задач нашего коллектива – попытаться расшифровать это знание и не то, чтобы реанимировать, а дать новое дыхание.

Т.е. саксофон, ударные и прочие инструменты – это как раз "дыхание"?

Сергеева. Это музыкальный язык, на котором говорит Эдик. У нас голоса, а у него саксофон…

Сивков. …который часто непохож на традиционно джазовый. Этот инструмент настолько богатый, что каждый раз я открываю в нем что-то новое.

Для вас это некое живое существо?

Сивков. Это продолжение меня, моих мыслей и чувств.

Вы не пробовали еще какие-нибудь комбинации инструментов с голосами?

Сивков. Был такой опыт - с виолончелистом Макаровым.

Но он не является единственно возможным?

Сергеева. Это открытый проект. Кто хочет стать НЕ ТЕм…

А, кстати, есть желающие?

Сергеева. Мы сейчас очень редко даем концерты. Одно время казалось, что клубы – это, может быть, наш формат. Появлялись люди, которые пытались организовывать там наши выступления…

Сивков. В основном, это фестивали...

Сергеева. Последний фестиваль был в Днепропетровске, причем, мы оказались там случайно, потому что кто-то не смог поехать. Публика отнеслась к нам прекрасно…

Сивков. Сейчас что-то будет в Москве…

Сергеева. Существует миф о том, что НЕ ТЕх просто нет, потому что они обитают где-то далеко и у них все расписано на несколько лет вперед. А на самом деле мы никак не расписаны и заниматься этим не умеем, для этого должен быть профессионал. Коля Дмитриев делал, что мог, сейчас Дмитрий Ухов каким-то образом содействует. Похоже, что мы не вписываемся ни в какие рамки, в никуда. НЕ ТЕ… в НИ КУДА…

Вы вполне могли бы вписаться в некий филармонический проект, так или иначе связанный с фольклором. Другое дело, существует ли более менее регулярная востребованность в такой музыке?

Сивков. Сейчас она стала, конечно, меньше. То ли становится меньше личностей, которые способны двигать... Ведь все держится на энтузиастах.

А публика позитивно относится к таким проектам? У меня создается впечатление, что нынешняя публика в значительной мере переориентирована на попсу, на потребу, на рынок, на мифологическое сознание, и потому несет часть ответственности за безразличие к творческой музыке.

Сивков. "Публика дура" - известный афоризм.

Сергеева. Мне кажется, дело в информации, которой, если говорить о подобных проектах, далеко не достаточно… Но с другой стороны, это тоже не показатель, потому что даже последний диск, который издан благодаря прошлому приглашению в Екатеринбург… даже он уже не показателен, т.е. не знаю, пришла бы я сама на концерт, если бы услышала такой диск, не будучи НЕ ТЕми.

Мне странно это слышать, потому что, на мой взгляд, диск очень удачный, невероятно энергетичный, эмоциональный. Я в нем нахожу и языческий фольклор, а не только христианский.

Сергеева. В то время мы были очень страстными, отчасти, возможно, из-за участия Миши Юденича – человека непростого.

Играя такую музыку, нельзя быть простым – это противопоказано.

Сергеева. А сейчас мне кажется, что уже не нужно так кричать. Последнее время я очень много думаю… может кто-то присоединится к нам и задумается тоже? Духовно присоединится.

Что представляет собой ваша сегодняшняя программа?

Сивков. Мы не знаем заранее, вот и посмотрим - это и есть живая музыка. Мысль была о том, что не надо кричать, чтобы тебя услышали. Иногда надо тише говорить, чтобы люди прислушались.

Я вспоминаю интервью в одном из глянцевых журналов с композитором Кнайфелем. Оно целиком было посвящено тому, как играть и записывать паузы в академической музыке. Пауза должна жить, и в связи с этим мне хотелось бы пожелать вам, чтобы та энергия и жизненный порыв сохранились и в вашей "тихой" музыке. Еще частный вопрос: вы, Лена, не пробовали использовать свои вокальные данные в другой музыке - академической, рок, ортодоксальном или современном джазе?

Сергеева. Нет, не пробовала, потому что у меня нет школы для академической музыки, а для джаза, наверное, уже поздно пробовать. Мне кажется, что много достойных людей это делают, а я занимаюсь своим делом.

У вас этакая фольклорная скромность. Вы сами рассказывали, как попали в ансамбль Покровского и вам все время хотелось попробовать - вдруг получится.

Сергеева. Гайворонский когда-то говорил: просто такая наша лодка - всех кто связан с фольклором… После ухода от Покровского мы с Сережей пошли работать дворниками: на самом деле некоторое "послушание", наверное, надо было пройти, подумать о чем-то.

Может быть, просто был такой имидж? Цой, БГ и другие…

Сергеева. Может быть, в подсознании это где-то и сработало, но не в этом дело. Просто хотелось от музыки… от всего этого отдохнуть, вот и пришлось заняться такой физической работой, пройти такую школу, чтобы выбросить все амбиции. Но сейчас бог не дает закончить наше дело. Мы с Тамарой Смысловой делаем детские спектакли, между прочим, благодаря Надежде Бабкиной, которая после смерти Покровского пригласила Тамару, понимая, что та иначе не выживет. Она дала небольшую материальную поддержку. А сейчас эти детские спектакли позволяют заниматься, например, НЕ ТЕми.

А самими НЕ ТЕми денег не заработать?

Сергеева. Был период, когда мы выступали чаще…

Ну, мы, со своей стороны, будем стараться улучшать эту ситуацию по мере возможности. А что вообще происходит в жанре соединения фольклора с НИМ, фри-джазом, и что есть интересного, помимо группы НЕ ТЕ? Аркадий Шилклопер однажды высказал мысль, которая меня порядком шокировала: многие музыканты стали обращаться к фольклору потому, что изыгрались, им нечего сказать. И они начинают спекулировать на фольклоре. Что вы думаете об этом?

Сивков. НЕ ТЕ-то это творчество, а в остальном согласен: тенденция налицо – в самой омерзительной попсе используется псевдо-народный хор, все эти интонации... Надо же где-то черпать что-то свеженькое. Вся музыка уже придумана и сыграна.

И поэтому идет откат… в традицию, "обращение к простому, к легкой и доступной для широкой публики разновидности музыки", - как написано в какой-то центральной газете. Сейчас в моде развлекаловка.

Сивков. Это поверхностный подход: фольклор таковым не является. Фольклор на самом деле глубже, чем его понимает большинство. Мне удивительно, например, зачем играть в России американский джаз?

Его привез Бутман, он главный виновник, или наоборот – главный проводник.

Сивков. Нет, не только Бутман, там целая Гнесинка этим занимается. Выучивают импровизации, "снимают" Чарли Паркера. Я тоже когда-то этим занимался. Только вот непонятно: зачем быть здесь слабым отпечатком негров?

Эта тенденция опасна еще и тем, что американский джаз последние 15-20 лет ориентирован на технику и технологию, а не на музыкальное мышление. И в этом смысле Европа еще как-то держит творческий флаг, благодаря, наверное, глубокой академической традиции.

Сивков. Европа просто старушка…

Кто-то из американских музыкантов сказал, что в Европе есть замечательная традиция: слушать джазовую музыку, а в Америке приходят под нее танцевать. Сегодня мы будем уж совершенно точно слушать вас, а танцевать будем после концерта.

Сивков. А мы будем песни танцевать…

Желаю вам и дальше продолжать НЕ ТО искусство и НЕ ТУ концепцию.

Екатеринбург
Январь 2005 г.

Геннадий Сахаров


авторы
Геннадий САХАРОВ
музыкальный стиль
авангард, этно-джаз
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с ансамблями
ArtaSax Ренессанс - 30-летний юбилей New York Voices - Мы считаем, что поем джаз! Яблочный чай - джазовый рецепт из Беларуси
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com