nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

William Hooker - Маргинальный барабанщик

стиль:

William Hooker - Маргинальный барабанщик
Это имя — не из тех, что фигурируют во всех джазовых энциклопедиях. Не найдешь его и в списках победителей многочисленных опросов читателей и критиков различных музыкальных изданий, даже и в категории типа "Талант, заслуживающий большего признания". Лишь совсем недавно это имя разглядели с "даунбитовского" Олимпа и отнеслись к нему достаточно благосклонно. Однако я не уверен, что это имеет существенное значение для пятидесятитрехлетнего темнокожего барабанщика. Точнее, рискну предположить, что ни погоня за "gloria mundi", ни жажда финансового успеха никогда не были целью творческой деятельности Уильяма Хукера.

Этот человек всегда последовательно стремился к иному: сочинять и исполнять только то, что близко именно ему, невзирая на моду и другие внешние обстоятельства. И хотя такая бескомпромиссность превратила Хукера в музыкального маргинала, стоящего вдалеке от наиболее оживленных магистралей современного джаза, она же делает его фигуру по-своему любопытной и символической. Оказывается, и так можно сегодня жить в джазе, ни на йоту не поступаясь творческими принципами и платя за это соответствующую цену. Именно поэтому "Jazz-квадрат" решил разместить в своей "галерее" этот необычный портрет.

Начнем хотя бы с того, что впервые мы представляем не профессионального музыканта. Не профессионального в прямом смысле этого слова: музыкальный профессионализм — это несколько иное понятие, и с ним у Уильяма Хукера все как раз в порядке. На хлеб насущный Хукер зарабатывает (или зарабатывал еще пару лет назад — информация имеет свойство устаревать) работой в страховом агентстве, а музыкой занимается лишь в свободное от основной работы время, нимало этим не смущаясь: "Тот факт, что я не извлекаю денег из занятий музыкой, только помогает мне делать в ней именно то, что мне хочется".

Хукер способен с любовью вспоминать времена, когда его с коллегами приходило послушать три-пять человек, но зато "...мы тогда играли с радостью, энергией и убежденностью в своей правоте. Мы не думали о том, как продать и как представить на рынок нашу музыку, мы только играли". Когда-то лидер российских меньшевиков Мартов говорил о Троцком: "Этот человек всегда приходит со своим собственным стулом", имея в виду резко индивидуальный и нестандартный подход последнего к любому вопросу. Таков и Уильям Хукер. В своих интервью он резок, независим и парадоксален в оценках, в своей музыке он — эгоцентричный лидер, подчиняющий игру ансамбля ритму своей ударной установки и любящий солировать в абсолютной тишине, когда другие инструменты почтительно умолкают.

Возможно, здесь дело еще и в том, что Хукер, как это мне представляется, смог сохранить дух времени, когда он формировался и как личность, и как музыкант. Каждый из нас в подобный период дышит своим временем — увы, а может, и к счастью, не все несут его с собой в дальнейшую жизнь. Хукеру это удалось, а от его времени несет сладковатым наркотическим дымком и горящими баррикадами черных кварталов больших городов Америки, пылью, поднятой тысячами ног демонстрантов — противников войны во Вьетнаме, и индийскими благовониями кришнаитов: молодость Уильяма пришлась на конец шестидесятых, время бунта и время ярких индивидуальностей. В те годы он оказался в одной из главных точек кипения всех страстей — в университете Беркли, и, как он сам вспоминает, "это было время "Черных Пантер", Элдриджа Кливера, Анджелы Дэвис и других подобных людей. Они шли в авангарде и соответственно воздействовали на окружающих. Я был погружен во все эти события". ("Черные Пантеры" — левацкая афроамериканская политическая группировка, Э.Кливер — лидер наиболее радикального ее крыла, впоследствии — в эмиграции в Алжире, А.Дэвис — член Компартии США, была связана с леваками и провела несколько лет за решеткой, ныне — рядовой профессор в рядовом университете. — Прим. авт.) Хукер избежал увлечения расовым или социальным радикализмом, хотя время пробудило у него вкус к слову: в университете он писал социологические эссе. Зато эти веяния воплотились в его творческие пристрастия, ведь уже в те годы он дышал музыкой.

Это увлечение началось еще с детских лет. Уильям родился 18 июня 1946г. в городке Нью-Бритн, штат Коннектикут, в Новой Англии. В его семье любили музыку и учили ей детей. Уже в школе Уильям раз и навсегда определился со своим любимым инструментом: барабан и только барабан! Его первая, еще школьная группа "Flames" играла рок-н-ролл и, видимо, делала это неплохо, так как ребята разогревали публику перед выступлениями "Isley Brothers", Дион Уорвик и других известных исполнителей. В Центральном Государственном колледже штата Коннектикут он познакомился с европейской музыкальной традицией, писал работу об Альбане Берге. В те же годы он начал слушать и играть джаз, самый разный, — от "Stella By Starlight" до музыки Тони Уильямса, первого ударника, поразившего воображение Хукера. Его игру он частенько наблюдал воочию в клубе "Монтерей" в Нью-Хэйвене. Джими Хендрикс научил Хукера творческой дерзости, умению ломать любые стереотипы.

Но самым сильным потрясением для молодого барабанщика оказалась "A Love Supreme" Колтрейна, хотя он отрицает, что именно Трейн привел его к фри-джазу. Постепенно Хукер только начинал нащупывать контуры своей музыки, и именно дальнейшие поиски привели его в Калифорнию, в Беркли. Здесь, как уже говорилось выше, было много политики, но, по мнению Хукера, очень мало настоящей музыки. Вот характерный образчик его воспоминаний о том периоде (большинство высказываний Хукера цитируется по его интервью Марку Кейту для журнала "Cadence", май 1991г.): "В Калифорнии никто не умел играть. Энергия там уходила на другие дела, и это были в те годы Черные Дела (т.е. расовые проблемы. - Прим. авт.). Мне приходилось любоваться Альфонсом Музоном или "The Moffetts", они тогда были королями в Окленде. В Беркли бывали люди типа Сан Ра. В Калифорнии наибольшим уважением пользовались тогда Херби Хэнкок и Бобби Хатчерсон. Но множество молодых музыкантов в Калифорнии откровенно не умело играть. Они не знали гармоний, они не знали вариаций, они ничего не знали. Я был гораздо более продвинут, мне это все уже было знакомо".

И из политизированной, но творчески бесплодной, по мнению нашего героя, Калифорнии Хукер вновь отправляется на Восток, в родные края. Сначала он обосновался в Хартфорде, а к середине 70-х перебрался в город, где каждый может найти себе нишу по вкусу, — в Нью-Йорк. Здесь нашлись музыкальные единомышленники, здесь нашлись, правда, далеко не сразу, благожелательно настроенные пишущие люди, ну и самое существенное: Нью-Йорк весьма богатый город с массой благотворительных фондов с приличными бюджетами. В первую очередь благодаря этому Уильям Хукер получил возможность творить, не слишком задумываясь о коммерческой стороне дела. Его первый альбом "Brighter Lights" и стал памятником такому чистому творчеству. Никто из музыкантов, здесь игравших, — Хасан Доукинс, Дэвид Уэйр, Дэвид Мюррей, как и сам Хукер, — не получал деньги за свою работу. Джон Генсел по кличке "Джазовый Пастор" столь же бескорыстно написал "liner notes" к этому проекту. Еще один любопытный штрих к психологическому портрету нашего героя: сегодня и Уэйр, и Мюррей — весьма известные саксофонисты, однако Хукер всегда подчеркивает, что это не он играл с ними, а Мюррей и Уэйр играли у него. В любом составе Хукер признает только один стиль правления: абсолютная монархия, где троном является его ударная установка.Что же до стилистики, то в основе его музыки лежит все же фри-джаз, причем в вариантах, которые позволяют, скажем, Марку Джекобсону из "Esquire" иронично причислять Хукера к разряду неотрадиционалистов типа братьев Марсалисов, только несколько в ином роде. Впрочем, независимо от отношения к музыке Хукера все специалисты отмечают потрясающий энергетический заряд, который несет его исполнение. Вот, к примеру, как отзывается об этом Майк Гудстейн: "Уильям Хукер — это аномалия: художник, полный жизненной энергии. Слушая его выступление, словно оказываешься в единой цепи между аудиторией и исполнителем". А теперь еще одна цитата, которую даже стоит выделить в качестве некоего разделительного рубежа в нашей истории. Итак:

"Альтернативная музыка — это такая музыка,

коммерческой эссенцией которой является ее

предельно антикоммерческая направленность.

Так сказать, антипопсовость".

Виктор Пелевин. Generation "П"

Это я, собственно, не о Хукере. Это я о шефе нью-йоркской компании "Knitting Factory" Майкле Дорфе. Можно сказать, что эта фраза одного из героев модного российского писателя лежит в основе всей деятельности "Knitting Factory". Дорфу удалось создать процветающее предприятие, организующее и концертные выступления, и фестивали, и звукозапись исключительно для представителей разнообразных авангардных направлений. И Уильям Хукер занимает среди них весьма видное место. Уильям и Майкл Дорф познакомились очень давно, как говорит сам Хукер, еще в те времена, когда "Knitting Factory" и не существовало. Но уже тогда Дорф стал одним из приверженцев музыки маргинального барабанщика с незаурядным энергетическим message и фанатической верой в собственную творческую потенцию. Неудивительно, что после создания компании Хукер начал активно с ней сотрудничать. Достаточно сказать, что из семи альбомов, составляющих сегодня дискографию музыканта, пять последних записаны на "Knitting Factory". Самый свежий из них, "Distance Between Us" (1998) обозревался в № 4/99 нашего журнала.

В большинстве этих работ проявилась интересная особенность творческих взглядов "позднего" Хукера. Оказалось, что бескомпромиссный фри-джазовый боец достаточно легко находит общий язык с представителями некоторых направлений рок-музыки, и, кажется, у него это получается даже легче, чем со многими "чистыми" джазменами. Особенно хорошие контакты сложились у Хукера с группой "Sonic Youth". На его первом альбоме для фирмы Дорфа "Shamballa" работал гитарист "Sonic Youth" Тарстон Мур (Thurston Moore), а другой гитарист этой группы, Ли Раналдо (Lee Ranaldo), играл сразу в двух его альбомах. Особенно любопытен концертный проект 1995 года "The Gift Of Tongues", где к Хукеру и Раналдо присоединилась Зина Паркинс (Zeena Parkins) на электрифицированной арфе. В 70-минутную программу свободных импровизаций трех ярких экспериментаторов уложилось всего две композиции. Особенно поражает воображение 53-минутная пьеса "Stamina" — ну чем не фри-джазовая симфония! В последнем альбоме Хукера "The Distance Between Us" не участвуют музыканты "Sonic Youth", однако Уильям включил в программу сразу две версии одной из композиций этой группы.

Любопытен и диск Хукера 1997 года "Mindfulness". Здесь к лидеру присоединились калифорнийский поклонник экспериментальной музыки тенор-саксофонист Гленн Спирмен (Glenn Spearman) и мастер микширования ди-джей Олив (DJ Olive). Оказалось, что и такое необычное сочетание может быть художественно убедительным — альбом получил неплохую прессу.

Сегодняшний Уильям Хукер, как вы понимаете, уже далеко не юноша. Однако он сохранил такую открытость и такой вкус к самым необычным экспериментам, что этим напоминает другого джазмена, до последних дней своих удивлявшего джазовый мир резкими творческими виражами — великого Майлса Дэвиса. Так что главный нью-йоркский опекун экспериментальной музыки Майкл Дорф может быть спокоен: с творческой фантазией у Хукера пока без проблем. Сам же музыкант продолжает следовать своему творческому кредо, сформулированному еще в начале 90-х: "Я надеюсь только, что люди убедятся, что я делаю все возможное для создания музыки, для того, чтобы она была точной, для того, чтобы она была честной. и для того, чтобы она была настолько мощной, насколько это необходимо. Я живу в центре города, полного потрясающей энергии, и мне кажется, что мне удается впитать эту энергию в себя и в свою музыку. Я хочу насытить слушателей музыкой как можно более чистой и как можно более позитивной. И хочу, чтобы это получалось как можно чаще. Я стремлюсь к этому и надеюсь на это".

Леонид АУСКЕРН

"Джаз-Квадрат" №1-2/2000


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
авангард
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела барабанщики, перкуссионисты
Tata Guines – мастер звуковой логики Chick Webb - Маленький гигант большого джаза Армен "Чико" Тутунджян - Барабаны судьбы Maris Briezhkalns - Бесконечный ритм
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com