nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Zakir Hussain - инструкция по обращению с табла

стиль:

Zakir Hussain - инструкция по обращению с табла
Британские музыкальные критики, как и британцы в целом, не отличаются особым чутьем на виртуозность, возможно, поэтому регулировщики музыкального движения были весьма скромно представлены в Фестивал Холл прошлым месяцем, когда там выступали два потрясающе талантливых музыканта мирового класса — гитарист Джон Маклафлин и ведущий исполнитель на табла Закир Хуссейн (Zakir Hussain). Однако оба эти господина убедительно продемонстрировали, что ограничения в скорости движения скорее возбуждают, чем обижают мастеров экстраординарного уровня, например, таких, как 46-летний Хуссейн, один из наиболее виртуозных талантов в современном джазе (или в любом ином виде музыки).

Хуссейн принадлежит к числу тех удачливых парней, которые не только одарены музыкально, но и обладают счастливой внешностью: у него громадные, кофейного цвета глаза и шапка иссиня-черных курчавых волос. Но главным талантом Хуссейна остается его способность извлекать из своего перкуссионного хозяйства именно те звуки, которые в точности соответствуют музыке, которую он исполняет. Для Хуссейна значима каждая из двух с половиной миллионов в час (или около того) нот, составляющих в технически безукоризненном сплаве путь к новым музыкальным идеям.

Самообразование в процессе обучения Хуссейна музыке занимало очень важное место. Это существенный фактор для понимания кто он и почему он играет именно так, а не иначе. Хуссейн родился в Бомбее в 1951 г. (место жительства он делит с другим перкуссионным ураганом, Трилоком Гурту (Trilok Gurtu)), его отец, Устад Алла Ракха (Ustad Alla Rakha), долгие годы играл на табла вместе с Рави Шанкаром (Ravi Shankar). Хуссейн усваивал ритм уже в материнской утробе, когда отец легонько выстукивал разнообразные фигуры на животе у матери, а позже, комфортабельно устроившись в колыбельке, слушал синкопированный щебет индийских классических ударных. "Отец никогда не играл со мной и не сюсюкал, — обронил однажды Хуссейн в одном из интервью, — он пел мне на ухо ритмические силлабы".

Юноша жил только барабанами — в прямом смысле, так как знаменитая строгость индийской классической системы музыкального образования, безусловно, распространяется и на исполнителей на табла. "Мы учились, как себя вести, как жить мы изучали, как приветствовать нашего гуру, как почитать старших и кто такие Шива, Ганеш и Сарасвати, боги и богини нашего музыкального мира, — рассказывал Хуссейн. — И все трудноуловимые нюансы и эмоциональные краски, присущие такой жизни, обязательно находят свое отражение в нашей музыке". Такая всеобъемлющая самоотдача привела Хуссейна к решению подвергнуться пресловутой "чилле", аскетическому медитативному испытанию для исполнителей на табла, когда музыкант постится и уходит от внешнего мира на сорок дней, оставаясь наедине с барабанами и ритмом. Это индивидуальное насыщение души ритмом заканчивается, когда "пациент" считает, как это было в случае с Хуссейном, что он умеет играть на табла целых 360 ритмических циклов, каждый со своим собственным "чека" или ритмической мелодией.

Такая интенсивная тренировка позволяет Хуссейну легко ассимилировать практически любой ритм, вне зависимости от того, какой культуре он принадлежит. Кроме того, так как Бомбей является наиболее космополитичным городом Индии, разные по происхождению музыкальные течения открывались ему с большей легкостью, чем в любом ином месте.

Траектория классического образования привела Хуссейна к работе в качестве аккомпаниатора с ведущими классическими танцовщиками и инструменталистами в 60-х годах, а кульминацией стал тур по США в 1969 г. с Рави Шанкаром, где Хуссейн заменил своего отца. Ему было 18. Поднявшаяся вслед за этим шумиха способствовала его обширным этномузыкологическим проектам в США, в частности, работе с перкуссистом группы "Grateful Dead" Микки Хартом (Mickey Hurt), с которым они позже реализовали выигравший "Грэмми" фейерверк ритмов "Planet Drum". Путь Хуссейна пересекся и с путем Джона Маклафлина, легендарное сотрудничество этой пары в "Shakti" вспоминалось в Великобритании прошлым месяцем, когда они объединились с исполнителем на миридангаме Винну Винаякрамом (Vinnu Vinayakram) и флейтистом Харипрасадом Чаурасия (Hariprasad Chaurasia) для серии концертов, посвященных 50-летию независимости Индии. Вспоминается и альбом "Making Music", записанный Хуссейном на "ЕСМ" в 1987 г. вместе с Маклафлином, Чаурасия и Бергманом саксофона, Яном Гарбареком (Jan Garbarek).

Такая кооперация подняла в удивлении не одну пару бровей, но и Гарбарек, и сам Маклафлин подчеркивали, что джаз — это наиболее гибкий вид западной музыки, как в сфере гармонии, так и в ритме. Обсуждая тот же вопрос, Хуссейн говорит об индийской классической традиции: "Мы играем модальную музыку, что не отрицает и гармонию, и ритмику, превалирующие на Западе". На "Making Music" создана не Вавилонская башня, а одна из наиболее вдохновляющих и убедительных записей малых составов за все десятилетие. Джаз и классическая музыка Индии показали свое умение останавливать время, но покорять пространство.

Пол СТАМП

перевод Леонид АУСКЕРН


музыкальный стиль
этно-джаз
страна
Индия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела барабанщики, перкуссионисты
Tata Guines – мастер звуковой логики William Hooker - Маргинальный барабанщик Chick Webb - Маленький гигант большого джаза Армен "Чико" Тутунджян - Барабаны судьбы
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com