nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Ежи Радлинский - Гражданин Джаз (часть 15, В погребке «дяди Курыля» )

стиль:

Ежи Радлинский - Гражданин Джаз (часть 15, В погребке «дяди Курыля» )
В погребке «дяди Курыля»


Было это камерное событие, отмеченное почти в семейном кругу самых близких друзей-фэнов, но достойное упоминания в хронике польской музыкальной жизни: 29 марта 1965 года распахнул свои двустворчатые двери джазовый погребок Анджея Курылевича.

"Распахнул свои двустворчатые двери" – это церемониальное выражение, которое, в конечном итоге, не имеет ничего общего с обликом и атмосферой клуба «Курыля». Располагается он в погребке Варшавского Музыкального общества на улице Новы Швят и представляет собой очаровательную мешанину фан-де-сьекльевой столовой 508 тёти с богемным налётом и реквизиторской любительского театра. Украшениями клуба являются: прекрасный канделябр с многочисленными рожками – гордость семьи Курылевичей; "первая леди польского джаза" – поющая госпожа Ванда Варска и золотой тромбон мастера, достойно отдыхающий на пианино преклонного возраста. В минуты, ничуть нередкие, когда тромбон покидает это место, к инструментам поспешают члены квартета Курылевича: гитарист Януш Сидоренко, контрабасист Эдвард Дылонг 509, брат известного «Гучьо», и барабанщик Ежи Барц; и по знаку, лидера начинается то, что всех нас сюда привело – музыка.

Первой фигурой клуба является, конечно, хозяин. Называют его "дядей Курылём"; и в этом имени содержится немалая доза доброжелательности и симпатии, которую он смог зажечь среди музыкантов и фэнов. Всегда спокойный и полный неиссякаемого юмора, он является одной из самых ярких и наиболее популярных личностей мира польского джаза. В минуты, когда золотой тромбон величественно покоится на пианино, он говорит о себе – с большим чувством ответственности за слово, искренне, просто, без тени утрирования и экзальтации, свойственной многим знаменитостям.

– Я родился в 1932 году во Львове. С 1938 года ходил в детскую музыкальную школу госпожи Рейссувны 510, а по вступлении немцев получал уроки игры на рояле у известного сегодня педагога, госпожи Ольги Бережницкой. Три эпизода юношеского периода послужили тому, что я стал джазовым музыкантом. Первый имел место в 1944 году, сразу же после освобождения Львова россиянами. Я собрался на известный рынок «Кракидалы» 511, чтобы повертеться вокруг товаров с радиоприемниками. Они очень интриговали меня, потому что в доме у нас приёмника не было. Там впервые я услышал джаз – какой-то большой танцевальный оркестр. Тон и климат этой музыки захватили меня, я осознал, что каждую вещь, которую играю, я смогу подсинкопировать 512. Когда некоторое время спустя я увидел «Серенаду Солнечной Долины» с Гленном Миллером 513 (был на ней четыре раза), я утвердился в убеждении, что это именно та музыка, которая мне наиболее близка. Следующий шок я испытал двумя годами позже в Гливице, когда услышал пару дисков Петера Кройдера 514; в конце концов, я влюбился в него и начал подражать ему. Следующее очарование джазом пришло в Кракове. После бесполезных попыток сдачи зачёта в Торговой Академии я вернулся – уступив уговорам моей давней учительницы по роялю, госпожи Романы Витешчаковой – к занятиям музыкой. В школе я сошёлся с целой группой джазовых музыкантов, в частности, с Лешеком Лицем 515, Адамом Качинским 516 и, прежде всего, с Анджеем Тшасковским, студентом UJ 517. Музыка, которой занимался Тшасковский, открыла мне новые горизонты; он уже играл бибоп, когда я был старомодным свингарём, подражающим Тедди Уилсону 518. Мы сразу подружились, но у меня никогда не доставало смелости спросить его, как это играется... Когда после защиты диплома я поступил в консерваторию по классу рояля профессора Хенрика Штомпки 519, моё музыкальное будущее уже было предрешено.

Во время учебы, в 1952-54 годах, я играл на шумных танцевальных вечеринках в студенческом клубе "Ротонда" 520. Вступительный стаж в области развлекательной музыки я получил раньше: уже в 1949 году я выступал в аранжированном ансамбле Анджея Шмидта 521, который также познакомил меня с теоретическими основами джаза, а потом, бросив в средней музыкальной школе занятия у профессора Журавлева 522, я обучался в популярных оркестрах Силезии на гливицкой "Мисливськой" 523 и в катовицком "Монополе" 524; я даже приобрёл довольно большую популярность свингующего пианиста. В "Ротонде" я попал в избранное общество джазменов старшего поколения. Играли там братья Лысак – Юзеф на теноре и Стефан на контрабасе, альтист Зджислав Найдер, трубач Юзеф Водецкий и барабанщик Куба Колешинский, долгие годы члены оркестра Герта. (Через какое-то время Стефана Лысака заменил Станислав Харашин 525, ныне редактор PWM 526). Эти вечера пользовались среди молодежи огромной популярностью и были одними из самых приятных событий в тогдашнем музыкальном Кракове.

Летом 1954 года VI Сессия Совета Культуры положила начало климату «оттепели». Непосредственным её резонансом стала организация Воеводским Домом Культуры эстрадного ансамбля танцевальной музыки. Это было событие государственного масштаба: "ММ 176" – ибо такое он получил название – представлял собой первый после периода схематизма концертный ансамбль, играющий, танцевальную музыку, в какой-то мере свингующую и импровизированную, и, к тому же, оплачиваемый финансируемый из общественных фондов. Его выступления всякий раз были большим событием в Кракове, публика валила на него через двери и окна. На одном из них я не без удовлетворения наблюдал за профессорами Штомпкой и Джевецким. В том историческом ансамбле играли: руководитель оркестра Ежи Боровец – на теноровом саксофоне, Кшыштоф Элик – на контрабасе, Збигнев Гадомский – на гитаре, Юлиуш Мысинский - на барабанах, Феликс Котарба – на вибрафоне, Анджей Тшасковский – на аккордеоне и я – на рояле. Программу дополнял вокал: Збышек Гадомский пел американские песни, а Кшышек Элик – французские. Как-то появилась у нас девушка. Запела и... осталась, чтобы с тех пор сопровождать все мои выступления. Звали её Ванда Варска.

"ММ 176" существовал до октября. Сразу после этого я создал свой первый ансамбль – джазовый квинтет. Играли в нем: на кларнете – Леслав Лиц, на аккордеоне – "Дронжек" Калвинский, на контрабасе – Рышард Гарбиень, на ударных – Юлиуш Мысинский и я – на рояле. Наше формирование шло целую зиму на танцевальных вечерах, репертуар состоял из стандартных тем, произведений Гершвина, Ирвинга Берлина и тому подобного. Весной 1955 мы завязали сотрудничество с радио. После добавления гитариста и тромбониста Збигнева Гадомского квинтет превратился в «Органный Секстет Польского Радио", занимавший тогда видное место в мирке развлекательной музыки. Состав просуществовал до конца 1956 года. Между тем на Всемирном Фестивале молодежи и студентов в Варшаве мы выступили диксилендовым оркестром, в котором "Дронжек" играл на трубе, а Гадомский на тромбоне. Во многих мероприятиях, в частности в "Сеансе с повидлом" Леопольда Тырманда, на другой трубе играл у нас Януш Беднарчик. 1955-56 годы являются первым периодом моей серьёзной популярности. Его кульминационным моментом был I сопотский «фестиваль доброй надежды», который открыли именно «Курылевичи», выступив с диксилендовым и куловым репертуаром. Мы отыграли без "Дронжека", Лица и Мысинского, но с кларнетистом Ежи Татараком и барабанщиком Рышардом Шумличем. Приняли нас сердечно, а рецензент "Джаза" осыпал меня прямо-таки небывалыми комплиментами. «Курылевича – писал он – я считаю самым лучшим польским пианистом в современном стиле, полным куловой изобретательности, с прекрасной техникой". Я получил большое удовлетворение, прикинув, какие именитые соперники были у меня в лице Комеды и Тшасковского... Потом я играл на рояле в традиционном составе «Хот Клуба Меломаны», а в появившихся позже «Беливерсах» – на мелофоне. Совсем другое ожидало меня на II фестивале: там я – вместе с Гансом Шнайдером, Харальдом Мюллером и Томасом Кеком из "Spree City Stompers" 527 – сопровождал Альберта Николаса 528. Через несколько месяцев вместе с Дылонгом и Анджеем Домбровским я создал трио, которое дебютировало 4 мая 1958 года в Народной Филармонии. Ранее, в октябре 1957 года, я как первый после войны джазмен из стран народной демократии выехал на Запад для участия в штутгартском мероприятии под названием "Woche der leichten Musik" 529. Я выступил в так называемом "Pianisten-Schau" 530 вместе с Хорстом Янковским 531 из Штутгарта, Бориславом Роковичем 532 из Белграда и Марсиалем Солалем 533 из Парижа; сопровождал нас оркестр радио Эрвина Лена 534. Мы получили задание импровизировать на тему "Tea For Two" 535. Я испытывал огромное волнение, но по реакции публики понял, что приступать к конкурсу с комплексом неполноценности не нужно.

В марте 1958 года со всем польским джазовым миром я испытал большие эмоции во время пребывания в нашей стране квартета Дейва Брубека. С Тшасковским, Комедой и Варской мы ездили из города в город, чтобы быть на всех его концертах. В честь визита Брубека мы с Вандой обручились; общий с американскими гостями обед перед их первым выступлением в Кракове в день 14 марта был нашим свадебным пиром... Потом короткий визит с ансамблем Матушкевича "Polish All Stars" в Данию и последующие сильные переживания на каникулах в Кросценко 536 – с Вандой, Дылонгом, Кароляком и Домбровским. В течение двух месяцев изо дня в день мы замечательно играли в помещении и в саду, а манера игры, которую мы выработали тогда, проецируется по сей день на все то, что я делаю.

Следующие годы – это уже история, менее романтичная и более известная. Повседневная жизнь джазового музыканта. Разные ансамбли – в частности, "Модернисты" с участием «Пташина» Врублевского, собственные квартет и квинтет. Разнообразные составы. Звукозаписи для радио, выступления на телевидении, кинематографические и театральное иллюстрации, балет. «Задушки» и Jamborees. Зарубежные вояжи – во Францию, ФРГ, Австрию, Югославию, Болгарию и ГДР. В результате – вероятно, немало неплохой музыки, но никаких особо неожиданных успехов, никаких чудес. Я обыкновенный парень. Следовательно, вместо бахвальства достижениями, расскажу о самых интересных поездках.

В 1959 году «Квартет Анджея Курылевича» («Дронжек» Калвинский – альт, Дылонг – контрабас, Домбровский – барабаны, и я – труба) с Вандой Варской участвовал во Всемирном Фестивале Молодежи и Студентов в Вене 537. Мы были наиболее, наряду с «Мазовше» 538, задействованным польским коллективом. Мы играли буквально везде, у нас также была своя постоянная, довольно солидная группа международных болельщиков, которые не отступали от нас ни на шаг. В фестивальном конкурсе джазовых и развлекательных коллективов мы получили IV место, мы же с Варской получили отличие как солисты. Но самое важное то, что впервые мы погрузились в настоящее море джаза. Мы слышали и видели столько знаменитостей, что от этого у нас не раз кружилась голова. Элла Фитцджеральд, Лу Леви 539, Оскар Петтифорд 540, Ганс Коллер 541, Ронни Скотт – это было искусство во всём его богатстве и разнообразии.

Мы были на концерте в Штадтхалле 542, где в джазовой части наряду Эллой, Лу Леви и Оскаром Петтифордом выступали "Jazz Orchester Johannes Fehring" 543, Эл «Фэтс» Эдвардс 544 – негритянский певец, поразительно похожий на Оскара Питерсона, "Austrian All Stars" с Гансом Коллером во главе, а также "International Band", состоящий из разных музыкантов. Всё было великолепно, за исключением зрительного зала, который недовольно свистел во время баллад Эллы, поэтому она во время импровизации вставила несколько фраз типа: "почему не хотите слушать?" и тому подобных, сделав это в совершенстве, вплетая их в вокализ. Очень мне нравилась позиция Петтифорда, который не поддался склонностям публики: импровизировал два квадрата, прерываемый демонстративным свистом недовольных, зато награждённый частыми браво настоящих меломанов. После выступления все, конечно, пошли в "Fatty's Saloon" 545 – ночной джазовый клуб. Я разговаривал с Эллой, получил автограф, поприветствовал её от имени польских джазменов и почитателей джаза. Сказала, что страстно стремится приехать в Польшу; мы ждали шесть лет, прежде чем эта всеобщая мечта осуществилась. Элла была очень привлекательна и обворожительна, а "Perdido" 546 и "How High the Moon" 547 она пела так, что это было выше всяких похвал.

Из европейского джаза нам больше всего нравился "Jazz Couriers" 548 из Лондона; два тенориста, Ронни Скотт и Табби Хэйз 549, – виртуозы высочайшего класса, а их мысли были для нас открытием. Выступление этих музыкантов произвело на нас наибольшее впечатление, мы чувствовали себя поверженными и восхищёнными, мы не могли покинуть зал после выступления. Играли они с невероятной, ритмической секцией: фантастическим силверовским пианистом Терри Шенноном 550, необыкновенно ритмичным и очень изобретательным; динамичным барабанщиком Филом Сименом 551 с лицом мистика, соло которого вызывали незабываемые переживания; а также контрабасистом Спайком Хитли 552, блестяще импровизировавшим в стиле Реда Митчела 553...

Двумя годами позже в похожем составе – только с Бырчеком вместо Дылонга и Кароляком в место Калвинского – мы представляли польских академиков 554 на Международном Фестивале культуры студентов в Пуатье. В милой атмосфере, пропитанной музыкой, цветами, французской кухней, ночными джем сешнз, среди симпатичных людей и ужасной жары пролетело десять дней. Ведущей музыкальной фигурой фестиваля оказался "электрический гитарист" из копенгагенского трио Мозехольма 555 – Ларс Блах; в его игре было что-то захватывающее, присущее только большим музыкантам. Играл современно, с "чёрным" запалом, его колоссальный свинг просто рвал аккомпанирующий ему состав. Это было не шарлатанство, а настоящая heart music 556. Мы подружились с датчанами и сразу после этого мы выехали в Париж. Уже на следующий день Домбровский встретил Збышека Цибульского 557, который устроил нам контракт с одним из самых популярных джазовых клубов – "Le chat qui pêche" 558. Отсюда мы перенеслись в "Tabou" 559, где в свое время просиживал Сартр, дебютировала Жульет Греко 560 и играли разные знаменитые джазмены. Париж был для нас вторым после Вены зарубежным джазовым пиром. Мы слышали трио Бада Пауэла (Пауэл – рояль, Жан Мари Ингранд – контрабас, Лени Ритчи – ударные), сумасбродного, но играющнго прекрасно; трио Кенни Кларка (Кенни – ударные, Лу Беннет 561 – орган, Джим Гурли 562 – гитара); а также вокалисток: Симону Шевалье и довольно коммерческую, но хорошо поющую Ненси Холлоуэй 563, немного похожую на Дакоту Стейтон 564, но с более острым тембром голоса с повышенной вибрацией. В "Blue Note" 565 я сыграл три вещи с Кларком и Беннетом. В клубе «Сен Жермен» 566 мы слышали альтиста и баскларнетиста Эрика Долфи 567. Не будучи поклонником Орнетта Коулмана 568, я с тревогой шёл слушать его продолжателя и преемника. И был приятно разочарован.

Долфи играл менее сумасшедше, более логично, мелодичная линия была не такой рваной, некоторые фразы звучали просто лирично. Его музыка, в сочетании с аккомпанементом Кенни Дрю и французской ритмической секции, была необычной, и одновременно чарующей и прозрачной. К самым приятным моментам нашего пребывания в Париже относилась встреча с Альбертом Николасом. Сколько было радости! Воспоминаниям о совместной игре на фестивале в Сопоте в 1957 году не было конца. К сожалению, мы должны были быстро расстаться; нас уже ожидали Франкфурт, Кёльн и Эссен.

В 1963 году я перебрался в Варшаву, а в январе 1964 года стал директором Джаз-оркестра Польского Радио. Это занятие мне очень соответствует; лучше всего я чувствую себя в работе, представляющей синтез профессии музыканта, руководителя оркестра и аранжировщика. Я считаю, что руководство оркестром – это самый лучший период в моей музыкальной карьере: в конечном итоге, за десять лет я сделал что-то новое. В истории джаза комбо всегда выходили из биг бэнда. Только не у нас. До войны существовали большие оркестры, но со временем они утратили джазовый характер. До 1945 года ещё представляли несомненные ценности оркестры братьев Лопатовских или Туревича, но позже они выродились; никто не приложил усилий, чтобы отреставрировать их для джаза. Мне удалось доказать, что эти музыканты способны играть хороший джаз. Я сумел предотвратить конфликт между ними и джазовой молодежью; в моём оркестре и тем и другим есть многое что сказать, и лишь объединение сил, взаимное их дополнение, рождает хорошую музыку. Такое сосуществование поколений, а также опора исключительно на польский репертуар и сосредоточение вокруг оркестра круга джазовых аранжировщиков – Кароляка, «Пташина» Врублевского, Милиана, Кацперского 569 и Фигеля 570, оказались правильными и уже принесли результаты.

У нас вообще трудно говорить о нормальном развитии джаза. Как далеко мы зашли, запутывая это понятие, свидетельствует тот факт, что Матушкевича, Комеду, Тшасковского и меня считают первым поколением польских джазменов. Это абсурд! Сразу же после войны у нас было множество отличных джазовых музыкантов, взять хотя бы Казимира Туревича, Юзефа Лысака и Збигнева Врубеля в Кракове, а в Варшаве Карла Бовери и Франчишка Гуркевича, который в моем оркестре играет на трубе. По-видимому, это не были джазовые музыканты в нашем понимании, хотя в Штатах, где джазмены постоянно и без ущерба занимаются развлекательной музыкой, никто бы не отказал им в почёте и уважении. Мы же начали молиться на джаз. Трактуя его как искусство, к которому следует серьёзно и честно относиться, нельзя, однако, забывать о развлекательном достоинстве, которое является атрибутом всякой музыки. Играя, я всегда отменно веселюсь.

Впрочем, у меня вообще весёлый нрав. Кроме того, я люблю обильные впечатления и разнообразие. Поэтому я так часто менял инструменты. Тромбон очень устраивает меня, и я, пожалуй, останусь при нём. Но в моей работе директора оркестра игра не является первоочередным элементом; бо́льшие возможности игры я имею в квартете. Эти формы в конечном итоге дополняют друг друга – в биг бэнде музыкант учится дисциплине, а в комбо развивает фантазию и изобретательность. Лишь сочетание этих признаков формирует породистого музыканта. Все великие американцы, в том числе и современные, вырастали в оркестрах. Игра в нём является наилучшим критерием оценки джазмена: труднее ведь в короткое соло вместить замысел, подать его в сконцентрированной и одновременно в драматической форме, чем влачить его по нескольким квадратам. Слушая затянутое соло, я скучаю, мучаюсь, жду завершение. Типичный пример – я бы предпочёл Гриффина, играющего короче. Не каждый является Цицероном, чтобы говорить долго и интересно. Малый ансамбль даёт свободу, а вопреки этому, когда я играю два, три квадрата, я уже испытываю, что мне нечего больше сказать. Чувство ответственности защищает меня от излишней говорливости.

Я очень добросовестно отношусь к музыке, чувствую громадную ответственность за то, что я делаю. Может даже слишком большую; я ужасно боюсь высунуться. Всегда должен иметь увереность, что то, что я замышляю, – сто́ящее дело. Такая позиция охраняет меня от совершения неподобающих дел, хотя, по правде говоря, я вынужден делать их постоянно. Я стараюсь всегда владеть собой и остерегаюсь лицемерия. Музыкой я выражаю своё настроение. Как и у каждого, у меня бывает разное самочувствие, но когда я играю, во мне всегда преобладает элемент развлечения и юмора. Я чувствую радость, издавая звуки, и от того, что меня кто-то слушает. И не в состоянии играть, если у меня нет доброжелательных слушателей. В обстановке доброжелательности я расцветаю. В своей работе я стараюсь помнить о том, что джаз перестал быть реакцией на догматичную культурную политику и стал нормальным искусством. Более того, безумно нелегким. Угрожает ему упадок, замкнутость. К счастью, наряду с авангардным существует мейнстрим, который всегда «призывает его к порядку». Нужно ясно себе представлять, что джаз является музыкой современной, но не новейшей. В результате авангардных начинаний он оказался в тупике: фуга Баха плюс ритмическая секция становится в глазах жрецов современности джазом. Это не джаз. А сейчас важнейшей вещью в искусстве является настроение. В итоге, джазом оказывается высвинговывание любого музыкального текста. Парадоксально, но факт.

Для меня музыка является всем, профессией и хобби. Моя голова постоянно занята ею. Кроме джаза, или даже параллельно с ним, я очень люблю развлекательную музыку; с удовольствием её играю и не стыжусь этой симпатии. Ничто не в состоянии так зажечь меня, как ча-ча, хорошо оркестрованная для биг бэнда. Но зато я не люблю вокал, исполнение музыки голосом меня не интересует. Из числа польских музыкантов больше всего нравятся мне те, которые действительно играют в моем ансамбле. Из зарубежных – абсолютным идеалом для меня всегда будет Клиффорд Браун 571. А люблю я многих; у каждого из больших джазменов есть что-то новаторское и такое, что завораживает. Я лично слышал многих знаменитых музыкантов, с несколькими крупными играл; с некоторыми, например, Джоном Льюисом или Альбертом Мангельсдорфом 572 меня связывают узы симпатии или дружбы. Но никто не произвел на меня такого впечатления, как Идрис Сулейман 573 из "New York Jazz Quartet" 574. Когда он в 1960 году концертировал в Польше, я находился под его мощным влиянием. Такой безумно впечатляющей была труба Идриса, что по сей день его игра звучит во мне.

508 Столовой конца века. Fin de siècle (фр. «конец века» или «фан-де-сьекль») – обозначение характерных явлений периода 1890-1910 годов в истории европейской культуры. В России более известно как Серебряный век.
509 Edward Dyląg – польский джазовый контрабасист. Старший брат и первый учитель известного джазового контрабасиста Романа «Гучьо» Дылонга.
510 Malwina Reissówna – в 30-х г.г. хозяйка музыкальной школы во Львове.
511 «Кракидалы» – стихийный рынок во Львове на Краковской площади.
512 В оригинале польск. podsynkopować.
513 Alton Glenn Miller (1904-1944) - американский тромбонист, аранжировщик, руководитель оркестра. В 1938г. создал биг бэнд, с которым участвовал в двух фильмах: "Sun Valley Serenade",1941г. (англ. «Серенада Солнечной Долины», в Польше шёл под названием "Serenada w Dolinie Słońca") и "Orchestra Wives",1942 г. (англ. «Жены оркестра»), которые содействовали популяризации джаза в Европе.
514 Петер Кройдер (нем. Peter Kreuder; 1905-1981) – немецкий и австрийский композитор, пианист и дирижёр. Автор более 4000 музыкальных произведений, в т.ч. развлекательной музыки с элементами джаза.
515 Leszek Lic – польский джазовый кларнетист.
516 Adam Kaczyński (1933-2010) – польский пианист, композитор и популяризатор современной музыки.
517 Uniwersytet Jagielloński – Ягеллонский Университет – старейший польский ВУЗ, один из старейших университетов на свете. Находится в Кракове.
518 Theodore Shaw "Teddy" Wilson (1912-1986) – американский джазовый пианист, представитель стиля свинг, виртуозную игру которого характеризовали элегантность и коммуникативность.
519 Henryk Sztompka (1901-1964) – польский пианист и педагог, один из лучших интерпретаторов произведений Фредерика Шопена.
520 "Klub Studencki "Rotunda"– краковский студенческий клуб, один из наиболее известных в Польше.
521 Andrzej Schmidt (1922) – один из выдающихся польских знатоков истории джаза и классической музыки. Автор монументальной трёхтомной «Истории Джаза».
522 Jerzy Żurawlew (1886-1980 ) - польский пианист, композитор, музыкальный педагог.
523 „Myśliwska" (рус. "Охотничья») – одна из центральных улиц в Гливицах, Польша.
524 "Hotel Monopol" в Катовице, Польша.
525 Stanisław Haraschin (1922-2006) – польский издатель, музыковед.
526 Polskie Wydawnictwo Muzyczne – Польское Музыкальное Издательство.
527 "Spree City Stompers" – немецкий (ФРГ, Западный Берлин) диксиленд. Участники ансамбля: Hans-Wolf Schneider (1930-2011) – тромбон, лидер; Harald Muller – контрабас; Thomas Leo Keck – ударные.
528 Albert Nicholas (1900-1973) – американский кларнетист, один из первых виртуозов традиционного джаза. В разное время проживал в США, Франции и Швейцарии.
529 "Woche der leichten Musik" – нем. «Неделя лёгкой музыки».
530 "Pianisten-Schau" – нем. «Шоу пианистов».
531 Horst Jankowski (1936-1998) – немецкий пианист, композитор. Играл джаз. Известность ему принесли композиции в рамках лёгкой музыки.
532 Borislav "Bora" Roković (1925-2006) – сербский джазовый пианист, композитор.
533 Martial Solal (1927) – французский джазовый пианист и композитор. Один из первых французских виртуозов, соединивший джазовые традиции с современной концертной музыкой.
534 Erwin Lehn (1919- 2010) – немецкий джазовый музыкант, композитор. С 1951 по 1992 г. Лен руководитель штутгартского танцевального оркестра Южно-немецкого радио (SDR), который позже превратился в руководимый им же современный свинговый "SWR Big Band".
535 "Tea for Two" (англ. «Чай вдвоём») – песня из американского мюзикла 1924 г. "No, No, Nanette", музыка Винсента Ньюманса, слова Ирвинга Цезара. Песня стала джазовым стандартом и была записана многочисленными джазовыми ансамблями и инструменталистами.
536 Кросценко-над-Дунайцем (польск. Krościenko nad Dunajcem) — сельская гмина (волость) в Польше.
537 VII Światowy Festiwal Młodzieży i Studentów. VI подобный фестиваль был проведён в Москве в 1957 г.
538 Polski Zespół Ludowy Pieśni i Tańca "Mazowsze" im. Tadeusza Sygietyńskiego – польский государственный академический ансамбль народной песни и пляски, один из самых больших фольклорных коллективов в мире. 539 Louis A. Levy (1928-2001) – американский бибоповый пианист. Работал со многими джазовыми артистами первой величины. Одинаково хорошо играл бибоп и кул.
540 Oscar Pettiford (1922-1960) – американский джазовый контрабасист, виолончелист, выдающийся представитель современного джаза.
541 Hans Koller (1921-2003) – австрийский джазовый тенор-саксофонист и руководитель оркестра.
542 Wiener Stadthalle – Венский Городской зал.
543 «Джазовый Оркестр Йоханеса Феринга». Johannes Fehring (1926-2004) – австрийский джазовый музыкант, композитор, руководитель оркестра.
544 Al „Fats" Edwards (1923-1992) – американский джазовый вокалист.
545 "Fatty's Saloon" – венский джазовый клуб, основанный в 1958 г. джазовым кларнетистом Фатти Джорджем (сценическое имя – Fatty George, наст. имя – Franz Pressler).
546 "Perdido" – джазовый стандарт, написанный в1944 г. тромбонистом Хуаном Тизолом, слова Эрвина Дрейка и Ганса Ленгсфелдера. Название песни относится к улице "Perdido Street" в Новом Орлеане.
547 "How High the Moon" – джазовый стандарт, написанный Морганом Льюисом, слова Ненси Хэмилтон. Песня впервые была исполнена в 1940 г. в бродвейском ревю "Two for the Show".
548 "The Jazz Couriers"(англ. «Джазовые курьеры») – английский джазовый квинтет, существовавший в 1957-1959 г.г.
549 «Табби» Хейз (Edward Brian "Tubby" Hayes; 1935-1973) – английский джазовый мультиинструменталист (саксофоны, флейта, вибрафон). Хорошо известен игрой на тенор-саксофоне в содружестве с тенор-саксофонистом Ронни Скоттом и трубачом Джимми Дойчером.
550 Terry Shannon (1929) – английский джазовый пианист.
551 Phillip William "Phil" Seamen (1926-1972) – один из лучших английских джазовых бибоповых барабанщиков.
552 Spike Heatley (1933) – английский легендарный джазовый басист.
553 Keith Moore "Red" Mitchell (1927-1992) – американский джазовый контрабасист, пианист, композитор, поэт, автор текстов песен. Представитель свинга и хард-бопа.
554 Akademik – польск. студент университета (академии).
555 Erik Moseholm (1930-2012) – известный датский джазовый контрабасист, композитор, руководитель биг-бэнда.
556 Буквально (англ.) – сердечная музыка. Можно предположить, что имелось в виду что-то вроде музыки, доходящей до сердца.
557 Zbigniew Hubert Cybulski (1927-1967) – один из самых выдающихся и самых популярных актёров послевоенной Польши, легенда своего поколения.
558 "Le chat qui pêche" – парижский джазовый клуб, существовавший с 1957 по 1970 г. Сейчас с этим же названием действует ресторан.
559 "Le Tabou"– парижский клуб-погребок, открытый в 1947 г. Вначале незаметное место встреч парижских интеллектуалов быстро превратилось в легендарный джазовый клуб. Завсегдатаем этого клуба был Майлз Девис; здесь у него бы короткий, но бурный роман с Жюльет Греко.
560 Juliette Gréco (1927) – французская актриса и популярная певица.
561 Louis Benois ‘Lou’ Bennett (1926-1997) – американский джазовый органист. Больше известен работой во Франции.
562 Jim Gourley (James Pasco Gourley, Jr.; 1926-2008) – американский джазовый гитарист, композитор. Долгое время работал во Франции.
563 Nancy Holloway (до замужества – Nancy Brown; 1932) – американская джаз, поп и соул певица. В качестве джазовой исполнительницы приобрела известность в конце 50-х, гастролируя по Европе. Живя в Париже, выступала в джаз-клубах, часто с Кенни Кларком.
564 Dakota Staton (также известная как Aliyah Rabia; 1930-2007) – американская джазовая и R&B вокалистка.
565 "Blue Note" – в первоисточнике опечатка: написано "Blue Not".
566 "Club Saint-Germain" – парижский джазовый клуб с богатой историей. Клуб был открыт в 1947 г. французским полиматом (писатель, поэт, музыкант, певец, переводчик, критик, изобретатель, инженер) Борисом Вианом (Boris Vian; 1920-1959). Наряду с "Jazzhus Montmartre" в Копенгагене, "Club Saint-Germain" был центром, куда устремлялись американские джазовые музыканты в 1950-х и 1960-х г.г.
567 Эрик А́ллан Долфи (англ. Eric Allan Dolphy; 1928-1964) – американский джазовый альт-саксофонист, флейтист, бас-кларнетист (иногда играл на кларнете пикколо и баритон-саксофоне), композитор, один из выдающихся новаторов джаза 1960-х г.г.
568 Ornette Coleman (1930) — американский джазовый альт- и тенор-саксофонист, трубач, композитор. Один из самых известных джазовых новаторов, пионеров фри-джаза. Кроме того, играет также на скрипке, применяя нестандартную технику (например, трактуя её как ударный инструмент).
569 Wojciech Kacperski – польский джазовый пианист.
570 Piotr Figiel (1940-2011) – польский пианист, органист, вокалист, композитор, аранжировщик. Автор музыки к фильмам, теле- и радиопередачам, театральным постановками, а также песен для известных артистов.
571 Clifford "Brownie" Brown (1930-1956) – выдающийся американский джазовый трубач, композитор, связанный с течениями бибоп и хард-боп.
572 Albert Mangelsdorff (1928-2005) – выдающийся джазмен Германии, тромбонист.
573 Idrees Sulieman (наст. имя Leonard Graham; 1923-2002) – американский джазовый трубач, композитор. С середины 60-х по 1973 г. был основным солистом в копенгагенском "Kenny Clarke-Francy Boland Big-Band".
574 В 1960 г. на открытии первого Московского джаз-клуба на Раушской набережной (президент Алексей Баташёв) выступал "New York Jazz Quartet" (Idrees Sulieman - tp, Oscar Dennard - p, Jamil Nasser - b, Earl Smith - dr).

Перевод с польского, комментарии и примечания: Георгий Искендеров (Россия, Москва, 1974 г., 2014 г.)
Литературный редактор: Михаил Кулль (Израиль, Иехуд, 2014 г.)


страна
Польша
Расскажи друзьям:

Еще из раздела проза
Виктор Леденев - Blues Brothers: Свинг на братскую тему Виктор Леденев - Вечер в "Паласе" Виктор Леденев - Перелететь через Канал Михаил Володин - Я видел Ленина живьем...
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com