nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Bill Kirschner - О джазе и музыкальном бизнесе

стиль:

Bill Kirschner - О джазе и музыкальном бизнесе
Билл Киршнер родился в штате Огайо, закончил Manhattan College в штате Нью-Норк. До 80-х годов он жил в Вашингтоне, где иг­рал в оркестре Майка Кротти. квартете Бернарда Свитни и руководил собственными коллективами. Переехав в Нью-Йорк, создал свой нонет. Его комбо, состоящее из известных музыкантов Нью-Йорка, исполняло композиции лидера. Нонет выступал на многих престижных фестивалях и объездил с кон­цертами всю Америку. Киршнер известен и как аранжировщик — работы Киршнера исполняли оркестры Диззи Гиллеспи, Ли Конитца, певица Патти Остнн. Сам Киршнер играл и записывался с такими вездами джаза, как Тито Пуэн!те, Марио Бауза, Мел Льюис, Анита О'Дэй, Шейла 1жордан. Кроме своего постоянного коллектива, Киршнер также выступал в различных дуэтах, трио, квартетах. Имеет в своем активе и записанные аль­бомы.

С начала 90-х годов Билл Киршнер занимается переизданием многих легендарных джазовых альбомов, выступая в качестве продюсера, составителя, автора аннотаций на таких всемирно известных фирмах звукозаписи, как Blue Note, GRP, Verve, Warner Brothers.

За деятельность эту он был удостоен: ГРЭММИ-96 за луч­шую аннотацию к альбому Майлса Дэвиса и Гила Эванса, награды NAIRD-95 за лучший буклет (в 88 страниц!) к альбо­му из 5 дисков Smithsonian Collection of Recordings и т.п. Но пожалуй, самая известная его работа — книга "The Oxford CompanionTo Jazz". В 2001 году Международной ассоциацией джазовых журналистов эта книга была признана "Лучшей книгой о джазе". В прошлом го­ду один экземпляр этого ги­гантского труда (около 1 ООО страниц!) привез в Ереван аме­риканский пианист Армен До­нелян, которому эту книгу — специально для библиотеки ереванской консерватории — передал сам автор. Я имел счас­тье читать этот труд. Толстен­ная книга рассказывает о джа­зе всех времен и народов, о му­зыкантах, композиторах, аранжировщиках, критиках, продюсерах и даже кинофиль­мах и книгах, посвященных джазу. Очень интересная и по­лезная работа большого зна­тока джаза и обладателя награ­ды "За выдающиеся достиже­ния в области джазового обра­зования". Ну, и, наконец, Билл Киршнер ведет цикл передач на крупнейшей джазовой ра­диостанции США — WGBO- FM под названием "Джаз из ар­хива".

За день до открытия Jazz Appreciation Month'04 автору этих строк удалось встретить­ся с господином Киршнером и его супругой Джуди в их гости­ничном номере и побеседо­вать с ними. Учитывая, что наш гость хорошо известен не только как музыкант, но и, в большей степени, как теоретик, критик и педагог джаза разговор, начавшись с обычных для такой встречи тем, быстро перешел в русло глобаль­ных проблем.

А.М.: Что Вы знали об Ар­мении, ее культуре и в част­ности джазе до сегодняш­него дня?


Б.К: Только то, что рассказы­вал наш друг Армен Донелян. А мое первое впечатление связа­но с местными джазменами — сегодня я репетировал с ними.

А.М.: И каково это впечат­ление?

Б.К: Великолепно!

А.М.: Действительно, или это просто дань вежливос­ти?


Б.К: Я профессионал и оце­ниваю людей по их професси­ональным качествам. Так вот, я
повторяю — это музыканты мирового уровня. Наша репе­тиция длилась всего час-полтора. Стоило мне назвать ме­лодию, как они тут же начина­ли ее исполнять именно так, как надо. Лишь одну из предло­женных музыкальных тем они не знали, но благодаря своему мастерству заиграли ее через пару тактов так, как будто всю жизнь ее репетировали. Слов нет, великолепные музыканты — техничные и опытные, способные дать фору многим из известных мне американских музыкантов.

А.М.: А как же быть с утверждением, что надо ро­диться в Америке, чтобы хорошо играть джаз?

Б.К: Джаз — это мировая му­зыка, которая началась в Америке, но развивается она во всем мире. Везде есть прекрасные музыканты, которые со­здают джазовую музыку со­гласно своим собственным идеям, вкладывая в нее свое культурное наследие, основываясь на своих музыкальных корнях. Так что джаз могут играть, и играть хорошо — везде.

А.М.: Но ведь абсолютно ясно, что, скажем, полине­зиец не сможет играть на дудуке армянские народ­ные мелодии так же, как это сделает армянский му­зыкант. А джаз, насколько мы все знаем, музыка с яр­ко выраженными амери­канскими корнями!

Б.К.: Джаз — это музыка индивидуальности. Каждый иг­рает его так, как чувствует, ведь именно индивидуальность це­нится в джазе. Конечно, все на­чинают со стандартов, слуша­ют джазовые альбомы, запи­санные признанными музы­кантами, учат теорию джаза. Но при этом каждый идет своим путем, согласно своим представлениям, взглядам и предпочтениям.

А.М.: Сейчас много спо­рят об этно-джазе. Пурисгы от джаза не признают его совсем, предлагая не применять к этой музыке термин "джаз". Некоторые, иаоборот, считают, что это и есть будущее джаза...

Б.К.: Любая музыка, создан­ная и исполняемая людьми, может считаться этно-музыкой. потому что каждый созда­ст музыку, основываясь на сво­ей культуре, на привычных ему гармониях и ритмах. Великий джазовый музыкант и новатор Уэйн Шортер однажды высказал очень интересную мысль: он сравнил джазовую музыку с озером. В озеро впадает много разных рек и ручейков, и каждый приносит в него что-то свое. Все они разные, но в ре­зультате создают одно живое озеро. Более того, если его оградить от этих ручейков и попыггаться оставить его "чис­тым" . оно очень скоро попрос­ту умрет. Джаз — это живая, вечно развивающаяся музыка, и он нуждается в постоянной подпитке самыми разными идеями и веяниями. И естест­венно, что часть этой подпитки идет от представителей раз­ных культур. Если же расцени­вать джаз как что-то уже однажды созданное и неприка­саемое. то очень скоро он пре­вратится в музейный экспонат, интересный лишь историкам и исследователям. А джаз стро­ится на новациях, экспери­ментах, попытках создать что- то свое. И тут важен и даже обя­зателен голос каждой индиви­дуальности. Конечно, Чарли Паркер — великий музыкант, и он много сделал для дальней­шего развития джаза. Но и, ска­жем, я, хотя, конечно, фигура не такого масштаба, как Пар­кер, сделал что-то свое, внес свою лепту в этот постоянный процесс развития. Так что каж­дый думающий музыкант ва­жен и обязателен для этого жа­нра музыки.

А.М.: Будучи крупным те­оретиком джаза, как Вы от­носитесь к делению джаза на различные стили, под- стили, направления?..


Б.К.: Дюк Эллингтон делил всю музыку (а не только джазо­вую) на две категории — хоро­шую и всю остальную. Я с ним полностью согласен.

А.М.: Сейчас во всем мире очень популярен поп-джаз или smooth-jazz. Его слуша­ют везде и все. Может быть это и есть будущее джаза? Ведь во всем мире во всех сферах жизни идет некая глобализация, примити­визация, подгонка всех и вся под невзыскательные вкусы. Лишь бы продава­лось... Нет ли здесь опасно­сти для настоящего джаза?


Б.К: Лично я нормально от­ношусь к музыкантам типа Кенни Джи и не вижу никакой опасности. Если кому-то нра­вится — пусть слушает. Кому не нравится, будет слушать Чарли Паркера и Джона Колтрейна. И не надо забывать, что джаз, в принципе, начинался как раз­влекательная музыка. И всегда существовали музыканты, ко­торые занимались популяри­зацией джаза. Например, в 60-х годах существовал квинтет Джорджа Ширинга и квартет Рамсея Льюиса. Они тоже дела­ли популярную музыку. Нарав­не с ними существовали и му­зыканты, игравшие серьезную музыку. Можно упомянуть и популярных нынче певиц, по­ющих нечто среднее между джазом и поп-музыкой, напри­мер Нору Джонс или Дайану Кролл. Они тоже делают по­лезное дело. Во-первых, они все-таки продвигают в массы какой-никакой, но джаз. И де­лают это хорошо, надо заме­тить. А кроме того, эти люди продают миллионы альбомов, студии звукозаписи получают огромные деньги. И на эти деньги та же всемирно извест­ная фирма Blue Note получает возможность выпускать диски серьезных музыкантов, таких как Джо Ловано или Джейсон Моран, альбомы которых про­даются очень тяжело. Но такая музыка тоже нужна, у нее есть поклонники! И если бы не бы­ло коммерческого успеха Но­ры Джонс и Дайаны Кролл, Blue Note никогда бы не выпус­тил альбомы этих креативных музыкантов! Тут в творчество вмешивается бизнес, а у него свои законы. Поэтому следует признать, что хотя бы в этом плане так презираемый "на­стоящими" джазменами поп- джаз делает очень полезное де­ло.

А.М.: Ну, и последний во­прос: как Вам видится буду­щее джаза?

Б.К: Сейчас сильно измени­лись условия для развития му­зыки. Если раньше одна лич­ность могла изменить весь процесс, как, например, это сделали в свое время Чарли Паркер или Джон Колтрейн, то сейчас, в эпоху, когда люди имеют больше возможностей для общения, обмена творчес­кой информацией, взаимо- обогащения, говорить о лич­ностях, я думаю, не стоит. В на­ше время очень много хоро­ших музыкантов, которые ра­ботают в разных жанрах, с раз­ных отправных точек, с разны­ми взглядами на дальнейшую судьбу джаза. Работают актив­но, плодотворно, своеобразно. Так что, мне кажется, развитие будет идти сразу по несколь­ким равнозначным направле­ниям, которые будут одинако­во важны для развития культу­ры и приняты музыкальным сообществом.

В заключение я решил сори­гинальничать и задал вопрос супруге музыканта, которая присутствовала при нашем разговоре и принимала в нем активное участие:

— Миссис Киршнер, ка­ково быть женой известно­го джазового музыканта?

И тут же осознал всю пра­вильность поговорки "Хочешь получить умный ответ — задай умный вопрос!"

— Я не знаю, — призналась Джуди Киршнер. — Я знаю лишь, каково быть женой Бил­ла Киршнера! Ну а если серьез­но, то я, конечно, люблю ту му­зыку, которую любит он, очень горжусь его успехами, раду­юсь тому, что его любят как му­зыканта, уважают как писателя и критика. И очень рада и гор­да, что благодаря его успешно­му творчеству нас пригласили в вашу страну. А теперь поз­вольте добавить пару слов к ва­шему разговору. По поводу то­го, могут ли неамериканцы иг­рать джаз. Так вот, это то же са­мое, что утверждать, будто ни­кто, кроме русских, не может танцевать классический ба­лет. Но ведь танцуют везде и танцуют прекрасно. Так что, мне кажется, национальная принадлежность, страна про­живания не играют никакой роли для человека, пишущего и исполняющего музыку, со­здающего картины или скульптуры. Просто, он это будет делать на свой собственный манер. И в этом будет его ценность.

Был уже поздний вечер. У гостей состоялся тяжелый пе­релет через океан, они не спа­ли сутки, и с моей стороны бы­ло бы как минимум неприлич­но задерживать их дольше. Это был их первый день на армян­ской земле. Я поспешил рас­прощаться. Ну а через день, на открытии фестиваля, имел удовольствие видеть и слы­шать практическое воплоще­ние того, о чем мы так долго го­ворили с саксофонистом и те­оретиком джаза Биллом Киршнером.

поздний вечер. У гостей состоялся тяжелый пе­релет через океан, они не спа­ли сутки, и с моей стороны бы­ло бы как минимум неприлич­но задерживать их дольше. Это был их первый день на армян­ской земле. Я поспешил рас­прощаться. Ну а через день, на открытии фестиваля, имел удовольствие видеть и слы­шать практическое воплоще­ние того, о чем мы так долго го­ворили с саксофонистом и те­оретиком джаза Биллом Киршнером.

Армен МАНУКЯН



JAZZ-KBAДPAT №3/2004




авторы
Армен МАНУКЯН
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с другими
Йонас Ючас - Программа Kaunas Jazz - это ступени Михаил Фрейдлин - Джаз родился благодаря одесситам. Мы это докажем Михаил Трофимов - Знал же, зачем шел в журналистику!!! Беркли-Ереван-Беркли
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com