nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Гасан Багиров - не примелькавшееся лицо..

стиль:

Гасан Багиров - не примелькавшееся лицо..
— Сейчас я занял свое, пусть небольшое, положение и начал движение. Года через два мне самому будет интересно: узнали ли меня люди, запомнилась ли моя игра?

— Ну, что ж, годика через два и поговорим...


...На этом, собственно, можно было бы и закончить: и мысль есть, и сюжет интригующий, и словам просторно, и "сестра таланта" глаз радует. Да вот незадача: хочется поговорить, есть — о ком, вернее, есть — с кем.

В одном из фестивальных буклетов его отнесли к "самым ярким представителям современного поколения на петербургской джазовой сцене". О нем и его партнере после второго совместного выступления с восторгом отозвался Георгий Гаранян: "Великолепные музыканты! Играют во всех жанрах, и люди симпатичные — удачное сочетание". А чего стоит тот факт, что именно его пригласил для записи своего второго компакт-диска Давид Голощекин?

Поколение тридцатилетних музыкантов, к которым относится и петербургский гитарист Гасан Багиров, — это не "завтра", это — наше джазовое "сегодня", оно уже наступило, и его пора знать в лицо (см. фото). Однако, похоже, лицо это не примелькалось пока даже на российском джазовом просторе, а уж появление дуэта Гасана Багирова — Роберта Пилякальниса в Витебске на сцене джаз-клуба фестиваля "Славянский базар" стало большим и очень приятным сюрпризом для белорусов.

Что это было: магия, волшебство? Что "выдыхали" эти пальцы, под которыми струны, вибрируя, наполняли зал ароматом легких, томных, ускользающих звуков? Гасан и Роберт делали как раз то, что не позволяет ресторану превратиться в "кабак", что очищает любое пространство от шелухи суетного и мелкого, что притягивает внимание и не забывается, — они создавали музыку.

А как создается хороший джазовый музыкант? Разговаривая с Г.Багировым, я думала о том, что набор составляющих этого интригующего образа вполне обозрим и несложен, загвоздка — в непременном наличии всех элементов. Ну, о таланте и упоминать нечего, потому что он — повод для разговора вообще. Конечно, образование, без него в наше время никак. И непременно должна быть вспышка — увлечение: с холодной головой еще никто в джаз не приходил...

— Начиная примерно с 1983 года, я очень увлекся гитарой — сначала рок-музыкой, потом уже услышал Дж. Бенсона, Дж. Холла, У. Монтгомери. И, закончив хоровое училище, вместо того, чтобы поступить в консерваторию, стал готовиться к сдаче экзаменов в училище им. Мусоргского, где было единственное отделение джазовой гитары. Там тогда преподавал Александр Старостенко — лауреат многих всесоюзных конкурсов, очень талантливый молодой гитарист, с которым мы серьезно прозанимались год, потом у него было много гастролей, да и я в последний год выступал с группой "Секрет".

— А что ты играл в "Секрете"?

— Тогда шел спектакль "Король рок-н-ролла". Я принимал в нем участие как гитарист: играл соло в стиле Чака Берри.

— Вернемся к джазу.

— В 1992 году мне посчастливилось попасть в ночной клуб гостиницы "Прибалтийская", где тогда играли замечательные петербургские джазмены: Николай Поправко, Александр Беренсон, Сергей Соколов, Владимир Туник. Там же я познакомился с моим нынешним партнером Робертом Пилякальнисом, он раньше меня пришел в джаз, и у него были очень хорошие учителя.

— А как на тебя "вышел" Д. Голощекин?

— Он был учредителем конкурса им. Д. Эллингтона, лауреатом которого я стал, и я получил из его рук грамоту и премию. Я считаю Д. Голощекина своим большим другом, он дал мне визитную карточку в профессиональный джаз, потому что, имея лауреатский статус, я уже перешел в другую категорию. В 1996 году Д. Голощекин предложил мне записать с ним лазерный компакт-диск, где он играет на скрипке. И "Вечера джазовой скрипки" в джаз-филармонии — из самых любимых концертов, и его, и моих.

— Тот факт, что ты регулярно выступаешь с Д. Голощекиным, очень показателен, ведь он не любит воспитывать, предпочитая, чтобы люди сразу играли.

— Да, он не любит много репетировать, его стиль — сказать пару слов, обговорить маленькие детали и — играть спонтанный джаз, а для этого человек должен быть подготовлен.

(...Вот, кстати, еще одна важная деталь на пути становления джазового музыканта: встреча со знаменитым коллегой, который бы заметил и поддержал. Не всем, конечно, везет, в крайнем случае можно обойтись и без везения, но с ним легче перескочить поскорее на следующую карьерную ступеньку, а это так вдохновляет...)

— А то, что ты недавно поступил в Академию культуры, — это нехватка знаний? Чего ты ждешь от этого обучения?

— Как артисту мне это не нужно, но, когда скрупулезно занимаешься педагогикой, рассчитывая каждый шаг, это поднимает и профессиональный уровень. Сейчас существует дефицит педагогов-гитаристов, специалистов, знающих боп, мэйнстрим, ладовый джаз, хотя бы свинг — правда, только свинга сейчас уже недостаточно. Я знаю правила и теперь не допускаю непростительных смешений: если, скажем, звучит фьюжн, а человек играет боперским языком.

— В Витебске ты выступал в дуэте с Робертом Пилякальнисом. Но это ведь не единственный твой состав?

— Нет, конечно, существует квартет, в который, кроме нас с Робертом, входят пианист Сергей Григорьев и ударник Александр Старосельский. К сожалению, мы не репетируем регулярно, а этого уже недостаточно. Наш дуэт с Робертом тем и замечателен, что мы великолепно сыграны, за 3 года мы редкий день не играли вместе, и поэтому нашей музыкой создается особая атмосфера, магия. И это очень приятно, ведь многие люди не понимают, какие ноты мы играем, какие гармонии, они только слушают или смотрят, и наша аура их трогает.

— Но в дуэте у тебя больше функций. Правда, напряжения, как я заметила, у тебя это не вызывает: ты можешь бросить гармонию, поддержать бас, "рассеять" мелодию, и — всего хватает.

— Да, это особый саунд, когда нет долбежки ударных и бас играет ту линию, которую захочет. Я сразу могу отметить, куда бас пойдет — у нас с Робертом есть и заготовки, и спонтанные места.

— Ты говорил о программах, где вы играете в разных стилях. Расскажи об этом поподробнее.

— Есть моя программа под названием "Вечер джазовой гитары", это мэйнстрим. Есть программа Роберта — Х. Хенкок, Дж. Пасториус, его композиция (думаю, к своим вещам мы еще вернемся). Есть программа с певицей Анной Гузиковой, это босса-новы, в том числе, одна моя — посвященная Жобиму. Еще есть программа с саксофонистом Михаилом Черновым, одно отделение — мэйнстрим, а второе — ближе к фьюжн. М. Чернов играет на разных саксофонах, флейте, он очень темпераментен, и поэтому здесь — звучание клавиш и гитары со специальными эффектами. Так что мы постоянно "освежаемся", меняя жанры, но занимаясь, тем не менее, тем, что нам нравится.

— Есть ли что-нибудь в тебе-музыканте, что тебя-музыканта не устраивает?

— Отсутствие классической гитарной школы: хотелось бы поднять технический уровень. И, потом, я еще недостаточно владею гармонией, но мне это интересно, и я занимаюсь сам, потому что в учебных заведениях, в том же училище им. Мусоргского, с этим большие проблемы.

(...Замечу в скобках, что эти недостатки на сцене трудно выявить, а вот умение держаться и не теряться в неожиданных ситуациях наблюдала собственными глазами. Во время выступления Гасана Багирова и Роберта Пилякальниса в джаз-клубе "Славянский базар" погас свет, все здание центра культуры не менее получаса было погружено во тьму. Музыка оборвалась на полуслове, и в наступившей темноте сразу начался галдеж: публика в клубе — он же ресторан — собиралась разная. В тот момент та ее часть, которая особенно "разная", почувствовала пьянящую свободу, и в гудящем темном зале пронеслось победное: "Ой, мороз, мороз..." Казалось, после этого энтузиазм тонкой музыкальной души должен сойти на нет, но, когда свет включился, Гасан и Роберт вышли на сцену оживленные и снова начали прерванную пьесу, причем Гасан сыграл продолжительное вступительное соло...)

— Вот так постоять в темноте и — вдохновиться?

— Темнота тоже бывает полезна. Мне часто перед концертом не хватает спокойной обстановки, чтобы абстрагироваться от окружающего и подумать, что я буду играть. У меня как раз проблема с концентрацией внимания.

— Ты открыт для других музыкальных стилей?

— Знаешь, сейчас я бы с большой осторожностью отнесся к таким предложениям. Здесь, в джазе, я раскрываюсь всецело, кроме того, здесь уже есть мое имя, это не так просто дается, и мне бы не хотелось его потерять. А разных жанров мне хватает и в джазе, зачем искать пути какого-то упрощения, примитивизма? Если моя душа такая хитросплетенная и многогранная, думаю, это — Божий дар и его нужно использовать; не дать людям то, что я могу, недопустимо.

— Ты — петербургский музыкант. Куда бы ты хотел расширяться?

— В плане стилей — я их перечислил, их много, и, пожалуй, ни один состав не может похвастать таким разнообразием...

— Даже супермногосторонний Андрей Кондаков?

— Может быть, только он. Андрей, конечно, феноменальный музыкант, феноменальный композитор и очень хороший человек. Кроме него, трудно представить музыканта, который был бы так же близок нам по духу. Только талантливый Сергей Григорьев мог подвигнуть нас на сотрудничество с клавишником.

— А как насчет географического расширения?

— Расширяться хотелось бы дальше в Россию, в страны СНГ. Пока и в Москве меня особо не знают, так как я очень долго раскачиваюсь. Лишь сейчас я чувствую себя в силах не только играть музыку, но и заботиться о том, чтобы ее знали за пределами Санкт-Петербурга.

— Самый естественный для жителей СНГ вопрос: уехать не хочешь?

— Нет. Я, в принципе, российский человек, коренной петербуржец, это особая порода людей. У нас здесь очень насыщенная жизнь: концерты, поклонники, у меня педагогическая деятельность. Зачем мне куда-то ехать?

(...Несколько слов о патриотизме. В нашей стране это слово звучит почти неприлично, однако! Мы ведь уже так много знаем, что вполне можем поверить: ничего страшного в словах "патриотизм" и "родина" нет, если не перебарщивать с интонацией. И чем больше талантливых людей это поймет, тем нам всем лучше: что мы без них-то будем делать?...)

— Выходит, живя джазом, ты и деньги на жизнь джазом зарабатываешь?

— Да, и Роберт зарабатывает. Не могу сказать, что мы шикуем, но на жизнь, на инструменты нам хватает. Конечно, это непросто, но люди видят, что мы энтузиасты, и многие помогают. Не только деньгами, важна и моральная поддержка: у нас есть фаны, которые устраивают нам концерты, вечеринки...

Так какова же этимология образа современного молодого джазмена? Талант (чем больше, тем лучше), образование (сколько выдержит), труд (часто заменяет талант, но джаз рано или поздно выводит "трудяг" на чистую воду), немного везения (если много, может заменить все остальное), энтузиазм (если его не распылять на активную общественную деятельность, можно успешно продвигать собственную карьеру), патриотизм, обаяние, конечно, желательны, но решающей роли не играют. Ну вот, в основном, кажется, все.

Представляете, как интересно будет с Гасаном Багировым, который обладает всеми этими качествами, поговорить годика через два?

Анна АЛАДОВА

1998


авторы
Анна АЛАДОВА
музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с гитаристами
Fender Igor Boiko Tele - Эксклюзивное звучание Владимир Ткаченко - любовник гитары Hiram Bullock Jim Hall
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com