nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Ольга Пирагс - Джаз я услышала еще до рождения

стиль:

Ольга Пирагс - Джаз я услышала еще до рождения Ведущей джазовой вокалистке Латвии Ольге Пирагс в августе исполнилось 50. В Юрмале, в джаз-клубе им. Раубишко при ДК "Майори", в кругу друзей певица отметила свой юбилей.

Мы встретились с Ольгой в Дома Конгрессов. Место знаменательное, на его сцене проходят все главные концерты фестиваля Rigas Ritmi, и здесь выступали мировые звезды джаза: Дайана Ривз, Джой деФранческо, Джеймс Моррисон, Кенни Гаррет, Тутс Тилеманс, Аирто Морейра... В полдень в кафе Дома Конгрессов немноголюдно и мы можем спокойно поговорить

Валерий Копман: Еще раз поздравляю с днем рождения. Кстати, в октябре отметит свое 50-летие и Дайана Ривз. Вот так. Почти в одно и тоже время и в Латвии, и в Америке, отмечают юбилеи "первые леди джаза" своих стран. Оля, а когда вы впервые услышали джаз?

Ольга Пирагс: Вы будете смеяться, но, правда, мое знакомство с джазом произошло еще в тот самый летний вечер 56-го, когда мама (а я должна была вот-вот появиться на этот свет) и папа смотрели знаменитый фильм "Серенада солнечной долины". И, что самое поразительное, в юные годы, еще не видя фильма, я напевала все его известные мелодии. Каким-то образом они находились во мне, в моем подсознании... Ведь я нигде их услышать не могла. Джаз по всесоюзному радио тогда не звучал, и грампластинки с его записями не выпускались.

Валерий Копман: Да, история прелюбопытная – получение информации из подсознания. И все же, когда произошла настоящая встреча с джазом?

Ольга Пирагс: Должна сказать, что еще до полноценного знакомства с джазом, в мир западной музыки я входила в середине 70-х, когда училась в Даугавпилсе на музыкальном отделении пединститута. С молодежными группами пела песни из репертуара Барбры Стрейзанд, Донны Саммер, Сузи Кватро... В 77-м после окончания института, получив диплом музыкального педагога, вернулась в Ригу и стала выступать с рижскими музыкантами. Через два года на известном латвийском фестивале "Лиепайский янтарь" я получила первую премию, за исполнение песни Исаака Дунаевского "Весна идет". Пела в сопровождении джазового ансамбля "Инверсия" Хария Баша. Молодые музыканты аккомпанировали с четким ритмом, хорошо свингуя, и пела я легко и свободно, но не в совсем привычной для себя манере. Еще не понимала, что началось мое приближение к джазу. Позже, во время телетрансляции, мне понравилась на сопотском фестивале финская певица Марион Рунг. Пела она замечательно, уверенно исполнив в рефрене виртузный скэт. Я сразу взяла ее песню в свой репертуар. Вскоре музыканты и просто поклонники, услышав перемены в моем пении, стали советовать начать серьезно заниматься джазовой музыкой. Дали послушать магнитофонные записи, грампластинки... Так я впервые открыла для себя Эллу Фитцджеральд, Сару Воан, Кармен МакРей.

Валерий Копман: Вы делали очевидные успехи и вскоре получили приглашение на работу в оркестр легкой и эстрадной музыки латвийского телевидения и радио под управлением Алниса Закиса, в котором играли известные джазмены Латвии: Раймонд Раубишко, Гунар Розенберг, Эгил Страуме, Юрий Смирнов, Паул Миерлейс, Марис Бриежкалнс и другие. Для вас это была настоящая школа познания джаза...

Ольга Пирагс: Да, это был 79-й год. Моя энергия била ключом. Работая в оркестре телевидения и радио, я параллельно продолжала выступать с "Инверсией". Кроме того, без устали работала в самом известном рижском ночном баре "Мелодия" в интуристовской гостинице "Латвия". Пела популярные хиты из репертуара Eruption, Boney M, Chicago... Со мной играли замечательные музыканты, и все, что мы делали, стало отличной практикой, закалило меня. С "Инверсией" выступала в Москве и в программе обязательно исполняла несколько известных джазовых тем. Помню, как на концерте в Доме кино мне особенно восторженно аплодировал актер Михаил Козаков, говорят, большой знаток и ценитель джаза.

Валерий Копман: Вы часто выступали в Москве, и известные в стране люди искусства вас любили. Помните, как в середине 80-х, во время рижского джазового фестиваля "Ритмы лета" вас с биг-бэндом Розенберга пришли послушать актеры МХАТа Евгений Евстигнеев и Станислав Любшин. Знаменитый театр в те дни играл свои спектакли в Риге. Евстигнеев страстно любил и тонко понимал джаз. И в фильме "Мы из джаза" великий артист мастерски изобразил барабанщика, играющего щетками. После концерта мы хорошо посидели и пообщались с гостями из Москвы.

Ольга Пирагс: Да, я хорошо помню эту замечательную встречу, и у меня даже в память о ней сохранились фотографии.

Валерий Копман: У биг-бэнда Розенберга, с котором вы пели, состоялось много замечательных концертов. Вас горячо принимали в Таллине, Тарту, других городах, но мне особенно запомнилось выступление в 82-м, в концертном зале Олимпийской деревни, на Московском джазовом фестивале. Думаю, наш выдающийся джазовый музыкант, аранжировщик, композитор Гунар Розенберг дал вам многое в познании тайн джазового исполнительства...

Ольга Пирагс: Биг-бэнд Розенберга, бесспорно, был великолепным оркестром, и Гунар делал для меня замечательные аранжировки. Достаточно дал и ценных советов. И все же хочу сказать: многое я постигала сама. Меня никто ничему не учил. Думаю, во многом помог мой природный дар. Я много слушала записей Эллы, Сары и других великих певиц джаза, на слух стараясь как можно глубже все понять, во всем разобраться. А вот вокальные импровизации – скэт – мне давались с трудом, и в первое время казалось, что я никогда не смогу свободно импровизировать. Да и стеснялась я это делать. И у меня не было опыта выйти за рамки мелодии, изменять фразировку... Много лет я вообще не считала себя джазовой вокалисткой. Думала, что просто исполняю джазовый репертуар. Кстати, нравилось петь песни Натали Коул. Надо сказать, в оркестре радио работали вокалисты с серьезными амбициями. И планка требований к ним была высокой. Поэтому на ежедневных репетициях, записях приходилось много и усердно работать. Это, бесспорно, положительно сказывалось на качестве игры оркестра, на исполнительском уровне музыкантов и вокалистов. В этом специфика работы на радио. И жаль, что уже десять лет как оркестра на радио у нас не существует.

Валерий Копман: Так когда, все же, вы стали себя считать по-настоящему джазовой вокалисткой?

Ольга Пирагс: Сегодня я могу точно сказать: исключительно джазовой певицей я почувствовала себя лет через десять после начала профессиональной работы, где-то в середине 80-х, когда партнерами стали известные латвийские джазовые музыканты: Юрий Смирнов, Геннадий Дроб, Виктор Зеленков... Но особенно, когда пересеклись мои творческие пути с прекрасным пианистом Александром Смирновым. Мы делали программы даже дуэтом, нас приглашали на многие фестивали в стране.

Валерий Копман: Отлично помню выступление вашего дуэта на одном из фестивалей "Ритмы лета". Это было что-то необыкновенное. Меня всегда поражала манера игры Саши – необычная, нестандартная, очень напоминающая "угловатую" игру знаменитого Телониуса Монка.

Ольга Пирагс: У него совершенно свой взгляд и собственная интерпретация любой джазовой темы. Многих это откровенно смущало, особенно тех, кто привык традиционно воспринимать джаз. И его манера импровизировать не всем нравилась, не все ее понимали, но мне с ним было очень комфортно. На меня поразительно действовала его игра. Я чувствовала: она открывает во мне что-то новое, удивительное. И я не могла объяснить себе, как у меня во время игры вдруг получались какие-то неожиданные ходы, фразы... Такие же ощущения возникают у меня иногда и на джэм-сешн, где очень важно, кто с тобой рядом. Музыканты создают такую атмосферу, когда я вновь ощущаю в себе, в своем пении какие-то неопознанные мною вещи. Просто фантастика и чудеса какие-то творятся. Надолго врезались в память и концерты с ансамблем "Ретро" Зигурда Резевского. Особенно, когда на тубе играл замечательный человек, умный и интересный собеседник, один из пионеров латвийского джаза Борис Аркадьевич Коган. Как жаль, что его уже нет с нами.

Валерий Копман: Скажите, а как вы выходите из положения, если вдруг забываете текст песни?

Ольга Пирагс: Всякое бывает. Обычно текст лежит у меня на пюпитре, и, в случае чего, я могу на него взглянуть или... начинаю импровизировать – петь скэтом.

Валерий Копман: Все 80-е годы, по всесоюзному опросу джазовых критиков, которые я проводил в газете "Советская Молодежь", вы постоянно находились по разделу "вокал" в лидерах в одной компании с Татевик Оганесян, Ларисой Долиной, Валентиной Пономаревой, Ириной Отиевой... И это не только благодаря вашему таланту и мастерству, свою роль играла и высокая творческая активность. Вы в те годы очень много выступали.

Ольга Пирагс: Действительно, я принимала участие практически во всех известных джазовых фестивалях в стране: в Москве, Ленинграде, Таллине, Нижнем Новгороде, Новосибирске... В Беларуси пела в джазовой программе праздника "Славянский базар". Сколько состоялось тогда интереснейших выступлений, новых знакомств, творческих контактов!

Валерий Копман: С кем же пересекались тогда ваши пути, с кем выступали ?

Ольга Пирагс: Из самых ярких: дуэт с лучшим контрабасистом страны Виктором Двоскиным. Запомнилось сотрудничество с пианистом Андреем Кондаковым и гитаристом Андреем Рябовым. Познакомилась с Кондаковым, когда он еще жил в Петрозаводске. Андрей предложил мне выступить в его музыкальном спектакле "Семь джазовых сновидений". С Кондаковым и Рябовым пела на фестивалях в Новокузнецке, Екатеринбурге, до самого отъезда Рябова в США. Два года назад, когда я была в Америке, мы с ним там встретились.

Валерий Копман: И где же произошла ваша встреча?

Ольга Пирагс: В Нью-Йорке на Мантхэттене в небольшом русском ресторанчике "Рюмочная". Там я пела с ним и другими нашими "бывшими". Встреча получилась необычайно теплой и непринужденной. Собралось много русских музыкантов, живущих в США. Тепло пообщалась в Нью-Йорке и со своими старыми друзьями-рижанами Владимиром Вайнером и Геннадием Дробом. А Владимир Болдырев мне позвонил, и мы долго обо всем говорили по телефону. Побывала и в легендарном джазовом клубе Blue Note. В тот вечер выступал известный бразильский музыкант и композитор Ivan Lins. Атмосфера в клубе – просто супер. Не верилось, что я на родине джаза, сижу в Blue Note и слушаю первоклассных джазмэнов. Жаль, что не смогла остаться на последний тайм, когда начинался джэм-сешн. Обязательно приняла бы в нем участие, ведя разговор с партнерами на интернациональном языке джаза. Кстати, на моем творческом пути был один незабываемый джэм-сешн, в котором и я принимала участие. Состоялся он в середине 80-х в рижском кафе "Аллегро". На одной сцене играли латвийские и американские музыканты во главе с Гровером Вашингтоном.

Валерий Копман: Я впоминаю, что в 80-е у вас завязывались интересные контакты, и вы даже пели на фестивалях с известным московским биг-бэндом Владимира Василевского.

Ольга Пирагс: Да. Замечательный он был человек. Очень хотел сделать со мной программу, для молодых музыкантов, занимающихся в учебных заведениях. Ему хотелось в этой программе показать джаз в развитии от традиционного до современного. К сожалению, свои планы ему не удалось осуществить. Он рано ушел из жизни.

Валерий Копман: И сегодня у вас продолжаются творческие контакты и в России, и на Украине...

Ольга Пирагс: Всегда с радостью встречаюсь на фестивалях с лучшим джазовым вокалистом России Сергеем Манукяном, пианистами Александром Шишкиным из Нижнего Новгорода, одесситом Юрием Кузнецовым... С Юрием мы встречались не так давно, когда вместе с Дианой принимали участие в джазовом фестивале в Одессе.

Валерий Копман: Как у вас складывались отношения с вашими, если так можно сказать, соперницами – известными джазовыми вокалистками?

Ольга Пирагс: Очень хорошо. Ведь в джазе каждая выражает себя в определенном стиле, каждая – яркая индивидуальность, и никакой конкуренции быть не может. Например, я и Валентина Пономарева. Мы поем в совершенно разных стилях джаза, и то, что делает Валя, мне непонятно, это не мое. С Долиной теперь видимся редко, она давно уже полносью ушла в поп-музыку. На рижских фестивалях встречалась с Татевик Оганесян.

Валерий Копман: С Татевик Оганесян, лучшей джазовой вокалисткой СССР все 80-е годы, которая уже 17 лет живет в США, вы встречалась прошлым летом на Саулкрастском джазовом фестивале. Вы и Татевик выступали, вели мастер-классы. Как прошла ваша встреча после столь долгой разлуки?

Ольга Пирагс: Мы искренне были рады встрече, ведь давно знаем друг друга. В Америке Татевик серьезно работает как педагог. У нее очень интересные наработки, с которыми я ознакомилась. Она подарила мне учебные диски, у нас их не достать. Ведь и я много лет работаю педагогом джазового вокала. Увидела стиль ее работы. Но самое главное, убедилась – все, что я делаю – делаю правильно. Интересно работала в Саулкрастах еще один педагог – француженка Сесиль Верни. Особенно меня заинтересовала ее методика прохождения вокалистом, в процессе обучения, основных ступеней. У нее интересная информация и по скэт-вокалу и по развитию импровизации.

Валерий Копман: Насколько важны для молодых музыкантов мастер-классы? Что можно успеть им дать за 5-6 фестивальных дней?

Ольга Пирагс: Достаточно много. Показать различные исполнительские манеры, обратить внимание на основные акценты игры, прослушать каждого и объяснить, над чем им еще следует поработать. Дать точные советы. Выступить перед молодыми и показать, как все делаешь сама. Но, разумеется, за эти несколько дней научить исполнять джаз невозможно.

Валерий Копман: За последние годы у нас многие молодые певицы покушались на ваш титул "первой леди латвийского джаза". Девушки были с серьезными амбициями, самоуверены, но, дерзко заявив о себе, через какое-то время, вероятно убедившись в бесполезности своих притязаний на лидерство, уходили в тень, выбрав для себя другие жанры. Вы согласны со мной?

Ольга Пирагс: Слава Богу, который щедро одарил меня вокальными данными, темпераментом, чувством свинга и умом, ведь для успешного пения надо иметь и мозги. Ведь иногда слушаешь молодую певицу и убеждаешся – мозгов нет. Необходимо и актерское мастерство, искреннось в исполнении, внутренняя свобода. При слиянии всех этих качеств воедино и рождаются настоящие джазовые вокалисты и музыканты. И если Бог дал мне все эти качества сполна, то другим, как правило, не больше половины. И все отчетливо видно, не укрыться никакими придумками сегодняшнего дня: рэпом, хип-хопом или смус-джазом... Как предложишь спеть традиционную тему – сразу все ясно.

Валерий Копман: Кого бы вы отметили сегодня из наших молодых джазовых вокалистов?

Ольга Пирагс: Иеву Керевицу и Интарса Бусулиса. Иева очень способная девушка, играет на саксофоне, имеет опыт игры в биг-бэнде. Ну а Интарс у нас сегодня на вершине славы и просто нарасхват.

Валерий Копман: Да, говоря об Иеве, я с вами согласен полностью, а что касается Бусулиса, тут не все так просто. Первое место на попсовом конкурсе "Новая волна" отнесло талантливого джазового вокалиста совершенно к другому берегу. Сегодня Интарс берется за все: он и певец поп-музыки, и шоумен, и артист мюзиклов... Жаль. Ведь он всего за два года добился в джазе невиданных успехов... и тут, как назло, последовало приглашение на "Новую волну". Посмотрим, что будет дальше. Теперь все зависит только от него самого. Ольга, скажите, какое значение вы придаете форме своего концерта, как вы его выстраиваете?

Ольга Пирагс: Смотря, что я пою. Если выступаю в джазовых клубах, что бывает значительно чаще, то пою исключительно джаз. И если случайный посетитель клуба попросит исполнить "Два стрижа", то я ему популярно объясню, что сегодня пою. А на моих сольных концертах исполняю все, что люблю: джаз, русские романсы и песни. Стараюсь сделать концерт разнообразным. По-моему скучно два часа петь только джаз или романсы...

Валерий Копман: Не могу с вами согласиться. Ведь вы ж поете джаз три тайма в клубах. Как вам – профессиональной певице – может быть что-либо скучно петь? Другое дело, как петь. Вот если публике становится скучно, то в этом в первую очередь вина исполнителя.

Ольга Пирагс: После моих сольных концертов никто не спрашивал меня, зачем я пела джаз или что-то другое. Наоборот, публике было все интересно, и каждый делал свои открытия. Не было случая, чтобы с моих концертов кто-то уходил недовольный.

Валерий Копман: Если вы имеете в виду свои юбилейные концерты, проводившиеся в театре "Дайлес" по случаю 20-летия и 25-летия вашей творческой деятельности, то это совсем другое дело. Вы показываете публике все грани своего таланта.

Ольга Пирагс: Да, на своем юбилейном концерте я могу петь все, что захочу. Могу исполнить "Серенаду" Шуберта или "Песнь Сольвейг" Грига. Но знаете, все равно, что бы я ни пела – исполняю все по-джазовому, с характерной джазовой подачей.

Скажите, чем объяснить, что в последнее время многие известные оперные певицы исполняют в концертах Summertime Гершвина? И если они поют в классической манере с симфоническим оркестром, все замечательно, ведь тема все-таки из оперы – "Порги и Бесс". Но когда поют в сопровождении джазового оркестра, то это просто абсурд. Неужели оперные певицы считают, что, исполняя в таком сопровождении Summertime, они могут смело заявить: мне и джаз спеть по силам? Но самое удивительное, что и некоторые журналисты, находясь в восторге от певиц, исполняющих Summertime в любом варианте, делают "открытие": оперная дива великолепно пела и... джаз. Странная инерция мышления, если Summertime, то это – джаз. Так можно и все популярные песни Гершвина, которые он сочинял для музыкальных спектаклей и мюзиклов, отнести к джазу. Но ведь в джазе главное не то, что ты поешь, а как ты поешь определенную тему. Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Полный дилетантизм таких певиц и журналистов.

Валерий Копман: Но если продолжить эту тему, то объясните популярно нашим читателям, как должен исполняться Summertime или другая тема в джазовом варианте, если они не могут отличить джазовый вокал от оперного?

Ольга Пирагс: Обязательно должно быть чувство свинга и общепризнанный женский джазовый голос – меццо-сопрано. Мягкий, бархатный тембр. Низкие женские голоса отлично подходят для джаза. Сопрано ближе к академическому пению. В джазовом вокале и академическоом – совершенно разные краски голоса и манеры исполнения. Голос и манера имеют самое главное значение для джазовой интерпретации. Могла ли я спеть в оперной манере? Нет, нет. Должны быть совершенно другой голос и абсолютно другая тональность. Я и детей учу найти свою тональность, чтобы наилучшим образом показать краски и тембр голоса, его красоту. Зритель должен услышать красивое пение, а не услышать певицу, которая поет неважно каким голосом и тембром.

Валерий Копман: По поводу красоты голоса не совсем понятно. По-моему, это к джазу отношения не имеет. Так можно сказать, что и инструменты в джазе должны звучать красиво. Луи Армстронг и Билли Холидей пели красиво? Когда-то Фрэнк Синатра жаловался Дюку Эллингтону: "Скажи, ну почему лучшим джазовым вокалистом все время признают Армстронга, а не меня, которого любят миллионы?". И знаете, что ответил великий Дюк? "Ты слишком красиво поешь Фрэнк". Вот так. Скажите, а кто для вас – самый любимый композитор? Думаю, Гершвин, хотя его никак нельзя назвать джазовым композитором.

Ольга Пирагс: Да что вы говорите? Его классические темы являются как бы предпосылками для джаза. В них столько места для фантазии, для импровизации. Гершвина я просто обожаю.

Валерий Копман: Гершвин – выдающийся мелодист, и его песни многие джазмэны любят использовать для создания интересных джазовых композиций и импровизаций... Да, Гершвин жил в Америке рядом с афро-американцами и его опера "Порги и Бесс" вся пропитана интонациями музыки черного населения США, но и он никогда не считал себя джазовым композитором. А вот Эллингтон свои бесподобные по изяществу музыкального языка композиции сочинял исключительно для джазового исполнительства.

Ольга Пирагс: Безусловно, Эллингтон – гений джаза, и он всегда будет современен. Я всегда с трепетом в душе исполняю его композиции. У Эллингтона просто внеземная музыка. Из более поздних композиторов мне больше всего нравится Чик Кореа. Одна "Испания" чего стоит.

Валерий Копман: Расскажите о своих джазовых концертах за рубежом...

Ольга Пирагс: Из самых значительных – в 84-м пела джаз в культурной программе Зимних Олимпийских игр в Сараево. В 90-е годы прошли мои пять концертов с ансамблем Хария Баша в разных городах Швеции. В тот же период с ансамблем Александра Смирнова состоялись выступления в Западном Берлине, а с трио Эгила Страуме на фестивале в Финляндии. С оркестром Volo Бруно Юргенберга пела в городе Висбю на шведском острове Готланд. Из последних гастролей – концерты в Германии, в Эрфурте, вместе с Дианой.

Валерий Копман: Расскажите, как в ставшем уже культовом фильме "Мы из джаза" актриса Елена Цыплакова пела вашим голосом?

Ольга Пирагс: Меня хорошо знали в Москве, я часто в те годы выступала в театре Эстрады, в концертном зале "Россия", на Всесоюзном радио, пела с ансамблем "Мелодия" под управлением Бориса Фрумкина и с ними записала грампластинку... И вот в один прекрасный день меня пригласили на "Мосфильм", где происходило прослушивание певиц с целью записи фонограммы для Цыплаковой. Требовалось звонким и прозрачным голосом спеть две песни: "Старый рояль" в дуэте со Скляром и "Спасибо музыка тебе". Аккомпанировал нам оркестр Анатолия Кролла. Я спела, как требовали, и в итоге утвердили меня. Мое исполнение понравилось Кроллу и режиссеру фильма Карену Шахназарову. Кстати, с оркестром Кролла намечалось несколько моих концертов в "Олимпийском", но, к сожалению, состоялся только один. Ушел из жизни Брежнев, в стране объявили траур, и все концерты отменили.

Валерий Копман: Кого из джазовых исполнителей вы слушаете сегодня?

Ольга Пирагс: Из современных: Ди Ди Бриджуотер, Дайану Ривз, джазовые альбомы Рой Стюарта. А вот холодноватая Диана Кролл на меня впечатления не производит. Конечно, продолжаю слушать и своих горячо любимых: Эллу Фитцджеральд, Кармен МакРей, Сару Воан. Они заряжают меня такой энергией...

Валерий Копман: За последние годы кроме концертов, работы педагогом в детско-юношеской студии "Ригонда" вы подготовили замечательную джазовую певицу из своей младшей дочки. Диана уверенно вошла в мир джаза. Вы много выступаете вместе, и когда на сцене свингуют мама и дочь, это так классно.

Ольга Пирагс: Вы знаете, у меня не было особенно много времени уделять Диане. Тем более заставлять заниматься музыкой. Я категорически против насильного натаскивания ребенка занятиями за инструментом или вокалом. У нас все шло параллельно, она с детских лет видела, как я работаю и, подрастая, сама стала подходить к пианино, пела. Иногда вместе со мной. Ей нравилось, что я делаю. Вот так она совершенствовалась, и хорошо, что поступила в музыкальную школу на класс флейты. У Дианы замечательный голос широкого диапазона и в октавах больше, чем у меня. Хотя, не в октавах дело. Главное – придет мудрость, жизненный опыт, и они помогут ей найти свою ноту, фразу. У Дианы все впереди. По всем своим данным она очень способная певица. Может петь все.

Валерий Копман: Замечательно, но все же считаю, что до мамы ей еще далеко..

Ольга Пирагс: Нет, и еще раз нет. Просто у меня больше жизненный опыт, а голос и его краски во многом зависят от этого. В этом году Диана закончила высшую школу педагогики и образования, получив диплом педагога джазового вокала. А в студии среди моих учеников наиболее талантливая 17-летняя Солвита Федорова. Она пела на моем юбилее, и Вы должны были обратить на нее внимание...

Валерий Копман: Конечно, ведь это был такой сюрприз! Девушка поразила меня уверенным исполнением сложной для вокалистов темы "Мистер Паганини". Ведь даже не все профессиональные певицы берутся ее исполнять. А Солвита спела все очень точно, нота в ноту, как Элла Фитцджеральд. Вы можете гордиться такой ученицей. И традиционные вопросы: с кем вы сегодня выступаете, что ждет вас впереди и вообще, как, вам кажется, идет развитие латвийского джаза?

Ольга Пирагс: Считаю, что у нашего джаза положение непростое. Мы варимся в собственном соку. Нам надо смелее выходить на музыкальные рынки стран Запада и Востока. Сегодня вся надежда на спонсоров и меценатов. А ведь молодые музыканты у нас замечательные. Многие прошли обучение в джазовых школах Голландии, Германии, Америки и других стран. Сегодня часто выступаю с трио пианиста Михаила Щавелева. Огромное удовольствие испытываю от сотрудничества с замечательными пианистами Виктором Рытовым и Мадаром Калныньшем. Всегда рада встрече с многолетним партнером кларнетистом и саксофонистом Юрием Мутулисом. Не один раз пела с елгавским биг-бэндом Райтиса Ашманиса. Очень мобильный и легкий на подъем оркестр, во многом благодаря энергии Райтиса. Состоялись мои выступления и с превосходным биг-бэндом "Мираж" Гунара Розенберга. Мои планы? Хотим с музыкантами возродить "Инверсию" и совершить ностальгический тур по Латвии. Подумываю о сотрудничестве с интересным пианистом Александром Лишневским. В конце сентября с биг-бэндом "Мираж" Гунара Розенберга готовлюсь выступить в России на известном джазовом фестивале в Архангельске...

В кафе стало многолюдно, наступило время обеда... Мы вышли в залитый солнем парк и стали прощаться. Я пожелал Ольге удачи во всем и выразил уверенность: еще много лет она будет радовать нас великолепием своего таланта.

На снимке: Ольга Пирагс, 80-е (фото Сергея Буданова)

Валерий КОПМАН


авторы
Валерий КОПМАН
музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
Латвия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с вокалистами
Karrin Allyson. Концерт в Blue Note, Milano Kelli Sae - Презентация альбома Heroine Kurt Elling - Blue Note, Милан, 22 января 2005 года Mary Setrakian
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com