nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Ким Назаретов - Рыцарь биг-бэнда

стиль:

Ким Назаретов - Рыцарь биг-бэнда
"...Ким Назаретов был величайшим джазовым маэстро, мастером своего дела, крупнейшим музыкантом и мерилом Человека с большой буквы... Для меня всегда Ростов был Назаретовым, а Назаретов Ростовом"
Мурад Кажлаев, композитор, народный артист Советского Союза


Организатор первого в Рос­тове-на-Дону джаз-оркестра, один из зачинателей джазо­вого образования в Совет­ском Союзе и первый отече­ственный профессор джаза Ким Назаретов. Сегодня это имя хорошо известно далеко за пределами Ростова-на- Дону. В конце 80-х оно при­несло донской столице ми­ровое признание и теперь уже навсегда неразрывно связано с городом, став, по сути, и его "брэндом". В этом году Киму Аведиковичу ис­полнилось бы 70 лет (24. 08. 1936-18.07.1993).

Начало Пути

Несколько непонятное сего­дня имя Ким в 36-м было до­статочно популярным и рас­шифровывалось очень про­сто: Коммунистический Ин­тернационал молодежи. И так уж случилось, что такое хорошее советское имя Ким самым тесным образом ока­залось связанным с нехоро­шим буржуазным словом "джаз". На вопрос "когда и по­чему", Ким отвечал очень просто:

— Джазом я начал зани­маться с середины 50-х. Толчком, вероятно, послу­жило то, что после постанов­ления 48-го года джаз был под запретом. А то, что за­претно, всегда привлека­тельно.

Ким прошел все соответ­ствующие ступени полного музыкального образования (школа — училище — вуз), и на всех этапах его сопровождала любовь к инород­ному искусству. Училищный педагог — выпускница Мос­ковской консерватории (класс профессора Л.Н. Обо­рина) М.И. Кац — не призна­вала никакого джаза и виде­ла в Назаретове блестящего классического пианиста. А вот теоретик Г.М. Барсегян весьма лояльно относился к гармоническим экзерсисам своего студента и даже поз­волял играть модуляции джазовыми гармониями.

В харьковской консерва­тории, где Ким продолжил обучение музыке, весьма причудливо сплелись блес­тящие навыки академичес­кого пианиста, композитора (работа в ТЮЗе) и... бэнд-лидера: здесь Ким организовал свой первый джаз-оркестр "Дружба", объединивший студентов Германии, Поль­ши, Чехословакии, Румынии. Самым ярким событием харьковского периода Назаретова была встреча с Эдди Рознером. Во время гастро­лей по Украине в оркестре Рознера неожиданно забо­лел пианист. Киму предло­жили выступить в качестве подмены и выдали концерт­ный костюм чуть ли не на три размера меньше. Но это ни­сколько не помешало перво­му большому успеху начина­ющего джазмэна.

В 1963 году Ким вернулся в Ростов. Поступив на работу в училище искусств, тут же стал искать джаз-единомышленников. В конце сентяб­ря он собрал первый не­большой ростовский джаз-бэнд. За полтора месяца му­зыканты сделали программу из шести пьес, которую по­казали приехавшему на гаст­роли в Ростов Олегу Лундстрему.

Летом 1964 года Ким Наза­ретов вывел на танцплощад­ку "Мелодия" уже троичный состав. Коллектив вызвал не­поддельный интерес музы­кантов и такое же удивление обывателей. Почти сразу бы­ла сделана ставка только на джаз. Из-за этого публика, желавшая "песен и танцев", ходила к ним слабо. Зато странно-классический репертуар собирал бесчислен­ное количество джазфэнов, пытавшихся разобраться во всех звуковых хитросплете­ниях.

Параллельно Ким высту­пал с сольными концертами в филармонии, работал в те­атрах — писал музыку к спек­таклям "Варшавская мело­дия", "Похищение луковиц", ’Двадцать лет спустя", "Доб­рый человек из Сычуани". Из перечисленных особый ин­терес представляет пьеса Б.Брехта, все музыкальные но­мера которой решены в раз­ных джазовых стилях; "Пес­ня о дне святого Никогда" — джаз-рок, "Песня о восьмом стоне" пронизана ритмами буги-вуги, "Песня Водовоза" целиком выдержана в свин­ге, а лирическим центром спектакля является баллада "Песня о дыме" в блюзовых тонах.

В 1969 году из Душанбе в Ростов переехал тромбо­нист и аранжировщик Вик­тор Кутов. К этому времени он окончил Московский му­зыкально-педагогический институт им. Гнесиных и имел хорошую практику аранжирования для разных составов: работал в театре, в симфоническом оркестре и с таджикским националь­ным вокально-инструментальным ансамблем. Музы­канты быстро нашли общий язык, и Ким тут же предло­жил Кутову вести класс тром­бона в училище искусств и место солиста в своем джаз- оркестре.

Кутов легко вписался в ростовскую команду и как-то незаметно стал "черно­вым дирижером", аранжи­ровщиком и вообще правой рукой Назаретова. Они пре­красно взаимодополняли друг друга: Ким был генера­тором идей, Виктор — их ре­ализатором; Ким налаживал творческие контакты, Вик­тор аранжировал и реаранжировал Каунта Бэйси или Дюка Эллингтона, в точнос­ти передавая своеобразие звучания их оркестров. Об­разовался тандем бэнд-лидеров "Назаретов — Кутов", о наличии которого Ким на­поминал практически на каждом концерте. Он чуть ли не силой заставлял Кутова выходить в качестве дириже­ра, как бы говоря: "Это же на­ше общее дело, и я хочу, что­бы и ты разделил со мной ап­лодисменты и успех!".

Постепенно биг-бэнд На­заретова становился на ноги. К середине 70-х сформиро­вывается дружная команда, состоящая из коренных (саксофонист Владимир По­пов, трубач Евгений Медве­дев) и будущих ростовчан. Из Орла приезжает контраба­сист Игорь Егоров, из джазо­вой Пензы (в то время там уже было четыре биг-бэнда!) кларнетист и уже через пару недель тенор-саксофонист Виктор Попов, из академи­ческого Киева трубач Миха­ил Радинский... Вскоре к ним присоединись клавишник Юрий Кинус, тромбонист Яков Кюльян, пианист Нико­лай Иоаннисян, тенор-сак­софонист Евгений Гнездилов, гитарист Виктор Бори- лов... Многие станут педаго­гами и вместе с Кимом будут "поднимать" эстрадно-джа­зовое образование на Дону, совмещая работу в училище с концертной деятельнос­тью. Кстати, заслуженный артист России Владимир По­пов и Евгений Медведев до сих пор работают в оркест­ре.

Профессионализа­ция Джаза на Дону

Общая картина эстрадно­джазовой жизни Ростова как две капли воды походи­ла на жизнь других крупных городов страны. Но здесь были Ким Назаретов и друж­ная джаз-команда. Проана­лизировав и оценив реаль­ные возможности, пришли к выводу': джазовому образо­ванию на Дону быть! И для принятия судьбоносного решения нашлись все осно­вания.

Прежде всего, многие рос­товские музыканты уже про­шли начальный этап актив­ного эксперимента различ­ными составами и даже ис­пробовали себя в сочини­тельстве. Подстегиваемые выступлениями джазмэнов европейского уровня, они в какой-то степени научились принимать и "просеивать информацию, выявлять и ап­робировать особенности композиций и аранжировок Услышанное и осознанное пробовали воспроизводить, искали похожие гармонии, играли запомнившиеся им­провизации.

В 1974 году в 20 музыкаль­ных училищах страны, в том числе — ив Ростове (зав. от­делением К.А Назаретов), от­крылись отделения "Музы­кальное искусство эстрады". Правда, только в Ростове оно сразу было самостоятель­ным и потому считается "первым".

С открытием отделения легализовался и джаз-оркестр Кима Назаретова. Те­перь он получил постоянное место для репетиций, кото­рые были открытыми и про­ходили не совсем обычно. Это были лекции-уроки, чрезвычайно вдохновляю­щие.

Через два года преподава­тельско-студенческий ор­кестр РУИ под управлением Кима Назаретова впервые выезжает на джаз-фестиваль в Куйбышев. "Весна-76" при­несла оркестру звание "Луч­ший биг-бэнд фестиваля", а джазмэнам — восемь дипло­мов. Через год на празднова­нии 10-летия студии Козы­рева оркестр вновь завоевы­вает звание "Лучший биг-бэнд". С этого времени рос­товский коллектив стано­вится постоянным участни­ком многих джазовых собы­тий страны.

О джазовом фестивале "Осенние ритмы-78" в ле­нинградской газете "Смена" появляется статья "Джаз всю неделю", в которой Э. Крангальс отмечает: "Коллектив Ростовского училища ис­кусств умело подобрал выиг­рышный репертуар и серьез­но подготовился к гастро­лям. Оркестр — молодой учебный коллектив, за пуль­тами сидят студенты и пре­подаватели, — ждет повсед­невное практическое обуче­ние и обмен опытом музы­кального исполнительства. И что особенно приятно — коллектив азартен, динами­чен, с большим энтузиазмом исполняег джазовую музыку, а темпераментная манера дирижирования руководи­теля оркестра вовлекает му­зыкантов и слушателей в жизнерадостный, пульсиру­ющий ритм свинга".

Приятно знать, что и риж­ская газета "Советская моло­дежь" не обошла вниманием выступление ростовчан. В статье "Джаз над Невой" жур­налист В.Копман констати­рует: "...с большим интере­сом ожидалось выступление ростовчан — биг-бэнда под управлением К. Назаретова (музыкальный руководи­тель Виктор Кутов). Это нео­бычный оркестр. В его со­ставе преподаватели и уча­щиеся эстрадно-джазового отделения. Играть рядом с опытными музыкантами — это лучшая школа для моло­дежи. Душа оркестра, его ор­ганизатор и руководитель — педагог К.Назаретов. Энту­зиазм, помноженный на тру­долюбие, дисциплину, плюс воля руководителей сделали свое дело. Сегодня биг-бэнд ростовчан — один из луч­ших в стране, мало в чем ус­тупающий профессиональным оркестрам. Динамич­ный, упругий ритм, слажен­ность и чистота исполне­ния, пленительное звучание саксофонов отличают его игру. Оркестр с большим ус­пехом исполнил "школу": Д. Эллингтона, Н. Хефти, Т. Джонса...".

В 1982 году в ростовском музыкально-педагогическом институте открывается первая в Советском Союзе кафедра эстрадной и джазо­вой музыки, которую тоже возглавил Ким. А спустя поч­ти 10 лет в переименован­ном в консерваторию име­ни С.В. Рахманинова инсти­туте появляется и аспиран­тура.

Меж двух огней


Вся жизнь Кима Назаретова была поделена между педа­гогической деятельностью и концертной. Но провести между этими двумя областя­ми четкую грань невозмож­но. Думается, этого никогда не делал и сам Ким. Особен­но наглядно это проявилось на праздновании его двой­ного юбилея: 50-летия со дня рождения и 30-летия творче­ской деятельности.

Зал был не просто полон, он буквально лопался от не­сметного количества друзей, учеников и истинных по­клонников джаза. Даже стоя­чих мест не удавалось обна­ружить. Серьезные речи пе­ремежались дружескими эпиграммами, музыкальны­ми выступлениями, шуточ­ными поздравлениями... Сак­софонист оркестра Леонида Утесова Аркадий Михайло­вич Котлярский вручил большую чеканную медаль с надписью: "Обаятельному человеку, большому музы­канту, знатоку джаза, борцу за свинг, создателю биг-бэнда". "Хваленый Дон перестал быть Тихим, его уровень на­столько повысился, что до­стиг берегов Сент-Луиской свинговой школы", — не без зависти отметил одесский бэнд-лидер Николай Голо­щапов. А народный артист России Михаил Бушнов ска­зал, указывая Киму на могу­щий обвалиться под массой студентов балкон: "Это то, ра­ди чего стоит жить!".

Ким был блестящим педа­гогом, прекрасно видящим возможности ученика и зна­ющим, чего и каким обра­зом от него можно добиться. В 1987 году его студенты из музпединститута впервые выехали за рубеж в Калиш (Польша) и не остались без наград. Игорь Уколов и Ми­хаил Иванов получили зва­ние дипломантов на VII Международном конкурсе джазовых пианистов им. М. Коша, а квинтет Альберта Кандрачьяна заслужил мас­су добрых слов на XIV Меж­дународном фестивале джа­за.

Михаил Иванов не остано­вился на достигнутом. Спус­тя год он собрал трио (кон­трабасист Андрей Иванов, барабанщик Гедеон Пейсахов) и выехал в Оверайс на Европейский конкурс джа­зовых ансамблей "Евро­джаз-89" (Бельгия). Из 96 уча­стников прошло только 10. Гран-при единогласно отда­ли "Ростов трио". Компетент­ное жюри было поражено необычайно эффектной и "вкусно" сделанной фолк-программой ростовчан. Кстати, в Оверайсе родился каламбур: "Ростов-трио из города Назаретов".

В 1988 биг-бэнд Кима На­заретова выступил на May Fest в Глазго (Соединенное Королевство Великобрита­нии). Мастерство ростов­чан обескуражило прессу. Энтони Трун назвал свою статью "Сюрприз, препод­несенный русскими": "Джаз-оркестр Назаретова из 17 человек из Ростова-на-Дону сочетает музыкантов высо­кого уровня с полным пони­манием жанра свинг. Тайна того, откуда это пришло, где эти исполнители так беспо­добно смогли постигнуть "живой джаз Запада", заклю­чается, видимо, в том факте, что основатель и дирижер Ким Назаретов — "Глава джазового образования" в Ростовской высшей школе музыки...

Сначала сердце просто оборвалось, когда из кулис вышел электрогитарист (Виктор Борилов! — прим. автора) медитировать в Don't Get Around Much Дюка Эллингтона. Но он быстро нокаутировал публику как музыкант высочайшей тех­ники и невероятных гармо­нических трюков. Мы слы­шали и трепещущие, напол­ненные чувствами аранжи­ровки из "Серенады", и "сорвиголовую" Rhithm-a-ning Т. Монка в конце программы, сыгранную в невероятном темпе.

Появление этого бэнда было инспирировано май­ским фестивалем, но оно стало больше чем просто вы­ступление. И оркестр Кима Назаретова вполне заслужил в конце концерта ту овацию стоя — живой биг-бэнд не вымер, гак же как и его ауди­тория" ("Глазго Геральд").

Ему вторит Эллиот Мидоу: "По некоей причине широ­кий мир джаза не был охва­чен с каким-либо энтузиаз­мом устроителями майского фестиваля этого года. Если поразмыслить, то джаз ос­тался в стороне от прошло­годнего взрыва артистических удач. Однако здесь нет ни времени, ни места рассмат­ривать причины подобного пренебрежения. Я уверен, ценители музыки были вполне удовлетворены тре­мя утешительными крохами, брошенными им в виде кон­цертов Майка Вестбрука, Джорджа Чизхольма и вче­рашнего концерта джаз-оркестра Назаретова.

Как это ни грустно, но ка­жется, что эпоха гастролиру­ющих биг-бэндов доживает свои последние дни. Веду­щие мастера — Эллингтон, Бэйси, Гудмен, Герман, Кен­тон — уже не с нами, кроме как в душе и на пластинках. В наше время очень редко по­является возможность полу­чить потрясение от звучания 18 или более человек, одно­временно свингующих на одной сцене.

Восемнадцатисильная бригада Назаретова дала свой превосходный залп и оказалась не так далеко от эталона. Девять медных и пять саксофонов были точ­ны, чисты и полны огня, в то время как ритм-секция из че­тырех человек обеспечивала прочную, но, тем не менее, гибкую основу.

Репертуар, взятый из сочи­нений Бэйси, Эллиютона и Теда Джонса, включал и не­сколько оригинальных со­ветских композиций и аран­жировок, отражающих не­сомненное влияние и Оли­вера Нельсона, и Лало Шифрина. Если у музыкантов и есть общее предпочтение, то это стиль Бэйси, и они следу­ют по этому пути с солидным апломбом и уверенностью... И оркестр Назаретова впол­не заслужил в конце выступ­ления ту овацию стоя — жи­вой биг-бэнд не вымер, так же, как и его аудитория" ("Си­ти Холл").

Джазовому образованию в России 30 лет. За это время "джаз-зерна", брошенные Кимом Назаретовым, дали мощные всходы, а сам джаз стал, по сути, "визитной кар­точкой" города. На сего­дняшний день созданная в Ростове-на-Дону уникаль­ная инфраструктура джазо­вого образования — от дет­ской музыкальной школы до поствузовского обучения — представляет собой высоко­профессиональную "армию джазмэнов", востребован­ную не только у нас в России, но и далеко за ее пределами. Сегодня ученики К.А Назаре­това с успехом работают на Украине, в России, Беларуси, Бельгии, Германии, Израиле, Италии, США

Джаз-Энерджайзер Ростова


Ким Назаретов был цент­ральной фигурой ростов­ского джаза. Благодаря его усилиям, его неутомимой энергии город назван "джа­зовым сердцем России" (70- е годы, журналист А Рекеда), "кузницей биг-бэндов" (80-е годы, О. Лундстрем), "юж­ной джазовой столицей" (90-е годы, И. Бриль). А в на­чале XXI века джазовый кри­тик В. Фейертаг один из кон­цертов своего московского абонемента в Концертном зале им. П.И. Чайковского так и назовет — "Ростов джа­зовый".

Ким Аведикович был нео­быкновенным генератором идей. Через полгода работы кафедры он как-то сказал, что хорошо бы объединить усилия вуза и училища в не­кое джазовое сотворчество с приглашением джазфэнов. Это и практика для студентов, и популяризация джаза. Так, в училище искусств появился джаз-клуб ТТТ (Тема— Тональность — Темп), а в музпединституте - концертный абонемент "Джаз в полдень".

Джаз-клуб просуществовал недолго, а цикл "Джаз в полдень" жив и поныне. Это важная для продуктивного педагогического процесса концертная площадка вуза, на которой можно показать собственные композиции или 'обкатать" конкурсные, посмотреть другие силы или найти единомышленников. Подобная практика дала жизнь" многим ростовским музыкантам: братьям Соко­ловским, Олегу Великанову, Гедеону Пейсахову, Анато­лию Кирничному, братьям Ивановым, Андрею Кутову, Дмитрию Бударину.. И сегодня под неусыпным оком за­ведующего кафедрой кон­серватории Петра Кимовича Назаретова концерты тради­ционно проходят каждое третье воскресенье месяца в 1600..

Ким Назаретов был даль­новидным и мощным стра­тегом. К примеру, руководст­во вторым училищным джаз- оркестром он возложил на своего трубача и педагога Михаила Радинского, не по­мышлявшего о бэнд-лидер- стве ни сном, ни духом... И с тех пор Михаил Ошерович не мыслит своей жизни без джаз-оркестра. Создание ин­ститутского бэнда Ким пору­чил Юрию Кинусу. А через 14 лет Юрий принял на себя ру­ководство муниципальным оркестром Кима Назаретова. В 1990 году Ким пригласил переехать в Ростов тромбо­ниста Виктора Бударина, ставшего вскоре ведущим педагогом консерватории, в класс которого приезжали музыканты из самых отда­ленных уголков России.

Ким четко выстраивал джазовую политику и по­всюду в Ростове расставлял "джазовые сети". С его пода­чи в середине 80-х братья Ивановы — пианист Михаил и контрабасист Андрей — открыли джаз-бар "Регата". По сути, это был своеобраз­ный ростовский клуб Blue Note, где ежедневно три часа (!) звучал только джаз. "Рега­та" стала излюбленным мес­том отдыха джазмэнов. Не­достатка в желающих поиг­рать никогда не было. К дуэ­ту частенько заходили "по­размяться" и Назаретов с Кутовым. Наряду с бесчислен­ными комбинациями музы­кантов вокруг Ивановых вскоре сложился устойчи­вый квартет с тенор-саксо­фонистом Евгением Гнезди ловым и барабанщиком Ге­деоном Пейсаховым. Ким сумел добиться для квартета Ивановых штатной "джазовой единицы" в фи­лармонии и стал проводить цикл концертов под рубри­кой "Джаз + джаз". В первом отделении играл РОДАН (Ростовский Джаз Ан­самбль), во втором — иного­родние джазмэны.

Кима Аведиковича всегда отличала активная жизнен­ная позиция, а диапазон его возможностей, казалось, был безграничен: от участия вме­сте с оркестром в съемках фильма "Мурад Кажлаев — ритмы и годы" до организа­ции в Ростове-на-Дону 1 -го в стране фестиваля биг-бэндов и в 1990 году конкурса молодых джазовых испол­нителей.

Идея проведения в Росто­ве-на-Дону фестиваля боль­ших джаз-оркестров вполне логична. Во-первых, за Рос­товом с довоенных времен тянется шлейф "города орке­стров". Во-вторых, Ким сам больше тяготел к богатой ор­кестровой палитре, нежели к малым составам. К тому же в середине 80-х в донской сто­лице было уже три биг-бэнда, не считая симфоджазового Георгия Балаева в кинотеа­тре "Россия" и танцевально­го Леонтия Гасретова в парке им. Горького. И, в-третьих, в городе уже сформировалась подготовленная слушатель­ская аудитория, которая крайне нуждалась в джаз-праздниках. Наконец, — и это самое главное! — джазмэнам требовалось более ши­рокое и разнообразное об­щение на профессиональ­ном уровне "вживую": когда можно получить ответы на вопросы, познакомиться по­ближе с другими музыканта­ми, попробовать себя в джэме... Вести фестиваль Ким пригласил своего друга Вла­димира Фейертага, с кото­рым познакомился еще в 74- м году, когда они вместе с Юрием Саульским и Игорем Брилем "пробивали" откры­тие эстрадно-джазового от­деления в стране. Кстати, дружба у Владимира Борисо­вича с Ростовом продолжа­ется и по сей день: без его уча­стия не обходится ни одно значимое событие в джазо­вой жизни донской столицы.

В апреле 1984-го ростов­чане и гости города стали свидетелями грандиозного праздника джаза, на кото­рый приехало девять джаз-оркестров из Москвы, Ново­сибирска, Минска, Казани, Саратова, Одессы, Таллинна, Ярославля, Тулы. К ним при­соединились четыре рос­товских бэнда, один из которых был сводным — учили­ща и института. Как потом оказалось, фестиваль назва­ли "беспрецедентным": по­добной концентрации боль­ших оркестров не было ни у нас в стране, ни за рубежом. Впечатляла и компания име­нитых гостей: А.М. Котлярский, В.Б. Фейертаг, В.Е. Терлецкий, В.Н. Людвиковский, Ю.С. Саульский, М.М. Кажлаев, А.Е. Петров, Г.А. Гаранян, В.М. Оякяэр, И.М. Гаврилов.

В 1987-м в донской столи­це прошли конкурс джазовых ансамблей Ростовской области и Второй фестиваль биг-бэндов. Впервые в Рос­тове на одной сцене собра­лись практически все джазо­вые составы региона: 34 кол­лектива, 186 музыкантов. В работе приняли участие гос­ти из Польши: директор меж­дународных джазовых фес­тивалей и воеводского ДК из города Калиш Лехослав Охоцкий и заведующий вое­водским отделом культуры Казимеж Матусяк. За всем действом наблюдал главный бэнд-лидер страны Олег Ле­онидович Лундстрем.

Третий донской парад ор­кестров (1989) был уже Международным — участ­вовали коллективы Герма­нии, Франции, Польши. Он проводился параллельно с 111 Всероссийским конкур­сом джаз-оркестров эстрад­ных отделений музыкаль­ных училищ и училищ ис­кусств. География двойного события чрезвычайно об­ширна: Одесса, Киев, Ви­тебск, Таганрог, Красноярск, Москва, Ленинград, Сара­тов, Горький, Сочи, Владиво­сток, Калининград. Почет­ные гости: биг-бэнд Мравинского ДК (Зелена Гура, Польша), оркестр под уп­равлением Алена Пи (Страс­бург, Франция). Фестиваль, как обычно, вел Фейертаг. Он блестяще представлял коллективы, "строил мостики" в прошлое и остроумно реагировал на все происходящее. Кажется, именно тогда Ким метко за­метил: "Фейертаг — это Анд­роников в джазе".

Гленн Миллер с Дона


Ким любил оркестр. Любил самозабвенно и всеобъем­люще. Бэнд-лидер совер­шенно непостижимым об­разом умудрялся вселять ве­ру в непременное и скорое хорошее будущее. Любовь порождала любовь, а вера - веру. Вместе с тем Ким сумел не только инспирировать искренние чувства самих му­зыкантов, но и сформиро­вать собственную слуша­тельскую аудиторию. Созда­нию единого творческого процесса "исполнитель — слушатель — исполнитель" Ким всегда уделял большое внимание и считал его не­пременным условием успеха развития джаза и его аккуму­ляции на Дону:

— Для джазового коллек­тива, как ни для какого дру­гого, важно такое качество, как единство. Когда оркест­ранты не просто коллеги и товарищи, а единомышлен­ники. Только тогда можно играты искренне. Важно чув­ство партнера, который хо­рошо понимает тебя, наст­роен на ту же эмоциональ­ную волну. Причем чувство партнера двуединое: парт­нер в зале и партнер в оркес­тре. Мы должны чувствовать, что в зале сидят люди, кото­рые в эту минуту думают так же, как и мы. Иначе импро­визация не возникнет. Ведь в момент игры джазовый му­зыкант выступает и как ком­позитор, и как исполнитель. А коль в душе нет чувства подъема, эмоционального напряжения, не будет и им­провизации. Джаз почти не­возможно слушать в одино­честве. Надо непременно с кем-то общаться, сопережи­вать, почувствовать, что это сопереживание свойствен­но и человеку, сидящему ря­дом. Это духовное внутрен­нее общение. И вот оно должно быть и в оркестре, и в зале. Только в этом случае возникнет музыка джаза.

В общей сложности через джаз-оркестр Кима Назаретова прошло около 500 му­зыкантов. В разное время с ним выступали саксофонис­ты Георгий Гаранян (Москва) и Анатолий Вапиров (Варна, Болгария), мультиинстру­менталист Давид Голощекин (Ленинград) и трубач Вале­рий Колесников (Донецк, Украина), тромбонист Вик­тор Бударин (Новосибирск) и певица Лариса Долина (Москва)...

Джаз-оркестр Кима Назаретова с завидным постоян­ством появлялся на джазо­вых фестивалях в Москве и Ленинграде, Донецке и Кри­вом Роге, Одессе и Ярослав­ле, Ереване и Тбилиси.

Но столичная пресса рос­товчан не баловала внима­нием. Мне известны лишь две статьи. В первой (В. Рубашевский "Джазовая панора­ма-85") ростовскому бэнду уделено два предложения: "Оркестр РУИ п/у Кима Назаретова (музыкальный ру­ководитель и аранжиров­щик — В. Кутов) прекрасно исполнил джазовую класси­ку, продемонстрировав бе­режное отношение к автор­скому замыслу, точную, вы­разительную нюансировку, прекрасный баланс и объ­емное звучание всех групп. Из солистов оркестра хо­чется отметить альт-саксо­фонистов Владимира Попо­ва и Карпа Деланьяна, тром­бониста Геннадия Гречухина".

Спустя год в журнале "Со­ветская эстрада и цирк" (№ 1) появилась серьезная статья Владимира Фейертага "Ор­кестр Кима Назаретова", да­ющая более чем исчерпыва­ющую информацию: "Ко­нечно же, в репертуаре все­гда по-современному ис­полненная, "нарядно оде­тая" джазовая классика. Или, скажем так прежде всего — классика. Потому что это учебный коллектив, и музыкантам необходимо "прой­ти' хрестоматию оркестрового джаза. И материал рос­товчанами освоен так, что его окончательное прочте­ние доставляег слушателям наслаждение. Оркестр игра­ет ярко. броско, темпера­ментно. великолепно владе­ет необходимыми для современного свинга динами­ческими перепадами. Внешняя подача тоже празднична. Видно, что все получают удоовольствие от совместно­го процесса музицирования.

Тон задает сам Назаретов. Легкий и подвижный на сцене. он рождает отношение к музыке, вдохновляет. Жес­тов у него немного, он не тактирует, хотя, конечно, указывает вступления, обозначает акценты. Но и музыканты посматривают на не­го не для прибавления уве­ренности в правильности прочтения ритмических рисунков (в общем-то, заученных), a потому, что он "зажи­гает' их. радуется за музыку, наслаждается исполнением


Но в сборнике статей "Советский джаз", вышедшем в 1987 году под редакцией Александра и Ольги Медведевых о Киме упоминается вскользь. Почему-то в достаточно объемном труде отечественных музыковедов и журналистов, решивших "всем миром" воссоздать почти не отраженный в летописях музыки путь отечественного джаза за шесть десятилетий, для ростовского биг-бэнда не нашлось места. Напомню, что к этому време­ни в донской столице уже прошли два грандиозных фестиваля биг-бэндов, а сам джаз-оркестр Кима более чем удачно показал себя за два года до выхода книги на джзэ-фестивале в Москве, был включен в пластинку "Джаз-84' К тому же 17 мая за заслуги в области советского музыкального искусства Президиум Верховного Со­вета РСФСР присвоил К.А. Назаретову звание "Заслу­женный деятель искусств РСФСР-.

Я думала, все вместе найдет отражение в сборнике Мед­ведевых: Но этого не случи­лось. То ли ростовские жур­налисты не имели выходов на столичную прессу, то ли московские вынуждены бы­ли освещать лишь регио­нальные коллективы.

Но не будем о грустном. В 1989 году в газете "Советская молодежь" (№ 56,1989) были опубликованы результаты опроса "Джаз-89", в котором приняли участие музыкове­ды, джаз-обозреватели, пре­зиденты ведущих джаз-клу­бов страны... 26 критиков из 17 городов вынесли свой вердикт:

1- е место — Москва, ор­кестр Олега Лундстрема (67 голосов),
2- е место — Ростов-на-До­ну, оркестр Кима Назаретова (54),
3- е место — Вильнюс, ор­кестр Владимира Чекасина (18).

Правда, в окончательном варианте определения "Звезд джаза-89" эти цифры претерпели некоторые из­менения: Лундстрем - 38, Назаретов — 32...

Честно говоря, узнав по­дробности жизни второго после Олега Лундстрема ста­рейшего биг-бэнда страны, я была крайне поражена. Просто невероятно, где Ким Аведикович черпал силы, чтобы не только поддержи­вать коллектив в отличной форме, но и способствовать его росту. Каким образом, не имея своего постоянного репетиционного помеще­ния, он готовил новые про­граммы и блестяще высту­пал на российских и евро­пейских международных джазовых фестивалях?!! Как, сидя в холодном кинотеатре "Красный маяк" уже в статусе первого российского про­фессора джаза (1992 год!), он умудрялся мечтать о соб­ственном джазовом Центре с большим концертным за­лом...

Продолжая скитаться, и, как обычно в России, не "во имя, а вопреки", ростовский биг-бэнд подготовил новую большую программу "Экс­курсия по истории джаза", которую представил в сен­тябре на Международном джазовом фестивале в Коб­ленце (Германия). Ким не только дирижировал, но и сам играл. Выступление ростовчан получило широ­кий резонанс в прессе, а од­на статья была названа про­сто и точно — "Гленн Мил­лер с Дона".

По возвращении в Ростов Ким Аведикович сказал в од­ном из интервью:
— Мы сами себе хозяева: репетируем, когда хотим и сколько хотим. Не имели по­мещения, но смогли сделать четырехчасовую программу. Каждую неделю играем в парке Горького и мечтаем о престижном зале, об активно действующем музыкаль­ном центре. Наш город не получает культуры в нужном количе­стве. Взрослых мы уже упус­тили, я теперь думаю о детях. Их много — одаренных му­зыкантов. Хорошо бы прово­дить конкурсы юных талан­тов — пианистов, скрипачей, духовиков... Идей у нас мно­го, и я верю, что музыкаль­ный центр, центр искусств в Ростове будет.

В мае 93-го Назаретов вы­вез оркестр в Москву на Меж­дународный джазовый фес­тиваль биг-бэндов, проводи­мый в Театре Эстрады. В фес­тивале приняло участие семь биг-бэндов, в том числе Госу­дарственный концертный оркестр республики Бела­русь под управлением Миха­ила Финберга (Минск), Госу­дарственный камерный ор­кестр джазовой музыки под управлением Олега Лунд­стрема (Москва), "Евросиб Интернешэнэл" биг-бэнд под управлением Владимира Толкачева (Новосибирск), МКС бэнд под управлением Анатолия Кролла (Москва), Детский биг-бэнд под управ­лением Александра Гебеля (Кривой Рог).

Ким остался доволен ча­совым выступлением свое­го коллектива. По его сло­вам, оркестр прозвучал убе­дительно, а Виктор Борилов "просто произвел очеред­ной фурор". И все же в голо­се профессора проскальзы­вали нотки сожаления: с та­ким трудом начатое дело переехало из Ростова в Москву. Позже посетовал: "Это не открытие Москвы, а продолжение традиций Ростова. У нас прошло три фестиваля биг-бэндов, а они посчитали, что был только один. Но не будем обижаться на них!".

И Ким не обижался. Вмес­то этого он обивал пороги администрации и минис­терств с просьбой предоста­вить джаз-оркестру с почти 30-летним стажем какой-ни­будь репетиторий. Наконец, 15 июля был утвержден го­родской киноконцертный центр, а сам биг-бэнд Наза­ретова получил статус муни­ципального. Сразу же огово­рили, что Центр будет нахо­диться в кинотеатре "Рос­сия", но до переезда в него было еще далеко.

А через три дня Кима не стало.

Бесконечная история



И ни одна из идей Кима Аведиковича не канула в лету. В ноябре 1993 года открылся Муниципальный кинокон­цертный центр, которому было присвоено имя Кима Назаретова. Через два года в Ростове появилась первая в России детская джазовая школа им. Кима Назаретова. Ким ушел непозволительно рано — в 56 лет. Но его имя и поныне на устах.

Семимильными шагами по Ростовской области зашагало детское эстрадно-джа­зовое движение. С 1994 года в городе стал проводиться Об­ластной детский фестиваль эстрадной и джазовой музы­ки. А еще через два года "ро­дился" городской конкурс- фестиваль "Аленький цвето­чек", который традиционно проходил в Центре им. К На­заретова. И если в первом конкурсе участвовало 500 детей, то в седьмом их было уже 2234. И это только рос­товчане!

Реализовалась и другая мечта Кима — о некоем му­зыкальном собрании, где бы большой оркестр играл не только джаз, но и популяр­ную музыку прошлых лет. Что-то типа "Гленн-аелэнд- казино". Через год после смерти Кима под старый Но­вый год на втором этаже ки­нотеатра "Россия" открылся танц-клуб "Ностальжи". Те­перь у оркестра появилась возможность еженедельно, а не раз в полгода, выступать с разными программами. Вскоре "Ностальжи" стано­вится одним из любимых мест отдыха ростовчан. Концертно-танцевальные вечера состоят из трех отде­лений: первое — джазовая классика, два остальных — танцевальные. Сегодня в связи с реконструкцией зда­ния Центра вечера стали проводиться во Дворце культуры железнодорожни­ков.

Джаз-оркестр Кима Наза­ретова много иуспешно гас­тролирует, не боясь пригла­шать и американских звезд
солистов оркестра Каунта Бэйси вокалистов Денниса Роуланда и МэлбуДжойс. Ху­дожественный руководи­тель биг-бэнда и главный дирижер Юрий Кинус (вто­рой дирижер Андрей Мачнев) с удовольствием предо­ставляет свой коллектив москвичам — народному артисту Советского Союза Мураду Кажлаеву и народ­ному артисту России Анато­лию Кроллу, а также одес­скому бэнд-лидеру Нико­лаю Голощапову и немецко­му Уве Плату. Более того! Ростовчане даже рискнули на создание интернацио­нального биг-бэнда "Ростов — Дортмунд", в который во­шли немецкие музыканты из Джазовой академии Гле­на Бушманна под управле­нием Уве Плата и муници­пальный джаз-оркестр Ки­ма Назаретова под управле­нием Андрея Мачнева.

Сегодня джазовую исто­рию биг-бэнда Кима Наза­ретова можно услышать на трех лазерных дисках. Пер­вый составлен из чудом со­хранившихся записей кон­цертных выступлений раз­ных лет, начиная с 1964 года. Второй — Fair—демонстри­рует современное звучание оркестра 1997 — 2003 гг. Третий дает возможность услышать интернациональ­ный биг-бэнд "Ростов — Дортмунд", гастролировав­ший по Германии в 2006 го­ду.

Вот уже 10 лет детская джа­зовая школа достойно пред­ставляет имя Кима Назарето­ва. Равным успехом пользу­ются и биг-бэнд школы, и ма­лые составы, стабильно заво­евывающие призовые места на конкурсах и неизменно приглашающиеся на юби­лейные концерты мастеров отечественного джаза (А. Кролл, И. Бриль) междуна­родные джазовые фестива­ли.

В Ростове традиционно проводится конкурс моло­дых джазовых исполните­лей. И вполне вероятно, что в этом году он будет уже меж­дународным. В консерватории продол­жают проходить абонемент­ные концерты "Джаз в пол­день", которые возглавляет заведующий кафедрой эст­радной и джазовой музыки Петр Кимович Назаретов.

P.S.
Кима любили все. В качестве подтверждения приведу ма­лоизвестный факт, о кото­ром мне рассказал Владимир Борисович Фейертаг. В Москве организовывали правление джазовой феде­рации, и тайным голосова­нием избиралось джазовое "политбюро". Комиссия по­считала количество голосов и объявила результаты выбо­ров, в которых принял учас­тие 101 человек. За кого-то было подано 80 голосов, за кого-то 95, а за Кима — 101 безоговорочно!

У "безоговорочного чело­века" Кима Аведиковича На­заретова совершенно счаст­ливо соединились таланты Большого Музыканта и Большого Человека. Вот всего лишь один пример. 30 марта 93-го года на концерте муни­ципального биг-бэнда про­изошло непредвиденное. Конферансье объявил: "Эдди Рознер, песня "Ничего не знаю" (песню написал Ген­рик Варс, но исполнял ор­кестр Э. Рознера). Оркестр сыграл вступление, на сцену вышел вокалист Эдуард Кры­лов и... забыл слова. Вместо него запел дирижер. Зал встал!

Строчку из этой песни "Я живу любя и все!" — можно считать девизом всей жизни Кима Назаретова.

Специально дом журнала "Jazz-квадрат"
Ольга Коржова




JAZZ-KBAДPAT №5 2006
<o:lock v:ext="edit" aspectratio="t"> </o:lock>


авторы
Ольга КОРЖОВА
музыкальный стиль
мэйнстрим, свинг
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела композиторы, аранжировщики, бэнд-лидеры
W.C. Handy – Отец блюза Юрий Саульский - Широкополосный музыкант Oliver Nelson - Композитор и мыслитель Cole Porter - Правда жизни и правда музыки несовместимы
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com