nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Jim Hall - Колокола судьбы Джима Холла

стиль:

Jim Hall - Колокола судьбы Джима Холла Один известный ученый полушутя- полусерьезно говорил, что физику-теоретику для работы необходимы лишь диван, карандаш и бумага. Композитор, работающий над очередным сочинением, почти столь же неприхотлив: лишь бумага желательна нотная, да диван неплохо было бы заменить инструментом. Но вот для создания джазовой музыки, которая в силу своего импровизационного начала возникает "здесь и сейчас", даже если речь идет о студии звукозаписи, этого маловато. Конечно, есть и в джазе сольные проекты, но их удельный вес сравнительно невелик. Как правило, джазмену нужен партнер, чаще — партнеры и уж совсем здорово, если это — Партнеры.

Индивидуальное мастерство такого Партнера (речь идет именно о том, который с большой буквы) выносится за скобки, это разумеется само собой. Партнер должен чувствовать тему так же, как и ее создатель или аранжировщик, он должен предугадывать каждую следующую ноту, каждое колебание темы, его инструмент точно, гибко и тактично должен вести диалог в самых необычных составах, не тянуть звуковое "одеяло" на себя и не прятаться за лидера, а ткать, ткать и ткать вместе с ним джазовую "ткань", и чем лучше он умеет это делать, тем краше будет выглядеть общая работа.

Американец Джим Холл — именно такой Партнер. А "по совместительству" — один из самых высококлассных, утонченных и известных гитаристов мира. Он пользуется огромным уважением как у своих джазовых коллег — от Кориелла до Скофилда, так и у музыкантов, играющих совсем другую музыку, например, у Эрика Клэптона. Я сознательно не употребил расхожий эпитет "блестящий" — нет ничего более чуждого музыкальному мышлению Джима Холла, чем внешний блеск и нарочитая эффектность исполнения. С молодых лет его больше влекло детальное и скурпулезное проникновение в структуру композиции, когда гитара, в акустическом ли, в электрическом ли варианте, звучит так, что, кажется, по-иному исполнить эту тему просто невозможно. Может быть, все это в нем от Бога, но несомненно, что большую роль в становлении джазмена Холла сыграло и полученное им образование, и музыканты, с которыми он столкнулся в начале своей карьеры.

В декабре прошлого года Холлу исполнилось 67 лет. За плечами — большой путь. Географически этот путь пролегал с Востока на Запад. В родном городе Буффало в штате Нью-Йорк Джим впервые взял в руки гитару. Невидимые колокола судьбы чуть слышно зазвенели, когда десятилетним пареньком он получил этот инструмент в качестве рождественского подарка. Расслышал их Джим не сразу, по крайней мере, бури восторга подарок у него тогда не вызвал. Магию своего инструмента он ощутил чуть позже, услышав гитарные партии Чарли Крисчена на пластинках секстета Бенни Гудмэна. Вот тогда колокола зазвучали все громче и громче. Холл был очарован искусством своего кумира и со всем жаром молодости окунулся в джаз, изучал секреты мастерства виднейших гитаристов того времени, в первую очередь — только-только ушедшего из жизни Чарли Крисчена. Одновременно нарабатывалась и определенная беглость игры благодаря выступле ниям в различных третьеразрядных составах. Однако Холл не был бы самим собой, если бы ограничился этим творческим багажом.

Глубоко, серьезно и досконально, всегда и во всем — эти черты его характера, видно, тоже были определены тем самым неслышным для посторонних колокольным звоном. В 1950 году двадцатилетний Холл отправляется на Запад. Пока не очень далеко — в Кливленд, штат Огайо. Пять лет он учится в здешнем Институте Музыки и заканчивает его по специальности "Теория музыки". Эти годы принесли ему солиднейшие музыкальные знания, любовь к классике, вкус к композиторской деятельности, мечту заниматься этим и в будущем и — необходимость выбора дальнейшего пути. Колебания были недолгими. Колокола судьбы звали еще дальше на Запад. Холл отправляется в Калифорнию, где с начала 50-х джаз переживал весьма любопытные метаморфозы.

Довольно большое число музыкантов, приветствовавших открытия стиля боп в сфере гармонии, мелодики, формы, достаточно скептически восприняло его чрезмерную экспрессию, нервный ритм, "горячий" (hot) характер звучания. Неудивительно, что среди этих джазменов преобладали белые, несколько иначе, в отличие от афро-американских коллег, чувствующие ряд ритмических и некоторых других, труднообъяснимых словами, но вполне воспринимаемых на слух оттенков джаза. В отличие от боперов они стали "разговаривать" на языке сдержанных, изысканных, близких к академической традиции звучаний — заранее расписанные фрагменты несколько потеснили спонтанную импровизацию. Их музыка стала строже, четче структурно и "холоднее", за что данная манера и получила название стиля кул (cool). В Калифорнии кул-джаз принял еще более мягкий, мелодичный характер, здесь особенно часто стали применять необычные для джаза инструменты, свинг спрятался за тембровые и гармонические изыски. Калифорнийский вариант кул-джаза получил название вест-коуст (west coast), некоторые специалисты считают его даже отдельным стилем. Впрочем, оставим эту проблему музыковедам. В данном случае для нас важно, что Джим Холл очутился в Лос-Анджелесе в кругу адептов именно такой музыки.

Впрочем, выбор Джима был вполне сознательным. Его вкусы, его образование сделали такой шаг вполне логичным. Первым заметным ангажементом Холла стала работа в квинтете Чико Хэмилтона. Барабанщик Хэмилтон построил звучание своего ансамбля на весьма необычном сочетании кларнета Бадди Коллетта, виолончели Фреда Каца и гитары героя нашего рассказа. В 1956—1959 гг. гитара Холла удивительным образом совмещает функции солирующего инструмента и ритм-группы в трио кларнетиста Джимми Джуффри, где играл также тромбонист Боб Брукмейер. Трио играло без ударных и контрабаса, так что шесть альбомов, записанных этим составом за три года — живое свидетельство растущего мастерства Холла. Именно с тех пор гитара Джима своим лиризмом, мягкостью и объемностью звучания стала напоминать некое шестиструнное фортепиано.

В 1957 году у Холла выходит и первая сольная пластинка, названная подчеркнуто просто и безыскусно — "Jazz Guitar". Но вот появления следующей пришлось ждать — ни много, ни мало, — двенадцать лет, до 1969 года! Причем за это время Холл принял участие в записи более ста альбомов (сегодня их общее число приближается к двум сотням) — случай совершенно уникальный! Редкий музыкант отличается столь повышенным чувством ответственности, требовательностью к себе, тщательностью проработки и выверенностью не то что каждой композиции — каждого движения пальцев по струнам!

Именно за эти годы Холл становится окончательно тем Партнером Божьей Милостью, каким мы знаем его сегодня. Не знаю, под силу ли кому-либо перечислить всех музыкантов, с которыми он концертировал, ездил на гастроли или записывал диски. В этом длиннейшем списке можно обнаружить и неожиданные, на первый взгляд, имена, например, Эллу Фитцджеральд и Роя Элдриджа, с которыми он выступал в Южной Америке (1960 г.). Но особенно значительными для Холла были работы с такими людьми, как Сонни Роллинс, Билл Эванс и Пол Дезмонд. Непредсказуемый Роллинс чрезвычайно контрастен в сочетании со сдержанным лириком Холлом; напротив, трудно найти более близкого к нему по духу мастера, чем пианист-философ Эванс. С автором бессмертного "Take Five" Холла связывала, помимо прочего, и тесная личная дружба.

Играя со многими, Холл всегда остается самим собой. В середине 60-х, в 1964—65 годах, в анкете "Down Beat" он занимал первое место среди гитаристов, а появлялся он среди лидеров в этой категории еще с 1958 года. Впрочем, в анкетах ли дело! И сегодня, "по гамбургскому счету," Джим Холл — один из самых изысканных, вдохновенных и техничных гитаристов джаза. В каком стиле играет Холл? Ответ прост, хотя и парадоксален: в стиле Холла. Мир его музыкальных образов выстроен на пересечении бопа, кула и вест-коуст, но, пожалуй, никогда не сливался ни с одним из этих направлений. Если попытаться уподобить музыку архитектуре (которая, как известно, является застывшей музыкой), то боп выглядит творением Антонио Гауди с его фантастическими "наворотами" и текучим ритмом, в то время как музыка Джима Холла напоминает конструктивизм Ле Корбюзье. Холл столь же экономен в выразительных средствах, сдержан и лаконичен в своих построениях, как и великий французский архитектор. Понимаю всю рискованность подобных сравнений, они вряд ли понравились бы самому Холлу (он как-то раз весьма ядовито прошелся по адресу критиков, сравнивающих Чарли Мингуса с Иеронимом Босхом), но мне просто легче именно так передать свое субъективное восприятие музыки Джима Холла. Ясности в творчестве у Холла соответствует и ясность в жизни. Он довольно часто дает интервью и вполне откровенно говорит о своих взглядах на музыку, своих вкусах, своих подходах к творчеству. Приведу только одну, достаточно давнюю, но, на мой взгляд, исчерпывающую цитату из Джима Холла: "...В понятии "успех" всегда есть нечто вульгарное, некоторых коллег он завел далеко от джаза. Я всегда был равнодушен к таким вещам. Для меня важно, что говорит о моей музыке моя жена, мои друзья, а прежде всего — мое сознание и моя совесть". И сегодня у Холла прочные тылы. С ним рядом жена Джейн, верный друг и советчик, а подчас и автор некоторых композиций. С ним рядом дочь, Девра Холл, со знанием дела и с неповторимым теплом представляющая творчество отца в аннотациях к его дискам.

В последние десятилетия Холл издает свои авторские альбомы значительно чаще. Его недавний альбом "Textures" и послужил толчком к началу работы над данным материалом. Мой коллега Дм. Подберезский столь "вкусно" прорецензировал его в "Jazz-квадрате" N№2/97, что этот диск невозможно было не прослушать, а прослушав — не восхититься! Да, Холл возвращается здесь к юношеским мечтам о карьере композитора времен учебы в Кливлендском Институте музыки. Холл-композитор раньше оставался в тени, оставляя первый план Холлу-гитаристу и Холлу-партнеру. В "Textures" он решительно вышел на авансцену. Семь пьес этого альбома действительно предвещают радикальный поворот в его творчестве. Но Холл уже через пару месяцев посрамляет всех предсказателей. В альбоме "Panorama" (см. "Jazz-квадрат" N№1/98) академические тенденции отходят в сторону, и с нами вновь умудренный, но не стареющий гитарист Джим Холл, все такой же прекрасный мастер ансамблевой импровизации. Куда позовет его звон колоколов судьбы завтра? Какую дорогу он выберет дальше? Об этом знает только сам Джим, да еще, вероятно, Джейн с Деврой. Но можно быть уверенным, что на любом пути он останется незаурядным Композитором, безукоризненным Партнером, выдающимся Гитаристом. Так что звените, колокола, звените со свингом, звените долго! А мы останемся ждать нового повода посмаковать интеллектуальный джаз Джима Холла.

Леонид АУСКЕРН

"Джаз-Квадрат" №2/98


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
кул, мэйнстрим
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела гитаристы
B.B.King - Блюз для всех и пусть никто не уйдет обиженным Buddy Guy - Немного о большом черном человеке Charles Christian - Свой путь Chris Rea - Монолог
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com