nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Время и джаз. Беседа с главным редактором журнала Jazz Forum Павлом Бродовским

стиль:

Время и джаз. Беседа с главным редактором журнала Jazz Forum Павлом Бродовским
Дмитрий Подберезский (Д.П.): Откровенно говоря, даже и не вспомню, когда и где познакомился с Павлом, с которым мы давно уже на «ты». Кажется, это было в Тбилиси, куда в 1986 году, впервые в СССР, приехали джазовые исполнители из социалистических тогда стран, в том числе и из Польши. С тех пор мы довольно часто встречались и в Беларуси, и в Польше, я держал Павла в курсе джазовых и других музыкальных событий в Беларуси, писал ему про дом-музей Чеслава Немена в Старых Василишках, что, как видно из нижесказанного, было совсем не случайно. Потому и возникла идея поговорить с ведущим джазовой радиопрограммы, редактором издания, у которого за плечами уже более полувека, про историю журнала, джазовую музыку и не только.

Д.П.: Кто повлиял или чем было вызвано возникновение журнала Jazz Forum?

Павел Бродовский (П.Б.): Довольно давняя история. В декабре 1965 года увидел свет первый номер нашего журнала. Это был иакой скромный бюллетень Польской джазовой федерации, председателем которой являлся джазовый контрабасист Яр Бырчак. К тому времени он уже оставил активную исполнительскую деятельность и решил стать просто джазовым деятелем и промоутером. Правда, ранее в течение десяти лет существовал ежемесячник Jazz, но джазовая федерация развивалась и захотела создать собственное периодическое издание. А Бырчак – человек весьма решительный и с большой фантазией – смог придать новому изданию регулярный характер. Сначала оно выходило раз в квартал, в 1967 году появилась первая англоязычная версия, а Бырчак тем временем инициировал создание Европейской джазовой федерации и придал журналу Jazz Forum статус ее официального органа. Мы, кстати, и сегодня представляем себя, как «европейский джазовый журнал». И когда я в 1972 году пришел в редакцию, Jazz Forum издавался только в одной англоязычной версии. В то время я не очень представлял, чем мне дальше заниматься, и как раз подоспед звонок кого-то из знакомых, что этот журнал ищет редактора со знанием английского языка и с перспективой зарубежных поездок. Я и согласился, встретил в редакции старых приятелей, там царила прекрасная атмосфера. Вот так все и закрутилось. Так что, на сегодняшний день я работаю в Jazz Forum уже более, чем сорок четыре года.

Д.П.: Почему у Jazz Forum такой нетипичный для белорусской прессы график издания? Чем это объясняется?

П.Б.: В течение года мы выпускаем восемь номеров. Правда, каждый второй номер – сдвоенный. Это подиктовано определенными практическими выгодами, в том числе, не в последнюю очередь и процессом поиска рекламы. У нас такая тенденция: выходить раз в полтора месяца. Вообще-то такого обозначения, как «полуторамесячник» не существует, поэтому мы называем Jazz Forum ежемсячником. Если же брать в целом, то самыми лучшими временами для нас была середина 70-х. Ян Бырчак, как секретарь Европейской джазовой федерации, сидел в Вене, позже перебрался в Нью-Йорк, где у него уже был офис, и тогда Jazz Forum издавался аж на трех языках: польском, английском и немецком. После двух-трех лет работы в редакции я сделал определенную карьеру, заняв пост заместителя главного редактора. И именно Бырчак предложил делать третью, немецкоязычную версию. Я ему говорю: «Немецкая версия – это отлично! Но кто будет ее готовить?» А он в ответ: «Ты». А я вообще не знал немецкого языка! Бырчак поставил ультиматум: или я делаю все три версии, или ни одной. М в результате оказалось, что немецкоязычная версия журнала оказалась самой востребованной, потому что ее читали в ФРГ, Австрии, Швейцарии. Тогда общий триаж журнала достигал 16 тысяч экземпляров. К нам на помощь приезжали коллеги из ГДР, переводили тексты на немецкий язык, и так все развивалось. Что касается англоязычной версии, то она была весьма экспансивной, у нее было чуть ли не под сотню корреспондентов со всего мира. При этом все готовилось в Варшаве, хотя Ян Бырчак и руководил процессом из-за океана. Однако, позже у него возникли определенные проблемы с Международной джазовой федерацией, он не мог приехать в Польшу, видимо, из-за визовых вопросов, и так получилось, что с конца 1979 года я стал главным редактором журнала. Тем не менее нас ждали новые испытания, потому что, к примеру, в декабре 1981 года в Польше было введено военное положение, и тогда издание Jazz Forum, как, в сущности, и всей польской прессы, было приостановлено. Именно тогда мы перестали издавать немцкоязычную версию. После нескольких месяцев перерыва журнал вернулся к жизни, но уже только в двух языковых версиях. Англоязычный вариант издавался еще до 1992 года, - и тут новые испытания. Как раз тогда польский рынок стал свободным, все цены были отпущены, в том числе и на типографские услуги и бумагу, и поддерживать англоязычную версию мы больше не смогли по финансовым соображениям. С тех пор издаемся только по-польски, хотя старинные наши читатели еще до сих пор вспоминают ту международную версию Jazz Forum характерного квадратного формата, похожую на небольшую книжку с интересными статьями со всего мира. Теперь же мы главным образом концентрируемся прежде всего на польской джазовой сцене, которая последнее время развивается весьма динамично, стремительно, появилось много новых интересных коллективов и исполнителей, каждый год проходит более ста разного масштаба джазовых фестивалей, очень много записывается и издается альбомов.

Д.П.: А есть ли у Jazz Forum, как у специализированного издания, какая-то поддержка со стороны государства? Если да, то о каком проценте от общего бюджета может идти речь?

П.Б.: Конечно, государство нас поддерживает, без его помощи мы вряд ли выжили бы. Мы получаем дотацию от Министерства культуры и национального наследия, при этом каждый год должны просить об этой помощи, потому что нет полной уверенности, дадут нам дотацию или нет. Но, к счастью, все эти годы министерство нас поддерживает, хотя в прошлом году помощь и урезали вдвое. Ситуация, конечно, не простая, но помощь со стороны государства колеблется где-то в районе 15% от требуемой суммы. Да, если бы мы не платили гонораров, не платили типографии, мы все равно, наверное, могли бы удержаться, но эти 15% тоже существенная помощь. Министерство нас поддерживает, и слава Богу!

Д.П.: Но у ваших авторов все же есть гонорары?

П.Б.: Да, но, понятно, по сути довольно символические…

Д.П.: А сколько человек работает в редакции на постоянной основе и какова себестоимость одного номера вместе с приложенным к нему CD?

П.Б.: Не могу говорить о себестоимости, потому что на эту минуту у меня нет перед глазами соответствующих данных (для подписчиков экземпляр Jazz Forum вместе с прилагаемым компакт-диском стоит 10,9 злотых, в продажу журнал поступает по более низкой цене и без CD.—Д.П.). Что же до сосава редакции, то на зарплате у нас всего три человека! Вне редакции работает еще несколько человек на основе оказания услуг (у нас, похоже, это означает работу по договору – Д,П,). Но тех, кто постоянно контактирует с редакцией, готовит статьи, пишет репортажи, рецензии – много. В наше время, в связи с компьютеризацией, технологическими новинками в целом, система работы в редакции существенно изменилась по сравнению с еще не так давними временами, когда надо было сидеть в офисе с утра до вечера. Теперь, если у тебя дома есть компьютер или ноутбук, то с их помощью контактируешь с редакцией. Обращу внимание и на тот факт, что обычных бумажных писем к нам теперь приходит немного: Интернет существенно изменил контакты между редакцией и авторами.

Д.П.: Павел! Я обратил внимание, что уже в течение нескольких лет Jazz Forum поддерживает практически один и тот же печатный тираж—8000 экземпляров. Благодаря чему получается удерживать постоянных читателей, несмотря на то, что у журнала есть и весьма современный сайт?

П.Б.: Для нас сайт – это прежде всего нечто вроде вспомогательного средства. Именно на сайте мы стремимся рассказывать о наиболее актуальных оперативных событиях. Наш сайт связан с Фэйсбуком, и, когда на сайте появляется нечто новое, эта информация мгновенно оказывается и в Фэйсбуке, благодаря чему привлекается внимание и активизируется заинтересованность аудитории. На сайте мы размещаем также и рекламу. Вообще, большую часть времени от общего времени работы мы посвящаем Интернету. При том бумажный вариант остается первой и основной заботой. Дело в том, что ситуация не слишком благоприятна не только для нашего журнала. Уже хотя бы потому, что точек, где можно прибрести бумажный вариант становится все меньше. И поэтому читатели удовлетворябт свою потребность в информации, занимаясь поиском новостей в Интернете, где все появляется мгновенно. С другой стороны, редакция каждый день получает с десяток, а то и больше новых альбомов, и отрецензировать все на бумажных страницах просто невозможно (объем издания – 80 страниц – Д.П.). Вот тут приходит на помощь Интернет. Это вообще непростая задача: сделать так, чтобы журнал устраивал всех (смеется).

Д.П.: В 90-х годах один из номеров Jazz Forum был частично посвящен джазу в Беларуси. А какие ассоциации связаны у тебя с понятием «белорусский джаз»?

П.Б.: Непростой вопрос… Я знаю, что в Беларуси джаз есть, его играют. Недавно, к слову, была издана книга, посвященная истории джаза в Европе, и там есть глава, рассказывающая о джазе в Беларуси. Может, ты ее и писал… Так что, у вас все же что-то происходит, поскольку Беларусь не оторвана от мира. Я был у вас два или три раза по случаю концертов наших джазменов. У нас же выступала группа Apple Tea, на фестивале Old Jazz Meeting я слушал ансамбль «Ренессанс». Но всего этого слишком мало, надо что-то делать, чтобы культурный обмен, в том числе и в сфере джаза, был куда более активным.

Д.П.: «Польский институт» в Минске постоянно привозит в Беларусь ваших джазовых артистов. Как ты расцениваешь деятельность Института в этом направлении?

П.Б.: Очень положительно. Когда я бывал в Минске, то во время концертов польского джаза наблюдал полные залы. Певица Беата Пшибытек рассказывала, что ей довелось выступить на опен-эйре где-то в самом центре города, и там было очень много людей. Думаю, интерес белорусской публики велик, для нее концерты польского джаза наверное являются значительным событием и эмоциональным переживанием.

Д.П.: Ты играл какое-то время в группе Akwarele Чеслава Немена в качестве бас-гитариста.Когда планируешь побывать в Старых Василишках и посетить дом-музей Чеслава?

П.Б.: Давно уже хочу, но все время что-то мешает. Возникает сразу несколько проблем, но, надеюсь, удастся съездить где-нибудь в мае будущего года. Благодаря Интернету, я, кстати, в курсе тех событий, которые происходят в Старых Василишках, вижу немало интересных фотографий из дома-музеяЮ с волнением читаю про этот «домик без адреса», вспоминая название одной из песен Чеслава. С Василишками меня связывает еще и тот факт, что в 30-х годах мой дед был там мировым судьей. Так что, в Беларуси мои родовые корни, потому что мой отец родился как раз в Минске 3 ноября 1918 года, его крестили в Красном костеле (отец Павла, Леон Бродовский, в 1990 – 2007 годах был издателем и редактором ежеквартальника Lithuania.—Д.П.), мой дед Винцент владел имением в Хатюково, недалеко от Борисова, но в 1920 году предки вынуждены были покинуть Беларусь.

Д.П.: За годы работы в качестве главного редактора джазового журнала, ты сотни раз встречался и беседовал с ведущими джазменами мира. Кто из них оставил у тебя самое яркое впечатление?

П.Б.: Да, запоминающихся встреч было очень много. Но самым сильным, пожалуй, осталось впечатление от знакомства в Варшаве с Майлсом Дэвисом. Это было в 1983 году, он приехал на фестиваль Jazz Jamboree. Тогда это было событием чрезвычайным, просто невероятным, хотя бы потому, что его выступление вообще не планировалось. Я и музыкант Януш Шпрот получили приглашение побеседовать с Майлсом, потом интервью передавалось по радио, было опубликовано в Jazz Forum. Эти полчаса оставили невроятные воспоминания! Уже потому, что ходили слухи будто Майлс – человек замкнутый, весь в себе, недоступен, брезгует людьми с белым цветом кожи. Тем не менее, позже он написал автобиографию, в которой вспоминал поездку в Польшу, и то, что в 1982 году журнал Jazz Forum назвал его «музыкантом года».

В 2008-м я встретился с Уинтоном Марсалисом в его собственном доме, мы беседовали несколько часов, и это тоже произвело невероятное впечатление. Много было встреч, бесед…

Д.П.: В конце очень личный вопрос. Что для тебя джазовая музыка: профессия, увлечение, стиль жизни, что-то иное?

П.Б.: (Смеется) Да всем вместе и чем-то иным – тоже! Стиль жизни? Я не придерживаюсь некоего цыганского стиля или, скажем, богемного, не контактирую с сомнительными личностями. Мой стиль ассоциируется с джем-сешн, с этаким беззаботным музицированием аж до утра. Джазовая музыка так захватывает, что человек порой утрачивает чувство реальности, переходит в некое иное измерение, и когда этот джем заканчивается, возникает чувство, словно всякое другое существование теряет смысл. Это и утопия, и экстаз, и приключение одновременно. Конечно, джаз – это еще и мпоя профессия, потому что я все же редактирую Jazz Forum, отдал этому занятию большую часть жизни. Хотя, признаться, самым большим приключением в моей жизни было все же участие в группе Akwarele Чеслава Немена. Это был 1967 год, мы выступали на больших сценах перед тысячами зрителей, я участвовал в записи его первого альбома Dziwny jest ten świat, титульная песня которого стала в определенном смысле вневременным символом, актуальным навсегда. Достаточно вспомнить одну строку из нее: «Когда человек убивает словом, как ножом». И эти слова сегодня еще более злободневны, чем ранее, потому что в Интернете можно прочесть такое, отчего тебя охватывает горечь: в какие же времена мы теперь живем? Немен таким образом стал похож на пророка. И поэтому я уверен, что это его послание в равной степени актуально сегодня и в Польше, и в Литве, и в Беларуси. И в России, где он был очень популярен, тоже.

Беседовал Дмитрий Подберезский

Первая публикация - журнал "Мастацтва" № 10 / 2017

Перевод с белорусского Леонид Аускерн


авторы
Дмитрий ПОДБЕРЕЗСКИЙ.
страна
Польша
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с другими
Bill Kirschner - О джазе и музыкальном бизнесе Йонас Ючас - Программа Kaunas Jazz - это ступени Михаил Фрейдлин - Джаз родился благодаря одесситам. Мы это докажем Михаил Трофимов - Знал же, зачем шел в журналистику!!!
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com