nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Niels-Henning Ørsted Pedersen - «Великий датчанин с бесконечным именем»

стиль:

Niels-Henning Ørsted Pedersen - «Великий датчанин с бесконечным именем»
…И все времена – одно время, и все умершие не жили до тех пор, пока мы не дали им жизнь, вспомнив о них, и глаза их из сумрака взывают к нам.
Роберт Пенн Уоррен
«Вся королевская рать»



В названии этой статьи закавычено одно из популярых в музыкантско-журналистских джазовых кругах прозвище басиста Нильса-Хеннинга Эрстед-Педерсена. Прозвище длинное, с явной иронией по поводу его действительно не короткого имени, разительно огтличающееся от других популярных прозвищ, вроде Берд, Каунт, Дюк или През. Но сам себе прозвище человек, как правило, не придумывает, и если уж другие назвали Нильса-Хеннинга «великим датчанином» (а это уж без всякой иронии), то, наверное, он это действительно заслужил. Было у него и другое произвище, точнее – аббревиатура, которую часто для экономии места употребляли журналисты в статьях, где фигурировал Эрстед-Педерсен: NHØP. Ну, тут все прозрачно, особых пояснений не требуется, и далее я тоже для краткости буду его применять.

В 2016 году Нильсу-Хеннингу Эрстед-Педерсену исполнилось бы семьдесят. Круглая дата. Юбилей, после которого многие в джазе еще долгие годы продолжают активно работать. Но сослагательное наклонение безжалостно: NHØP никогда не отметит этот юбилей, потому что он умер в апреле 2005 года, и ему было всего 58. Отметить юбилей в данном случае должны те, кто его помнит, кто до сих пор слушает (и будет слушать) музыку этого блистательного мастера. Таких людей в разных уголках мира много. Люблю и с удовольствием слушаю диски NHØP и я, отсюда и причина появления этой статьи в юбилейный для самого знаменитого датского джазмена год.

Но давайте начнем чуть издалека, воссоздадим background, вспомним, хотя бы контурно, историю датского джаза. Известно, что в Европу джаз пришел в самом конце и вскоре после Первой мировой войны, в первую очередь во Францию и в Англию. Во Франции базировался с 1917 года американский экспедиционный корпус генерала Першинга, с которым туда попали и первые прото-джазовые музыканты. После войны Париж воссиял с новым блеском, как главный центр европейской (да и мировой) культуры – разумеется, первые американские джазовые гастролеры потянулись туда. Потянулись они и в Лондон – по естественным причинам языкового единства и исторических связей Британии со Штатами. Скромный Копенгаген отнюдь не был главным центром их устремлений, но заглядывали они и в Данию. Первым сюда наведался в 1925 году Сэм Вудинг со своим оркестром – и эти гастроли можно считать самым мощным толчком к развитию джаза в Дании. А основоположником местного джаза историки дружно называют композитора и бэнд-лидера Вальдемара Эйберга, основавшего первый джаз-оркестр в 1923 году и записавшего первую джазовую пластинку с двумя композициями год спустя. Кроме того, к услугам заинтересованных датчан были зарубежные, в первую очередь английские, радиостанции – главное средство массовой коммуникации в межвоенный период. В 30-е годы популярность джаза неуклонно росла. Появились первые местные джазовые звезды: пианист Лео Матиссен, скрипач Свенд Асмуссен, саксофонист Кай Эванс, пианист Кьельд Бонфилс. Свен Меллер Кристенсен написал первую датскую книгу о джазе.

А потом началась Вторая мировая, и Данию молниеносно оккупировали германские войска. Ужасы войны в основном обошли Данию стороной, оккупационный режим был достаточно мягким: по нацистким расовым теориям скандинавы принадлежали к арийцам. Однако, коллаборационистов в стране оказалось очень мало, как, впрочем, и участников активного Сопротивления, и, хотя экономика Дании была поставлена на службу Рейху, подавляющие большинство датчан, сплотившись вокруг своего короля Кристиана Х, заняло позицию пассивного сопротивления захватчикам, демонстративно не обращая внимания на их присутствие на улицах датских городов. Кстати, отвлекаясь от темы, легенда о надевшем желтую звезду в знак солидарности со своими подданными-евреями короле, использованная Эльдаром Рязановым в фильме «Андерсен. Жизнь без любви», - это только легенда. На самом деле Кристиану Х оказалось достаточно публично заявить, что он сделает это, чтобы нацисты не решились отдать приказ о ношении евреями опознавательных знаков. А вот то, что датчане за одну ночь перевезли почти всю небольшую еврейскую общину страны в Швецию – правда. Говорят, что о намеченной депортации предупредил кто-то из сочувствующих среди оккупантов… Но вернемся к джазу. Он тоже был формой пассивного сопротивления. Для Геббельса и его фюрера эта музыка была дегенеративной и упаднической. В самой Германии «свингующую молодежь», поклонников джаза, отправляли в концлагеря. Но в Дании Эйберг, Асмуссен, Бонфилс продолжали играть и даже записывать джаз, а тысячи датчан демонстрировали нацистам фигу в кармане, с удовольствием слушая лондонское радио с его джазовыми программами.

И уж конечно, с новой силой всплеск интереса к джазу пришел в страну сразу после разгрома нацизма вместе с американскими деньгами по плану Маршалла для Европы и модой на все заокеанское. А в сфере джаза оттуда стали приходить и совершенно новые звуки: в Штатах родился боп. Соответственно и джазмены Дании разделились на две группы – традиционалистов, которые продолжали играть свинг и диксиленд, вроде известного тромбониста Папы Бу и принявших музыку Паркера и Гиллеспи боперов – трубача Йоргена Рига, саксофониста Макса Брюэля и многих других. Герой нашего рассказа, которому, наконец, пора выходить на авансцену, тоже принадлежал именно к этому крылу.

Нильс-Хеннинг Эрстед-Педерсен родился 27 мая 1946 года в крохотном городке Остед на востоке острова Зеландия. Его отец был церковным органистом. Как видите, генетическая предрасположенность к увлечению музыкой – налицо. А еще была атмосфера: Нильса-Хеннинга с детства окружала музыка – и духовная, которую исполнял отец, и народная, которая живет подлинной жизнью не в столицах, а на сельских хуторах, в рыбацких деревнях и маленьких городках вроде Остеда, и джазовая, которая очень рано стала для юного Нильса-Хеннинга делом всей жизни. Начинал он с фортепьяно, но уже в 13 лет приступил к освоению своего главного инструмента – контрабаса. И дело пошло семимильными шагами: сказалось одновременное и благоприятное воздействие двух факторов – огромного прирожденного таланта и не менее поразительного трудолюбия и упорства. Уже через год NHØP основал свой первый ансамбль - Jazzkvintet 60, начав таким образом свою профессиональную карьеру джазового музыканта в 14 лет! В студию звукозаписи он попал впервые в 1960-м, с малоизвестным диксилендовым ансамблем Don Camilo and His Feetwarmers, а несколькими месяцами позже уже играл в трио пианиста Бента Аксена. Почему он выбрал именно контрабас, источники молчат. Я не могу сказать, когда густой, низкий, благородный звук этого инструмента вошел в резонанс с потаенными струнами души датского подростка и заставил его навсегда влюбиться в себя. Наверняка он слушал великанов джазового контрабаса, старых и новых, Блэнтона и Петтифорда, Брауна и Ла Фаро, Мингуса и Картера. Наверняка поначалу он подражал боповым басистам, но в итоге выработал свой индивидуальный стиль. В отличие от очень многих NHØP умел играть не двумя, а тремя и даже сразу четырьмя пальцами правой руки, в совершенстве овладел техникой слэпа, и эта техника соединялась в его игре с безукоризненным свингом. В ансамблевой игре контрабас NHØP не только великолепно держал ритм, но и часто выходил на авансцену наравне с солистами. При необходимости он играл потрясающе быстро, его соло напоминали вихрь и поражали слушателя, как пуля. Говоря об игре NHØP, я, конечно, смешиваю впечатления от игры зрелого мастера в расцвете сил и того подростка, которым он был в начале 60-х, но прогрессировал этот парень поразительно быстро. Сегодня мы привыкли к тому, что практически все молодые джазмены имеют высшее музыкальное образование. NHØP принадлежал к почти вымершему ныне племени самоучек, он никогда не учился в консерватории, ему было просто некогда! Уже в 15 лет, в новогодний вечер 1961 года, Нильс-Хеннинг дебютировал на сцене джазовой Мекки Копенгагена – клуба Jazzhus Montmartre. Впрочем, встреча с консерваторией тоже произошла, только много позже: уже став знаменитостью, до конца жизни он преподавал в Консерватории ритмической музыки в Копенгагене практически со дня ее открытия в 1986 году.

Но вернемся в год 61-й и поговорим немного об американцах в Дании и клубе «Монмартр». Крещендо и диминуэндо…Если первый из этих терминов подходит к описанию творческих поисков и взлетов американских джазменов, выдвинувшихся после войны, то их финансовые дела, как правило, двигались в направлении обратном – диминуэндо. Огромная популярность джаза эры свинга ушла в прошлое, джаз в обличье бопа, модального и тем паче фри-джаза, никак не мог претендовать на роль поп-музыки своего времени – доходы музыкантов падали. Кроме того, джазовые революционеры, афроамериканцы по преимуществу, отличались уже совсем иным самосознанием по сравнению с поколением Армстронга и чувствовали себя крайне неуютно в американском обществе тех лет. В результате многие потянулись в Европу: там их музыку принимали «на ура», там они не чувствовали дискриминации, наконец, там очень прилично платили. Многие американские джазмены осели надолго (кое-кто навсегда) в лондонах, парижах и берлинах. Нас же интересует Копенгаген. Что ж, вот вам списочек, наверняка не полный и охватывающий только самые громкие имена: Стен Гетц (1958–1961), Оскар Петтифорд (1958-1960), Кенни Дрю (1961-1993), Декстер Гордон (1962 – 1976), Бен Уэбстер (1964-1973), Стафф Смит (1965 – 1967), Ричард Буни (1970-1999), Хорэс Парлан (с 1972), Тед Джонс (1978-1984), Дюк Джордан (1978-2006), Эрни Уилкинс (1979-1999), Боб Рокуэлл (с 1983), Даг Рэйни (с 1977). Против каждой фамилии – даты жизни в Копенгагене. Как видите, некоторые живут там и по сей день, а Петтифорд, Дрю, Уэбстер, Смит, Буни, Джордан, Уилкинс жили там до самой смерти. Впечатляет, не так ли? И здесь, разумеется, нет имен тех, кто приезжал просто на гастроли, такой список будет шире в разы. Где же они все играли? В разных точках, разумеется, но главной был «Монмартр».

Этот клуб открылся в датской столице в 1959 году. Первоначально там играли диксиленд, но с 1961 до середины 70-х «Монмартр» был одной из главных европейских джазовых сцен для боперов и мастеров фри-джаза со всего мира. Потом дела пошли хуже, в 1995 году клуб закрылся. В 2010-м его открыли вновь, новые владельцы стремятся возродить былую славу, но это уже совсем другая история, а мы возвращаемся в начало 60-х. Можно сказать, что NHØP повезло: он оказался в нужное время в нужном месте. Но этого юного паренька немедленно вышвырнули бы за дверь, если бы он не доказал всем, включая самых именитых американцев, что играет на контрабасе лучше других. Поначалу некоторые не воспринимали NHØP всерьез. Известна история, относящаяся к весне 1962 года, когда в «Монмартр» приехал с гастролями Бад Пауэлл. В качестве ритм-группы ему предложили NHØP и ударника Уильяма Шлэпфе. Возможно, юный басист показался Баду весьма невзрачной фигурой и он в душе оскорбился, так или иначе, когда Нильс-Хеннинг спросил его о структуре и гармониях композиции, которую предстояло играть, Пауэлл не произнес ни слова, а просто кивнул партнерам и ударил по клавишам, начиная импровизацию. Что ж, NHØP с коллегой бросились в погоню, и не только приноровились к игре именитого бопера, но NHØP выдал еще и свое очень яркое соло. Так как в клубе велась запись выступления, эта сессия попала в историю - Bouncing With Bud осталась примером одного из первых шедевров NHØP. Пауэлл так и не захотел тогда поговорить с юным датским партнером, но записью остался доволен. С другими отношения выстраивались получше, но главное, что, так или иначе, слава датского феномена распространилась в джазовых кругах очень широко. Семнадцатилетнему NHØP поступило предложение, о котором мечтали бы тысячи музыкантов во всем мире: прославленный бэнд-лидер Каунт Бэйзи пригласил датчанина в свой оркестр! Увы, NHØP вынужден был отказаться: в столь юном возрасте он не мог получить разрешение на легальное проживание и работу в Соединенных Штатах…

Что ж, Магомета не пускали к горе, но гора (точнее, - горы) сама двинулась к нему в гости. Выше мы уже перечисляли американских джазовых экспатов в Дании, гастролеров также хватало – со всеми этими мастерами в «Монмартре» играл NHØP. Отличное взаимопонимание наладилось у Нильса-Хеннинга с другим американским пианистом, Кенни Дрю. Фортепьяно и контрабас у этих мастеров идеально дополняли друг друга. Вместе они играли и в трио, и в дуэтах, записав в общей сложности более пятидесяти совместных альбомов. Что касается «Монмартра», то здесь сложился и долгие годы существовал свой хоум бэнд в составе Дрю, NHØP и датского барабанщика Алекса Риэля. С этим трио выступали здесь многие звезды: Гетц, Гордон, Сонни Роллинс, Кирк, Элла Фицджеральд, Гиллеспи, Элдридж, Билл Эванс и другие. С главным лириком джазового фортепьяно Биллом Эвансом NHØP совершил в 1965 году большое европейское турне. Однако, особую известность принесло NHØP сотрудничество с другим джазовым пианистом, канадским виртуозом и почти однофамильцем Оскаром Питерсоном.

NHØP играл в трио Питерсона на постоянной основе с начала 70-х и почти до конца 80-х годов. Впервые же они выступили вместе при весьма любопытных обстоятельствах. Трио было любимым форматом Питерсона еще с 50-х годов, в нем всегда были представлены первоклассные басисты, особого упоминания заслуживает в этой связи имя одного из лучших в мире мастеров игры на контрабасе Рэя Брауна. В самом начале семидесятых в трио Питерсона играл Джордж (Иржи) Мраз. Предстоял гастрольный концерт в Югославии. И тут Мраз категорически отказался от поездки. После известных событий 68-го года в Чехословакии, Иржи, подобно многим деятелям чехословацкой культуры, предпочел остаться на Западе. Мраз испытывал маниакальный страх при мысли о поездке за железный занавес. Хотя Югославия и не входила в число стран Варшавского договора, Мраз считал, что и там его могут похитить агенты КГБ или его чехословацкого филиала. Встал вопрос о срочном поиске басиста. Импрессарио Норман Гранц предложил Оскару Эрстед-Педерсена. В графике выступлений NHØP как раз оказалось «окно». Программу выступления он получил заранее, но играть пришлось без репетиций. Концерт удался. Питерсон остался очень доволен, и тогда Гранц предложил ему подумать о продолжении сотрудничества с NHØP. В результате они почти полтора десятка лет выступали вместе, да и позже время от времени возобновляли этот альянс вплоть до самой смерти Эрстед-Педерсена. Вот когда пригодилось умение NHØP играть быстро! По мнению Рэя Брауна (а он знал, о чем говорил!) NHØP был единственным в мире басистом (помимо него самого, но об этом Рэй скромно умолчал), способным поддерживать бешеный темп и потрясающий драйв канадского пианиста. Период их сотрудничества был одним из лучших в истории трио. Оскар и Нильс-Хеннинг, которому канадец дал еще одно прозвище – «Викинг», стали большими друзьями и вне сцены, а запись трио 1974 года с Питерсоном, NHØP и выдающимся гитаристом Джо Пассом получила премию Грэмми за лучшее выступление джазового ансамбля – единственный Золотой Граммофон в карьере датского басиста.

Эрстед-Педерсен играл и со звездами фри-джаза, в частности, с Арчи Шеппом (альбом Lookin' At Bird (1980) и Элбертом Эйлером, но подлинной его стихией оставался все-таки мэйнстрим. Не хотел бы создавать у читателя впечатление, что партнерами NHØP были исключительно заокеанские музыканты. Отнюдь. Лучшие европейские мастера считали за честь выйти с ним на сцену. Из пианистов он сотрудничал, скажем, с французом Мишелем Петруччиани и каталонцем Тете Монтолиу (лучший из их четырех совместных альбомов - Catalonian Fire (1974), играл с двумя выдающимися французскими скрипачами, представителями разных джазовых эпох – Стефано Грапелли и Жан-Люком Понти, из гитаристов чаще других работал со шведом Ульфом Вакениусом и бельгийцем Филиппом Кэтрином.

Кэтрин представлен и на первом авторском альбоме NHØP Jaywalkin’, изданном лейблом SteepleChase в 1975 году. Нильсу-Хеннинг в ту пору стоял на пороге тридцатилетия. Это был уже зрелый музыкант в самом расцвете сил, отточивший до блеска свою технику игры и добавивший к ней уже очень солидный опыт работы со всей элитой мирового джаза, а также накопивший много собственных идей, готовых к реализации. Помимо Кэтрина на этом альбоме с ним работали клавишник Оле Кок Хансен и ударник Билли Хиггинс. Мне довелось в свое время рецензировать одно из переизданий этого альбома для еще бумажного «Jazz-Квадрата» (текст есть и на сайте), и с тех пор запомнился тонкий и очень привлекательный баланс в музыке Jaywalkin’ элементов хард-бопа и модной в то десятилетие музыки фьюжн. Запмнились и собственные сочинения NHØP, в первую очередь титульная пьеса, одна из лучших его композиций, а также My Little Anna, нежный гимн в честь младшей дочери музыканта, и, пожалуй, Sparkling Eyes.

На SteepleChase NHØP издал еще три свои работы, позже его диски выпускали другие лейблы. Особенно интенсивно его дискография пополнялась во второй половине 70-х – начале 80-х, а затем в 90-е годы. Кстати, если учитывать не только авторские альбомы, но и все записи, в которых он принимал участие за 45 лет карьеры, то общее количество дисков в этом списке достигает впечатляющей цифры в восемьсот (!) различных проектов – эту цифру приводит датский исследователь творчества NHØP Франк Бахман Меллер. С 1964 года NHØP периодически играл и записывался с биг-бэндом датского радио, наиболее ярко его игру с оркестром иллюстрирует альбом 1993 года Ambiance. Но больше любил он все же малые составы, в первую очередь дуэты и трио. Выше уже упоминалось о плодотворном дуэте Нильса-Хеннинга с Кенни Дрю, с которым они играли вместе не только мэйнстрим джаз, но и джазовые переложения датской народной музыки, как, например, в композициях Once a Saturday Night и I Skovens Dybe Stille Ro (Tranquility of the Woods) с альбома Duo (1974). Есть у NHØP совместные диски дуэтов со скандинавскими коллегами – датским пианистом Кеннетом Кнудсеном, шведским гитаристом Руне Густафссоном, с португальской певицей Марией Жоао, есть эффектный альбом с американским коллегой по инструменту Сэмом Джонсом, названный просто Double Bass (1976) и так далее. Из работ в формате трио нельзя не отметить альбом 1993 года To A Brother с пронзительной титульной композицией, посвященной памяти старшего брата NHØP Йоханнеса, который умер в том году. Здесь лидеру ассистировали шведский гитарист Ульф Вакениус и американский ударник Адам Нуссбаум. Вакениус вообще стал одним из любимых партнеров NHØP. С ним и с соотечественником Йонасом Йохансеном (ударные) Нильс-Хеннинг работал около десяти лет, вплоть до конца своей рано оборвавшейся жизни.

В гастролях NHØP объездил, наверное, весь мир. Бывал он, во всяком случае, на всех континентах, за исключением Антарктиды. Выступал NHØP и в России. Выше уже упоминалась его премия Грэмми. В 1981 году критики американского журнала DownBeat назвали NHØP лучшим джазовым басистом года. Это признание тем почетнее, что американцы обычно не жалуют европейских исполнителей, и надо быть действительно сверх-креативным, чтобы тебя оценили за океаном. В 1991 году, десять лет спустя, Эрстед-Педерсен был удостоен еще одной почетной награды скандинавского масштаба. С 1965 года Северный Совет, геополитическое межпарламентское объединение скандинавских стран и Финляндии, вручает свои премии в области музыки.Эта премия вручалась каждые два года только ныне здравствующим композиторам. NHØP стал первым действующим музыкантом-исполнителем, удостоенным престижной награды. С того года Северный Совет стал чередовать свои премии, присуждая их поочередно: в один год - композиторам, а в следующий год – исполнителям.

О приватной жизни NHØP можно сказать немного. Мало информации. С определенной точки зрения это тоже красноречивый факт: значит, не было в жизни Нильса-Хеннинга каких-то резких поворотов, скандалов и других из ряда вон выходящих событий, которые могли бы привлечь недреманное око масс-медиа, текла она более-не менее спокойно и размеренно. Когда NHØP не стало, его оплакивала жена с ибсено-григовским именем Сольвейг и трое детей. Оскар Питерсон, друг и многолетний коллега, так вспоминал о нем: « У меня всегда вызывала восхищение глубина его знаний в сфере политики, географии, психологии. Он был необычайно эрудирован во всех вопросах, касающихся истории Европы. Он был очень близким мне по духу человеком, всегда очень легко сходился с людьми и заводил хороших друзей».

… День 19 апреля 2005 года обещал быть по-весеннему теплым и наполненным для NHØP сугубо положительными эмоциями. С Оле Кок Хансеном они вместе росли в Остеде, дружили с самого детства (Оле был на год старше), почти одновременно увлеклись джазовой музыкой. Оле стал пианистом, Нильс-Хеннинг – басистом. Они много работали вместе. И теперь в Ишее, южном пригороде Копенгагена, недалеко от столичного аэропорта, они тоже жили по соседству. 19 апреля старине Хансену исполнялось шестьдесят, и, конечно же, самый близкий друг был приглашен на торжественный прием в соседнем доме. Но Нильс-Хеннинг Эрстед-Педерсен не пришел на этот день рождения. В ночь на 19 апреля он скоропостижно скончался во сне от сердечного приступа.

Он мог бы сделать еще очень многое. Но и то, что он сделал в джазе и то, как он это делал, осталось непревзойденным. Слово его друзьям и партнерам:

« …Нильс-Хеннинг был музыкантом невероятного таланта и виртуозности. Откровенно говоря, он стал моим ближайшим другом и братом, и я никогда не забуду ни его, ни его таланта. Бог благословит тебя, Нильс, и возможно, ты украсишь музыкальный мир на Небесах, также как тебе удавалось это на Земле» (Оскар Питерсон, журнал Jazz Times, 2010-12-09.)

«… На мой взгляд, он был гением контрабаса. Он был членом весьма эксклюзивного клуба под названием «Музыканты, которых узнаешь с первой же ноты». В этот клуб входили Майлс Дэвис и Джон Колтрейн, и он тоже принадлежал к этому клубу!» (Ульф Вакениус, предисловие к альбому The Unforgettable NHØP Trio Live (ACT Music), 2007).

Леонид Аускерн


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
боп, мэйнстрим, хард-боп
страна
Дания
Расскажи друзьям:

Еще из раздела басисты
Marcus Miller - бас-сказы Bill Wyman's Rhythm Kings - первое место в британских чартах! Esperanza Spalding – Многообещающая надежда Harry Babasin - Несправедливо забытый
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com