nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Давид Голощекин - 30 лет собственному ансамблю

стиль:

Давид Голощекин - 30 лет собственному ансамблю 30 лет собственному ансамблю и 10 лет руководимой им Филармонии джазовой музыки в С.-Петербурге - две достойные даты. Сразу после мероприятий, посвященных им, Давид Семенович отправился на гастроли в Новосибирск, где и состоялся этот разговор.

"Я люблю скрипку так же, как женщину, которую люблю", - так Давид Голощекин парировал 21 января на единственном концерте в Большом зале новосибирской филармонии коварный вопрос из зала: "Что вы больше любите, скрипку или женщину?". В окружении эффектного и элегантного, как в музыке, так и в одежде, "Джазового старого трио" маэстро выдал стильную программу классического джаза.

Давид как профессионал в джазе с 17 лет, а в этом году ему исполняется 55. Позади остались жестокие толчки системы, беседы в КГБ, "черный список", сделавший когда-то из знаменитого артиста безработного музыканта. Это сейчас в его жизни больше положительных эмоций: должность художественного руководителя единственной в мире государственной Филармонии джазовой музыки, гастроли по России и на Западе, компакт-диски, премии, звания.

В десятилетке при Ленинградской консерватории, где Давид учился скрипичному искусству, не преследовали талантливых учеников. И будущий джазмен мог относительно безнаказанно играть буги-вуги, устраивать ансамбли, втравливая в "буржуазное искусство" своих одноклассников - Владимира Спивакова и Мариса Янсонса.

"Мы все играли на скрипках, потому что не было у нас ни труб, ни саксофонов", - улыбается Голощекин и выдыхает в потолок гостиничного номера дым тоненьких сигар.

Наказанием за такое творчество был статус хулигана и минус после обязательной пятерки на экзаменах. Часто к этому профессора присовокупляли каверзную просьбу поимпровизировать на тему сыгранной классики. Это наказание было у Голощекина любимым. Уже тогда, в 15-16 лет, он понял, что его увлекает именно джазовая импровизация и учиться на композиторском отделении консерватории, как ему предрекали учителя, он не станет. Сыграло свою роль и знакомство с пианистом Юрием Вихаревым. Он давал Давиду послушать диски из своей фонотеки, а узнав, что Голощекин играет на скрипке, предложил ему контрабас. Близкий по технике игры, этот инструмент отличался лишь большими размерами корпуса, струн и расстояний между ладами. Семнадцатилетний Давид смог справиться с новацией и вошел в квартет Вихарева в качестве контрабасиста и даже съездил на первый в своей жизни фестиваль, в 1961 году в Таллинне. Впрочем, довольно быстро он освоил еще несколько инструментов, и в начале 60-х Голощекин уже играет у Иосифа Вайнштейна, а позднее и в выделившемся из его состава квинтете Носова - Гольштейна как пианист.

Просуществовав в оркестре до середины 60-х, Давид собирает собственный ансамбль и находит приют в ДК имени Дзержинского. В новом составе Голощекин играет на флюгельгорне и на рояле. А затем вводит и скрипку. С тех пор публика всегда ждет чуда, когда маэстро возьмет ее в руки. Многие удивляются, что первый "скрипичный" диск датирован аж 1985 годом. Но еще поразительнее дата дебюта в грамзаписи - 1971-й. Причем первый диск неплохо раскупался, и Голощекину чаще, чем кому-либо, стали предлагать записываться, поэтому он выпустил "больше всех дисков в советское время". А если сюда прибавить способности лидера, то легко представить себе и худрука первой джазовой филармонии.

- Давид Семенович, в наш город Вы приехали после двух больших и приятных событий: справив десятилетие санкт-петербургской джазовой филармонии и выход альбома своей спутницы Эллы Трафовой...

- Я устаю повторять, что Элла мне не жена. Она уже 26 лет работает в моем ансамбле, который отметил, кстати, в конце декабря тридцатилетие. И мы решили, наконец, выпустить ее авторский диск. Он называется "Я помню" и посвящен сразу нескольким датам - столетию Дж. Гершвина, грядущему столетию Эллингтона и "заочным учителям" нашей прекрасной вокалистки - Элле Фитцджеральд, Саре Воан и другим. На CD нет ничего нового, никто не поражает невероятной импровизацией или свежестью мысли, на что обычно уповают критики. Там есть просто хорошо исполненный традиционный джаз. Писались мы прямо в нашей филармонии - я выступил и продюсером, и аранжировщиком, и одним из исполнителей. Как всегда, я предлагаю слушателю почти весь арсенал инструментов, которыми владею, но на этот раз (впервые на записи) к ним добавился вибрафон.

- Как Вы выбираете необходимый именно для данного момента инструмент из десятка, которым владеете?

- Все дело в том, что играть на многих инструментах в концерте достаточно сложно - тяжело даже чисто физически, трудно переключаться эмоционально. Сейчас я очень увлечен вибрафоном и вот уже года два большую часть программ поочередно исполняю то на нем, то на самом первом - на скрипке. Но остальные инструменты я не забываю - в любой момент готов подключиться и сыграть на них. Если технически владеешь инструментом, можешь сыграть на нем все, что хочешь, то выбор зависит лишь от твоего желания.

- Как Вы относитесь к тому, что на Ваши концерты часто приходит неподготовленная публика, которая не всегда способна оценить Ваш джаз, а просто - на известное имя Голощекина?

- Среди новичков в моей филармонии большинство именно таких. Это не обижает: мы работаем специально для них! Каждый раз я выхожу на сцену, четко осознавая, что кому-то буду открывать глаза на это искусство. Я не просто играю, но и объясняю, что такое джаз, предупреждаю, чтобы люди не смотрели как на идиотов на тех, кто аплодирует во время музыки. Что это как раз нормальные слушатели. Но я не выступаю с нотациями - распределяю свою познавательную нагрузку в течение всего концерта.

- Насколько я знаю, Ваша филармония - место популярное?

- У нее очень хорошая репутация. Там все просто и демократично, необычно для нашего времени - не похоже на ночные клубы и рестораны. Наше заведение больше напоминает театр или хороший концертный зал со столиками. Но все это ненавязчиво, никто не заставляет вас тратить лишние деньги, никто не чувствует себя неуютно, если ничего не купил выпить. У нас два зала - большой и маленький, достаточно элитарный эллингтоновский зальчик. Малый зал вмещает 40-50 человек, и там звучит только камерная джазовая музыка. Так заведено, что люди после концерта в большом зале могут продлить вечер в малом - там играют обычно дуэты. Получается концерт после концерта.

- Я знаю, что Вы - радиоведущий со стажем. Расскажите о своих программах.

- Да, у меня есть две авторских программы. Одна из них - на "Радио Рокс". Эта часовая программа выходит каждое воскресенье и называется "Весь этот джаз", что соответствует моему желанию рассказать об этой музыке в полном объеме. Я пытаюсь показать то лучшее, что было создано за последние 70 лет, причем законченный продукт, а не эксперименты. Большое внимание уделяю датам: программы построены на днях рождениях или датах смерти весомых музыкантов. Иногда я беру какую-нибудь очень известную пьесу и предъявляю ее в самых разных исполнениях. Тогда слушатель наглядно видит, как преображается одна и та же мелодия в руках разных музыкантов, приобретает индивидуальное звучание.

- Все эти программы черпаются из Вашей личной фонотеки?

- Да, мне пришлось собрать порядка 600 CD, и постоянно покупаю новые. В основном, пополняю свою коллекцию за рубежом - там легче найти то, что мне нужно. Для себя я бы никогда не стал заводить такую фонотеку - отбирал бы только то, что нравится лично мне. А поскольку я занимаюсь радио уже 10 лет, то приходится набирать CD по разделам - по инструментовке и жанровой принадлежности, - чтобы суметь представить всю палитру джаза.

- Вы довольно строгий и придирчивый критик - это накладывает отпечаток на организацию системы ценностей Ваших учеников?

- Конечно, они формируют свой вкус под моим влиянием, но это не значит, что я им диктую. Даже самые молодые вправе решать, как и что им играть.

- Каковы отношения среди музыкантов в рамках Вашей филармонии?

- У нас очень хорошие, доброжелательные отношения между всеми поколениями музыкантов. От Алексея Канунникова, которому уже седьмой десяток, до двадцатилетних парней - Алексей умеет собрать их в свой бэнд и прекрасно находит с ними и стилевой, и человеческий язык. В Питере вообще нет антагонизма между музыкантами, все-таки в смысле джаза С.-Петербург - столица России, нигде больше нет такой регулярной джазовой жизни. У нас два места, где каждый день вы можете услышать джаз, - это наша филармония и небольшой клуб "JFC".

- Как Вам нравятся новосибирские партнеры - "Старое джазовое трио"?

- Я с большим удовольствием приезжаю играть с ними, потому что мне очень нравится лидер Игорь Дмитриев - он очень музыкальный человек. От пианиста в таком составе очень многое зависит, именно он создает необходимую гармоническую основу, подушку (помимо партнерства на равных) для солиста, играющего на одноголосном инструменте. Игорь очень контактный и эрудированный пианист, легко отзывается на любые идеи, которые исходят в данном случае от меня. И получается слаженное, без провалов звучание. А главное, эти люди соответствуют моему стилевому направлению - с ними я чувствую себя легко и комфортно.

Антон ВЕСЕЛОВ

1999


музыкальный стиль
мэйнстрим, свинг
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с исполнителями на иных инструментах
Mike Mainieri - белый слон вперед шагает, грезя на ходу Давид Голощекин - живая, очень живая легенда David Engibaryan Ondrej Smeykal
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com