nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Eva Simontacchi: Джазовый голос с Аппенин

стиль:

Eva Simontacchi: Джазовый голос с Аппенин Так уж получилось, что косвенным образом автор этих строк "повинен" в возникновении контактов между итальянской джазовой певицей и белорусским джазовым журналом. Лет пять назад, гуляя по Сети в поисках любопытных джазовых материалов, я наткнулся на показавшееся мне весьма интересным интервью с известной вокалисткой Шейлой Джордан. Она очень обстоятельно и предельно откровенно рассказывала о своей жизни в джазе, а разговор умело направляла короткими точными репликами автор интервью – журналистка Ева Симонтакки. Редакция связалась с Евой и получила у нее разрешение на перевод этого интервью. Оно было напечатано на страницах Jazz-Квадрата, а с Евой Симонтакки с тех пор у нашего журнала наладились прочные контакты.

Благодаря Еве наши читатели получили возможность познакомиться со многими ведущими джазовыми музыкантами мира – гостями ее родного Милана. Ева стала нашим постоянным автором. Очень скоро выяснилось, что она не только пишет о джазе, но и сама исполняет его. Джазовая певица и педагог, она, если не ошибаюсь, на сегодня единственный действующий музыкант в корпусе авторов Jazz-Квадрата. Поэтому выход ее первого сольного альбома стал прекрасным поводом для того, чтобы подробнее поговорить с Евой о ее собственном творчестве, взглядах на музыку и предпочтениях в джазе. Рецензию на Pure Ecstasy вы можете прочесть в разделе CD-Обзоры, а интервью с Евой Симонтакки – перед вами.

Леонид Аускерн: Италия знаменита своими великими оперными традициями. Любому знакомо название знаменитого оперного театра Ла Скала в Милане. Но Ева Симонтакки выбрала все же джаз. Как вы пришли к такому выбору?

Ева Симонтакки: Я начала петь в очень юном возрасте. Петь я любила всегда, но очень стеснялась. Как-то мне доверили сольную партию в школьном хоре. До сих пор помню, как сильно у меня билось сердце, когда пришлось петь перед большой аудиторией. Учиться играть на фортепьяно я начала в пять лет и до двадцатилетнего возраста занималась изучением классической фортепьянной техники. Летом, во время каникул, я любила петь с друзьями, и отец купил мне в этой связи гитару. С ее помощью я научилась аккомпанировать себе во время пения. Так я начала петь. Я пела вещи в стиле кантри, хиты Джона Денвера и поп-музыку. Позже я начала исполнять кое-что из рок-музыки, потому что мой брат Фабио тоже играл на гитаре, и у него была своя группа. Я начала разучивать хиты Уитни Хьюстон и Барбры Стрейзанд, какие-то итальянские песни. Пела, к примеру, песни Мины. Мне очень нравился также музыкальный театр, и я распевала песни из Jesus Christ Superstar, Hair и Cats. Познакомилась я и с музыкой госпел и спиричуэллс.

Джаз я открыла для себя позже. Я изучала технику "бель канто", но никогда не пела классическую музыку. Первой джазовой певицей, которую я горячо полюбила, была Элла Фитцджеральд. Года три или четыре я покупала только ее пластинки и слушала только ее музыку. Сегодня, конечно, мой дом забит дисками самых разных крунеров, вокалистов и джазовых певцов. Я начала петь с полупрофессиональным джазовым ансамблем из восьми исполнителей и стала брать уроки джазовой фортепьянной техники и джазовой гармонии. После этого у меня был восьмилетний период сотрудничества с биг-бэндом. Его руководителем и аранжировщиком был маэстро Энос Патраккини, к сожалению, ушедший в мир иной около четырех лет назад. Мне нравилось в джазе звучание, ритм, свобода и возможность импровизировать. И хотя я уважаю и люблю различные направления в музыке, джаз – это та музыка и тот стиль, с которым я связана навсегда.

Л.А.: На вашем веб-сайте я нашел немало интересной информации. К примеру, я узнал, что в детстве вы и ваш брат Марко любили подражать известным певцам. Кого вам нравилось имитировать больше всего?

Е.С.: О! Мы были очень, очень маленькими, я и мой брат, когда увлекались такими играми. Я помню, что мы подражали Джанни Моранди, Мине, Серджо Эндриго, Рафаэлле Карра, Барри Уайту, Катерине Каселли, Mal del Primitives, Луису Армстронгу, Массимо Раньери+ всем итальянским и зарубежным певцам, которых мы видели по телевизору и которые обладали достаточно выразительной жестикуляцией и голосом, чтобы их легко было имитировать. Нам это нравилось, и мы развлекались таким образом. Подражали мы также актерам и актрисам.

Л.А.: Известная американская джазовая певица Шейла Джордан сыграла очень важную роль в вашем профессиональном развитии. При каких обстоятельствах вы познакомились?

Е.С.: Мы познакомились благодаря моей близкой подруге Наде Паццальи более десяти лет назад. Они дружили с Шейлой, и Надя организовывала ее джазовые мастер-классы, когда Шейла приезжала в Италию. Она сообщила мне, что Шейла собирается приехать в Милан, и мне очень захотелось с ней встретиться. Мы познакомились, и я просто влюбилась в нее! Я посещала многие ее мастер-классы и брала у Шейлы уроки джазового вокала. Я организовывала мастер-классы с Шейлой для своих студентов. Она – блистательная звезда, и я очень многому у нее научилась, причем не только в области непосредственно музыки. Я имею в виду подход к джазу и стандартам, свободу, самоотдачу в музыке. Шейла – великий артист и музыкант, великая женщина. Она – прекрасный пример для всех людей, которые хотят услышать то, что она рассказывает.

Благодаря Шейле, я познакомилась и с Джей Клэйтон. И Джей тоже оказала серьезное влияние на мою музыку. Она тоже прекрасный педагог. Я частенько организую мастер-классы для Шейлы и Джей, когда они приезжают в Милан. Мы добрые друзья, и когда я нуждаюсь в каком-то совете, они всегда с готовностью приходят на помощь. Именно Шейла в свое время посоветовала мне записаться с E.S.P. Trio, еще за два или три года до того, когда у меня нашлось время и возможность сделать это.

Л.А.: Немецкий джазовый критик Йоахим-Эрнст Берендт писал о двух направлениях в джазовом вокале – блюзовом и песенном. Согласны ли вы с этим взглядом, и если да, какое направление вам ближе и почему?

Е.С.: Думаю, что мне ближе песенное направление. Я люблю рассказывать истории, я вживаюсь в содержание каждой исполняемой песни. Я люблю блюзовое звучание, знаменитые blue notes. Я пою, и в будущем буду петь блюзы. Но при этом я не смогла бы составить программу выступления только из блюзов: в этом случае я не смогла бы быть полностью искренней перед своим слушателем. Я люблю песни, истории. К сожалению, я не читала, что немецкий критик Йоахим-Эрнст Берендт писал о блюзовом и песенном направлениях в вокале, но я обязательно найду эту книгу и немедленно примусь за чтение (выходные данные "Das Jazzbuch. Von Rag bis Rock" уже отправлены Еве – прим. Л.А.). Я люблю читать, у меня много разнообразной литературы о джазе, но эту книгу я пропустила.

Л.А.: Назовите, пожалуйста, трех величайших, по вашему мнению, джазовых певиц.

Е.С.: Я не могу не назвать в этом случае имя Эллы Фитцджеральд, моей первой любви в джазе. Но если я ограничена возможностью называть только три имени и только вокалисток, то я назову Кармен МакРэй и Шейлу Джордан.

Если же я могу назвать больше имен, включая мужчин-вокалистов, я обязательно назову Чета Бэйкера (легкость и исключительная нежность его пения, его превосходный скэт – прекрасный пример для любого джазового певца), Курта Эллинга, Клео Лэйн и Джей Клэйтон.

Л.А.: Что бы вы могли сказать о будущем проекта 4 Heaven & More? Будете ли вы его продолжать?

Е.С.: Я продолжу работать с вокальной группой. Конечно, когда речь идет об ансамбле, о проекте, в котором участвуют несколько людей, такая группа постоянно переживает персональные изменения. Такой проект требует от всех полной самоотдачи. Здесь важно много и часто репетировать, много петь вместе. Не все люди, с которыми я начинала этот проект, готовы его продолжать и регулярно посвящать ему значительную часть своего времени. Но поскольку проект основан на моем опыте и моем лидерстве, он сохраняет тот же дух эксперимента и те требования, с которыми я его начинала. То есть, несмотря на имеющиеся изменения в составе и на те изменения, которые могут произойти в будущем, проект будет продолжен. Это прекрасный опыт, отражающий совершенствование звучания, музыкальной и чисто человеческой зрелости его участников. Гармонизация в единое целое различных голосов, различных тембральных красок очень обогащает! Работать с группой людей, объединенных единой целью, очень интересно. У нас неплохо получается работать вместе, и мы стремимся продолжать выступать вместе при любой возможности!

Л.А.: Джазовые музыканты нередко одновременно занимаются педагогической деятельностью, но значительно реже – джазовой журналистикой. Что вы находите в этой сфере деятельности? Помогает ли она в вашей артистической и педагогической работе?

Е.С.: Я начала писать о джазе, поскольку у меня был определенный журналистский опыт много лет назад: я писала статьи для двух музыкальных ежемесячников – Guitar Club и Drum Club, и когда Марко Лосавио (Jazzitalia) предложил мне посотрудничать в переводе нескольких статей с английского, я согласилась. Потом я начала брать интервью и делать обзоры для Jazzitalia, Jazz-Квадрата и других журналов. Я занимаюсь этим, потому что мне нравится ходить на концерты, слушать музыку. Мне нравится задавать вопросы, чтобы лучше узнать артистов, лучше понять их, открывать какие-то стороны их творчества, которые меня особенно интересуют. Их ответы на мои вопросы бывают прекрасным источником вдохновения и для меня самой, в них я часто нахожу решения вопросов, связанных с моей артистической карьерой и даже моей жизнью! Я пользуюсь их опытом, и это действительно помогает! Получаемая от них информация зачастую избавляет от необходимости рыться в целой горе литературы, как я это делаю, когда пишу статьи. Это развивает и мою общую музыкальную культуру (и, соответственно, облегчает работу в качестве преподавателя).

Л.А.: Певица, педагог, композитор, писательница, художница, и в то же время – семья, дети… Банальный вопрос: как вы находите время для всего этого?

Е.С.: Вау! Я часто задаю себе тот же вопрос! Но у меня бывают различные периоды. Сейчас я много занимаюсь музыкой, и поэтому меньше уделяю внимания живописи. Я больше провожу времени за холстом, когда меньше пою. Но непосредственно сейчас я преимущественно пою и преподаю музыку. Мне хотелось бы посвящать больше времени композиции (и я вскоре займусь этим, наверное, летом, когда заканчиваются занятия в школах и все разъезжаются на каникулы). Мои дети теперь почти самостоятельны, и это дает мне больше свободного времени, чем это было десять лет назад. Конечно, на что-то еще времени остается совсем мало. Но, кстати, мой зодиакальный знак – это Близнецы, а все Близнецы любят одновременно заниматься самыми разными вещами. Я брала интервью у Маркуса Миллера и задавала ему тот же вопрос (а Маркус – это образцовый пример Близнецов)!

Л.А.: Несколько вопросов о джазе в Италии. Традиционный джаз, мэйнстрим, авангард – что сейчас популярнее всего в вашей стране?

Е.С.: Толком не знаю, что сейчас популярнее всего в Италии. Я вижу, что все три упомянутые вами направления присутствуют на нашей сцене, но я не в состоянии определить процентное соотношение между ними. Я знаю музыкантов, которые в зависимости от ситуации и от того проекта, в котором они заняты, могут играть и традицию, и мэйнстрим, и авангард. Думаю, что популярнее всего все же мэйнстрим.

Л.А.: Каким вам видится будущее итальянского джаза?

Е.С.: В Италии есть прекрасные джазовые музыканты, и я уверена, что джаз будет развиваться и дальше, и сможет выжить в условиях, когда в стране, похоже, все меньше и меньше внимания уделяют культуре. Я вижу, что многое говорится и делается, и я надеюсь, что музыка получит импульс новой энергии и займет более значительное место в жизни нашего народа. Джазовая музыка – это такой же вид культуры, как и другие ее формы. Она заслуживает уважения и возможностей для развития и процветания.

Л.А.: А теперь несколько вопросов о Pure Ecstasy. В альбом вошло восемь стандартов и три оригинальные композиции. Это ваши любимые стандарты из American Songbook?

Е.С.: Да, отобранные мной стандарты принадлежат к числу моих самых любимых песен из American Songbook. Я добавила к ним еще In Summer (оригинальное название Estate), песню, сочиненную итальянским композитором Бруно Мартино. Ее на протяжении многих лет исполняло так много джазовых музыкантов, что и она стала стандартом. Я пою текст, написанный к ней Джоном Хендриксом. Конечно, в American Songbook есть еще много других песен, которые я очень люблю, и я тщательно отбираю другие любимые композиции для своих будущих альбомов.

Л.А.: Вы сочинили английские тексты для трех композиций. Они были специально написаны для музыки, сочиненной Кипелли и Занки, или эти три стихотворения были написаны раньше, до того как стартовал весь проект?

Е.С.: Мне принесли музыку трех оригинальных композиций, сочиненных Кипелли и Занки. Я объяснила им, что хотела бы написать тексты для трех композиций своего альбома. Аттилио Занки принес одну пьесу (Some Gershwin Air), а Роберто Кипелли – три, из которых я отобрала две (Pure Ecstasy и You Lighten Up My Life). Я люблю сочинять тексты песен. Я пишу стихи всю жизнь. Я много раз прослушивала музыку Кипелли и Занки, еще и еще раз, с закрытыми глазами, потому что мне нужно было понять, что эти ноты говорят мне. И когда я услышала, что они сказали, я написала тексты к этим композициям.

Л.А.: Я очень мало знаю об E.S.P.Trio, очень профессиональном ансамбле, который работал с вами в проекте Pure Ecstasy. Может быть, в будущем, вы напишете об этом коллективе для Jazz-Квадрата?

Е.С.: Конечно, я в самом ближайшем будущем напишу об E.S.P.Trio для читателей Jazz-Квадрата! Совсем недавно я писала для Jazz-Квадрата о Гендриксоне Мена, трубаче и флюгельгорнисте, участвовавшем в моем проекте. Он получил множество прекрасных рецензий в Италии и США! Шейла Джордан написала очень лестный комментарий о его игре в моем альбоме. Из тех музыкантов, которые записывали альбом, только он войдет в состав моего концертного бэнда. Я формирую сейчас другое трио специально для концертных туров, потому что участники E.S.P.Trio слишком заняты в собственных проектах.

Л.А.: Pure Ecstasy выпущен Splasc(H) Records, одним из самых известных итальянских джазовых лэйблов. Планируете ли вы продолжить это сотрудничество?

Е.С.: Я очень надеюсь, что альбом будет иметь успех, и Splasc(H) Records захочет продолжить сотрудничество со мной. У меня уже есть идеи для будущего проекта. Конечно, я бы с удовольствием вновь поработала со Splasc(H) Records и Пеппо Спаньоли в своих будущих проектах! Они верят в меня и оказали мне большую поддержку!

Л.А.: Большое спасибо за интервью, Ева! Желаю вам новых успехов!

Фото предоставлено Евой Симонтакки

Леонид АУСКЕРН


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
Италия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с вокалистами
Stephanie Nakasian - Семейный портрет в джазовом интерьере Dennis Rowland Hedvig Hanson - Северная звезда Judy Bady
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com