nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Дмитрий Евсиков ( группа Baraka) о новом альбоме SAMO Remix

стиль:

Дмитрий Евсиков ( группа Baraka) о новом альбоме SAMO Remix
«Барака» – эксклюзивный музыкальный проект из Риги. «Барака» (Baraka) в переводе с арабского означает «передача благословения». Творчество группы – это сложная комбинация таджико-персидской поэзии и современного европейского джаза с рэп-культурой. В 2015 году «Барака» продолжает свои исследования в области таджикской культуры. На этот раз в их поле зрения попал таджикско-памирский ансамбль "Само", исполняющий традиционные песни горного Памира и других районов Таджикистана.

Лидер группы Дмитрий Евсиков рассказал в интервью журналу Jazz-квадрат о новом альбоме «SAMO Remix», который объединил традиционный памирский фольклор с джазом и джаз-роком. Теперь суфийская музыка Бадахшана доступна для всех ценителей восточной музыки.

Sketis Music (Анна Ржевина): Альбом посвящен памирской группе «Само». Расскажи вкратце об этой группе. Как вы познакомились с их творчеством, и как пришло решение использовать их материал в новом альбоме?

Дмитрий Евсиков: Памирская группа «Само» уже давно на сцене. Мы слышали некоторые композиции участников этого коллектива на диске «Память Ариев», который вышел в2004 году. Группа исполняет самый настоящий памирский фольклор: старинные песни в традиционном стиле,сыгранные на этнических инструментах. Интерес к творчеству«Само» велик не только у нас как у исследователей Востока, группа востребована и на Западе, они дают концерты в Европе и США. Нам повезло, что как раз во время моего визита на Памир в 2015 году, я оказался на домашнем концерте группы, прямо у них в студии в Хороге.

А.Р.: Кстати, о поездке на Памир– расскажи о впечатлениях, что интересного удалось увидеть?

Д.Е.: Это было полное погружение в этническую атмосферу. Мы проехали на машине от Душанбе до Хорога и обратно. Побывали на могиле легенды памирской музыки Муборакшо Мирзошоева, в его родном кишлаке Емц. Общались с теми, кто рос с ним вместе, слушали интересные истории из жизни великого музыканта. Мы поднимались в горы, посещали святые места, видели много разных людей. Как я говорил выше, мы оказались на домашнем концерте группы«Само» в столице Памира городе Хорог. После выступления руководитель ансамбля Шавкмамад Пулодов презентовал мне их альбом. Это было очень символично: получив альбом я пообещал после возвращения домой начать работу над ремиксами к нему.

А.Р.: Памирская традиционная музыка– откуда пошли ее корни, и чем она живет в настоящее время?

Д.Е.: Народная памирская музыка – интересное явление в современной культуре. В любом фольклоре можно легко узнать влияния соседних регионов, заимствование разных мелодий и миграцию инструментов.Памир же, вследствие своего географического положения, находился в изоляции, поэтому влияние других культур на него оказалось минимальным. Очень интересно наблюдать, как памирские инструменты появлялись в Индии и получали близкое по звучанию с оригиналом название – сетор – ситар, например. Все инструменты Памира изготавливались из цельного куска дерева, редко когда использовался клей, только для того, чтобы прикрепить резонатор или соединить крышку с основой. От своей верхней точки до нижней любой памирский инструмент – это цельный кусок древесины. Это удивительно и, в то же время, уникально. Как только инструмент попадал в другой регион, он тут же обрастал сложной технологией изготовления. Это одно из доказательств, что музыка Памира является очень древней.

А.Р.: Какие национальные черты памирцев, на твой взгляд, лучше всего выражены в их народной музыке?

Д.Е.: Памирцы – очень свободолюбивый народ, они никогда не были в рабстве за всю свою историю, и в музыке они проявляют себя очень свободно. Они сами ее создают, а не заимствуют у других народов. Как раз влияние памирского фольклора заметно и в Афганистане, и в Пакистане, и в Индии. Памир географически находится в нескольких часах пути от этих трех государств. Шелковый путь, проходящий через Памир, тоже сыграл свою роль, но опять же, Памир был источником культурных традиций, а не их конечной точкой, вектором приложения силы. Из Памира вышли многие народные мелодии, которые потом стали такими же народными в Афганистане и Пакистане. Через караваны, через различных путников Памир сиял среди своих соседей как Бадахшанский рубин. Жизнь в крайне тяжелых погодных условиях высокогорья формировала благородные черты памирского народа. Сегодня крайне редко можно встретить эгоистичных памирцев, среди них очень развита взаимопомощь, искренность, большая любовь к своей культуре и огромная тяга к знаниям. На территории Памира один из самых высоких показателей процента населения с высшим образованием.

А.Р.: Адекватно ли памирская музыка может быть транслирована для современного человека западной культуры, учитывая разницу в менталитете?


Д.Е.: При большом удалении от Европы географически, Памир находится близко к Европе духовно. Когда Хорог посетила Людмила Гурченко, она заметила, что Памир – это наша Швейцария, в полном значении этого слова. Музыкальные традиции, конечно, сильно отличаются, Европа живет в своем формате. При том, что Средняя Азия – достаточно закрытый культурный мир, точки соприкосновения можно отыскать и даже навести виртуальные мосты между Памиром и Европой. Мы пригласили в проект памирских рэп-исполнителей, среди композиций, положенных на персидскую классику, звучит рэп, – это и революционно, и современно. Если западный слушатель заинтересуется источником, откуда мы взяли материал, тем, что мы слушали при работе над альбомом, значит, цель достигнута. Культурный мост начал работу.

А.Р.: Памирская культура неотделима от мистических духовных традиций суфизма. Благодаря творчеству индийских, пакистанских и турецких исполнителей отечественные любители этники имеют представление о суфийском мистицизме в музыкальных традициях этих стран, а есть ли какие-нибудь яркие особенности в суфийской музыке Памира? Насколько близка тебе лично тема суфизма, и отразилось ли это в данном альбоме?

Д.Е.: Памир – это часть большого суфийского мира Востока. Безусловно, в каждом регионе суфийская музыка являет собой мистическое действо, это не просто песня, это целое откровение и для слушателя, и для музыкантов. Памир – яркий пример того, как народная музыка является суфийской, и наоборот, суфийская музыка – народной. Идея мистического поиска присутствует у каждого памирца с самого рождения. Их разговоры о душе и Боге всегда поражали всех путешественников, которым удалось побывать на Крыше мира. Официальная религия Памира – исмаилизм. Сегодня это одно из самых близких к суфизму течений ислама. Никакой политики, никакого насилия над личностью, только любовь, гармония и красота. Вот основа миропонимания памирцев. Во время работы над альбомом мы представляли западную музыкальную традицию, суфийское послание мы оставили нетронутым. Многие песни из репертуара группы«Само» очень древние, им более500 лет. Мы не изменяли их основные идеи, а лишь добавили от себя красок.

А.Р.: Как проходила работа с технической стороны? Какие сложности вы испытываете при работе с восточными музыкантами?

Д.Е.: Работа над чужим материалом по принципу ремикширования – это всегда погружение в неизвестное. Неизвестен темп, ускорения, тональности и структура композиции, а если учесть, что мы не знаем язык, задача становится еще сложнее. Материал мы получили уже сведенный, исходников у нас не было. Значит, надо было выбирать те композиции, где много солирующих инструментов, прозрачная аранжировка и ритм без ускорений. Половина песен не прошла фильтрацию, осталось понять, можно ли оставить текст песни целиком или нет. Если не получалось использовать вокал оригинала от начала до конца, мы брали только припев, где происходит смысловая кульминация, если так можно сказать. Если бы мне удалось получить исходные материалы с их студии, можно было бы сделать в два раза больше ремиксов. Так что, мы работали с восточными музыкантами только виртуально, фактически они записывались в студии сами, а мы уже на основе собственных аранжировок.

А.Р.: Кто в группе задает «первую скрипку», придумывает настроение и стилистику композиций? Не считаете ли вы немного перегруженными длинные 5-6ти минутные композиции? Почему классические 3-4 минуты не уживаются в «Бараке»?

Д.Е.: Костяк группы сегодня – это мы с дочкой. Мы работаем практически каждый день над разным музыкальным материалом. Музыканты, которые принимали участие в записи альбома, приходят к нам в студию, импровизируют, слушают партии своих коллег, работают над композициями вместе с нами, но основное настроение исходит все-таки от двух людей в проекте. «Барака» – это проект, состоящий в основном из джазовых музыкантов, и чтобы каждый мог полноценно выразить себя в импровизации, меньше чем в5 или6 минут никак не уложиться. Это и хорошо, и плохо, наверное, мы ведь не радио-формат. Мы придаем большое значение оформлению наших альбомов. Каждый раз подыскиваем новые решения. За дизайн отвечает израильская студия 3beez, которая уже пятый год создает интересные образы для наших дисков.

А.Р.: В альбоме нет вокальных партий Девики, это было сделано намеренно?

Д.Е.: Мы оставили тексты такими, как они были в оригинале, тем более, что это не совсем песенный жанр. Древняя суфийская музыка – это мистический транс, мы не стали дополнять композиции вокалом Девики, чтобы подчеркнуть корни оригинала. Мы это сделали умышленно, конечно же.

А.Р.: Какие из композиций ты посоветовал бы послушать в первую очередь? Планируешь ли сделать радио-версии этих треков?

Д.Е.: Как это обычно бывает, первая композиция, которая открывает альбом является самой репрезентативной – там есть все, что потом можно услышать на диске. Я очень ее рекомендую к прослушиванию. Она интересна и разными размерами, и джазовой импровизацией на фортепиано, и абсолютно трансовым интро. Седьмая композиция особенная: она называется«Yo Pir», мы ее исполнили вместе с группой «Само». Это единственный не ремикс на альбоме. Мы взяли их композицию и дополнили тремя партиями – электро-пиано, бас-гитары и индийских табла. Ну, и на закуску, слушаем весь альбом до конца (улыбается).

А.Р.: Немного о планах. Вы готовите альбом с иранскими женскими песнями, скажи пару слов о будущей работе.

Д.Е.: Я уверен, что не пройдет и месяца, а мы уже будем на финишной прямой с интересным проектом иранской женской песни про любовь. Это совместный альбом с таджикской певицей Зариной Таджибаевой, она специально приезжала к нам на запись в Ригу прошлым летом. Диск обещает быть очень красивым, около десяти песен на тему любви женщины к мужчине. Тесты, как всегда, от древних до современных, и много красивых импровизаций от наших джазменов. Я уверен, и «Само ремикс» и «Иранская женская песня» понравятся всем любителям джаза, этники и просто красивой музыки.

Вопросы от редакции лейбла Sketis Music
Текст подготовила: Анна Ржевина


авторы
Анна РЖЕВИНА
музыкальный стиль
ориентальная музыка
страна
Латвия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с барабанщиками, перкуссионистами
Джефф Уоттс - Мне хотелось уже делать что-то свое Arman Jalalyan Billy Cobham - Музыканты - особая раса Fernando García – один из первых выпускников Беркли - Валенсия
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com