nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Олег Фриш: мне на самом деле безумно интересно то, чем я занимаюсь

стиль:

Олег Фриш: мне на самом деле безумно интересно то, чем я занимаюсь
Первым знакомством с Олегом Фришем стал для меня его новый альбом Duets with My American Idols. Но помимо незаурядных чисто вокальных талантов, сильнейшее впечатление на меня произвела биография этого человека, уникальная разносторонность, успехи в самых разных сферах деятельности, причем, и на отечественной, и на американской почве. Об этом и многом другом после рецензии на альбом просто нельзя было не поговорить с его создателем. Итак:

Леонид Аускерн: Добрый день, Олег! Импульсом к этому разговору послужил Ваш альбом Duets with My American Idols (2015), который рецензировался на сайте. Заранее прошу прощения за некоторые вопросы, на которые Вы наверняка отвечали уже много раз. Но что делать: для наших читателей это первая встреча с Вами, так что без биографических подробностей не обойтись…


Олег Фриш: Это абсолютно нормально! Я приветствую читателей вашего сайта, всех любителей джазовой музыки.

Л.А.: В буклете к Duets with My American Idols Вы посвятили эту работу своему отцу. Знаю, что Вы росли в музыкальной семье. Именно семейная атмосфера повлияла на возникновение интереса к музыке?


О.Ф.: Да, конечно! Папа был серьезным музыкантом, он руководил академической капеллой и также детским хором, его кумирами были Марио Ланца, Беньямино Джильи, Мария Каллас, и поэтому ему было странно видеть у нас дома сотни пластинок с записями советской эстрады. Я экономил на школьных завтраках (невкусные они тогда были!) и на эти деньги покупал новые грампластинки. Так я собрал коллекцию из почти 4 тысяч виниловых дисков.

Я пел в папином хоре, во Дворце пионеров города Запорожья, его ансамбль "Чайка" тогда знали по всему Советскому Союзу. Каждый год, во время весенних или зимних каникул, мы "гастролировали" с хором по стране. Часто жили в одних и тех же гостиницах, в которых останавливались мои любимые, знакомые по грампластинкам , певцы- Аида Ведищева, Тамара Миансарова, Валерий Ободзинский, Гюлли Чохели..Уже тогда я не переставал удивляться и не верил рассказам горничных, что по тем же самым коридорам гостиниц ходили эти небожители..

Л.А.: И Ваш первый англоязычный альбом Bring Me Sunshine (2010), и нынешний проект во многом базируются на так называемых «вечнозеленых» хитах, классических стандартах из Great American Songbook. Скажите, любовь к этим темам сложилась еще в юности, во времена, когда Вы вряд ли даже знали о таком термине, или это чувство возникло уже в более зрелом возрасте, возможно, после переезда в США?


О.Ф.: Первая пластинка с американскими стандартами появилась у меня в детстве. Это была гибкая пластиночка Бренды Ли, на которой она исполняла такие хиты, как "Тень Твоей Улыбки" и "Хэлло, Долли". Я до сих пор храню ее, а Бренда подписала пластинку , когда мы встретились у нее дома в Нэшвилле. Теперь я показываю ту пластинку зрителям на каждом концерте! Позднее я начал более внимательно относиться и слушать популярную музыку не на русском языке.

Л.А.: Юноша из Запорожья едет учиться в Тверь, тогда Калинин, заканчивает факультет романо-германской филологии в местном университете. Правильно ли я понимаю, что в те годы путь к высшему образованию «по месту жительства» был для Вас, мягко говоря, затруднителен? И почему именно романо-германская филология?


О.Ф.: Мне всегда хотелось изучать языки, но мама и папа определили меня в музыкальное училище по классу гитары, которая в те годы была очень популярным инструментом- все ВИА, испанская музыка, латиноамериканская- все это базировалось вокруг гитары. Но я ушел из училища, закончил 9 и 10 классы и поехал поступать на ин яз. Одной из причин по которой я поехал в Калинин, было то, что мне хотелось быть рядом с Москвой, да и хотелось понимать, о чем поют заморские исполнители. Оставаться в родном городе и жить с родителями мне не хотелось. Я чувствовал, что могу добиться большего. В родном городе просто не было бы такого развития событий и возможностей.

Л.А.: Параллельно учебе Вы начали выступать на профессиональной сцене, найдя для себя уникальную нишу: считанные люди в СССР шли по стопам Вольфа Мессинга! Для меня, как для большинства «простых смертных», талант в этой сфере сродни чуду. При этом, насколько я понимаю, Вы были далеки от какой-либо «касперовщины», никого со сцены не лечили. Психологические опыты с угадыванием задуманных зрителем не только имен и дат, но и мелодий с их немедленным исполнением со сцены – это сознательный «сплав» разных граней таланта?


О.Ф.: Интерес к жанру психологических опытов тогда был у всей страны. Всем нравились чудеса и уникальные, загадочные люди. Я начал выступать с опытами ещё в школе и, увидев реакцию моих одноклассников понял, что нужно сделать концертную программу и выступать с ним на профессиональной сцене.

Да, конечно, я никого не лечил, и сейчас придерживаюсь точки зрения о том, что этот жанр- один из самых образовательных, целители его просто угробили! Я нашел свой путь и создал направление "Живой Энциклопедии". По ходу концерта я отгадывал задуманные зрителями имена великих людей, города и страны мира, даты исторических событий. А позже,понимая, что я знаю множество песен (мне тогда было 19 лет) , я прибавил номер с отгадыванием и исполнением песен. Журналистка из Иваново назвала меня в шутку "поющим психом" (от сокращения псих. опыты)

То, что лежит в основе это жанра -это прежде всего демонстрация развитых природных возможностей - памяти, воли, чувствительности. И -да- есть эелемент трюка. Но никаких подсадок, подговорных лиц у меня никогда не было. Это же не фокусы!

Кстати, я до сих помню свои гастроли в Минске и очаровательных артистов того времени- у вас жила и выступала с психологическими опытами Анна Арго (совсем потерял ее из виду ..) и певица Нелли Богуславская. Две очень солнечные дамы.

Л.А.: СМИ называют фантастическое количество языков, на которых Вы поете: два с половиной десятка! Только в Duets with My American Idols песни звучат, если не ошибаюсь, на четырех. А на скольких языках Вы говорите, читаете, пишете?


О.Ф.: Я пою почти на двадцати языках, это чисто фонетичесиая работа и работа памяти (вот когда пригодились тренировки к психологическим опытам). Я свободно разговариваю на русском, английском, украинском и французском. Хуже- на немецком, идиш и латыни.

Л.А.: Активная журналистская работа, уже в Москве. Что особенно запомнилось Вам из того периода?.


О.Ф.: Я попал в удивительную атмосферу, о которой можно было только мечтать. Мои первые публикации были в журнале "Советская Эстрада и Цирк", и в "Советской Культуре". По тем временам, да и сейчас, учитывая отсутствие профессиональной музыкальной прессы в России, это было пределом мечтаний. Меня окружали все самые любимые в стране артисты, журналисты, композиторы, поэты. Моим редактором в журнале была Татьяна Карева, жена Юрия Саульского, потрясающий человек, очень доброжелательная женщина. А главным реактором журнала был Валентин Козлов, который до журнала успел стать "отцом" передачи "С добрым утром!"...В доме, где я снимал квартиру (знаменитый дом на Каретном Ряду), жили Леонид Утесов, Нина Дорда, Марк Фрадкин, Мария Лукач, многие звезды того времени.

Запомнились люди, прежде всего. Я часами слушал их рассказы, байки, воспоминания. Сегодня уже забыты такие потрясающие личности как Николай Никитский, Маргарита Суворова, Николай Щукин, Гелена Великанова, Лев Бендиткис, Нина Пантелеева, Ружена Сикора......а часто в Беларуси вспоминают Виктора Вуячича? Знаковый был человек для белорусской культуры в то время, между прочим...Мы с ним как-то застряли в лифте гостиницы в Биробиджане. Было весело, потому что оба опаздывали на концерт.


Л.А.: В США Вы переехали в начале 90-х. Если я правильно понимаю, это во многом был вызов самому себе, стремление человека, уже многого достигшего, взять новый рубеж там, где родилось само понятие «шоу-бизнес»?


О.Ф.: Не совсем. Я был приглашен ведущим музыкальных передач на единственное тогда русскоязычное радио WMNB, которое позднее переросло в теле-радио компанию. С него все и началось: летом ведущие выезжали за город, в санатории и на курорты с творческими встречами и концертами, у нас было тогда много съемок, эфиров и я постепенно перешел от передач про советскую эстраду к американской. В какой то момент я понял, что рядом со мной лежит потрясающий материал, который только нужно уметь взять. Так, в 1998 году я стал первым из русскоговорящих журналистов, кто начал регулярные передачи с американскими звездами.

Америка мне всегда нравилась, даже не так сама страна, которую я тогда толком-то и не видел, как ее культура - музыка, шоу, кино, музыкальные клубы. Я, например, до приезда в Нью Йорк, даже и не подозревал о существовании клубов кабарэ и джаз-клубов, где публика сидит за столиками, расслабленно потягивает напитки, а после концерта может свободно подойти, скажем, к Элле Фицджеральд или к Блоссом Диари и пообщаться. Это было открытием для меня. Плюс к этому, я познакомился с людьми, сочинившими мои любимые песни! С Джерри Германом (Хэлло, Долли) мы и сейчас регулярно общаемся, а с Джонни Манделлом мы виделись в его доме в Малибу, где я снимал о нем передачу. Разве мне могло это присниться в Москве?

Л.А.: Американский джаз. Кого из творцов этой музыки Вы любили еще до переезда в Нью-Йорк, кого, возможно, открыли для себя уже в Штатах?


О.Ф.: Я всегда больше любил вокалистов. Конечно, это прежде всего Элла Фицджеральд, Тони Беннетт, Ал Мартино, Анита О'Дэй. В Америке я открыл для себя Бадди Греко, Блоссом Диари, Аструд Жильберто, Нэнси Уилсон, Бобби Райделла, Бен И Кинга, Хелен Меррил, мне очень нравятся поющие пианисты - Гэри Конник младший, Питер Синкотти, Тони ДэСэре....стиль Лас Вегаса.

Л.А.: С интересом узнал из буклета к альбому, что Вас связывает и личная дружба, и профессиональные интересы с Татевик Оганесян, одной из моих любимых джазовых вокалисток советских времен. Как Вы познакомились с ней?


О.Ф.: С Татевик мы дружим уже 25 лет. Мы регулярно видимся, ведь она мой педагог по джазовому вокалу. Только вчера мы были в студии, работали над моим русским ретро альбомом. Да, Татевик -это потрясающая цельная личность. Она не только певица, но и педагог, и большой музыкант, ее знают и любят американцы. За эти годы она побывала во всех моих теле и радиопроектах, мы очень много общаемся с ней. Татевик - удивительно организованный человек. Она всегда в форме, всегда знает- что нужно сказать или спеть.

Мое персональное мнение -в СССР было три джазовых вокалистки, которые наиболее достоверно пели джаз ( к сожалению, эти имена либо забыты, либо полузабыты) - Гюлли Чохели, Татевик Оганесян и Ирина Отиева. Мне повезло- я до сих пор дружу и с Гюлли, и с Татевик.


Л.А.: Сегодня Вы – успешный журналист, радио и телеведуший, у Вас своя авторская программа на RTVI, Вы поете в престижных клубах, записываете диски… Наивный вопрос: как Вас на все хватает?


О.Ф.: Помогает организованность и внутренняя энергия. Я до противного пунктуальный человек. Это школа радио и телевидения- я должен быть в студии без пяти минут пять. В пять ноль пять будет уже поздно! И от папы мне также передалась пунктуальность. Он всегда бы точен во времени. Кроме того, мне на самом деле безумно интересно то, чем я занимаюсь, и я должен спланировать свой день так, чтобы в нем нашлось время и для подготовки к съемкам и радиопередачам, и на работу в студии, и на прослушивание музыки новых для меня исполнителей. А разве это иначе возможно?

Л.А.: Из множества гостей Ваших программ выделю два великих имени: Би Би Кинг и Джеймс Браун. Не могли бы Вы рассказать подробнее об этих встречах?

О.Ф.: С Би Би Кингом мы увиделись в его гастрольном автобусе. Первый раз я увидел легенду такого уровня как Кинг совсем рядом. В автобусе было все- душ, туалет, телефоны, интернет, инструменты. Это бы его второй дом. Би Би Кинг много работал до самой смерти. Вообще отличительная черта американских музыкантов в том, что они всегда информированы и готовы к разговору. Би Би Кинг тогда наигрывал на гитаре русские мелодии, вспоминал каких то русских друзей, с которыми он встречался на протяжении своей жизни. Я до сих помню его рукопожатие....такая..большая и теплая ладонь, очень добрая....

Джеймс Браун отказывался от встречи года три. Он реально был всегда очень занят. Но я нашел лазейку к нему и попросил одного из музыкантов, который был в моей передаче, связать меня с менеджером Брауна Чарли Боббитом. Тот растаял, когда я начал кричать в трубку слова песен Брауна. В результате случилось чудо- Джемс Браун прислал свой частный самолет и я полетел к нему в Атланту. Но по законам подлости, по дороге в Нью Йорк, пропала кассета с видео интервью. Год спустя Браун выступал в клубе Би Би Кинга, и там мы записали "первое настоящее" интервью для телевидения. Ну и конечно, он много раз был в моих радио передачах- благо, их можно записать по телефону. Он был очень энергичным, очень взрывным человеком. Однажды в моем присутствии так накричал на свою жену, что она дрожащими руками никак не могла взять яблоко. Было забавно наблюдать за тем, как Тэмми притрагивается к яблоку, а оно, от её дрожащих рук, откатывается в сторону....

Л.А.: Уже не первый раз сталкиваюсь с тем, что именно выходцы из Союза последнее время напоминают американцам о жемчужинах их собственной музыки – это и записи уролога и джазмена Александра Гершмана с группой Sasha's Bloc, и два Ваших англоязычных альбома. Характерно ли это для представителей других национальных диаспор в Штатах?


О.Ф.: В джазовой среде не делят на национальности и общины. Существует только один критерий- либо тебя уважают, знают и принимают, либо нет. Постоянно напоминают об американской песенной классике итальянцы (Роберта Гамбарини, Питер Синкотти), японцы, французы, и даже малазийцы с китайцами (Майкл Вонг). Мне очень приятно получать имейлы с отзывами о диске от известных американских музыкантов, которые слышали мои записи и хотят поблагодарить за новые версии американской классики. Недавно мне написали Сэм Моор и Ллойд Прайс, легенды R&B, сказали много теплых слов. К сожадению, рынок этого жанра постепенно сужается и новые поколения слушателей уже больше вовлечены в музыку последующих десятилетий (80-90е)

Л.А.: Какой из дуэтов в Вашем последнем альбоме запомнился Вам больше всего? С кем было легче всего и сложнее всего работать?

О.Ф.: Конечно, все мои партнеры по записи - это легендарные, любимые в мире музыканты. Самые простые в общении это Бен И Кинг, Гэри Ю.С.Бондс, Лэйни Казан, Бобби Райделл. Посложнее было с Лу Кристи, с Тони Орландо, они люди настроения. А в общем записываться со всеми было удовольствием!

Кстати, два человека отказались от работы со мной - Хозе Фелисиано ( он слишко политизированный человек, особенно в области отношений между Россией и Украиной, хоть мы с ним и его супругой в очень теплых отношениях и я их навещаю иногда) и Бренда Ли (она отмечала свое 70-летие и в планы ее пиар кампании не входили записи с другими артистами).

Л.А.: Вопрос несколько банальный и истертый от частого употребления, но, тем не менее: какие три пластинки Вы захватили бы с собой на необитаемый остров?


О.Ф.: 1. I LIKE IT SWINGING (Buddy Greco)
2. MAY I COME IN? (Blossom Dearie)
3. TWELVE NIGHTS IN HOLLYWOOD (Ella Fitzgerald) ...ну и свой диск конечно! Он же сплошной позитив!

Л.А.: Насколько я знаю, в декабре 2015 года у Вас намечен концерт в Москве, в Клубе Алексея Козлова. Какую программу Вы везете в Россию? Бывали ли Вы здесь после переезда в Нью-Йорк?


О.Ф.: Я бываю в России время от времени, но не с концертами. Я не выступал в России с тех пор, как переехал жить и работать в Нью Йорк. Программа, которую я собираюсь показать-это джазовое кабарэ I WIsh You Love-песни на разных языках, общение, мини рассказы о звездах, о передачах, разные реальные истории и конечно много юмора и шуток.

Я знаю, что в российских джазовых клубах обычно придерживаются более традиционного стиля ведения концерта, но я же все таки "поющий телеведущий"....

Л.А.: Успехов и здоровья Вам, Олег! Спасибо за интервью!

P.S. Искренняя признательность Андрею Богану (Time Out Management) за помощь в организации этой беседы


Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с вокалистами
Kurt Elling - Пять вопросов Курту Эллингу Eva Simontacchi: Джазовый голос с Аппенин Восточный мужчина Сергей Манукян Jane Monheit
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com