nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Rob Mullins. Рассказчик историй

стиль:

Rob Mullins. Рассказчик историй Мне выпала счастливая возможность попасть на концерт этого исполнителя. О нем я узнала два года назад, когда Москву посетил со своим бэндом всемирно известный флейтист Хьюберт Лоуз (Hubert Laws). Чуть позже удалось послушать несколько альбомов этого музыканта – Standards and More, Soulscape (номинант на Грэмми), Jazz Jazz, Winter Dreams и Dance For The New World. Поразило две вещи – необычная трактовка и музыкальное мышление, яркость и талант исполнителя, блестящая техника; и вторая – почему же в России мы о нем никогда не слышали?

И вот, морозным вечером (чересчур морозным для человека, облетевшего почти весь земной шар для концерта) в Союзе Композиторов в Брюсовом переулке исполняется джаз. Клуб, несмотря на молодой возраст (открыт всего год назад), притягивает к себе все больше и больше посетителей благодаря удобному расположению в центре, уютной, теплой атмосфере в красных стенах и приглушенном свете, и обилием концертов самых разных исполнителей.

На сцене должен был появиться квартет, но Олег Киреев – организатор концерта и известный саксофонист, не смог выступить по причине болезни. Тем не менее, трио во главе с Робом Маллинзом – а именно так зовут нашего героя, справилось с задачей первого представления на российской сцене и покорения наших душ на все сто.

На сцене Роб Маллинз – скорее лидер, чем просто участник коллектива. Это заметно с первых нот. Не смотря на это, его коллеги – Игорь Игнатов (ударные) и Владимир Кольцов (контрабас) полноценно и равноправно внесли неповторимые качества в три замечательных вечера царствования джаза. Каждый вечер на сцене появлялись гости – Олег Бутман (ударные), Наталья Смирнова (вокал), Игорь Бутман (саксофон), которые удивительно легко сходились в музыкальном процессе, исполняли как авторские композиции, так и стандарты, шутили, перебрасываясь короткими или извилистыми репликами инструментов, выплескивали поток эмоций в своих соло.

Немного из истории

Роб Маллинз родился в штате Колорадо, в небольшом городе Энид. В музыку "обратился" в возрасте 10 лет и с тех пор ни на день не прекращал свои шаги в сочинении, исполнении, развитии новых путей в современном джазе. Осваивать первые риффы и стандарты он начал с барабанов, но вследствие автомобильной аварии был вынужден перебазироваться за фортепиано – играть на барабанах запрещали врачи. В 19-летнем возрасте он каждый месяц ездил из Колорадо в Нью-Йорк, чтобы заниматься с Джорджем Расселом и жадно глотать новые концепции из его уроков. Потом наступила пора постоянных гастролей, записей альбомов. Биг-бэнд Калифорнии, The Crusaders, Ronnie Laws, Brian Bromberg, Harvey Mason, Frank Gambale, Diane Reeves, Diane Schuur, James Moody, Eric Mariental, The Meeting, Spike Robinson – это всего лишь крохотная часть его послужного листа, люди, с которыми Роб Маллинз гастролировал, записывался и играл. Далее последовали работа с многочисленными студиями, телевизионными каналами в Лос-Анджелесе и создание собственной частной школы, ежегодное участие в голосовании на Грэмми.

Сейчас Роб Маллинз готовит к выпуску 17-й сольный альбом, названный Storyteller. На концерте, к сожалению, не прозвучали композиции из него, что оставляет слушателя мучаться в догадках.

Трио исполняло такие стандарты, как проникновенная баллада When I Fall in Love, Come Rain or Come Shine. С большими изменениями, но все же узнаваемо пронесся ураган Caravan, старая, потертая Georgia On My Mind в ритме боссы с упругим соло контрабаса снова ожила. Были превосходно исполнены Softly As a Morning Sunrise и In A Sentimental Mood, и известная Moanin' Бобби Тиммонса. Барабаны царили в авторской "островной" вещице – Island Girls, и барабаны преобладали в партии пианиста – многообразие островной перкуссии передалось всем участникам коллектива – контрабас четко создавал канву, ударные пытались перехитрить рояль, подгоняя темп большим барабаном, а в это время в верхних регистрах рояля (жаль, не акустического) продолжалось неудержимое веселье цепких пальцев, очень неожиданных гармоний и драйва.

Новые приключения начались с появлением на сцене Олега Бутмана (New York, ударные) и Натальи Смирновой (вокал). Этот дуэт добавил новых, непредсказуемых красок. Нью-йоркский, слегка а ля Элвин Джонс саунд Олега Бутмана внес в исполнение All of Me юмор и легкость, глубокий грув, а голос и неординарная подача соло от Натальи Смирновой дополнили живописную картину недостающими штрихами. Игорь Бутман, появившийся на сцене во второй вечер, заставил публику поволноваться, – рядом оказались два ярких лидера. Нет же, они все – лидеры и, что удивительно, нашли полное музыкальное взаимопонимание, дополняя друг друга соло, поддерживая риффы друг друга. А звонкий и в тоже время таинственно-низкий тембр молодой певицы потряс музыканта из Америки, как и ее умение схватывать все на лету и быть открытой новым идеям. После концерта на минутку удалось поймать Олега Бутмана и услышать его впечатления о "проделанной работе".

Олег Бутман: Мне понравились концерты Маллинза, потрясающего музыканта, владеющего инструментом по-настоящему, понравились его вкус, то, как он чувствует музыку, большой багаж его знаний. Огромное удовольствие играть с ним, почувствовать разницу в подходах. Его подход – во многом погружение в музыку, не просто игра нот, а что-то свое, то, каким способом он обыгрывает тему, гармония. Он просто рассказывает, играя, и это проходит красной нитью сквозь все. Это одно сплошное путешествие. Этот рассказ историй напоминает мне то, как мы общаемся, например, собираясь за столом. Но одно дело, когда за столом присутствует гуру – ты не хочешь и не можешь его останавливать, просто поддакиваешь. И другое дело, что у нас получилось, когда ты можешь сказать: "Я тоже это слышал", и твой собеседник это знает и может почувствовать. И разговор уже совсем другой. А слушатели, публика – они вникают в этот разговор, и многие из них знают тоже, о чем идет речь.

Собеседник Роб Маллниз оказался обаятельным, с живым взглядом, пригоршнями идей и мыслей о джазе.

Анна Гладких: Добрый вечер! Вам понравилось в Москве?

Роб Маллинз: Москва – захватывающий город благодаря новой экономике, великолепной архитектуре, интересным людям и отличной джазовой сцене.
Вы только что отыграли три концерта, каковы ваши впечатления?
Я был очень рад видеть, что билеты в клуб "Союз композиторов" были полностью распроданы на третий вечер, что я нахожу очень волнующим, так как в Москве – праздники. Предполагалось, что мы будем выступать как квартет – с Олегом Киреевым, но, к сожалению, он болел все 3 дня. И мы выступали как трио, а также мне оказали поддержку некоторые отличные джазовые музыканты.

Анна Гладких: Вы исполняли и стандарты, и оригинальные композиции в рамках промоутирования своего альбома Standards and More в России. Насколько хорошо вы сошлись, поладили с русскими музыкантами?

Я действительно получил огромное удовольствие, выступая с Игорем и Владимиром. Было большой неожиданностью и сюрпризом для меня увидеть Олега Бутмана, барабанщика из Нью-Йорка, и певицу Наталью Смирнову как приглашенных гостей на моем концерте, а самым большим сюрпризом для меня было появление Игоря Бутмана, саксофониста, который выступил со мной во второй вечер. Я удивился, увидев его, и пригласил на сцену. Я только слышал о его достижениях, но у меня пока не было возможности выступить с ним.

Анна Гладких: И как это было?

Это было очень здорово – сыграть мой B-b Major Etude с Игорем и Олегом. Это композиция основана на джазовом стандарте, композиционной форме, называемой "ритмическими изменениями", и это то, с чем знакомы многие джазовые музыканты. Но мелодическая линия над аккордовыми изменениями может быть очень трудной для саксофониста. Игорь же сыграл мою композицию с невероятной легкостью, и я наслаждался интенсивностью его игры и уникальным стилем импровизации. Его брат Олег улыбался и играл отлично, взаимодействуя и соревнуясь с фортепиано, и слушатели получали огромный поток энергии и вдохновения от присутствующих на сцене гостей.

Действительно поразили меня вокальные способности и талант Натальи Смирновой. Я уже приезжал в джазовый колледж в Москве в прошлом году и был немного разочарован уровнем таланта русских вокалистов. А когда услышал Наталью Смирнову, могу сказать, что эта певица облает очень высоким потенциалом. Она молода, и необходимо еще длительное время, чтобы ее талант полностью раскрылся. Но я думаю, она уже является восходящей звездой на московской музыкальной сцене.
Не могли бы вы сказать, что думаете об исполнении джаза нашими музыкантами – это культура ваша, коренная, а у нас – трансплантированная.

Думаю, раз на раз не приходться, все это очень индивидуально. Я побывал в очень многих странах мира, и ситуация во всех одинакова. Что я имею в виду: есть потрясающие джазовые музыканты во всем мире. И мне очень нравится встречать местных музыкантов и показывать им что-то новое в джазе, для того, чтобы они стали еще лучше.

Анна Гладких: Что бы вы могли сказать о своем стиле в джазе, как охарактеризовать его?

Я выдвигаю мировую концепцию в джазе. В последние годы на мою музыку оказывали влияние музыка Среднего Востока, классическая музыка, хип-хоп, жизнь в Лос-Анджелесе, а также традиционный джаз. Я бы сказал, что мой стиль – это кульминация различных саундов, срастающихся вместе.

Анна Гладких: Ваш саунд и стиль остаются такими же на новом альбоме? Пока он не выпущен, очень интересно было бы узнать!

Новый альбом – Storyteller – это расширение моих прошлых джазовых традиций плюс новые влияния на мою музыку, связанные с опытом последних лет – они и были включены в альбом. Я продюсировал world music альбом одной певицы в Лос-Анджелесе, слушал много Бетховена и Джо Завинула, что также оказало на меня влияние. Как записывающийся исполнитель, я чувствую, что очень важно оставаться "на связи" с различными музыкальными саундами и направлениями, развивающимися во всем мире.

Анна Гладких: Новый альбом записан в формате трио или квартета?

Это трио, с добавленными красками клавиш и перкуссии. Также я исполняю партии ударных на этом альбоме.

Из вашей биографии нам известно, что вы прекратили играть на барабанах, будучи еще подростком. Было сложно сесть за них снова?
Мне пришлось сидеть в репетиционной комнате неделями, чтобы снова развить мой подход к ударным, для того, чтобы создать правильный, подходящий стиль для нового альбома.

Анна Гладких: Вы привлекали каких-либо приглашенных музыкантов для записи альбома?

Лари Антонино играет на контрабасе. Лари и я играем вместе много лет. Он был очень удачным и важным выбором для проекта Storyteller, потому что он – высоко-адаптируемый исполнитель.

Анна Гладких: Что вы имеете в виду под словами "высоко-адаптируемый"?

Лари искусно свингует, исполняет r-n-b, рок, поп и может следовать новым музыкальным направлениям, что было необходимо для этого музыкального проекта.

Анна Гладких: Я знаю, что вы записали много альбомов в одиночку, самостоятельно. Почему, если не секрет?

Думаю, что это естественно для пианиста – записываться одному, получается великолепный звук – только рояль.

Анна Гладких: Вы предпочитаете играть на рояле или электронных клавишах?

Я предпочитаю акустическое фортепиано клавишным, потому что оно более экспрессивное. Те, кто знаком с моей музыкой, знают, что одна из наиболее моих важных музыкальных "характерных черт" – то, как я использую бас, в частности, "под" аккордами фортепиано. Ларри отлично читает с листа, поэтому ему было очень легко "схватить" необычные басовые партии. Также мы сделали очень интересную импровизацию вместе – бас и фортепиано – в композиции, которая называется Tears for America – одной из наиболее важных историй на альбоме, которые мне хотелось рассказать. Каждый, кто слушает эту композицию, поймет, о чем я говорю сейчас.

Анна Гладких: Что вы подразумеваете под названием Storyteller?

Моя цель как музыканта – общаться с миром универсальным способом. Музыка – это наиболее универсальная форма рассказывания историй, и хорошо рассказанная история может поднять дух человека, принести ему мудрость, разбудить эмоции и, как следствие, улучшить мир. Я хотел создать новый саунд в этом проекте, саунд, который уходит далее, выше ограничений и рамок джазовой музыки, чтобы отразить растущее многообразие и осведомленность, которые есть в мире, и которые я хочу, чтобы были замечены. Я понимаю, что в наше время многие музыканты создают очень предсказуемую музыку, и слушателям становится скучно в обычных жанрах.

Анна Гладких: Что вы думаете в целом о ситуации в музыкальном мире, в особенности, в джазе? Вы являетесь не только исполнителем, но и педагогом, продюсером, автором книг. Каково ваше мнение?

Думаю, что существует два сильных и разносторонних мнения по этому поводу. По моему мнению, музыкальная сцена в джазе всегда будет меняться. В каких-то частях света она будет улучшаться, в то время как в других регионах – ухудшаться. И потом в тех местах, где ситуация не очень, она в конце концов улучшиться. Для меня это естественная форма культурного движения, и важно помнить, что это зависит во многом от каждого, от поддержки музыки, которую он любит – надо посещать концерты и клубы, продолжать приобретать новые записи. Музыканты и композиторы – очень необходимое звено культурного выражения в каждом обществе. И для каждого общества в последующие годы необходимо помнить, что нужно поддерживать музыкальную культуру из-за ее ценности в жизни.

Когда музыканты и композиторы чувствуют хорошую поддержку, общество находит общий язык внутри себя, люди плачут и смеются вместе, они приобретают опыт, находят новые идеи и свежие взгляды на жизнь.

Анна Гладких: В наши дни, и это очевидно, сложно что-либо предсказать. Но предположить мы можем. Что вы думаете о развитии джазовой музыки в следующие два десятилетия?

Осведомленность людей растет, и слушатели будут ожидать в дальнейшем более глубокую музыку от композиторов, рассказывающих свои истории. И композиторы будут рассказывать выразительные истории тем слушателям, которые прорвутся и выдержат сложности музыкальной индустрии.

Каждый, кто знаком с джазовой музыкой и ее прошлым, находится сейчас в ожидании нового саунда. Хорошему композитору остается только вести музыкальный мир в новых направлениях, распространяя свои собственные музыкальные идеи с помощью непрерывного изучения и выставления на показ не только существующей музыки и известных артистов, но и новых идей и ситуаций, представляющих существующие культуры всего мира.

Анна Гладких: Слушателям очень понравились баллады в вашем исполнении. У вас удивительный звук, туше и особенный музыкальный язык. Оказал ли кто-то из "праотцов" джаза на вас особое влияние?

Я исполняю баллады так, как их поет вокалист, и думаю, что в балладе вы можете выразить гораздо больше с меньшим количеством нот и более сильной лирической экспрессией. В балладах я также чувствую свои сильные романтические эмоции и опыт прошлого. Я был очень тронут и счастлив видеть, что русская публика так прониклась и прочувствовала эти композиции.

Анна Гладких: Как насчет ваших целей и планов на будущее, как композитора, учителя, автора?

Я занимаю прочную позицию в развлекательной столице мира, Лос-Анджелесе, провожу в течение дня много времени, работая с талантливыми музыкантами, подготавливая их к карьере в музыкальной индустрии. Моя школа небольшая, так как я не принимаю много студентов, предпочитая работать более близко с малым количеством студентов – для того, чтобы скорее улучшать их мастерство и навыки в каждом аспекте выступления, чтобы лучше подготовить их к сложностям и препятствиям, с которыми они встретятся как исполнители и записывающиеся артисты. Я приношу им весь свой опыт как учитель, как музыкант, записывающийся в студиях и играющий на сцене, как автор книг и пособий, как путешествующий композитор.

Моя школа – необычная во многих отношениях. Первое – я активно выступающий музыкант, часто записываюсь, и к данному этапу в моей карьере я могу помочь сформироваться талантливому студенту с очень широко-специализированным взглядом. Я не хочу показаться эгоистичным, но чувствую, что обладаю особым набором навыков, иду впереди многих учителей. Я могу выявить проблемы, которые препятствуют успеху музыканта, работая в областях вне базовой техники. Например, для многих пианистов ритм и согласование во времени являются большой проблемой, в частности, для пианистов, которые выступают в джаз- и рок-группах. Мой опыт как барабанщика очень ценен и помогает решать эти проблемы пианистам-клавишникам. Так же, Лос-Анджелес является очень важным городом, столицей стиля и культуры, и это тоже часть, в которой я могу дать рекомендации артисту по поводу публичных выступлений и исполнительской техники. Наиболее важная и весомая часть этой образовательной системы – это удовлетворение, которое я получаю, наблюдая, как молодые талантливые ребята, бывшие моими студентами, продолжают быть успешными в развлекательной индустрии. Я приветствую ваши интерес и вопросы о моей школе, кстати, у меня есть много студентов из разных стран.

Анна Гладких: Ваши студенты – только пианисты и певцы?

Я обучаю также исполнителей на духовых и студентов, которые интересуются записывающими технологиями.

Анна Гладких: Спасибо вам! Мы очень надеемся еще не раз увидеть вас, а возможно и ваших студентов, на джазовой сцене России.

Как все же приятно открывать новые лица, новую музыку, делиться ею и вести долгие задушевные разговоры на сцене. Хочется выразить особую благодарность клубу "Союз Композиторов", в частности Анне Панковой, Валерии Шевцовой, а также всем музыкантам и, конечно же, Олегу Кирееву за то, что они предоставили нам возможность убедиться в этом. Думается, многие слушатели и любители джаза с нетерпением будут ждать "Рассказчика историй" в российской столице снова.

На фото: Роб Маллинз и Игорь Бутман
Фото предоставлено автором

Анна ГЛАДКИХ, planetmullins.com

2006


музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с пианистами, органистами, клавишниками
Jacky Terrasson - Джазовые мелодии Парижа Аркадий Эскин- Практикующий профессор белорусского джаза Matthew Shipp - Пять вопросов к пианисту Fred Hersch - Восемь вопросов Фреду Хершу
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com