nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Создание джазового компакт-диска (часть 3)

стиль:

Создание джазового компакт-диска (часть 3)
Запись

Я всегда оцениваю собст­венные записи с двух сторон: каждая из них является свиде­тельством роста моего мас­терства и расширения созна­ния. Это документы, отража­ющие мои музыкальные до­стижения и возможности, как и моих соратников. И это вы­ражение того, кем я являюсь на данный момент. Человеку, который учится слышать смысл звуков, могут пригодиться следующие характеристики, по которым я оцениваю пластинки:
1. Намерение музыкантов.
2. Общий настрой музыкан­тов.

3. Индивидуальный настрой музыканта.

4. Внутренняя структура музыки.
5. Смысл каждой пьесы.
6. Чувства, которые они рождают.

7. Правильный выбор того смысла, который может выражать данная музыка.

8. Может ли эта музыка помочь человеку в жизни.

Запомните — все, что ка­ется вам хорошим, необязательно действительно полезно. Только вы ответственны за подбор музыки для себя. То же касается и музыкантов. Многиie исполнители много лет прводят, работая над проблемой "Как играть?". И только разрешив эту проблему, на­чинают задумываться над вопросом "Зачем?".

Что я имею в виду? Я хочу сказать, что в процессе накопления технического мастерства, музыканты часто теряют мысль. Они много часов репетируют и разучивают мелодии и, годами занимаются техническими упражнениями и разучиванием репертуара, проводят всю жизнь, добиваясь красивого звучания инструмента, изучают гармонию и основы композиции, зачем? Этот вопрос всегда более всего занимал меня. Я всегда задаю своим студентам следующие вопросы:

. Зачем вы занимаетесь музыкой?

Какую цель ставите, когда играете?

Пытаетесь ли вы донести что-то до слушателей, когда играете? Если да, то что? Стараетесь ли вы выразить себя, когда играете?

Что вы пытаетесь выра­зить? Вы можете выразить себя только в той степени, насколь­ко вы познали самих себя.

Вы выражаете только себя или становитесь проводни­ком чего-то неизмеримо большего, которое проходит через вас?

Вы удивитесь, как много в мире музыкантов высокого класса, которые относятся к этим вопросам поверхност­но. Но когда они играют, у них все равно есть что-то в голове и сердце. Ментальные прин­ципы не играют роли в боль­шом искусстве.

Послушайте блюзы или на­родную музыку. Вы найдете в них и большое искусство, и музыку.

Все это проносилось в моей голове, когда я готовился к за­писи. Для меня это совсем не умственная работа. Я занима­юсь этим достаточно долго. А практика для любого дела лучше всего.

По-настоящему важно и чу­десно во время записи Soul Manifesto было то, что все му­зыканты чувствовали и созна­вали одно и то же. Мы стали одним целым для того, чтобы донести смысл той музыки, что была заложена в нотах. Чувство дружбы и братства в студии было достаточным для того, чтобы записать хоро­шую пластинку, но общая цель и взаимопонимание сде­лали ее по-настоящему уни­кальной. Я еще раз привожу список музыкантов, которые участвовали в записи:
1. Родни Джоунс, гитара.
2. Макео Паркер, альт-саксофон.

3- Артур Блайт, альт-саксо­фон.
4. Лонни Смит, орган.
5. Лонни Плаксико, бас.
6. Идрис Мухаммад, удар­ные.

Эта пластинка обладает все­ми качествами, которые при­сущи великому искусству. Soul Manifesto не о притворстве, а о реальной жизни. Музыка в ней настоящая. Исполнители до­шли до самых истоков души, а не скользили по верхам. В ней нет придуманных заранее со­ло, никакой приторной при­глаженности. Никакого при­творства и фальши. Просто большие музыканты собра­лись вместе и раскрыли душу, играя джаз. Музыка рождалась в атмосфере радости, братства и любви к своему делу.

Soul Manifesto — музыкаль­ная декларация корней, из которых вырастает музыка. Это выражение того, о чем му­зыканты говорили годами: страсть, сопричастность, до­стоинство, правда, духов­ность и мир музыки!

Запись была назначена на 12 часов. Я всегда прихожу в студию пораньше, чтобы ус­петь подключиться к аппара­туре и выстроить звук. Мы за­писывались на одной из са­мых лучших студий Нью-Йорка Sound On Sound Studios. Я много раз записы­вался на ней раньше. Моим звукорежиссером был Питер Дарми, обладатель "Грэмми" за свою работу. Он работал также с Джорджем Бенсоном, поэтому я был уверен за звуча­ние гитары на диске.

Один из способов помощи молодым музыкантам, кото­рый я считаю очень полез­ным, заключается в привлече­нии их к записи пластинок. Для них это возможность по­слушать игру хороших музы­кантов и приобрести бесцен­ный опыт на будущее. Для этой записи я выбрал троих помощников:

1. Майлс Окадзаки, замеча­тельный молодой гитарист и композитор,, который был моим контрольным камерто­ном, когда я писал музыку для диска, он также распечатал ноты для всех музыкантов.

2. Джош Макси, очень спо­собный гитарист, который стал моим помощником в подготовительной работе. Он занимался вопросами транс­порта для всех участников за­писи и взял на себя миллион разных дел в студии, чтобы я мог сосредоточиться только на музыке.

3. Сайрус Пэйс, чудесный молодой гитарист, который помогал Джошу и поддержи­вал мой проект с самого нача­ла.

Я упомянул этих троих мо­лодых ребят потому, что их помощь была неоценимой. Они помогали нам с радос­тью, с молодым задором и ис­кренностью.

Первым на запись приехал Артур Блайт. Он вошел в сту­дию и, поздоровавшись со всеми, стал разыгрываться. Это можно было записать на отдельный компакт-диск, на­столько потрясающе он это делал. Он тут же оживил сту­дию рыдающими нотами и свободно льющимся звуком. Я был в восторге.

Следующим появился Лон­ни Смит! Студия теперь стала нагреваться. Поприветство­вав нас с Артуром, он сел за орган и зажег небольшой му­зыкальный костер. Я забеспо­коился, не пойти ли за огнету­шителем. Я почти чувствовал запах жареного цыпленка и чувствовал вкус сладкого чая со льдом на губах.

Когда где-нибудь появляет­ся Идрис Мухаммад, вы сразу это чувствуете. Он весь пере­полнен добродушием и юмо­ром. Когда он появился в сту­дии, сразу стало весело и по­сыпались шутки. Мы все долго смеялись над историей о роб­ком парне, который всегда носил с собой нож, смазан­ный чесноком, чтобы, если дойдет до дела, раны против­ника долго не заживали. Это было настолько смешно, что мы долго не могли успокоить­ся.

Лонни Плаксико появился следующим. Он подключился и стал разыгрываться. Я чуть не побежал за пленкой, чтобы это записать. Любовь, искрен­ность и страсть в студии стали почти осязаемыми. А Макео все не было.

Макео Паркер! Это не имя, это гимн! Это гимн не только полной душевной самоотда­че и страсти, это гимн самому бытию такого великого чело­века. Когда он вошел в студию, было такое впечатление, что мы оказались в другом мире. Он действует на людей, как никто другой. Я включил в за­пись диска немного смеха и шуток, которые возникли при его появлении. Этот жизнера­достный настрой настолько чувствуется в музыке, что я ре­шил, вам будет забавно услы­шать голоса и смех музыкан­тов. Я "торчу" каждый раз, ког­да слушаю это.

А тогда смех и шутки вышли из-под контроля. Мы кайфо­вали от того, что были вместе, готовые творить музыку для всего мира, и все помещение было переполнено любовью. Я ощущал гордость и огром­ную честь записываться с та­кими музыкантами. А ведь еще вдобавок это была моя собст­венная пластинка! Я смотрел на них и думал про себя: "За­помни это. Это будет чем-то особенным".

Запись, часть 2


А теперь расскажу обо всем более подробно.

Макео мог присутствовать на записи только один день, поэтому мы сначала записы­вали те пьесы, в которых он был занят. Мы начали с двух частей Groove Bone.

С кем бы я ни записывался раньше, в первой вещи обыч­но все нервничают. Уровень звучания только устанавлива­ется, музыканты слышат все через наушники, микрофоны только настраиваются и так далее. И все музыканты пере­полнены беспокойной энер­гией.

Но ничего этого не было во время нашей записи. С пер­вых нот Groove Bone мы ощу­тили контакт. Это было так ес­тественно. Звуки, которые рождались у Макео, озарили студию, как только он взял первую ноту. Как будто он за­говорил с нами на понятном только нам языке. Мы чувст­вовали волны, исходящие от Макео, как свои собственные, и все вступили и полетели вслед за ним. После исполне­ния мелодии мы все высказа­лись соло, и это было самым волнующе прекрасным мо­ментом. Мы записали первую часть и закончили, повторив ее с репризой. Это было по- настоящему хорошо.

После первой записи мы все двинулись в аппаратную прослушать, что получилось. Нам всем было легко и радо­стно. Питер Дарми, который работал над записью, выслу­шал все наши пожелания по поводу звучания инструмен­тов. Когда работает такой профессионал, как Дарми, он сам становится музыкантом. Он подчеркивает звучание и корректирует наш звук, давая возможность звучать, как мы хотим. И часто делает даже лучше, чем мы ожидаем.

Следующей записью стала мелодия Ману Дибанджо Soul Makossa. После проигрыва­ния Макео сказал мне: "Эй, дружище, а могу я тоже сыг­рать в этой пьесе?" Я подумал, что это будет великолепно. Когда Макео нравится пьеса, он творит чудеса. Я был про­сто потрясен. Макео Паркер и Артур Блайт сыграют вместе! На моей памяти Макео ни разу не записывался ни с кем из альт-саксофонистов, а тем бо­лее с таким талантливым авангардистом, как Артур. Они были грандиозными вместе. Я радовался, слыша их "саксофонный разговор" и совместную игру. Музыка ли­шается ограничений, когда творят мастера. Их совмест­ная игра вызывала благогове­ние. Хотя они совершенно разные по стилю, у них одина­ковые корни и понимание то­го, что музыка должна идти от самого сердца, быть искрен­ней и проникновенной. Когда вы услышите, как они играют, вы поймете, что я имею в виду.

Песня Ain't No Sunshine мне нравится в версии Билла Уинтера. Когда я гастролировал с Макео, на каждом концерте кульминацией было исполне­ние мелодии Children's World, его личной версии It's Man's World Джеймса Брауна. Я ни­когда не слышал, чтобы сак­софон играл с большим чув­ством, чем играл тогда Макео. Если вы не сможете понять его душу в этой пьесе, значит, вы просто глухой!

Я мог бы бесконечно рас­сказывать о том, как проходи­ла запись, но стоит ли об этом говорить? Музыка говорит са­ма за себя. Это была чистая ма­гия и гениальная простота, рожденная бесконечными часами занятий, преданнос­тью, слезами и смехом. Все ос­тальные пьесы были записа­ны точно, как часы. Не было никаких заранее придуман­ных соло, никакой притор­ной приглаженности. Мы иг­рали искреннюю музыку, за­писываясь в момент, полный страстности и любви.



Представление сырого материала студии Blue Note


Момент истины для боль­шинства джазовых музыкан­тов наступает, когда закончена запись. После того, как вы вы­ложились в студии, вы посыла­ете "сырые" (rough tapes) плен­ки на студию своей фирмы и ждете отзыва. Вы надеетесь, что руководителям студии по­нравится то, что вы записали, потому что если да, они окажут вам настоящую поддержку, та­кую, на которую вы рассчиты­ваете. С тем составом испол­нителей, который у меня был, я почти не сомневался в победе, но все равно от волнения чув­ствовал себя как на иголках. Я не нуждался в подтверждении руководством Blue Note каче­ства нашей музыки, но от под­держки и заинтересованности компании зависели финансо­вые возможности раскрутки и коммерческий успех диска.

Я сидел и размышлял, как мне отослать им запись, на­мекнув на содержание музы­ки, чтобы обратить на нее внимание. Каждый раз, когда я слушал эту музыку, она каза­лась мне настоящим "пиром души". И вдруг я понял, что мне делать! Я отправился в ре­сторан "Негритянская кухня" (Soul Food) Сильвии здесь, в Нью-Йорке, который был от­крыт одним из первых в стра­не, и принес оттуда некото­рые покупки. Я купил:

1. Горячий соус
2. Смешанный соус
3. Консервированные лис­тья капусты

4. Консервированный слад­кий батат
5. Кукурузную лепешку
6. Пластмассовые вилки
7. Салфетки
8. Меню ресторана" Негри­тянская кухня"

9- Подарочный сертификат на 25$ на продукты от Силь­вии.

Я взял упаковочную корич­невую бумагу, завернул в нее пленку и вложил вместе с эти­ми предметами в мешок. Я считал, что этот пакет должен помочь им догадаться, что я хотел сказать этой музыкой. Кроме того, я вложил туда со­проводительное письмо:

Soul Manifesto — диск, в ко­тором есть все качества и эле­менты, присущие настояще­му искусству. Эта музыка не притворяется, она живет. Му­зыка "Манифеста души"- на­стоящая, рожденная музы­кантами, которые чувствуют самую суть джаза, а не сколь­зят по верхам. В ней нет ни од­ного заранее придуманного соло, никакой приторной приглаженности, нет при­творства и фальши. Просто настоящие музыканты подошли к самым истокам души, чтобы выразить ее глу­бину.

Музыка рождалась из чувст­ва солидарности и радости музыкантов, занимающихся любимым делом.

Слово "душа" объясняется в словаре, как:

(1) источник жизненной силы в человеке;
(2) духовный центр и живая часть всего существующего;
(3) эмоциональное и чувст­венное восприятие;
(4) нали­чие в человеке невидимой ду­ховной субстанции.

"Манифест" определяется как публичное высказывание принципов или намерений. Поэтому, Soul Manifesto (Ма­нифест души) — музыкальное высказывание того, из каких истоков рождается музыка. Это музыкальное выражение того, где содружество музы­кантов, представленных на этом диске, добивалось много лет: глубины, проникновен­ности, достоинства, искрен­ности, духовности и мира му­зыки.

1. "Манифест души" — это не вера... Это сопричастность.
2. Музыка меняет мышле­ние. "Манифест души" — жизнь.
3. Без "Манифеста души"... Вы не постигнете истины.
4. "Манифест души" невоз­можно изучить... Его надо уло­вить.
5. "Манифест души" — не ритм... Он — вибрация души.
6. Душа — ваше истинное состояние. "Манифест души" — ее кредо.

Состав исполнителей "Ма­нифеста души":
1. Родни Джоунс — гитара.
2. Макео Паркер — альт-сак­софон

3. Артур Блайт — альт-саксофон
4- Лонни Смит — орган
5. Лонни Плаксико — бас
6. Идрис Мухаммад — удар­ные
Содержание:
1. Groove Bont Part 1
2. Soul Makossa
3- Soul Manifesto
4. One Tlirnip Green
5. Ain't No Sunchine
6. Mobius 3
7. Soupe Bone
8. Soul Eyes
9- Groove Bone Part 2
Прислушайтесь к глубине- Прислушайтесь в душе... И вы все поймете.

Я отправил 12 пакетов в правление компании Blue Note и стал ждать.

Отклик был фантастичес­ким! Все без исключения, кто прослушал запись, уловили значение "Манифеста души". Отзывы были положитель­ные, прогнозы оптимистич­ными. Ура! Теперь, когда этот важный рубеж был перейден, я мог вернуться к самому важ­ному — прослушиванию и сведению пластинки.

Прослушивание и Све­дение.


У меня был дома первый, сырой материал диска, поэто­му я мог внимательно его про­слушать и выявить все ошиб­ки, чтобы внести замечания перед сведением. Но у меня не было ни одного замечания! Просто необходимо было кое-где вывести звук, смик­шировать запись, чтобы до вас она дошла в самом идеальном варианте, но это не было такой уж тяжелой работой. Это просто профессиональ­ный стандарт.

» [AZZ-KBAflPAT №4 (41)’2002
Я должен был дать послу­шать эту запись всем, кого я знал. Хотя причина этого в ос­новном кроется в естествен­ном волнении автора, но при этом всегда полезно опробо­вать запись "свежими" ушами. Когда вы сами участвуете в за­писи и сами создаете музыку' всегда есть опасность, что вы привыкаете к звучанию и те­ряете свежесть восприятия. Так как вы слышали эту музы­ку много раз, вы уже не вос­принимаете звучание музыки само по себе, вы слышите ее так, как она должна звучать для вас! И это часто становит­ся причиной того, почему са­ми музыканты часто записы­вают свою музыку не лучшим образом.

У меня всегда есть по край­ней мере два человека, кото­рым я доверяю прослушива­ние и контроль за тем, что происходит на всех стадиях работы над записью диска. Когда ваш слух устает от тако­го обилия звуков и музыки, свежесть восприятия притуп­ляется. Я испытал это на себе неоднократно. Сегодня я слы­шу свою гитару так, а на следу­ющий день, слушая то же са­мое, я хватаюсь за голову: "О чем я только думал вчера!"

Я также люблю, чтобы мою запись послушал и "средний" слушатель, так как именно для него в конечном счете пишет­ся музыка и выпускаются плас­тинки. Очень часто он слышит в музыке то, что не способны уловить и услышать профес­сиональные музыканты. Коро­че, чем больше человек вы мо­жете заставить прослушать ва­шу запись, тем больше полез­ной информации вы получи­те. Но, естественно, когда вам надо принимать решение, как 1учше сводить свою музыку, то больше доверяйте собственному инстинкту и тому, что вам подсказывает сердце.

Первым отзывом, который я получил после прослушивания записи, было мнение, что надо больше вывести звук барабанов и баса и немного убрать аккорды. Я принял это к сведению, когда начал работать над сведением диска.

Сведение.


Этот диск был записан на студии "Sound on Sound’ в Нью-Йорке, которая является одной из лучших, так как там опытная команда и прекрасное оборудование.

Давайте немного погово­рим о форматах, которыми пользуются, когда делают за­писи.

Простой двухканаль­ный.


Простым двухканальным способом записи часто поль­зуются начинающие музы­канты, потому что он самый простой. Использование это­го способа записи при живом исполнении в студии напо­минает запись на кассетный стереомагнитофон. Инженер сразу записывает живое ис­полнение, когда оно звучит. При этом способе вы не смо­жете ничего переделать или добавить, потому что все ин­струменты смешаны на двух стереодорожках (каналах). Это метод.- что слышим, то и пишем. Это интересно для слушателей, но сейчас почти никто из профессионалов этим методом не пользуется. Хотя в прошлом почти вся джазовая классика была запи­сана именно так, и я рад этому. Все действительно зависело от инженера звукозаписи и исполнителей.

ADATs or DA-88

ADATs и DA-88 — две мульти­канальные цифровые аппара­туры. Каждая из них способна записывать до 8 отдельных ча­стей, и аппаратура в идеале-может записывать до 96 дорожек одновременно. Эти два запи­сывающих устройства произ­вели революцию в звукозапи­си, потому что дали возмож­ность делать записи профес­сионального качества огром­ному числу маленьких студий и отдельным музыкантам. Те­перь за сумму от 25 ООО $ до 75 ООО в час любой может сделать цифровую многоканальную запись того же качества, что и на больших студиях с оплатой за час от 200 ООО до 400 ООО $. Этот метод позволяет сводить вместе сразу все дорожки вме­сте, поэтому требуется много времени. Так что многие моло­дые, но целеустремленные ис­полнители получили возмож­ность записываться качест­венно за не очень дорогую плаТу.

24-канальный аналог.


Как это часто случается в жизни, люди с нежностью вспоминают прошлое и гово­рят: "В те старые добрые вре­мена". В случае с записываю­щей техникой это часто ока­зывается правдой. Многие профессиональные музыкан­ты отвергают цифровую мно­гоканальную аппаратуру за­писи последних разработок и используют старую добрую аналоговую ленту. Аналого­вая лента при записи звучит намного теплей и естествен­ней. Это трудно объяснить, но, как и в случае с проникно­венностью музыки, если вы послушаете, вы поймете сами.

Прежде чем цифровая за­пись вошла в обиход, практи­чески все профессиональные записи были сделаны именно на аналоговой ленте. Это зву­чание, к которому привыкло большинство людей старше 20 лет. Цены на такую запись стали гораздо умеренней по­сле появления цифровой за­писи.

Комбинирование.


Этот путь я использовал при записи "Манифеста ду­ши". Я записал всю музыку на аналоговую 24-канальную ленту. Затем я "запрыгнул" (то есть переместил) ее в цифро­вой формат для сведения. По­сле того, как я смикшировал запись, я вернул ее опять в аналоговую ленту для произ­водства. Таким путем я взял лучшее из двух способов за­писи.

В цифровом формате мы стали сводить запись. Мы сво­дили композицию за компо­зицией, в большинстве случа­ев начиная со звучания бара­банов. Затем шли от инстру­мента к инструменту, отраба­тывая звучание каждого, при­бавляя к остальному. После того, как все инструменты бы­ли сведены, мы работали над общим звуковым балансом, меняя его в пользу солирую­щего инструмента, а потом регулируя все это в как можно более естественную динами­ку, которая была при записи. Просто, чтобы дать вам пред­ставление о том, что это за ра­бота, скажу, что на все это уш­ло около 100 часов времени. По джазовым стандартам это очень много. По стандартам поп-музыки это одна третья часть одной песни. Ну что ж...

После сведения диска мы провели много времени, про­слушивая запись. Я проиграл сведенные записи очень большому количеству слуша­телей, отзывы которых были в основном положительными. Питер Дарми поражает тем, что у него уши музыканта и техническая требователь­ность специалиста. Он был главной причиной успеха сведения диска.

После этой работы оста­лось выбрать последователь­ность композиций на диске и довести его технически до выпуска.

Последовательность и подготовка к выпуску


После того, как все компози­ции были сведены, следовало выбрать их последователь­ность на будущем диске. Зада­ча была ясна — все должно бы­ло звучать естественно и про­изводить наиболее сильное впечатление. Это очень важно, как в жизни — правильные ве­щи не срабатывают, когда мо­мент выбран неправильно. Я несколько раз менял последо­вательность композиций, слу­шал и менял ее в поисках луч­шей. Я привлек к этому про­цессу много советчиков и в конце концов сделал выбор. Мне очень помогла глава рек­ламного отдела JR Rich, советы которой оказались ценными. Я выбрал следующую последо­вательность композиций:
Soul Manifesto:
1. Groove Bone, Part 1
2. Soul Makossa
Wake Up Call (Interlude)
3- Soul Manifesto
Roll Call (Interlude)
4. One Turnip Green
5. Ain't No Sunshine
6. Mobius 3
7. Soup Bone
8. Soul Eyes
9- Groove Bone, Part 2
Last Cali (Interlude)
Доведение записи до выпу­ска — последний процесс, ко­торый необходим, прежде чем запись пойдет в произ­водство и тиражирование. В этом процессе определяется общий баланс записи и уро­вень баланса каждой компо­зиции. Инженер, который за­нимается доводкой, должен удостовериться, что баланс остается прежним в каждой композиции и что EQ's запи­си соответствует тому, чтобы звучать одинаково хорошо на аппаратуре самого широкого спектра возможностей: от те­левизионного оборудования до обычной домашней аппа­ратуры. Инженером был Майкл Дрейер, который про­делал огромную работу. Я до­бивался того, чтобы все кана­лы буквально "впрыгивали вам в уши", и он помог мне до­биться этого результата. В этом процессе еще определя­ется время пауз между компо­зициями и конечная пауза.

И заключительный этап — тщательная проверка всех надписей на диске и всех вы­ходных данных записанного диска.

Родни ДЖОУНЗ



Jazz-Квадрат, №4,2002


страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела другие статьи
Louis Armstrong - Как печатались мемуары Луи Армстронга Acid Jazz - исторические зарисовки и пути развития Leonard Feather - Джаз 80-е годы Джазовому опросу критиков "Все звезды" - 25
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com