nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Julian Owens - Дух жизни

стиль:

Julian Owens - Дух жизни
Джулиан Оуинс подарил нам интересный и значительный проект, появившийся в то вре­мя, когда в нем особенно нуж­дались. Музыка захватывает слушателя гармонией и стра­стностью. Он принес хвалу и молитву в джазовый мир. По­слание стало ключом каждой песни, от "Here's Life" к "Му Every, Every" или "Surround Me", или "My Every, Only One". Так важно оставаться искрен­ним в обращении к Богу.

И это есть в каждой песне и во всей музыке Here's Life. Джу­лиан Оуинс переносит нас в то место, в которое мы всегда мечтали попасть, где нас ок­ружает поэзия, где нам даются силы, просветление и пони­мание истинной сущности каждого из нас.

Музыка, называемая джа­зом, за свою сравнительно ко­роткую, но удивительно бога­тую историю претерпела много изменений. Но все ее направления — от старого нью-орлеанского стиля до со­временного фри-джаза при­надлежат одной музыкальной семье.

Некоторые специально ог­раничивают себя прошлым, внося в него новые черты и придавая нечто индивидуаль­ное. Другие двигаются вперед в поисках новых способов са­мовыражения, новых форм и музыкальных идей. Джулиан Оуинс поменял налаженную жизнь на дерзание в музыке, показав остальным, как мож­но совершить такое и дви­гаться вперед в любых обсто­ятельствах.

"Наша миссия заключается в том, чтобы выражать собст­венные чувства, вызывать ду­ховное обновление и привет­ствовать перемены в культу­ре". - Here’s L.I.F.E 2020 AD.

Jazz-guad: Расскажите о Here's L.I.F.E 2020 AD. Как вы к нему пришли?


Джулиан Оуинс: Here's L.I.F.E — это результат моего долгого жизненного пути и того духовного обновления, которое музыка переживает сегодня. Если вы задумаетесь, то увидите, что музыка и все остальные формы искусства существенно влияют на наши представления о будущем. Я всю жизнь профессионально трудился в области медици­ны. Я захотел соединить все точки моей жизни и создать то, что надолго останется по­сле меня. Я знал, что пластин­ки слушают очень многие, и хотел показать тем людям, ко­торые заблудились в проис­ходящем вокруг них, как мож­но сохранить веру и надежду.

Музыка очень мощный проводник, и большинство людей просто не задумывают­ся над тем, насколько тонко музыка влияет на наши мыс­ли, на то, куда мы идем и во что верим. Поэтому Here's L.I.F.E 2020 — это попытка с помо­щью музыки привлечь внима­ние слушателей к позитив­ным темам, заложенным в культуре, к духовному обнов­лению, добру, справедливос­ти, вере в Бога, к любви и ува­жению к себе и ближнему.

Что повлияло на созда­ние Here's L.I.F.E 2020?


Я должен признаться, что очень многие вещи произош­ли в моей жизни в 1997 и 1998 годах. У меня была прекрас­ная работа консультанта в крупной фирме. Я работал в своей области, помогая мно­гим процветающим компани­ям добиваться еще большего успеха. Я постоянно ездил в командировки по США и даже работал на Ближнем Востоке и в Африке. Но все же я не был до конца счастлив.

Консультации не плохая вещь, но они не давали мне полного удовлетворения. Мне не хватало цели и страс­ти, которые необходимы в жизни.

Я понял, что большинство из нас только тогда полно­стью довольны жизнью, когда делают что-то для достиже­ния своей главной цели. И этот альбом стал для меня та­кой целью. Я работал по кон­тракту в Саудовской Аравии в 1997 году. По строгим религи­озным правилам ислама там нет обычных для нас развле­чений, таких как кино, кон­церты, игры. Поэтому было много времени для изучения и познания себя. В результате это дало мне силы разобрать­ся в своей жизни. Я стал спра­шивать, кто я такой и для чего Бог призвал меня в этот мир? Я всегда любил музыку, но большую часть жизни посвя­тил медицине. Вот так, в пус­тыне Саудовской Аравии я стал связывать все точки моей жизни воедино. Я смог разо­браться в том, что радует меня в жизни и для чего я живу. Просто веду существование или пытаюсь выразить то, что заложено во мне изначально? Я понял, что, кем бы я ни был, мне необходимо знать, что я спасен для вечной жизни и выполнил свое предназначе­ние. Я знал, что Бог спас меня, дав возможность прозреть, и почувствовал, что должен по­мочь в этом другим.

Ваша глубоко духовная и вдохновенная музыка смешана с джазом. Как вам удается сочетать ду­ховную музыку и джаз?


Это действительно инте­ресно, потому что "Here's Life Vol.l" — мой дебютный ком­пакт. Когда я вернулся из Сау­довской Аравии, я не был по- настоящему уверен в том, что мне надо делать. Я помню, что поговорил с моим близким другом об этом. Анжела Страйблин (Angela Stribling) предложила мне записаться на джазовые курсы в Elliston Stidio. Ронни Веллс (Ronnie Wells) преподавал мне вокал, и там я начал понимать джаз. Самое интересное, что мно­гие аккорды звучали очень знакомо для меня. Очень ско­ро я понял, почему. Я вырос, исполняя музыку госпел в церкви.

Думаю, что джаз привлек меня смешением знакомых мне вещей. Я путешествовал по Европе, жил в Африке и на Ближнем Востоке. Я вбирал музыку всех мест, где жил, и начал постигать что-то уни­версальное в том, что являет­ся музыкой.

Джаз оказался подходящим для выражения вдохновения, которое я чувствовал. Для это­го не подходила та музыка, ко­торую я пел в церкви ребен­ком или слушал, когда рос. И не подходил тот грустный блюзовый джаз, который я считал традиционным джа­зом. И я чувствовал, что это также не ритм-энд-блюз, поп или хип-хоп.

Аккорды и фразировка оп­ределенно близки каждому из этих жанров, но мое пение превратилось в джазовый стиль. Думаю, сказался мой жизненный опыт и потреб­ность выразиться ясно. Ока­залось, что джаз лучше всего подходит для того, чтобы вы­разить мои чувства. Двайт Стюарт и я собрались и напи­сали стихи, которые вырази­ли это словами.

Если вспомнить проис­хождение джаза, то он сформировался и отде­лился от духовной музы­ки.


Именно, и очень интерес­но, что вы знаете это. Боль­шинство людей думает, что джаз произошел от блюза, но джаз, несомненно, взял нача­ло от духовных песнопений. Он пришел к блюзу только в 30-х годах, когда обстоятель­ства были для этого благопри­ятными.

Как вы начали петь? И сколько вам было тогда лет?

Я начал петь в церкви, когда мне было всего 5 лет. Я пел со­ло в детском церковном хоре. Я солировал много лет и при­влекал к себе много внима­ния. Многие из тех, кто меня знает, не поверят, но я был очень застенчивым ребен­ком. Когда вы начинаете вы­ступать в таком юном возрас­те, вы еще не осознаете себя. И все способности, которые вы проявляете, кажутся вам со­вершенно естественными. Меня часто просили петь, ког­да я этого не хотел, потому что очень стеснялся. Мне бы­ло неуютно от такого при­стального внимания слушате­лей. Это было забавно. Но ког­да я немного подрос и мне бы­ло около 11 лет, я захотел петь чаще, и мама разрешила мне петь не только в церкви. Я по­ступил в Бирмингемский хор мальчиков (штат Алабама). Потом я заинтересовался дра­мой и музыкальным театром. Когда я был на первом курсе колледжа, я пел в Glee Club, но через несколько лет я отка­зался от музыки, целиком со­средоточившись на медици­не.

Как вы думаете, соеди­нение джаза и госпел при­живется сегодня?


Абсолютно в этом уверен. Не думаю, что в истории было время более подходящее для этого. Людей, которые дейст­вительно ищут слова утеше­ния и музыку, которая бы при­поднимала над обыденнос­тью, очень много. Но, возмож­но, о ней не будут думать, как о госпел. Музыка сама по себе мощный проводник. Песни начала и середины 90-х годов в основном выражали повсед­невную тематику. Кто-то ра­зочаровался в дружбе, кто-то страдал от неразделенной любви. Я сам видел, как такая музыка надоела людям, кото­рые чувствовали себя обману­тыми, и даже вызывала враж­дебные чувства. Но что еще интересней, мне самому по- настоящему нравятся некото­рые исполнители старого и нового ритм-энд-блюза или хип-хопа

Я начал работать над своим дебютным альбомом в 1998 году. И знал, что музыка долж­на быть самого высокого ка­чества, а стихи по-настояще­му духовными. На то, чтобы соединить все это, у меня уш­ло 3 года, потому что я при этом хотел вникать в каждый аспект своего проекта. Начи­ная с написания стихов, сочи­нения музыки, исполнения, продюсирования и кончая работой в студии.

У нас получился Here's L.I.F.E., и думаю, что это иде­альное время для того, чтобы поженить вдохновенную по­эзию госпел с прекрасным джазом. Я горжусь тем, что у нас получилось. Думаю, что мы сделали что-то значитель­ное.

Кто из музыкантов ока­зал на вас влияние?

Боюсь, что очень немногие. Мне очень нравился Морис Уайт (Maurice White) из Earth, Wind and Fire. Мне очень нра­вится то, что они делали в се­мидесятые и восьмидесятые годы. Они позаимствовали са­мое лучшее из различных му­зыкальных жанров и создали звучание, которое стало кри­терием времени. Морис был очень самобытным джазовым музыкантом и, естественно, это Стиви Уандер (Stevie Wonder), Роберта Флек (Robertа Flack), Донни Хатавэй (Donny Hathaway) и все, кто умел иг­рать и петь страстно и высоко профессионально. Из тради­ционной музыки госпел меня очень радовала музыка Таке Six и Ричарда Смоллвуда (Richard Smallwood), потому что они чудесные музыканты, прекрасно разбирающиеся в музыкальной теории и ком­позиции. И я люблю Джорджа Дюка (George Duke) и Олетту Адамс (Oletta Adams).

И еще один человек, кото­рый вас удивит. Я люблю Джорджа Майкла (George Michael). Да, Джордж Майкл, бывший солист Wham. Мно­гие думают о нем только как о поп-данс исполнителе, но у него также необыкновенно богатый джазовый репертуар. При этом он необычайно ода­ренный композитор, поэт и аранжировщик.

Довольно много влия­ний, которые можно ус­лышать в вашей музыке


Спасибо, это хорошо, но я все же надеюсь, что вы услы­шите и что-то новое в ней. И это будет моим собственным стилем духовного джаза. Я на­деюсь, что он слышен доволь­но отчетливо.

В свете трагедии, со вре­мени которой прошло уже несколько месяцев, как вы думаете, ваша комбини­рованная музыка из джаза и госпел станет утешени­ем людям в Америке? Как повлияет ваша музыка на настроение людей сего­дня?


Это не было простым сов­падением, что запись закон­чилась за 3 дня до 11 сентября. Хотя я Начал проект 2 года на­зад, финальные стадии мик­ширования, сведения и дора­ботки диска я делал 8 сентяб­ря в субботу. Я был на послед­ней стадии работы, когда слу­чилась трагедия. Я по-настоящему изменился за эти 3 года. И знаю, что именно Бог подо­брал самое подходящее время для окончания проекта. Именно тогда, когда люди в нем больше всего нуждаются.

Мне очень понравились музыка и стихи в Surround Me. Это очень эмоцио­нальная и вдохновенная песня. Вы написали ее са­ми?


Да, я сам написал музыку, и вместе с моим близким дру­гом Двайтом Стюартом (Dwight Stewart) мы написали слова. Название придумал Двайт. Я хочу, чтобы о нем уз­нали. Он поэт, а я дружил с его старшим братом. Тот расска­зал мне о брате, который очень хороший поэт и живет so Флориде. Я поехал туда по делам и познакомился с ним. Мы моментально сошлись. Я поделился с ним идеей своего альбома, и мы с ним стали вместе искать варианты. Двайт написал стихи, я сделал аранжировку и внес кое-ка- кие поправки. Так появилась песня Surround Me. Это одна из самых легко написанных песен в альбоме. Когда стихи были готовы, мелодия и музы­ка просто тут же родились во мне. Я заставляю своих друзей петь ее, потому что очень люблю слушать эту песню. Она удивительная.

Вы упомянули в начале разговора о цели и страс­ти. Вы удовлетворены тем, что достигли своей цели и сделали это страстно? Чем вы будете заниматься в ближайшие 5 лет?


Я должен вам сказать, что мы займемся текущими дела­ми. Да, мы целиком достигли своей цели и сделали это' страстно. Я часто говорю "мы", так как очень многим обязан Двайту за помощь в до­стижении моего полного са­мовыражения. Есть три на­стоящих принципа, заложен­ных в этом альбоме: 1) выра­зить собственные чувства; 2) вызвать духовное обновле­ние; 3) приветствовать пере­мены в мировой культуре. В этом состояло, если хотите, предназначение этой музыки. Я просто проследил, чтобы это предназначение было вы­полнено. При любой возмож­ности все, кто участвовал в этом проекте, признавались, что стали каким-то образом ближе к Всевышнему или у них появился интерес к ду­ховной поэзии, которая ис­пользована нами. Люди са­мых разных культурных слоев приняли этот проект.

Вы из музыкальной се­мьи?


Нет, но я рос в постсегрегационное время в Бирминге­ме, штат Алабама. Бирмингем был оплотом яростной сегре­гации и источником непри­миримой расовой дискрими­нации. Это сказалось на мне тем, что я страстно мечтал ус­транить дискриминацию в культуре и в обществе. Мне очень повезло, потому что пе­режитое в юности настроило мое поколение против духов­ного разделения мира на ра­сы. Я просто благодарен Богу за то, что Он дал мне шанс претворить мою мечту в жизнь и разделить ее с други­ми.

Беседовала Беатрис С. Ричардсон.
Перевод Дины Курмангалиевой

IAZZ-КВАДРАТ №3,’2002



авторы
Беатрис Саманта РИЧАРДСОН
музыкальный стиль
госпел, мэйнстрим
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с вокалистами
Jay Clayton - Интервью Roberta Gambarini - Мое упрямство - моя сила, и моя слабость Neda - Я подписала брачный контракт с джазом на всю жизнь Эл Джерро: «Я стараюсь не сбавлять темп!»
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com