nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Создание джазового компакт-диска (часть 1)

стиль:

Создание джазового компакт-диска (часть 1)
Добро пожаловать на за­пись джазового компакт-дис­ка, к вашим услугам моя ста­тья, в которой я подробно рассказываю об этом процес­се. Целью ее является приот­крыть вам дверь за кулисы того, что происходит, когда выпускается джазовый диск, начиная от выбора концеп­ции до ее завершения, и всего того, что с этим связано. Для начала важно обратить ваше внимание, что есть много ва­риантов достижения того же результата. У каждого музы­канта могут быть свои обсто­ятельства выпуска пластин­ки. Но есть множество общих моментов, без которых не вы­пускается ни один диск.

Я подписал контракт с компанией звукозаписи Blue Note в 1998 году. Мой первый диск The Undisco­vered Few вышел в июне 1999 го­да. В ходе записи этого диска я приобрел огромный опыт в музы­кальном джазовом бизнесе, кото­рым хочу поделиться с вами. С це­лью облегчить обсуждение про­блемы, я разделил все составля­ющие процесса на две части: му­зыка и все остальное.

В мире джаза, наверное, как ни в одном другом музыкальном жа­нре, искусство является самым ценным показателем.

Именно поэтому большая часть джазовой музыки не стано­вится по-настоящему популяр­ной. Не собираюсь устраивать дискуссий, почему так происхо­дит. Я просто констатирую факт, что музыка Поп, Кантри и Рок & Блюз составляет большую часть продаж современных компакт-дисков. Если ваша цель про­дать как можно больше дисков, не стоит выбирать джаз. С другой стороны, джаз — великолепный медиум, когда вы пытаетесь со­здать музыку, рожденную вашим сердцем и душой, когда вы хотите выразить свои чувства и сущ­ность, короче, все то, что трогает ваше сердце.

Иногда джаз может продавать­ся хорошо, но основная его роль — перенести слушателя в бога­тый мир воображения, а не только дать возможность двигаться под музыку.

Темы, которые я затрону в этой статье, включают:

МУЗЫКА
1. Концепция
2. Создание
3. Исполнение

МУЗЫКАЛЬНЫЙ БИЗНЕС
1. A&R (Артисты и Репертуар)
2. Производство
3. Маркетинг
4. Реклама

Я расскажу вам обо всем, что происходило, когда я записывал мой новый диск на студии звуко­записи Blue Note. Вы побываете на заседании правления студии, за моим рабочим столом, где я пи­сал мелодии, поучаствуете в за­писи и создании моего CD.

Встреча с руководством сту­дии


Студия Blue Note находится в доме на 23 улице в Манхэттене, где рас­положены еще две студии: Virgin Records, оплот мирового рок-н-ролла, и Angel Records, родной дом классической музыки. Это скромное снаружи здание поража­ет современным интерьером и оборудованием внутри. На верх­них этажах находятся студии для артистов, на нижних — деловые офисы. Я вошел в здание и зареги­стрировался. Меня проводили на 3 этаж, и я оказался в приемной глав­ного офиса легендарной студии.

Там я стоял и грезил. Это была та же студия, и те же люди, кото­рые записали большинство плас­тинок великих джазовых музыкан­тов, на которых я вырос. Великие Грант Грин, Джо Хендерсон, Джон Колтрейн, Кенни Барелл, Ли Мор­ган, Маккой Тайнер, Хэрби Хенкок и многие другие записывались здесь. И вот теперь здесь стою я. Через несколько мгновений я должен буду встретиться с испол­нительными продюсерами и правлением компании Blue Note, чтобы решить вопрос о записи моего собственного диска. Это был сюрреальный момент. Я ра­ботал всю жизнь, совершенствуя свое мастерство, долгие годы ис­кал любую возможность быть ус­лышанным. И вот я стою в прием­ной ведущей джазовой студии ми­ра для того, чтобы обсудить свой собственный проект. Этот момент запомнился мне на всю жизнь.

Это должна была быть первая встреча, на которой предстояло обсудить концепцию моего второ­го диска на студии Blue Note. Мой первый диск The Undiscovered Few был хорошо встречен крити­кой, но так и не стал популярным.

Множество факторов влияет на коммерческий успех компакт-дис­ков, и я еще вернусь к этой про­блеме позже. На этой встрече должны были присутствовать Брюс Ландволл (Bruce Lundwall), президент Blue Note, Брайан Ба­хус (Brian Bachus), директор отде­ла A&R, Мишель Тэйлор (Michelle Taylor), мой менеджер, и, возмож­но, Том Эверед (Tom Evered), ви­це-президент студии.Я встретил­ся с Мишель, которая появилась вслед за Брюсом Ландволлом. Брюс—мягкий и спокойный чело­век с душой музыканта, искренне любящий джаз. Приятно работать с человеком, который так любит музыку. Но, как и во многих других отраслях, одной любви мало для коммерческого успеха. Для до­стижения успеха требуется при­ложить много усилий: нужны деньги на рекламу, хорошо орга­низованный концертный тур, рас­крутка диска в эфире и множество других вещей. Однако очень важ­но, если диск начинается с любви.

За несколько недель до этого я предварительно беседовал с Брайаном Бахусом. И почувство­вал его повышенный интерес к мо­ей работе с составом, включаю­щим в себя орган. Записи Blue Note с такими исполнителями, как Medeski Martin & Wood и Soulive, как и отдельные произведения из архивов Джимми Смита и Лонни Смита, пользовались огромным спросом. Брайан знал, что я часто играл с такими составами, рабо­тал и записывался с такими масте­рами, как Джимми Макгрифф, Джек Макдуфф, Джимми Смит и с другими музыкантами. Мне всегда нравилось звучание этого богатого на тембры и возможности инстру­мента. Но я не хотел просто повто­ряться. Если бы я собрался делать запись с органом, я хотел бы, что­бы это было что-то лично мое и по- настоящему уникальное.

Встреча началась с обмена шут­ками, а затем мы с Брайаном вер­нулись к обсуждению вероятности записи нового диска с участием органа. Я заметил, что все вокруг явно заинтересовались, когда ус­лышали наш разговор. "Мне нра­вится эта идея, — сказал я. — Но мне хотелось бы действительно сделать что-нибудь особенное".

"Что вы имеете в виду?" — спросил Брюс Ландволл. Я объяс­нил свою идею. Я хотел сделать серьезный джазовый диск, кото­рый бы трогал душу — часть про­изведений в своей самобытной манере, а часть в свинговой. Но для этого мне были нужны только искренние и оригинальные испол­нители. Музыканты, которые мог­ли бы это сделать, должны были быть также моими друзьями, что было очень важно для создания по-настоящему ценной музыки. Я предложил следующих музыкан­тов в свой состав:

1. Родни Джоунс — гитара.
2. Лонни Смит — клавишные.
3. Макео Паркер (Масео Parker) -альт-саксофон.
4. Идрис Мухаммад — удар­ные.

Всем понравилась эта идея и предложенный состав. Я доба­вил, что для создания такой осо­бой пластинки очень важно точно подобрать репертуар. И предло­жил Брайану поработать вместе и отобрать мелодии, которые могли бы подойти к этому проекту. Все поддержали эту идею. Конечно, посыпались вопросы, смогут ли эти музыканты собраться для за­писи и сколько этот проект будет стоить. Я ответил, что постара­юсь за две недели все выяснить и прикинуть основной бюджет, кото­рый нам понадобится. Уходил я из студии счастливый и возбужден­ный. Мой следующий диск будет с органом. Я надеялся, что испол­нители смогут собраться на вре­мя записи. Я знал, что если мне удастся собрать этих парней, с музыкой будет все в порядке.

Позвольте мне немного расска­зать о каждом из них.

Макео Паркер


Помню, когда мне было 14 или 15 лет, я лежал на полу и слушал старый стереопроигрыватель своих родителей. Я поставил пье­су Popcorn Джеймса Брауна, ко­торая была необычной, только инструментальной. Там было по­трясающее соло великого фанк-гитариста Джимми Нолана. По­трясающим было то, как он играл октавы в манере Веса Монтгоме­ри в стиле фанк. Я слушал это со­ло, наверное, сотни раз. Мне так оно нравилось, что в конце кон­цов я выучил его наизусть. На об­ратной стороне этой сорокопятки была та же пьеса, но соло испол­нялось на тенор-саксофоне. Это было вообще выше моего пони­мания. Меня просто поразило, как можно так играть? Так проник­новенно и страстно. Я все время удивлялся:"Как он извлекает та­кие ноты?"

Этим саксофонистом был Ма­кео Паркер. Он стал для меня (и остался до сих пор) кумиром эмо­циональной, напористой, проник­новенной игры в стиле фанк. Годы спустя мне позвонил продюсер звукозаписи и пригласил запи­саться с Макео Паркером. Мечта стала явью. Я встретился со сво­им кумиром. Он полностью соот­ветствовал моему представле­нию о нем: темпераментный че­ловек с потрясающим чувством юмора, теплый в общении, и при этом великолепный профессио­нал. Я был потрясен тем, как этот фанк-музыкант играет джаз. Он мастерски владеет всеми музы­кальными стилями. Та пластинка под названием Root Revister дала новый взлет его карьере. Я сде­лал с Макео много записей, боль­шинство из которых не было реа­лизовано.

Компакт-диски, которые все же вышли в свет, следующие:
1. Root Revister (Verve)
2. Mo'Roots (Verve)
3. Life On Planet Groove (Verve)
4. Southern Exposure (Verve)

Я гастролировал с Макео пять лет. У него был прекрасный со­став:

1. Макео Паркер — альт-саксофон .
2. Пи Ви Эллис — тенор-саксофон.
3. Фред Уэсли — тромбон.
4. Родни Джоунс — гитара.
5. Дон Паллен — орган.
6. Билл Стюарт — ударные.
(Позднее Ларри Голдинic заме­нил Дона Паллена, а Мелвин Пар­кер — Билла Стюарта).

Я с большим удовольствием иг­рал с этими музыкантами, кото­рые звучали и играли музыку так, как я люблю. Это было счастьем.

Лонни Смит


Я впервые услышал Лонни Смита на одной из ранних пластинок Джорджа Бенсона. Когда я учился играть джаз, я открыл для себя Джорджа Бенсона, а в его составе основной движущей силой был органист Лонни Смит. Позднее я познакомился с ним через одного ударника по имени Джесс "Чиз" Хамин. Мы отыграли вместе мно­го концертов. Позднее я мог при­гласить его в состав или он при­глашал меня. Он — один из по­следователей исполнительской традиции Джимми Смита, Милта Бакнера, Груви Холмса, Джека Макдуфа и других.

Идрис Мухаммад


Идрис Мухаммад — единствен­ный музыкант, с которым я никог­да не встречался. Конечно, я слы­шал его работу с Грантом Грином, как и со многими другими. Я даже слышал его собственную плас­тинку студии Kudu, записанную в семидесятых. Все, с кем я обсуж­дал этот проект, были согласны, что Идрис прекрасно подойдет. Было бы здорово поиграть сними познакомиться лично.

После встречи в Blue Note на­чалась настоящая работа.

Телефонные звонки, Догово­ренности и Бизнес.


Я сидел за столом и готовился звонить. Мне надо было связать­ся с музыкантами и выяснить, смогут ли они принять участие в моем проекте. Бопьшинство джа­зовых музыкантов много гастро­лируют, поэтому чаще всего их трудно застать дома. Но я решил попытаться.

Первому я позвонил Лонни Смиту. И, конечно, разговаривал с автоответчиком. Мне всегда нра­вились его остроумные записи на автоответчике. Лонни вообще один из самых приятных и отзыв­чивых людей, которых я знаю. Он играет на своем органе Hammond 83 как никто другой, пользуясь при этом самыми последними техническими новинками: миди-клавиатурами, модуляторами и так далее. "Эй, Лонни, — сказал я на автоответчик. — Это Родни. Слушай, я делаю еще один диск для Blue Note в январе и надеюсь на тебя. Позвони мне как можно быстрее. Родни".

Я повторил эту процедуру для всех остальных музыкантов, кро­ме Макео Паркера. Я послал его менеджеру Наташе Мэддисон по электронной почте сообщение о проекте и приглашение в него. Я надеялся, что он сможет принять в нем участие! Его участие быпо бы особым подарком для осталь­ных. Услышать их вместе с Лонни Смитом — захватывающая идея. Я чувствовал себя как ребенок в кондитерском магазине. Эти два парня вместе... святые небеса!

Позднее в этот же день я свя­зался с Брайаном Бахусом. Он возглавляет на студии отдел A&R (Артисты и Репертуар). В его обя­занности входит набирать музы­кантов для новых проектов и от­бирать подходящий репертуар. Впервые я встретился с ним на за­писи первой пластинки Roots Revisited Макео Паркера на сту­дии Island Records. Он часто при­ходил в студию и давал ценные советы. Мне нравился его подход, и я был рад теперь поработать с ним. Я позвонил ему и сообщил о своих первых шагах. Зная немно­го расписание гастрольного тура Макео, я сомневался в его учас­тии. "А как насчет Артура Блай­та?"- спросил я. Брайан, навер­ное, запрыгал там от радости. Он сказал, что это великолепная идея. Нам обоим нравилось, как играет Артур.

Впервые я встретился с Арту­ром Блайтом, когда мне было 18 лет. Нас познакомил общий друг, альт-саксофонист Гэри Гордон. Однажды Гэри сказал мне, что Артур играет со знаменитым джа­зовым барабанщиком Чико Ха­мильтоном. Чико сказал ему, что ищет нового гитариста. Так, через Гэри и Артура, я получил работу. Я играл с Чиком около года. В группу входили, помимо Артура Блайта на альт-саксофоне, Стив Тюрр на тромбоне и бас-тромбоне, Чико на ударных, Уилл Кон­нелл на альте и Абдуллах на кон­го. У меня была возможность слу­шать Артура каждый вечер. Он настоящий гений на саксофоне. Он может играть любую музыку с одинаковой легкостью, но всегда эмоционально и в собственной самобытной манере. В этом я убедился лично. Его владение ин­струментом и современное виде­ние импровизации в джазе впе­чатляют. Он всегда был открове­нен и рад поделиться своими иде­ями в работе: как он выстраивает мелодическую линию и другими находками. То, чему я научился у Артура во время становления джазовой карьеры, я помню до сих пор. Он такой же профессио­нал в современном авангардном джазе, как Макео Паркер в фанк- музыке.

Поэтому, получив одобрение Брайана, я тут же позвонил Арту­ру Блайту.

Всю следующую неделю мы со­званивались и договаривались. В конце концов, результат превзо­шел мои ожидания. Все музыкан­ты, кого я наметил первоначаль­но, согласились работать, и бо­лее того, у меня теперь были Ма­кео Паркер и Артур Блайз! Я был просто счастлив. Теперь мне предстояло начинать работу над музыкой для записи.

Об этом читайте в следующей части.

Родни ДЖОУНЗ (Rodney Jones)


Jazz- КВАДРАТ №2/2002




страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела другие статьи
Leonard Feather - Джаз 80-е годы Джазовому опросу критиков "Все звезды" - 25 Where have all the bluesmen gone Джаз и Кино
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com