nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Notodden Blues Festival 2003

стиль:

Notodden Blues Festival 2003
<o:lock v:ext="edit" aspectratio="t"> </o:lock> Недавно прошел очередной блюзовый фестиваль в нюрвежском ороде Нотоддене — "ДК" в одном из про­шлых номеров уже освещал со­бытия прошлогод­него феста. Честно говоря, мне казалось, что в этом году большой статьи у меня не по­лучится по разным причи­нам, но из попытки кратко написать о фестивале вышло 4 страницы текста! Некоторые люди говорят, что программа в Нотоддене в этом 2003 году была менее звездная, нежели в ударном предыдущем. Может быть, отчасти это и верно, но это не так важно, ибо основ­ное впечатление оставляет несколько дей­ствительно крутых концертов, которые ты по­сетил. Впрочем, вот отчет о том, что действи­тельно запомнилось — по порядку выступлений.

Dave Hole из Австралии — отличный слайд-гитарист, с ним на басу играл Bill Troiani, который даже приезжал в Москву в мае в составе бенда Морюдов. Хоул играл на полу- акустическом Гибсоне, а слайд, как обычно, держал сверху. На гитаре у него стоит специальная машина, кото­рая позволяет в каждой песне при необходимости менять строй парой рычажков. Он играл в 2-х или 3-х открытых строях, а также — в обычном, что разнообразило звучание. Дэйва нельзя причислить к многочисленным слайдовым рокерам-запилыцикам: он иг­рает не жестко и по-другому. У него немного слабоват голос, но это — не очень большая проблема. Во многом его кон­церт похож на прошлогод­нюю концертную пластинку Live One. Кроме концерта Хо­ул провел workshop, где рас­сказал о кое-каких своих жиз­ненных обстоятельствах. На­пример, он играет слайдом сверху потому, что через две недели после того, как начал пробовать играть слайдом, сломал мизинец. Пока палец был в гипсе, от нечего делать музыкант играл, как мог. А по­том переучиваться обратно уже не захотелось. Вообще, Дейв Хоул — очень приятный во всех отношениях и непа­фосный музыкант и человек.

Omar & the Howlers — те­хасский гитарист-блюзмен, играющий в трио. Я ожидал некоторой легкой зануднос­ти, но концерт в результате мне очень понравился. Омар — внушительного вида дядя, не "перепиливает", извлекает очень мощные и отточенные звуки из гитары, и голос у него очень сильный. Он постоянно развлекает публику, извлекая свои фирменные звуки из "страта": к примеру, дергает интенсивно открытые струны или колотит огромными лок­тями по корпусу гитары. Од­ним словом, от этих необыч­ных штук и от манеры игры возникает полное ощущение того, что музыкант виртуозно контролирует звучание гита­ры. Многие худосочные нер­возные техасские блюзмены или просто блюз-рокеры по­середине композиции зака­тывают глаза, уходят в себя и начинают мельтешить, что со­провождается перепилами, кашей и т.д. Тут же создается абсолютно противополож­ное впечатление. Мощный, большой спокойный гита­рист, который постоянно контролирует звучание: к примеру, играет забойнейшие небыстрые шаффлы и т.д., по­стоянно находится "в этом мире", в контакте с публикой, играя для нее, а не для себя, и не переставая эту публику раз­влекать. Такой подход мне нравится гораздо больше. И вообще, Омар, похоже, — один из самых качественных нынешних техасских блюз- менов такого формата. Заме­чательный концерт!

Mark Hummel и James Harman, два знаменитейших губных гармониста с западного побережья, выступали с группой Хаммела всю ночь в составе шоу гармонистов под названием Mark Hummel Blues Harp Meltdown. Позже с ними вышли черные гармонисты Snooky Pryor и Moj о Bufford, но мы были вынуждены к этому моменту убежать на другой концерт. Харман, вообще, — столп вест-коаст блюза. В ча­стности, в течение почти 10 лет он взращивал в своей груп­пе гитариста Кида Рамоса, а его альбомы типа Extra Napkins считаются классикой. Кроме достоинств гармонис­та и организатора классных групп, у Хармана потрясаю­щий блюзовый голос, кото­рый, пожалуй, и составляет ос­новное впечатление. Супер!

Марк Хаммел — чуть более молодой гармонист (в срав­нении с Харманом), его глав­ные достоинства, которые хо­чется отметить, — это владе­ние всеми стилями и позици­ями на гармонике — как на ди­атонике, так и на хроматичес­кой — благодаря чему песни звучат великолепно и по-раз- ному. Хаммел очень много ра­ботает и бережно относится к музыке, к тому, что играет. У него замечательно сочетают­ся знание и любовь к блюзо­вой классике, включая чикаг­ских мастеров, а также более поздние формы вест-коаст блюза. Хаммел много расска­зывал на своем воркшопе, и на его примере очень интересно было наблюдать, как гармо­нист, играющий многие вещи с совершенно современным вест-коаст звучанием, в ос­новном вдохновляется клас­сиками типа Little Walter, SBW II, Big Walter Horton и др. Для него это — совершенно гар­моничное развитие той музы - ки. Хаммел не раз говорил о том, насколько важно слу­шать музыку, чтобы хорошо играть, насколько важно ко­пать "вглубь", не ограничива­ясь только современными му­зыкантами. И то, что нужно слушать самых разных музы­кантов, включая джазовых, музыку на духовых инстру­ментах, а не только гармонис- тов; чтобы развиваться в му­зыкальном плане.

На сегодня Хаммел выпус­тил уже штук 10 альбомов с разным материалом. В его группе Blues Survivors, кроме того, играет замечательный и очень сильный гитарист Charles Wheal, который не позволял себе ни одной лиш­ней ноты. Его аккомпанемент и соло были очень вырази­тельными и одновременно лаконичными. Вот это — при­знаки настоящего мастерства!

Shemekia Copeland была одним из хедлайнеров этого фестиваля. Я видел ее два года назад в Нотодцене и уже имел представление о ее концертах, но на этот раз Шемекия высту­пила еще сильнее. Учитывая ее довольно молодой возраст, особенно отчетливо заметно, что она постоянно развивает­ся. Главное впечатление — это мощь и драйв всех ее песен. Крутейший голос, звук, и аран­жировки, которые она делает своим потрясающим на- парником-гитаристом Arthur Neilson, выступающим с Шемекией с ее детства. У труппы все получается чрезвычайно качественно. Два года назад у меня были схожие впечатле­ния, но не в такой сильной форме. Сейчас Шемекию ста­ло слушать интересней. По ча­сти мощи, качества аранжиро­вок и драйва я никак не могу избавиться от приходящей в голову аналогии с современ­ными пластинками Джона Майалла. Странное сравнение, но интуитивно мне кажется довольно точным.

Stax Soul Review — так на­зывалось шоу артистов, запи­сывавших соул на знамени­той студии STAX Records в Мемфисе. В его составе при­ехали Эдди Флойд, Литтл Милтон, Карла и Марвел То­мас (дети Руфуса Томаса) и Memphis Soulstars Orchestra. Они были главными хедлай- нерами фестиваля. Эту ко­манду привезли в Нотодден под лозунгом "Stax is back!", чтобы продемонстрировать цвет соул-блюза времен его максимального развития. Правда, во время беседы в библиотеке Марвел Томас сказал, что он до сих пор пло­хо понимает термины соул или "соул-блюз" — ибо это яр­лыки, которые вешали марке­тологи записывающих ком­паний, чтобы "впарить" слу­шателям новые пластинки. Их концерт проходил в самом большом зале Roadhouse, ко­торый представлял собой ги­гантскую разборную цирко­вую палатку.

Irma Thomas & The Professionals произвела на меня огромное впечатление одной песней "Time is on my side" на открытии фестиваля. После этого мы были в Нотод- денской церкви, где слышали госпел-версию концерта. Почти каждый год на фести­вале бывает один концерт ду­ховной музыки в местной лю­теранской церкви. Два года назад, например, там пел Тер­ри Эванс. Концерт Ирмы мне понравился, но я бы с боль­шим интересом послушал ее блюзовую программу. Време­ни, чтобы все посетить, увы, абсолютно и как обычно не хватало.

В субботу, в последний день больших концертов, мы пош­ли слушать норвежцев, побы­вавших в Москве — Amund Maarud Band и Vidar Busk, ко­торые выступали подряд в до­вольно большом "зале" Taperiet, куда помещается бо­лее 1500 человек. Удивитель­но, что на первый день фести­валя этот концерт был единст­венным полностью раскуп­ленным, несмотря на наличие большого числа американ­ских звезд, вокруг которых де­лалась основная реклама. На следующий день раскупили второй фестивальный кон­церт — Amund Maarud / Dave Hole, что наталкивает на мысль о том, что самым по­пулярным исполнителем на фестивале в этом году был Амунд Морюд, и даже — не Бюск. Концерт Морюда был убойным — возможно, что даже более мощным, чем лучшие концерты в Москве. Два месяца для Мо­рюда не прошли даром. Песни были практической те же, что в Москве, но на этот раз я был совершенно оше­ломлен количеством и ка­чеством эмоционального блюза. Музыкант завелся еще и оттого, что в зале бы­ло очень много благодарно ревущей публики. В итоге получилось очень сильно. Браво! Это, как мне кажется, — та самая живая форма блюза, о которой все время говорят. Поэтому можете быть уверены — с блюзом все в порядке, он вполне жив j в наше время. Сам Морюд з последний год стал национальной блюзовой звездой, И очень хорошо, что мы успели послушать его у нас, пока агенты не стали заламывать за неп заоблачную цену. Бюск, который выступал после Морюда, давно являет ся норвежским националь ным героем. Какие-то люди и толпы во время убийственного выступления Морюдов говорили в виде Смешной формулы, что "Морюд — хоро ший, но Бюск — лучше". Тем не менее, на этот раз Бюск выступил по каким-то причинам послабее обычного, хотя доставил всем очень много удовольствия. Два месяца назад он снова начал играть в трио вернув часть своего старой репертуара. При этом на концерте перед полуторатысячным бушующим залом Бюска потянуло в забойную гитарную игру, которая болыше удовлетворяла потребности желающих потанцевать, нежели задевала какие-то чувствительные струны в утонченной душе гитариста-меломана, что, вообще-то, Бюск умеет делать замечательно. Бюск в начале концерта подошеп ко своему огромному ламповому усилителю и повернуп ручку в положение погромче, что и определило звучание на весь оставшийся концерт. Я не в первый раз наблюдал, как в голове Бюска на концерте спонтанно борются и сменя­ются настроения рок-н- ролльного угара и утончен­ной замысловатой импрови­зации. Никогда не знаешь, че­го от него ожидать — во мно­гом это зависит от публики.

Завершился фестиваль ме­роприятием под названием Notodden-Clarksdale Biues Exchange. Следует отметить, что Notodden — город-побра­тим Кларксдейла — столицы дельты Миссиссиппи. По это­му случаю на фестивале со­брали сборную из трех нотод- денских групп, а также при­везли большую команду чер­ных музыкантов из дельты и вокруг — Big Jack Johnson, Pinetop Perkins, Sam Carr, Mojo Bufford, Willie "Big Eyes" Smith, а также старого знакомого по фестивалю — Super Chickan. В Нотоддене наиболее прилич­ная группа — Notodden Blues Band с хорошей певицей Torhild Sivertsen, они только что выпустили пластинку, ко­торая лежит на видном месте во всех норвежских музы­кальных магазинах. К сожале­нию, на джеме эта группа, сме­шанная с другими местными музыкантами, выглядела не лучшим образом. Последую­щий джем из "своих" был су­щим кошмаром. Все это меня натолкнуло на глубокую фи­лософскую мысль и заставило ее основательно прочувство­вать. Мысль о какой-то гло­бальности, всеобщности и взаимосвязанности в мире блюзовой музыки. На самом деле есть не так уж много по- настоящему хороших музы­кантов, как у нас, так и у них, и везде этих хороших музыкан­тов окружает множество не­хороших. Этот джем отозвал­ся для меня болью в сердце и мыслью о Родине.

Миссиссиппссккая часть сборной выступила на уровне, хотя тоже не без промахов. Су- пер-Чикан включил какую-то новокупленную страшную дисторшн-примочку. которая "срезала" все частоты, а также превратила его гитарные соло в нечленораздельное жужжа­ние. Ему это, вероятно, это по­нравилось, ибо звучало все равно круто. Mojo Bufford пол­песни самозабвенно играл на гармошке неправильной то­нальности, пока гитарист не доказал ему, что он не прав, в результате некоторых препи­рательств на сцене. Фронтмен Big Jack Johnson сыграл и спел отлично, и весь бэнд звучал очень зажигательно. Под ко­нец, правда, праздник омра­чил церемониальный джем на 40 человек, во время которого звукорежиссер сидел, закрыв голову руками, а трое музы­кантов в течение всех двух пе­сен оставались на сцене и жес­тами упрашивали их куда-ни­будь подключить.

Из остальных именитых участников фестиваля нам не удалось послушать пианистку Marcia Ball, старого знакомого "москвича" Chris Thomas King, который ходил в рэпперской шапочке и однажды утром в блюзовой библиотеке порас­суждал вместе с Амундом Морюдом и Литтл Милтоном о будущем блюза. Также, соглас­но весьма заслуживающим до­верие источникам, потрясаю­щий концерт сыграл молодой гитарист Sean Costello.

Отдельное и очень боль­шое получасовое удовольст­вие мы получили днем, когда случайно попали на конкурс­ное выступление Eirik Bergene Band. Я шел один по улице, ус­лышал кое-что со стороны главной сцены на централь­ной площади, и побежал про­верять, что же за гитарист там так замечательно играет. Ока­залось, что был хорошо изве­стный нам Hakon Ноуе — вто- рой-гитарист из группы Мо- рюдов. Eirik Bergene — 19-лет­ний очень талантливый гар­монист, который играет на гармонике всего 2.5 года, но добился уже весьма впечатля­ющих результатов, причем, как на хроматике, так и на ди­атонической гармошке. Ха- кон в этой группе смог раз­вернуться и показать, все, что он умеет делать. А гитарист он — отменный! Одним словом, от этой группы у меня оста­лись отличные впечатления.

В Осло мы провели два с по­ловиной дня, где были завсег­датаями главного блюзового места — клуба Мадди Уотерз. Этот клуб в некотором смыс­ле почти является воплоще­нием мечты об идеальном блюзовом клубе. Он — до­вольно большой, устроен как очень длинное вытянутое по­мещение, в конце которого находится сцена, а по бокам прохода — маленькие столи­ки со скамейками и барная стойка. Все устроено так, что из любой точки видно сцену. На потолке вдоль всего клуба развешаны дополнительные порталы, так что слышно оди­наково хорошо отовсюду. В клубе нет кухни, и продают только пиво с орещками, вод­ку и блюзовые сувениры. Кон­церты (притом, довольно ка­чественные) в клубе каждый день, и, к тому же, очень редко повторяются. Несколько жи­вущих в Осло знакомых гово­рили, что они почти каждый день, гуляя по городу, заходят в Muddy Waters тусоваться, это для них очень естественно. Вероятно, поэтому в клубе всегда много людей. Каждое воскресенье в клубе бывает джем, который удивляет каче­ством своих рядовых участ­ников. Мы' попали на джем, который вел американский певец R.C.Finnigan, который давно связан с Норвегией, и написал несколько текстоЕ для песен Бюска и Морюда. Е качестве ритм-секции с ним играла хорошо знакомая нам пара — Хенрик "Не Слабак' Морюд й Билл Трояни.

В первый день в клубе мь: послушали гитариста и авто­ра песен Mason Ruffner из Те­хаса в сопровождении той же самой ритм-секции из ансам­бля Морюда, а также отлично­го норвежского молодого ги­тариста и норвежской же ду­ховой секции. Сам Раффнер играл разнообразно и умелс как блюз, так и фанк и прочие вещи, но немного сумбурно у беспорядочно. Норвежская группа была на высоте и пока­зала настоящий класс. В ре­зультате, несмотря на неудачг Раффнера, концерт получился очень веселый.

Примерно так прошел фестиваль 2003 года, на котором мы каждый вечер слушали очень хорошую музыку. Разумеется, еще рано думать о следующем годе, но морально мы с друзьями уже готовимся ехать в Норвегию опять! Xoтя забронировать места в нотодденском отеле на август 2004 года нам не удалось — все уже занятно более расторопным! меломанами.

Федор РОМАНЕНКО
17.08.2003

-



JAZZ-КВАДРАТ №4 2003


авторы
Федор РОМАНЕНКО
страна
Норвегия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела фестивали 2002 - 2004 года
3-й международный джазовый фестиваль "Анапа - 2003" Birstonas в 13-й раз Blues International Festival Efes Pilsener Blues Festival
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com