nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Wes Montgomery - часть 2

стиль:

Wes Montgomery - часть 2
C 1961 по 1962 год Монтгомери жил в Сан-Франциско — отчасти для того, чтобы сократить постоянные поездки домой, в Индианаполис. "Когда он жил в Сан-Франциско, я осталась в Индианаполисе с детьми, — вспоминала Сирена, — я всегда могла связаться с ним. Он никогда не уходил из дома, не сказав, куда идет".

Он много играл в маленьких клубах и барах. Ударник Пол Хампфри (Paul Hum- ihrey) играл с Весом и его братьями в то время: "В I960 я играл с Весом и Мелвином Райном, когда они были в Детройте. Весу понравилось, как я играю, и он предложил мне присоединиться к составу с его братьями для поездки в Калифорнию. Они хотели поиграть в местных Детройтских клубах, чтобы я ознакомился с аранжировками, прежде чем мы двинемся в до­рогу. Первый клуб, где мы иг­рали, был в Оклэнде. Я зара­ботал 50 баксов. А потом мы двинулись по побережью в Ванкувер, где за­писали концертный альбом "The Montgomery Brothers In Canada". После мы поехали на восток и завершили свой путь в Half Note в Нью-Йорке. На первое выступление, в мае 1961, пришли Майлс Дэвис (Miles Davis), Гил Эванс (Gil Evans), Леке Хамфрис (Lex Humphrie), Чарльз Мингус (Charles Mingus), и Кэннонболл Эддерли с Нэтом. Вес иг­рал через усилитель Fender и у него была новая примочка, только что разработанная — система, позволяющая играть через усилитель без шнура. Один раз он, играя, даже вы­шел из клуба и смотрел на всех через окно. После нескольких сетов у нас бьи джем, и Мингус сменил Монка Монтгомери на басу.

Позднее мы играли в Crawford’s Grill в Питсбурге. Молодой гитарист, который работал в заведении через до­рогу, не мог попасть в наш клуб, потому что был еще не­совершеннолетним. Я провел его через заднюю дверь, на­шел ему место в клубе и запре­тил ему заказывать себе что- либо. Этот парнишка вырос и стал Джорджем Бенсоном (George Benson), тогда ему было только 17. Когда мы ехали в машине, Вес часто играл на гитаре, си­дя на заднем сидении. Мы шу­тили и смеялись, разъезжая по стране на машине. Вес был обычным парнем. Некоторые люди зазнаются и ведут себя как звезды, но он был не таким. Я многому научился у него. Я встретил больших звезд, зара­ботал себе немного репута­ции и возможность расти дальше".

В 1961 Вес на короткое вре­мя присоединился к группе саксофониста Джона Колтрейна. Состав группы: МакКой Тайнер (McCoy Tyner) — фор­тепиано, Эрик Долфи (Eric Dolphy) — саксофон, Элвин Джонс (Elvin Jones) — ударные. К сожалению, не известно ни одной записи этой группы с Весом Монтгомери. Они вы­ступили на Monterrey Jazz Festival, и в обзоре журнала Даунбит Вес Монтгомери был на­зван критиками лучшим соли­стом в группе. После они мно­го играли в Сан-Франциско, в клубе Jazz Workshop. "Это была очень сильная команда, — вспоминал Кипньюс. — Музы­канты очень любили владель­ца клуба, который позволял им играть столько, сколько они захотят. Сеты были очень дол­гие, соло — длинные, но музы­канты играли доя собственно­го удовольствия, бесплатно. Люди стояли на улице и слуша­ли. На одной из репетиций Вес предложил сократить длину композиций и продолжитель­ность соло. Он сказал: "Джон может играть столько, сколько он хочет, но я хочу сократить свои соло, и я уверен, что Эрик хочет сделать то же самое". По­зднее Вес рассказывал мне, что когда он посмотрел на Эрика Долфи, то впервые понял зна­чение выражения "взгляд, ко­торым можно убить".

Пианист Колтрейна Мак­кой Тайнер вспоминал тот пе­риод: "Когда Вес жил в Сан-Франциско, Джон Колтрейн посто­янно приглашал его играть с нами. Мы играли вместе в Jazz Workshop и на Monterrey Jazz Festival. Джон попросил меня пока­зать Весу гармонии тех вещей, которые мы играли тогда. Я называл ему аккорды, но Вес хотел, чтобы я проиграл их ему — чтобы лослушать, как они звучат. Его гармоническая концепция и октавы очень хо­рошо сочетались с моей иг­рой, а слух его был просто фе­номенальным. Он был при­рожденным музыкантом. То, как он играл пальцем и октава­ми, было потрясающе. У него был очень теплый звук... Я любил то, как он строил свои соло. Его игра была ли­ричной, живой, и звучала очень жизнерадостно. Он мог придумать прекрасную мело­дию на любой аккорд. Он был прекрасным парнем.

Джон попросил Веса отпра­виться с нами в гастроли, по­тому что его игра привносила в нашу группу мелодический элемент, но я не думаю, что Вес хотел играть музыку в на­шей концепции. Я чувствовал, что ему немного не нравились некоторые вещи, которые мы делали в плане музыки. Мно­жество вещей происходило, пока он играл — и возможно, он чувствовал, что не может принимать в этом участие. Хо­тел ли он двигаться с нами на следующий уровень концеп­ции, вопрос спорный. Эрик Долфи был с нами в то же са­мое время, что и Вес. Я знал, что у каждого свой стиль, и я менял свой подход, аккомпа­нируя каждому из них...

У Веса было странное чувст­во юмора. Иногда он мог ска­зать что-то очень смешное, но при этом смотреть на тебя со­вершенно спокойно. После того, как ты рассмеялся его шутке, он мог смеяться над то­бой. Однажды мы столкнулись в Беффало, Нью-Йорк Он был со своей группой, а я был с Колтрейном. Вес пожаловался на плохое самочувствие, и я по­советовал ему заглянуть в ма­газинчик, где торговали здо­ровой едой. После того как он откусил один кусочек, он ска­зал: Боже, что это? После этого, год спустя, на вечеринке в Оакленде, он поддразнил меня: этот парень сказал, что он зна­ет хорошую еду, а потом при­тащил и заставил меня есть ка- кое-то дерево!"

Колтрейн хотел, чтобы Монтгомери работал в его группе на постоянной осно­ве, но Вес отказался. Сам он так высказывался о авангард­ном джазе: "Я отказываюсь принимать участие в том, где моя роль не совсем определена. Когда мне говорят — мы будем играть, и ты тоже вступай, то мне долж­ны сказать, с чем вступать! Ес­ли кто-то любит абстрактные вещи и не умеет объяснить, что он хочет, то я не знаю, что мне делать..."

В том же году он вновь вос­соединился с братьями, и они записали пластинки "Grooveyard", "The Montgomery Bro­thers" и "The Montgomery Brothers In Canada". Также бра­тья участвовали в записи попу­лярнейшего поп-джаз пианис­та того времени — Джорджа Ширинга ("Love Walked In") Как вспоминал Кипньюс: "Все очень старались играть макси­мально "коммерчески" — из­бегали длинных соло и слож­ных фраз. Но все были слиш­ком талантливы, чтобы полу­чилась плохая пластинка. Ког­да запись окончилась, я вер­нулся в отель и позвонил свое­му партнеру по бизнесу, чтобы сообщить ему, что я только что спродюсировал свою самую коммерческую сессию записи. Как только я положил трубку, мне позвонил Ширинг и стал благодарить меня за возмож­ность сыграть максимально джазово, больше, чем за все по­следние годы..."

В конце 1961 года Вес и его близкий друг, вибрафонист Милт Джексон (Milt Jackson) записали динамичную плас­тинку — Bag Meets Wes. Парт­нерами Веса стали одни из лучших сессионных музыкан­тов джазовой сцены тех лет: Уинтон Келли — фортепиано, СэмДжонс — бас, "Филли" Джо Джонс — ударные.

Большинство музыкантов, которые слышали Веса, ут­верждали, что лучше всего он играет на концертах, а сту­дийные записи не дают тако­го же впечатления. И, спустя два с половиной года с начала карьеры Веса на Riverside, Кипньюс решил записать "живой" концерт музыканта. Альбом записанный в неболь­шой кофейне Tsubo, недалеко от Сан-Франциско момен­тально стал классикой.

В записи принимал участие давний поклонник Веса — те­нор-саксофонист Джонни Гриффин, а еще ритм-секция квинтета Майлса Дэвиса — Уинтон Келли — фортепиано, Пол Чэмберс — бас и Джимми Кобб — ударные. Репетиций практически не было — Майлс был против того, что­бы его ритм-секция принима­ла участие в записи.

Оррин Кипньюс вспоминал: "Все звучало так, как будто они играли вместе годы. Вес играл с такой свободой и легкостью, которых мы еще никогда не слышали в студии. И он не кри­тиковал свою игру после каж­дой композиции! Позднее он провел почти год с трио Уин­тона... Конечно, были пробле­мы. Майлс был против и отсту­пил только тогда, когда Уин­тон спросил: "Если я не буду иг­рать, ты мне заплатишь, столь­ко же, сколько мне предложил Оррин?" В конце первого сета Чэмберс был слишком пьян, чтобы играть (постарайтесь не прислушиваться к линии баса в I've Grown Accustomed То Her Face)..." Вес был в расцвете своего таланта. Его соло заворажива­ли своей свободой и энерги­ей. На пластинке были также несколько его новых компо­зиций, ставших джазовой классикой — Full House, S.O.S, Cariba.

Вес был признан лучшим гитаристом в I960, '61, '62, и '63 годах. И после длительной работы на побережье Монтго­мери вернулся в Нью-Йорк. Для того, чтобы музыкант имел право работать, он дол­жен был получить так называ­емую "cabaret card". Неожи­данно у Веса появились про­блемы. "Его обвинили, что он солгал, заполняя анкету, — вспоминал Кипньюс, — Вес написал, что никогда не нахо­дился под арестом, но оказа­лось, что в полиции Индиана­полиса был протокол на него. Там было помечено V.A.D., но что это означает, в Манхэт­тенской полиции никто не знал. В Индианаполисе Вес постоянно работал в ночных клубах, таких как Missile Room. Однажды полиция провела рейд и всех музыкантов отвез­ли в участок и зарегистриро­вали". Помог Весу один из по­лицейских, который подру­жился с Весом — у них обоих были большие семьи. Он вы­яснил, что V.A.D — сокраще­ние от "visiting a dive." — посе­титель злачных мест. Обвине­ние было несущественным, и Вес получил право работать в городе. Критик Джо Голдберг вспоминал, какое впечатле­ние оказывал Вес на Нью- Йоркских гитаристов.

"В один из весенних дней 1963. года я отправился в Five Spot, чтобы послушать трио Джима Холла. С ним должны были играть Рон Картер и Томми Флэнеган. Когда я за­шел, трио уже играло, но Джим сидел за столиком и внимательно слушал, как Вес Монтгомери играет на его ги­таре вместе с его трио! "Он справляется?" — спросил я Джима. "Более чем!" — отве­тил он и вновь обратился в слух. Этот вечер навсегда со­хранился в моей памяти".

В 1963 Вес записал пластин­ку, которая определила на­правление его музыки на по­следующие годы. Она называ­лась "Fusion! Wes Montgomery With Strings". Гитара Веса была окружена струнной группой. Великолепная аранжировка Джимми Джонса 0immy Jones) и игра Веса преимуще­ственно октавами способст­вовала успеху пластинки.

Кенни Баррел был второй гитарой в оркестре:"Я играл в основном ритм. Вес и я сымпровизировали вступление к "God Bless The Child". Джимми Джонс считал, что это придаст нужную ат­мосферу, перед тем как всту­пит струнная группа... Всем музыкантам понравился Вес. Это был один из самых прият­ных сеансов записи в моей жизни. Струнная группа осо­бенно полюбила игру Веса — если им нравится музыка, то они начинают постукивать смычками по пюпитрам. Вес был счастлив".

"При первой же встрече по поводу записиi Вес сказал Джимми Джонсу: "Сделай так, чтобы я звучал как Синатра" - вспоминал Кипньюс. Однако сразу же после это­го диска Вес вернулся к формату, с которого он начинал - органное трио. Ему нравилась та свобода, которую оно дава­ло. Он вновь объединился с органистом Мелвином Райном, с которым он делал свой первые записи на Riverside и ударником Джимми Коббом (Jimmy Cobb). Следующие три альбома он записал с ними — Boss Guitar, Portrait Of Wes и Guitar On The Go.

К сожалению, лейбл терпел убытки, и к середине 1964 го­да после внезапной кончины компаньона Кипныбса, Вилла Грауэра, разорился. "Я помню, что в то время Вес был особенно недоволен со­бой. Он делал множество ва­риантов каждой вещи и при­дирался ко всем мелочам. В студии скопилось много отбракованных треков и когда я утратил контроль над лейблом. люди из банка, которым теперь принадлежала компа­ния. выпустили два ужасных альбома Portrait Of Wes и Guitar On The Go. Там были треки. которые я и Вес отбраковали, на­звания некоторых компози­ций были перепутаны, во мно­гих вещах были указаны не­верные авторы", — писал в на­чале 90-х Оррин Кипньюс.

Так закончился для Веса пе­риод сотрудничества с Riverside. За исключением альбома "Fusion!/Wes Montgo­mery With Strings", записи на Riverside были сконцентрированны на том, чтобы пред­ставить Веса как импровиза­тора и стилиста, в формате малых групп. Всегда будучи перфекционистом, Вес довел до совершенства свой звук и поднял игру октавами до уровня высокого искусства. Записи на Riverside представ­ляют Монтгомери на пике своего таланта. Однако де­нежный доход Веса не был ра­вен признанию его таланта. "Он чертовски мало зараба­тывал", — вспоминал Кипньюс.
"Теперь, когда Монтгомери достиг коммерческого успе­ха, я сомневаюсь что он запи­шет когда-либо хороший аль­бом. Может, он будет записы­вать серьезную музыку под псевдонимом," —• критик Хар­ви Пекар (Harvey Pekar). После банкротства River­side Монтгомери подписал контракт с Verve, попав к про­дюсеру Криду Тейлору (Creed Taylor): "Я решил, что если люди хо­тят услышать Веса Монтгоме­ри, то я буду записывать его в доступном для них виде. Мне не очень-то нравилось запи­сывать его со струнными группами, но если в таком ви­де его записи были более до­ступны для людей, то это был правильный путь... Когда я начал записывать Веса для Verve, у него уже был сложившийся образ — он ра­ботал в основном с малым со­ставом. Но Вес хотел попро­бовать себя в новом направле­нии. Я дал ему запись Little Anthony And The Imperials, ко­торая называлась "Goin Out Of My Head", чтобы посмотреть, сможем ли мы сделать версию, которая привлечет более ши­рокую аудиторию. После того как Вес послушал запись, он сказал: "Ты, наверное, спятил!" Но я сказал ему, что уже дого­ворился с аранжировщиком Оливером Нельсоном, чтобы он сделал хорошую аранжи­ровку этой вещи, так чтобы Весу было интересно играть ее. Я попросил его по крайней мере мелодию сыграть только октавами — то, 4то он доволь­но редко делал на Riverside. Эта запись (Goin Out Of My Head) закрепила наши отно­шения, потому что он стал по­лучать более выгодные пред­ложения и зарабатывать боль­ше денег. В то же время крити­ки стали говорить, что я сукин сын — потому что "одел" игру Веса в эти струнные группы. На нас посыпалось много вся­кой ерунды, но мы не обраща­ли внимания.

Вначале Вес хотел записы­ваться с братьями. Но я сказал ему, что хотя они и превос­ходные музыканты, но он го­раздо выше их по уровню, так что он должен записываться с такими музыкантами как Гра- ди Тэйт (Grady Tate), Рон Кар­тер (Ron Carter), и Херби Хэн­кок (Herbie Hancock). Также я объяснил ему, если его записи будут хорошо продаваться, то он сможет больше платить братьям и во время гастролей все будут еще довольней. Он продолжал гастролировать с ними, и все было прекрасно. На концертах он был звездой. Вес был очень уступчив, и на­сколько я знаю, его братья все прекрасно восприняли.

Перед самой смертью Вес зарабатывал по $10,000 за концерт. Это позволяло ему неделями играть в клубах, как он и любил. Он был очень сча­стлив своему успеху. До сих пор продолжаются споры о творчестве и коммерции в му­зыке. Наши проекты с Весом были коммерческими, но и Вес и я знали, что в них была и творческая сторона.

Когда мы записывали аль­бом Road Song, как оказалось, последний альбом Веса, он по­жаловался мне, что все время сильно устает. Название аль­бома было слегка ироничным — это действительно была его "дорожная песня" — он всегда был в дороге. Как личность, это был са­мый прекрасный парень, ко­торого я когда-либо встречал. Он был всегда пунктуален, ни­когда ни с кем не спорил. Все любили его".

Так начался "коммерчес­кий" период в творчестве Веса Монтгомери. Особое значе­ние придавалось оркестро­вым аранжировкам и доступ­ности материала. Первым диском был Movin' Wes, затем, в 1964 году последовал Bumpin'. Несмотря на посы­павшуюся критику, у него к то- му времени была жена и семе­ро детей, которых он должен был кормить. Сотрудничая с Verve, Вес двигался дорогой расширения своей аудитории и соответственно больших прибылей. Также, как и на аль­боме "Fusion", он записывался с большими оркестрами и группой струнных. В конце своей карьеры он часто играл октавами только тему, а ор­кестр заполнял все остальное. Тем не менее, Вес наконец по­лучил возможность жить бо­лее комфортно. Он достиг большой популярности не только у любителей джаза, и несмотря на двойственные эмоции, наконец смог на­слаждаться финансовой ста­бильностью, которую давно заслуживал. Он всегда ставил семью на первое место перед музыкой, и это было неизмен­ным правилом всю его жизнь.

Легендарный гитарист Лес Пол (Les Paul) вспоминал то время: "Я впервые услышал Веса Монтгомери в клубе Count Basie's, в Гарлеме. Я был сра­жен его техникой, и тем, как он играл пальцем. Опреде­ленно, он слушал меня, Джан­го Рейнхарда, Чарли Крисче­на и других. Пэт Мартино иг­рал напротив в клубе Smalls' Paradise, а Джордж Бенсон иг­рал в соседнем квартале. Од­ним вечером мы вчетвером встретились на улице. Я за­смеялся и сказал: "Здесь со­бралось столько таланта, что мы сможем победить кого угодно в мире."

Однажды мы сидели с Ве­сом и Джорджом Бенсоном. Вес пожаловался, что не мо­жет достаточно зарабатывать. Я сказал что ключевой мо­мент — играть коммерческую музыку. "Мне не нравиться да­же думать об этом", — сказал Бенсон.Яже указал ему, что ты должен играть то, что люди хотят услышать, а не то, чему ты их хочешь научить. Вес си­дел и слушал. В конце концов кто-то предложил добавить струнных к его октавам, и вскоре он начал это делать. Я знал, что так и будет. Когда я увидел Бенсона, он все еще го­ворил: "Никогда". В конце концов, он стал делать то, что должен был — и начал петь... У Веса был широкое виде­ние и понимание музыки, и он был способен делать раз­ные вещи. Это был великий музыкант".

В 1965 произошло воссое­динение Веса с Уинтоном Келли, Полом Чамберсом и Джимми Коббом (Smokin' At The Half Note). Казалось, воз­родился свободный дух .Riverside. Запись концерта в клубе Half Note, казалось, вер­нула лучшие времена Монтго­мери. Однако следующая пла­стинка, записанная в том же году, Goin' Out Of My Head, опять представляла Веса в формате оркестра со струн­ной группой. Она завоевала "Грэмми" в разделе "Лучшая джазовая инструментальная запись".

В течении многих лет бо­язнь полетов ограничивала туры Веса и сказывалась на его здоровье. Кенни Баррел вспоминал: "В 60-е мы оба бы­ли очень заняты, но я летал, а он много ездил. Это изматы­вало и измучивало его. Он иг­рал ночь в Чикаго, а через па­ру дней — в Лос-Анжелесе. Как друг я беспокоился за него. Я часто удивлялся, почему он не сделает свое расписание ме­нее плотным, и я думаю, что он не хотел требовать этого. Он был человеком, который не хочет создавать никаких проблем. Я не помню чтобы он когда-либо сердился".

Турне Монтгомери в Европу в 1965, было одним из немно­гих моментов, когда он согла­сился лететь на самолете. "Ес­ли бы он мог, он бы поехал на машине," — вспоминал Кип- ньюс. В Англии Вес выступил в телевизионной программе на канале ВВС — Jazz 625, за­пись которой являеться бес­ценным документом, демон­стрирующим его уникальную игру. Он играл в квартете — фортепиано, бас и ударные. Частые крупные планы дви­жений его рук во время игры разрешили давние многочис­ленные споры по поводу его техники.

В 1966 Вес продолжил запи­сываться в формате больших оркестров. Записи Tequila и California Dreaming были очень тепло встречены пуб­ликой. Год спустя он и Крид Тейлор подписали контракт с А&М, выпустив A Day In The Life — еще один бестселлер — и Down Here On The Ground. Альбом Road Song был запи­сан в
1968. Несмотря на то что все "коммерческие" альбомы Веса были качественными, с интересными мелодиями и красивыми аранжировками, импровизации в них были сведены к минимуму. Тем не менее, многие современные музыканты отмечают, что за­писи Монтгомери на Verve и А&М были первым их знаком­ством с джазовой гитарой.

Монтгомери был очень расстроен тем, как джазовая пресса реагировала на его за­писи. "Я видел, что происходит с людьми вроде Тэйтума или Колтрейна. Колтрейн умер прежде, чем успел завершить то, что начал. Тейтум умер тог­да, когда должен был быть признан величайшим пиани­стом в мире. И не играет зна­чения, какими мастерами они были — главное здесь то, как была представлена их музыка. Те, кто критикует меня за то, что я играю джаз слишком просто, не понимают того, что я делаю. Когда мои записи поднимаются в чартах Billboard, критики не могут решить — называть меня джа­зовым или поп-музыкантом. Но это просто одно из на­правлений в моей музыке. В том, что я делаю, есть джазо­вая концепция, но я играю по­пулярную музыку, и к этому надо относиться соответсву- юще...". Помимо этого, Вес был расстроен и некоторыми аспектами своей растущей популярности. Гитарист Бар­ни Кессел вспоминал его сло­ва: "Видишь людей, собрав­шихся здесь? Они пришли по­слушать не меня, они пришли послушать, как я играю свои хиты, потому что если я иг­раю свои вещи или "Giant Steps" Колтрейна, они скуча­ют и начинают разговари­вать".

15 июня 1968, Вес умер у се­бя дома от сердечного при­ступа, на руках у жены. Изма­тывающий режим жизни в ранние годы подорвал его здоровье. Он знал, что болен, но ничего уже не мог сделать...

"Вес был удивительным че­ловеком. Он не пил, был очень разборчив в еде. У него было семь детей. Он был идеаль­ным отцом. Он говорил нето­ропливо, думая о том, что он собирался сказать, никогда не произнося случайных слов. И у него было прекрасное чув­ство юмора". Саксофонист Джонни Гриффин (Johnny Griffin)

"Отец с матерью взяли меня послушать Веса с его братья­ми. Они играли в клубе Pep's, в Филадельфии. Мне было 16 или 17. В это же время вышла пластинка Groove Yard [Riverside], Вес играл фантастически. В конце сета отец предложил Весу выпить, и он согласился. Я не поверил сво­им глазам, когда он заказал се­бе только апельсиновый сок Я поговорил с ним немного... Потом мы столкнулись, когда я должен был играть в клубе, где он только что закончил. Он поразил меня тем, что помогал органисту выносить Hammond ВЗ со второго эта­жа... Иногда я просил его объ­яснить мне, что он только что сыграл, но он говорил мне "Я ничего не знаю о тех названи­ях о которых ты спрашиваешь. Я не могу тебе дать ответа. Я иг­раю не так, я играю то, что слы­шу". Мы никогда не играли вместе — я был слишком мо­лод и очень боялся... Вес был лучшим человеком из всех, ко­го я знал....". Гитарист Пэт Мартино.(Pat Martino)

"Прямо перед тем как Вес умер, в 1968, я встретил его на Kansas City Jazz Festival. Я по­просил у I iero автограф — он у меня до сих пор на стене — и рассказал ему, что учусь иг­рать. Он сказал: "Ты должен знать все ноты на иструменте." Это был самый лучший со­вет, потому, что тогда я не иг­рал дальше 5 лада". Гитарист Пэт Метени (Pat Metheny)

"Гитара — тяжелый инстру­мент. Когда начинающий ги­тарист слышит парня, кото­рый уже играет, то он думает, что тоже та к сможе т. Но он не знает, как долго этот парень играл! И он разочарован — потому что не может сыгра ть даже двух нот. Тогда он думает: я поборю себя и буду зани­маться. Но проходит шесть месяцев, и он все еще не мо­жет построить фразу. И тогда он думает, что он, наверное, очень тупой. Но если вы по- смотрите на гитариста, кото­рый уже немного играет, то вы увидите, что после какого- то момента его не иптересует, насколько у него все получа­ется — он будет заниматься, пока не научится. После како­го-то времени новичок слы­шит небольшую разницу в своей игре, и это придает ему немного вдохновения, чтобы двигаться дальше. И первая вещь, которую он понимает — это 'го, что он уже никогда не бросит играть. Самая большая проблема — это начать".
Джон Лесли "Вес" Монтгомери

Асимов МАТИН



Jazz- Квадрат, №4,2003


музыкальный стиль
боп, мэйнстрим, хард-боп
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела гитаристы
Eddie Lang - гитарная революция Garrison Fewell - по ту сторону струн Nguen Le - Вьетнамские рассказы Jim Hall - Колокола судьбы Джима Холла
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com