nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Птицы в полете - часть 2

стиль:

Птицы в полете - часть 2 Да-а, вышли мы вовремя, и стоявшая у кафе "Волга" пианиста Виктора Лившица тоже казалась очень кстати. До :их пор не могу себе предста­вить, как уместились в авто­мобиле: полная "Gretsch", сам Виктор, пианист Вадим Са­кун, Валера Буланов, его друг Толя, Витя Алексеев, Гдалий Левин с подругой и я!

Уселись, дружно закурили, достали "чаек" и двинули по страшной гололедице. Вик­тор — за рулем; Гдалий через мадам и меня травит ему анекдоты. Это — первая линия са­лона. На заднем сидении в углу смирно сидят Валера и Витя Алексеев, заваленные бараба­нами. В другом углу — Вадим с Толей играют в шахматы. Мне места не хватало, и я полустою за водителем, пытаясь, в кура­же от "чайку", то закрыть ему ладонями глаза, то оторвать руки от руля. Ситуация для во­дителя серьезная, но Виктор покладисто этак: "Ну и опас­ный ты человек!" А сам в целях, как ему казалось, особой безо­пасности, резко тормозя, кру­то разворачивает "Волгу" на виражах, рулит по левой сто­роне, уходит от преследовате­лей. Подобное передвижение в центре Москвы — кошмар­ный сон для ГАИшников: ми­мо них неслась белая "Волга", напичканная барабанами и дымящими любителями "не­крепленого чайку". Нас-таки остановили, но ненадолго: Виктор умел улаживать дела.

Веселый экипаж проследовал до 2-й Фрунзенской улицы. "Gretsch" и Мастер были благополучно доставлены к двери в квартиру. Мы выстроили барабаны пирамидой, прислонили к стене стойки и тарелки, сориентировали Ва­леру на дверь, нажали кнопку звонка и на лифте ринулись вниз, точно зная, что его встретит мама.

Повторю, что среди прочих учеников Валеры Игорь Ле­вин был лучшим, любимчи­ком. После смерти "Профессора" "Gretsch" справедливо должна была бы достаться Игорю, но прославленными барабанами кто-то распоря­дился как обычной вещью — их элементарно продали за ненадобностью.

Безрадостная участь по­стигла и саму "Синюю птицу". Разводы от протечек на по­толке кафе стали принимать угрожающие формы. В раз­ных местах на полу стояли та­зики, в которые капала вода. Потом тазики уже не справля­лись, стали подставлять коры­та. Невеселые детали в инте­рьере молодежного кафе.

Стали ходить слухи, что "Синяя птица" доживает по­следние деньки. Не хотелось верить этому, но однажды, придя на работу, мы увидели на входной двери объявление "Кафе временно закрыто в связи с капитальным ремон­том дома".

Увы, так совпало, что почти в одно и то же время под самы­ми разными предлогами бы­ли закрыты все места джазо­вой славы СССР — молодеж­ные кафе: московские — "КМ", "Аэлита", "Юность", "Печора", "Ритм", "Синяя Птица", тби­лисское "Метро", киевская и днепропетровская "Мрии", воронежская "Россиянка", ярославская "Юность" и так ещедалееповсей необъятной стране.

Истинной причиной лик­видации таких кафе была их нерентабельность, а также преступная потеря к ним и беспокойной молодежи ин­тереса горкомов комсомола при явном желании избавить­ся от лишних хлопот. У верх­них эшелонов комсомола стали появляться другие ин­тересы. Молодым руководи­телям сияли иные вершины, которые они с успехом поко­рили через пару десятилетий. А молодежь была "облагоде­тельствована" густой сетью интимных полутемных баров с хорошей выручкой. Да и ру­ководители общепита вздох­нули с облегчением, избавив­шись, наконец, от невыгод­ных точек, которые впослед­ствии превратились в заведе­ния не самого лучшего сорта, а официанткам, обворовыва­ющим клиентов, уже не нуж­но было врать про вечно сли­пающиеся костяшки на сче­тах.

После ремонта "Синяя пти­ца" долгое время была просто рядовым кафе. Впоследствии с одноименным названием на том же самом месте стал функционировать джазовый клуб-ресторан, который по­сещал, в основном, круг из­бранных. Сейчас, после сме­ны руководства, "Синяя пти­ца" работает круглые сутки, по-прежнему представляя джазменам работу.

Не возродились и другие подобные молодежные кафе, несмотря на самоотвержен­ные неоднократные попытки со стороны истых энтузиас­тов. Не увенчались успехом отчаянные попытки возро­дить "КМ", "Печору", создать там новые джазовые клубы. Настоящий Ренессанс клуб­ного движения наступил в 80- 90-х годах, когда мастерство и авторитет среди музыкантов замечательного тенор-саксофониста Виталия Клейнота, а также организаторский опыт Олега Черняева позволили со­здать в Центральном Доме Meдицинского Работника (Дом Медика), что на ул. Герцена (теперь Большая Никитская), в центре Москвы, тогда чрез­вычайно популярный, теперь уже легендарный, джазовый клуб "All Stars".

Потом этот клуб трансфор­мировался в "JazzLand", им ру­ководили Олег Черняев и Бо­рис Кивелевич. У этого клуба тоже славная история, прока­тившаяся по залам ЦДРИ, оте­ля "Савой", ДК АЗЛК, Цент­рального Дома Актера, огром­ного полуподвала в доме на углу Кутузовского проспекта и ул. Генерала Ермолова. Но, надо заметить, возврат в Дом Медика оказался крахом для этого клуба — там была спета его лебединая песня.

Да! Эти и приятные, и не­много грустные размышле­ния и воспоминания с Симо­ном возле "Синей Птицы"... Наговорившись вдоволь и на­последок окинув взглядом ул. Медведева, мы поехали в "Эр­митаж" на праздник, который, напомню, ежегодно устраи­вают Юрий Саульский и Ми­хаил Грин.

Миша в постоянном твор­ческом поиске. Его старания найти места оптимального приложения джазовых сил в Москве (джаз-клубы "Bird- land" и "Авантаж" на ул. Щипок, 16, а также джазовые рестора­ны — МХАТа, "Маска", а теперь "Реставрация", в самом центре Москвы, в Леонтьевском пере­улке, 7) не пропадают даром. Теперь джазолюбы, и стар и млад, получили летом в свое распоряжение шикарный Сад, где в уютной обстановке, под открытым небом, каждый ве­чер они могут наслаждаться "живой" музыкой. Ну, и апогей летних вечеров в "Эрмитаже" — Международный джазовый фестиваль на открытом возду­хе, который в особой рекламе уже не нуждается.

Это только летом... Но лю­бовь к джазу в остальные вре­мена года отнюдь не слабеет. Если помните, я начал с то­го, что в Москве довольно много соблазнов. Caйт "jazz.ru" даст Вам исчерпывающую ин­формацию, и Вы обнаружите, что джазовая жизнь в городе кипит круглый год.

Несомненно, самая качест­венная музыка исполняется в "Ле Клубе". Там можно полу­чить освежающий глоток аме­риканского джаза, так как на сцене постоянно выступают как лучшие наши джазмены, так и звезды мирового уровня — новые и легендарные. Заве­дение крепко стоит на ногах. Музыкальную политику в нем определяет лучший россий­ский тенор-саксофонист Игорь Бутман. Завсегдатаям клуба доступны сильные джа­зовые переживания. Не похо­же, что лебединая песня этого заведения будет спета в бли­жайшем будущем.

На Большой Бронной улице есть кафе-клуб "Форте", в ко­тором на протяжении двух лет дважды в неделю в числе дру­гих играет Алексей Козлов.

С перерывом на летние ка­никулы работает "Джаз Арт" Клуб, с его еженедельными джазовыми концертами, горя­чими молодежными джэм-сейшнами, презентациями компакт-дисков выступавших в клубе джазмэнов, ежегодны­ми международными фести­валями вокального джаза и па­роходными баталиями.

Совсем недавно по адресу Б. Садовая, 8 (близ станции мет­ро "Маяковская") открылся "Cool Train Club".

Всегда полон грандиозны­ми замыслами Виктор Лив­шиц — спонсор JVL Биг-бэн- да, состоящего из лучших джазмэнов страны. С удо­вольствием отмечу, что с этим оркестром выступает молодая талантливая джазо­вая певица Карина Кожевни­кова. Виктор готовит оше­ломляющий подарок люби­телям джаза — в декабре в Москве начинает работу его "JVLArt Club".

Неутомимы в концертной и просветительской деятельно­сти Алексей Баташев, Леонид Переверзев, Владимир Фей ертаг, Игорь Бриль, Алексей Козлов, Рафаэль Аваков.

На российском "jazz.ru" консолидирует разбросан­ных по всему миру единомы­шленников Кирилл Мошков
главный редактор сайта. У него вы найдете практически все о концертной и клубной деятельности, джазовом об­разовании в России, педаго­гах, планах. Там же узнаете о тех, кто готовит джазовые программы на отечествен­ном и зарубежном радио и те­левидении. К их числу я хотел бы отнести и моего друга Иго­ря Рыбака, который в 1991 го­ду внедрил джаз в сетку веща­ния на радио "Эхо Москвы". Теперь он живет в германском городе Мюнстере, но продолжает свое дело на муници­пальном радио, по мере сил преодолевая трудности немецкого языка. За три года у него уже появилась своя признательная аудитория. Время от времени Игорь посылает мне переводы интересных статей, взятых им из немецкой прессы.
А на "Эхе Москвы" теперь "царствует" двоюродный брат Игоря — Моисей Рыбак. Моисей — глубоко эрудирован­ный, тонкий ценитель джаза, всегда умеющий сообщить своей аудитории что-то нео­бычайно интересное. Подбор музыки в его передачах отличается безукоризненным вкусом.

Вообще радиоэфир сейчас достаточно насыщен джазовой музыкой. Гурманы имеют возможность отведать лучшие образцы зарубежного и отечественного джаза любого направления. Могут быть возражения — эфир, мол, дают в не самое удобное время zytok. Но это проблема, так сказать, глобальная, она существует не только у нас.

В Москве работает "Радио Зжаз". До недавнего времени существовала неправдоподобно редкая возможность круглые сутки "купаться" в отличном джазе на волнах 89,1 FM этой радиостанции. То была заслуга Михаила Иеонникова, который в марте 1991 года первый начал наполнять отечественный эфир лучшими образцами джазовой музыки (станция "Радио- 101", передача "Джаз. Частная коллекция").

Увы, со сменой владельцев Радио Джаз" формат, к великому сожалению, изменился в сторону худшего варианта смут-джаза", и Михаил Икон­ников покинул этот проект. Сейчас Михаил делится с на­ми своей коллекцией в ночном эфире радиостанции Маяк-24" (103,4 FM).

Как видите, не перевелись гюди, которым, помимо горячей любви к джазу, небезраззличен культурный статус общества в целом и то русло, куда направлена энергия молодежи, в частности. "Наши" люди — это, в основном, шес­тидесятники, крепкие ореш­ки. птицы" долгого полета — некоторые уже солидные па­пы, дедушки (продолжать страшновато). Многие из них принадлежат времени, когда и руководители клубов, и джазмены, и джазфены были примерно одного, юного, возраста.

Эти "чудаки" не ходят по ко­ридорам власти, они окруже­ны целеустремленной моло­дежью, жаждущей знаний, са­мовыражения. Воспитанные в джаз клубах, получившие образование в джазовых кол­леджах, училищах, приобретя опыт на фестивалях, они вхо­дят в музыкальную элиту стра­ны, разлетаются по всему ми­ру, с успехом проявляя себя за рубежом.

Чем не яркие примеры? Москвич Валерий Пономарев — член семьи музыкантов ле­гендарного всемирно извест­ного комбо "Jazz Messengers". Выпускники московского Училища им. Гнесиных кон­трабасист Борис Козлов (Москва) и трубач Александр Сипягин (Ярославль) — участ­ники прославленного амери­канского биг-бэнда им. Чарль­за Мингуса, причем Борис — директор этого оркестра.

А хорошо бы вспомнить, что первое серьезное призна­ние наших джазменов за ру­бежом было в 1962 году в Вар­шаве на международном джа­зовом фестивале Jazz Jamboree-62. И выступали на нем почти все перечислен­ные выше музыканты, о чем свидетельствует давнишняя фотография.

А сколько джазменов и джазфенов дал стране и миру ленинградский джаз-клуб "Квадрат" (президент — Натан Лейтес)! Поверхностно напи­сать о них было бы неэтично с моей стороны. Пусть этим займется коренной житель го­рода на Неве. Но разве не впе­чатляет фактически оставлен­ный без внимания единствен­ный для 80-летней истории советско-российского джаза факт выступления на Нью- Портском фестивале 1974 го­да израильского квинтета "Платина"? Руководил этим комбо ленинградец, альт сак­софонист, покойный Роман Кунсман, крепко заявивший себя в 60-70-х в СССР и кото­рый не так давно блеснул в Москве на фестивале, посвя­щенном 10-летию восстанов­ления дипломатических от­ношений с Израилем.

Остальные члены "Плати­ны": контрабасист, экс-президент Петрозаводского джаз-клуба, москвич Лева Забежин ский, который сейчас живет в Нью-Йорке; едва ли не самый известный в то время в Израи­ле барабанщик Аарон Камин­ский, который позже сотруд­ничал с ансамблем "Manhat­tan Transfer"; и два талантли­вых израильских пианиста- композитора — бывший ри­жанин Наум Переферкович и Алона Турель.

Это что, в порядке вещей — выступление наших джазме­нов на самом репрезентатив­ном джазовом фестивале?

Близкий сосед Москвы — красивый Ярославль. Скажу немного о нем. Возможно, у вас возникнет желание побы­вать там. Джазовой среде Ярославля, безусловно, знакомы многие достойные имена земляков- музыкантов, но я вспомню до­брым словом тех, кого хоро­шо знаю. Покойный (Боже, как часто приходится писать это сло­во!) саксофонист и пианист Геннадий Комаров, один из столпов джазового общества Ярославля. Кстати, на него ме­ня вывел Гдалий Левин — джа­зовый мир очень тесен. С Ге­ной в 70-х годах мы близко со­шлись на почве общего увле­чения — переводили с англий­ского тексты по джазовой те­матике. Приезжая в Москву, Ге­на любил бывать в "Синей пти­це". Это был благодарный слу­шатель, всегда скромно и уют­но сидевший в уголке кафе. Барабанщик Алик Нурутди нов был тогда на взлете, и я не­мало провел времени в оркес­тре, где он играл. И Геннадию, и Алику было невдомек, что они были ини­циаторами моих тогдашних частых командировок в их чу­десный город. Тромбонист Владимир Во­робьев долгое время с успе­хом выступал на московской джазовой сцене. Теперь он пе­редает свой опыт молодежи родного города.

Примером человеческого подхода к работе с молоде­жью может послужить много­гранная деятельность Яро­славского джазового центра, руководимого уважаемым в городе человеком Игорем Га­вриловым. Родители могут быть спокойными, если их де­ти проводят время именно там. Пусть не станут они за­метными музыкантами, но культурные люди из них уж точно получатся. Отнюдь не во всяком городе можно най­ти подобные примеры.
А что происходит в других городах и весях, некогда гре­мевших джазовой славой? И снова я вам советую почаще обращаться к уже дважды мною упомянутому сайту "jazz.ru", а также к журналу "Джаз Квадрат". Кстати, вы мо­жете обогатить эти средства массовой информации собст­венными воспоминаниями, мыслями, идеями, оценками, выразив их, как теперь гово­рят, на различных носителях.

Название моих записок ды­шит оптимизмом. Миновали времена, когда "джазовых птиц" запирали в клетки. Джаз живет, он придает нам сил, го­рячит кровь, а иногда и бере­дит душу, даже вызывает слезы — он ведь так многообразен и, по-моему, годится на все слу­чаи жизни, наш дорогой "Док­тор Джаз"! Честное слово, приятно видеть и на сцене, и в публике молодые лица и со­знавать, что эта музыка вовсе не пахнет нафталином и сов­сем не собирается сдавать по­зиции массовой культуре.

Ну, а привкус грусти есть в любых воспоминаниях, и яс­но почему...

Георг ИСКЕНДЕР (г. Москва).
Литературный редактор — Игорь Рыбак (г. Мюнстер, Германия).



JAZZ-KВAДPAT №3/2003


авторы
Георг ИСКЕНДЕР
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела другие статьи
Leonard Feather - Джаз 80-е годы Джазовому опросу критиков "Все звезды" - 25 Where have all the bluesmen gone Джаз и Кино
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com