nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Notodden Blues Festival 2002-блюзовый праздник-часть 2

стиль:

Notodden Blues Festival 2002-блюзовый праздник-часть 2
Junior Watson Band
С половины концерта Омун­да Морюда, продолжавшего­ся потом до глубокой ночи (более Зх часов подряд), мы с Джонасом вынуждено сбежа­ли только по одной возмож­ной в такой ситуации причи­не: через улицу начинался тот единственный концерт, ко­торый оказался еще круче, ес­ли такие сравнения вообще возможны. В небольшом тес­ном клубе Rallar's, где в 99м го­ду играл Бюск, второй фести­вальный концерт давал ле­гендарный Junior Watson. Ги­тарист, который уже более 30 лет играет на западно-амери­канской блюзовой сцене, 10 лет провел в составе Mighty Flyers и Рода Пьяццы, еще 10 лет вместе с Canned Heat, а около 5 лет назад начал вы­ступать сольно со своей груп­пой. За это время он успел по­играть и записаться у таких великих музыкантов как William Clarke (2 доаллигато- ровских альбома), Hollywood Fats, Kid Ramos, гармониста Lynwood Slim и других персо­нажей того же круга. Музыка на этом концерте меня по­трясла, проняла до глубины души и сделала меня счастли­вым. Пожалуй, такого кон­церта я еще не слышал. За долгие 30 лет пребывания в подобной музыкальной ту­совке Junior Watson стал по­трясающим мастером гита­ры. Музыка у Watson-a полу­чается очень легкая, но с мил­лионом абсолютно подходя­щих под гармонию деталей. Сначала он раскачивает тебя ритмом, страшно заводным с безукоризненным звукоизв- лечением, а потом наклады­вает на него соло с отличной фразировкой, захватываю­щими дух неустойчивостями, которое легко и совершенно ложится на этот ритм. Во вре­мя соло саксофона, Ватсон исполнял аккомпанимент на гитаре, а я смотрел и слушал это, пораженный. После кон­ца соло саксофона, я хлопал Ватсону и, как оказалось не­сколько раз кряду, вместе с публикой, которая естествен­ным образом реагировала на соло героического, но одно­голосого инструмента. Длин­ные последовательности из аккордов на гитаре, испол­ненных в минимальной апп­ликатуре, фантастически точно подчеркивали все ню­ансы развития гармонии. Ритмические фразы никогда не повторялись, не надоедали однообразием и все время со­держали что-то новое. Мело­дические линии в соло не бы­ли похожи на тупое обыгры­вание гармонии, а были абсо­лютно разными, различались кардинально от песни к пес­не, были очень свежими, а по­рой и до колик смешными. Одним словом, там присутст­вовало все, чего обычно ждешь от хорошего гитарис­та, но в какой-то нереально- фантастически-идеальной форме. Я никогда не догады­вался, что так хорошо можно играть... После этого вечера Джуниор Ватсон навсегда ос­тался в моем сердце.

Bjorn Вегgе

На сцене, располагающейся на берегу' Нутодценского озе­ра, прошел концерт норвеж­ских исполнителей. Бьорн Бердж, которого я слышал уже в четвертый раз, играет слай­дом на двенадцатиструнной гитаре, а также стучит ритм ногой, для чего у него всегда были различные приспособ­ления. Раньше это была спе­циально изготовленная ко­робка с четырьмя акустичес­кими звукоснимателями, а в этом году он уже выступал с каким-то приспособлением промышленного производ­ства, напоминающим педаль. Музыка Берджа — это мастер­ски исполненные ритмичные композиции с очень мощным вокалом с демоническим на­строением. По стилистике — это некий интересный сплав классического блюза Роберта Джонсона и современных элементов, включающих са­мую малость гранжа и цитат из Red Hot Chili Peppers. Но, несмотря на пугающие анало­гии, звучит это отлично.
Разумеется, музыку Берджа имеет смысл сравнить с тем, что играет Ричард Джонстон. Общее — это жесткий метал­лический очень ритмичный звук и напряженный вокал. Кто-то довольно точно обо­звал этот стиль Джонстона и Берджа как "punk country blues". Возможно, Джонстон из Мемфиса самую малость выигрывает в ритме и напря­жении, но благодаря тому, что Бьорн играет все-таки на ги­таре, у него получается несо­мненно разнообразнее и по­этому интереснее.

James Mathus & His Knock Down Society, Ana Popovic


Вообще, этот фестиваль изо­биловал музыкантами, игра­ющими слайдом и без него в жесткой ритмичной и в чем- то дикой манере. Джеймс Мафус — белый слайдовый гитарист — открывал выступле­ния Бадди Гая со своей груп­пой Knock Down Society. По манере исполнения этот ги­тарист был максимально да­лек от того, что играют слай­дом аккуратисты-блюзроке- ры. Это был жесткий сумбур­но-беспорядочный блюз, ко­торый своими корнями рас­тет из сугубо черной музыки, максимально далекой от фи­лармонии. Это было интерес­но, но, возможно, не для полу­торачасового концерта.
Еще одной слайд-гитарист­кой на фестивале была юго­славская Ana Popovic, которая выбралась не так давно из под крыла постсоциалистичес- кой родины, стала записы­ваться и набирать популяр­ность в Америке. Во многом, секрет ее успеха, как мне ка­жется, в том, что она — одна из немногих женщин слайд-гитаристок, умеющих круто и с драйвом зарубать на своем инструменте. Для журналис­тов героическая внешность Анны была настоящей наход­кой, поэтому все они поспе­шили в первый же день сде­лать различные фото, кото­рыми были завешаны разво­роты фестивальных блюзо­вых выпусков местных газет. На мой взгляд, играет Анна не­плохо, группа у нее на доволь­но высоком уровне, а единст­венным недостатком являет­ся то, что она немного пере­пиливает на гитаре в блюз-ро- ковом угаре.

T-Model Ford, Paul «Wine» Jones

T-Model Ford и Paul "Wine" Jones — два афро-американских немолодых исполните­ля, по очереди играли в пер­вой части концерта Бадди Гая. Они оба — друзья-приятели с лейбла Fat Possum Records, от­личающегося подбором ди­ких черных блюзменов, наи­более известными из кото­рых являются Jim Kimbrough и R.L. Burnside. Обязательной отличительной чертой музы­кантов этой компании, кото­рых я видел и слышал, являет­ся нетронутая бешеная чер­ная энергия в сочетании с аб­солютным отсутствием дур­ного белого влияния, ну и, возможно, излишней музы­кальной образованности, ко­торая проявляется у черных музыкантов, исполняющих более сложные музыкальные формы типа фанка, элемен­тов рока и джаза и т.д. (Воз­можно, это тот редкий слу­чай, когда мне кажется умест­ным что-то делить в блюзе на черное и белое.). Оба музы­канта пели песни, играя громкие и не совсем аккурат­ные аккорды на электричес­кой гитаре, ревущей через усилитель на весь огромный зал, бесконечно повторяя ре­френы в очень длинных пес­нях, и получая от процесса удовольствие вместе с публи­кой. Сопровождающим инст­рументом были только удар­ные, за которые посадили му­скулистого норвежского ба­рабанщика с трешовой выуч­кой, который очень прямоли­нейно стучал на протяжении длинных песен. Задача у него была сложная, ибо блюз, ко­торый играли и пели T-Model Ford и Paul Jones, был очень архаичной формой "блюза без правил". Зато, правда, ес­ли кто-то мазал, то это не со­здавало никакой проблемы. Гармоническая схема в квад­рате была часто упрощенной, а смена аккордов могла про­исходить с отставанием или опережением на полтакта. В сравнении с этим буги Джон Ли Хукера можно считать вы­лизанной аккуратной музы­кальной формой. Выступления эти были чрезвычайно интересными, но, вполне естественно, немного однообразными, что однако никак не испортило мне впечатле­ния.

Kare Virud


Еще один норвежский музы­кант, который набирает обо­роты в последние годы — это Kare Virud. Ему уже почти 40 лет, но музыкой опять начал заниматься не так давно и ус­пел обрести изрядную попу­лярность. Объясняется это, возможно, тем, что он нашел себе определенную никем не занятую в Норвегии нишу (но переполненную у нас) в бога­том разнообразии блюзовых жанров. Он исполняет попу­лярные блюзовые стандарты, да еще и в норвежском пере­воде.

Это был единственный му­зыкант на фестивале, от кото­рого я услышал песню про Ху- чи-Кучи Мэн-а (по-норвежски, разумеется) за все четыре фестиваля, на которых я по­бывал. Некоторая халтур­ность подхода настолько на­помнила мне многие вещи, которые я слышал на родине, от чего меня не один раз пе­редернуло. Его выступление (как и небольшой фрагмент, услышанный на прошлом фе­стивале) — одна из немногих вещей, которые мне явно и активно не понравились. Хо­тя, нужно признать, уровень у его группы довольно высо­кий, и особенно это касается второго гитариста, который исполнял наиболее интерес­ные на этом концерте пар­тии. У него какой-то растрепанно-замученный вид (имидж), и у меня уже во вто­рой раз создалось впечатле­ние, что он попал в группу как в кабалу к старому блюзмену- песеннику то ли за деньги, то ли за славу, то ли за какие-то грехи.

О тех, кого я не слышал

А теперь о том, с чем у меня не сложилось. Третьим хедлайнером фестиваля был леген­дарный Tony Joe White, иг­равший в одиночестве на страте и гармонике в под­ставке. К огромному сожале­нию, мне удалось послушать только одну хорошую песню. Дело в том, что посетить 5 концертов за два главных фе­стивальных вечера представ­ляется невозможным, поэто­му как и всегда пришлось ид­ти на жертвы и секвестриро­вать собственную програм­му. Аккомпанировал на басу американской звезде в не­скольких песнях Bjorn Holm — наш замечательный при­ятель, который посетил Москву в мае с Бюском и его True Believers. A Martin Windstad — великолепный ударник из той же упомяну­той звездной группы высту­пал вместе с одним из самых интересных норвежских ги­таристов Кнутом Рейерсру- дом в специальной соул-блюзовой программе. Сам Кнут играет на гитаре потря­сающе. Он провел всю моло­дость начиная с 16-летнего возраста в Чикаго, играя и за­писываясь с мировыми блю­зовыми звездами, включая Бадди Гая и Джуниора Уэллса, в качестве молодого очень талантливого гитариста. Единственным НО с моей точки зрения является то, что он в своем сольном творчест­ве на родине слишком увле­кается замешанной на блюзе психоделикой, почти не ос­тавив места для более про­стых блюзовых форм, где он мог бы раскрыться как блю­зовый импровизатор на пол­ную катушку. Этот концерт как раз должен был проде­монстрировать обратное, и я готовился с большими ожи­даниями к нему еще задолго в Москве. Но утром того дня со мной произошла серия ка­ких-то идиотских событий, от которых я был в недоумении до вечера, когда обнару­жил, что мои часы самопро­извольно съехали на два часа назад. В результате я пропус­тил концерт, и ожидая его по- .т~чил толику неприятных эмоций слушая Kare Virud. Однако вечером все мои огорчения были забыты аб­солютно на концертах Junior Watson и Amund Maarud 3and, ибо эти два концерта составили для меня основное фестивальное впечатление, и даже только их более чем достаточно, чтобы вспоми­нать о фестивале, как об ис­ключительном музыкальном переживании.

Философские выводы не о фестивале


Ну а теперь после конкретно­го разговора про "понрави­лось/не понравилось" мне хо­чется немного пофилософст­вовать и зафиксировать полу- интуитивные мысли, которые приходят на концертах вмес­те с впечатлениями от музыки. Общий вывод, который на­прашивается уже 4й год под­ряд на то, чтобы его сформу­лировать: удовольствие от му­зыки часто получаешь не там, где его специально ждешь (или ожидают его все осталь­ные вместе с организатора­ми) — на концертах, напри­мер, блюзовых хедлайнеров. Порой не столь официально­популярные классные музы­канты, находящиеся в перио­де творческого расцвета, спо­собны потрясти на концерте так, что на сердце остается то­мящее воспоминание, а на язык приходят эпитеты более выразительные, чем просто "хорошо".

Развивая эту мысль, я бы схематически выделил два присущих признака, которые могут отличать интересную нам по разным причинам му­зыку. Условно их можно обо­звать как "оригинальность" и "знание и чувство музыки". Причем, в той или иной сте­пени эти признаки могут встречаться как вместе, так и совершенно по отдельности.
Оригинальность в данном контексте — это изобретение чего-то нового в музыке, в ча­стности — в блюзе, а также привнесение в него совер­шенно новых элементов. Ис­точником вдохновения мо­жет служить что угодно: пес­ни, которые пела мама в дет­стве, элементы чужой народ­ной культуры, таинственное самозарождение нового в ге­ниальной голове музыканта и тд. Возможно, что важным тут является некоторая нетрону­тость сознания заезженными и общепринятыми музыкаль­ными шаблонами, что иногда (только иногда!) может даже потребовать ограниченнос­ти музыкальных познаний. Однако, вклад подобных му­зыкантов бывает неоценим. Вероятно, именно поэтому у любителей блюза так ценится в нетронутом первозданном виде черная культура, которая дала так много для современ­ной музыки — джаз, блюз, со­ул и все остальное. Говорят, что блюз маг зародиться только там и так, как это на са­мом деле произошло — в де­ревне и на плантациях, без влияния каких-либо мюзик­лов, оперы, классической му­зыки и музыкального образо­вания.

Многих черных музыкан­тов мы продолжаем слушать и безгранично уважать именно потому, что они в отличие от иных из другой среды про­должают точно воспроизво­дить те элементы блюза, кото­рые считаются определяю­щими и выделяющими блюз как самоценный жанр. Это и неустойчивая минорно-ма- жорная гармония, обязатель­ный свинг в ритме, также под­линный blue feeling в тексте и импровизации, и многое дру­гое, что трудно сформулиро­вать. Питаясь из того же ис­точника, что блюз породил, они исполняют блюз "по- блюзовому" как и их старшие братья. Именно поэтому на полке у нас на самом почет­ном месте стоят пластинки музыкантов, сформировав­ших любимый музыкальный жанр, хотя сегодня, вероятно, найдутся многие, кто спосо­бен виртуозней или интерес­ней сыграть их же репертуар, возможно даже вполне пра­вильно и "по-блюзовому".
И вот тут уместно перейти ко второму условному при­знаку интересной нам музы­ки. Это — "знание музыки". Вслед за черными отцами-ос- нователями появилось много музыкантов, которые очень любят их творчество, тратят очень много времени на его изучение, а также знают очень много соприкасаю­щихся стилистически вещей, а иногда и отягощены знани­ем музыкальной грамоты. Для них цвет кожи, социальная среда или национальность не имеет абсолютно никакого значения, ибо пластинки с давних пор доступны всем, кто захочет их найти и послу­шать.

Такие музыканты находят­ся в "контексте" того, что про­исходит в блюзе в данный мо­мент, и того, что было сыгра­но раньше. Их всегда очень интересно слушать, и, в осо­бенности, на концерте, пото­му, что они привносят боль­шое разнообразие, комбини­руя разные блюзовые элемен­ты, услышанные у многих от­цов основателей. Особенно талантливые "знающие" му­зыканты могут породить что- то принципиально новое, комбинируя, расставляя ак­центы или неожиданно сти­листически сплавляя то, что кто-то уже когда-то сыграл. Многие классические блюзо­вые композиции получают вторую жизнь в исполнении талантливых музыкантов "второго поколения". А за счет сплава стилей, нового взгляда на классику рождается новое в музыке.

Что мне кажется очень важ­ным, ибо это есть залог того, что блюз не помрет и будет развиваться дальше, исполь­зуя отчасти новые достиже­ния цивилизации, такие как свободный доступ к мировой фонотеке, отсутствие границ для культуры и т.д. Чтобы в этом увериться, нужно еще раз посмотреть на людей с го­рящими глазами, которые с фанатизмом слушают блюз и продолжают его играть. А та­ких людей много, если не у нас, то в Америке или в той же Норвегии, я их сам там видел.

Ну а теперь, если спуститься с высот на землю, учтя все ум­ные рассуждения, для себя я могу сделать несколько выво­дов, которые и без всей этой логики интуитивно кажутся мне совершенно достовер­ными. Я абсолютно не разде­ляю точку зрения о том, что блюз уходит с концами вмес­те с теми, кто его придумал в Дельте или в Чикаго. Хотя, ес­ли воспринимать его как за­стывший жанр в тех рамках, то — вполне возможно. Но я совершенно не думаю, что ос­нователи блюза, которым мы склонны безгранично дове­рять по части музыкального вкуса, были бы рады, если бы узнали, что блюз как жанр хо­тят законсервировать в состо­янии, в котором они его игра­ли. Ибо сами они были отча­янными авантюристами-ин- новаторами в музыке той эпо­хи. Преимуществом был мощ­ный заряд черной музыкаль­ной культуры, но некоторым недостатком перед современ­ными исполнителями — ог­раниченность "музыкального знания" по разным причинам. Исполнявшие "country blues" не знали, к примеру, фанка, свинга, рока и т.д. А одарен­ный современный музыкант, который много слушает и очень любит музыку, имеет все шансы стать новым клас­сиком жанра.

Другим практическим вы­водом может быть то, что час­то интереснее слушать на концерте неизвестную кру­тую группу в расцвете творче­ских сил, нежели чем ордено­носного классика, совершив­шего когда-то давно подвиг для музыки и записавшего два хороших, а потом еще пять "никаких" альбомов. Кроме того, как оказывается, в ряде стран существует множество великолепных "клубных" групп, которые не выпустили ни одной популярной плас­тинки только потому, что их творчество недостаточно "оригинально", но при этом одновременно очень свежо и интересно. Несмотря на от­сутствие мировой известнос­ти на концертах они трясут в блюзовом угаре своих умира­ющих от счастья слушателей, а узнать о них из американ­ских чартов блюзовых плас­тинок — абсолютно невоз­можно. Если Вы собрались на концерт, не сортируйте блюз- менов на "первый" и "второй" классы традиционным спо­собом, ибо можно досадно ошибиться...

Норвегия — блюзовый рай

Норвегия — совсем неболь­шая страна, в ней живет всего лишь 4 с половиной миллио­на человек. Но по какой-то причине музыка стала для норвежцев важной частью их жизни. Если измерить число музыкантов или меломанов на душу населения, то полу­ченный показатель зашкалит и заметно превысит анало­гичный у нас в стране, к при­меру. Почему-то норвежцы избрали музыку в качестве своего национального раз­влечения, такого же, как фут­бол у итальянцев или водка у русских. Любовь к блюзу в Норвегии принимает органи­зованные формы и даже под­держивается государством и местными властями. Для ил­люстрации приведу поразив­шее мое воображение выска­зывание предыдущего пре­мьер-министра Норвегии Йенса Столтенберга, кото­рый открывал прошлогодний Нутодденский фестиваль 30- минутной речью перед пуб­ликой. Вот оно в примерном пересказе: "Я считаю Нутод­денский Блюзовый Фести­валь чрезвычайно важным со­бытием в стране потому, что он способствует популяриза­ции и развитию блюза в Нор­вегии". Вот как! С другой сто­роны, народная любовь к блюзу обеспечивает сущест­вование прочной коммерчес­кой основы для функциони­рования блюзовой системы, стимулируя людей делать для блюза какие-то вещи не толь­ко на личном энтузиазме.

Более 5 лет назад блюзовые клубы и музыканты основали Norsk Blues Union — Норвеж­ский Блюзовый Союз, и при­мерно тогда же стал выходить периодический (5 раз в году) толстый блюзовый журнал Blues News. Основной задачей союза и журнала является ус­тановление связей между му­зыкантами, клубами и теми, кто любит слушать музыку. Помимо разноформатной рекламы в журнале каждый блюзовый клуб, группа или фестиваль за небольшую пла­ту регулярно вносится в ши­рокодоступный каталог Блю­зового Союза, содержащий краткую, в том числе и кон­тактную информацию о них. Благодаря подобному катало­гу организация блюзовых концертов или составление программы местного фести­валя является не очень слож­ным делом. Цифры из этого каталога поражают вообра­жение! В Норвегии действует 75 блюзовых клубов, 70 из ко­торых недвусмысленно со­держат слово "блюз" в своем названии. Блюзовый клуб есть почти в каждой деревне. В них регулярно играет 84 блюзовые или околоблюзо- вые группы. Каждый год в Норвегии проходит 22 боль­ших и маленьких блюзовых фестиваля, по которым не­прерывно разъезжают с кон­цертами американские, анг­лийские, норвежские, швед­ские и другие музыканты. Са­мым крупным из них является фестиваль в Нутоддене, име­ющий 15-летнюю историю. В небольшом провинциальном городе, в котором живет всего 12000 человек, на время фес­тиваля население увеличива­ется в 4 раза. А все когда-то на­чалось с того, что в этом про­мышленном городке закрыл­ся гигантский сталелитейный завод, и полторы тысячи че­ловек остались без работы. Не желая вечно пребывать в депрессии, жители города че­рез пару лет придумали себе отличное занятие — блюзо­вый фестиваль, на который трудятся, главным образом, жители Нутодцена, проделы­вая каждый год гигантскую работу.

Плоды

Подобное развитие блюзо­вой жизни приносит пре­красные плоды. В Норвегии есть ряд блюзовых музыкан­тов поистине мирового уров­ня. Из упомянутых раньше — это Vidar Busk & His True Believers, сыгравшие этой весной три потрясающих концерта в Москве, Bjorn Berge, Amund Maarud Band, Knut Reiersrud, Reidar Larsen и другие. Причины этого мне вполне понятны. Дело в том, что на творческое развитие музыканта определяющее влияние имеет та хорошая музыка, которую он слышит в записях и, главное, на кон­цертах. Вдохновленные ус­лышанным молодые люди бе­рутся за гитары и пытаются что-то играть в том же духе, сначала из подражания. Упо­мянутый выше Knut Reiersrud в раннем детстве услышал Бадди Гая по телевизору и с этого момента решил посвя­тить себя блюзу. Можно счи­тать, что он добился своего. Если подойти формально, его получасовое выступление с Бадди Гаем на равных перед 5-тысячной аудиторией вполне может считаться свершением детской амби­циозной мечты. Но, что важ­но, Кнут Рейерсруд играет сейчас уже другую музыку, превратившись во взрослого сильного музыканта. При­мерно так наиболее талант­ливые дети, купившие себе первую гитару, потом стано­вятся известными самостоя­тельными музыкантами. Но и для развития их собственно­го стиля определяющее и са­мое главное значение имеет то, насколько много разной и качественной музыки они слышали. По этой части жи­тели Америки и теперь Нор­вегии имеют больше шансов стать интересными блюзме- нами, чем кто-либо другой на свете.

Что еще бросается в глаза в Норвегии — это стилистиче­ское отличие того, что игра­ют в среднем там, и в среднем — в России. У нас порой бед­ность музыкальных блюзо­вых познаний, которые огра­ничиваются наиболее изве­стными и доступными музы­кантами, такими, как Stevie Ray Vaughan или Johnny Winter, приводит к появле­нию безграничного числа блюз-роковых жестко-гитар- ных трио, которые в своем творчестве ориентируются друг на друга. Остальная мо­лодежь вообще уходит играть русский рок, который так у нас в стране популярен. В Норвегии новоиспеченный гитарист бежит в магазин по­купать не страт, а полуакусти- ку, и хочет играть не рок или жесткий блюз-рок, а блюз с легким свинговым оттенком, мечтая о группе с дудками и гармоникой. Что даже по обезличенно-усредненному счету кажется мне более при­влекательным.

Собственный блюз в стране развивается только на благо­датной почве, что и произош­ло в Норвегии, не имеющей изначально никаких общих с блюзом традиций. А мы будем надеяться, что у нас в стране все условия для этого также появятся в той или иной сте­пени. Благодаря прозрачнос­ти границ для культуры и из­менениях в экономике, кото­рые позволят привозить в Россию настоящих музыкан­тов, у которых цаши талант­ливые ребята будут учиться играть блюз.

Федор РОМАНЕНКО, 19.08.2002



»JAZZ-KBAflPAT №2 (4S)'2Q03


-



авторы
Федор РОМАНЕНКО
страна
Норвегия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела фестивали 2002 - 2004 года
Третий фестиваль "Джаз-карнавал в Одессе-2003" "Джаз над Волгой" от "А" до "Я" - часть 1 "Джаз над Волгой" от "А" до "Я" - часть 2 2-й Международный фестиваль "Снежный джаз"
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com