nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Chris Barber - нью–орлеанский джаз по–английски

стиль:

Chris Barber - нью–орлеанский джаз по–английски
Молодость самоуверенна, и нет такого новобранца, который не мечтал бы стать генералом. И все же можно почти с уверенностью сказать, что вряд ли в далеком от нас 1948 году 18–летний английский тромбонист Дональд Кристофер (Крис) Барбер, собирая свою первую группу, думал о том, что придет время, когда его имя станет одним из cимволов английского джаза.

Первые послевоенные годы были отмечены напряженными поисками новых путей в развитии джаза. Однако в то же самое время, когда в мире продолжался и углублялся кризис свинговых бэндов и шло становление бибопа, новое дыхание обрел угаснувший было нью–орлеанский стиль. Его возрождение, которое произошло в конце 30–х годов на западе США, дало начало целой эпохе, получившей в истории джаза название ривайвл (revival). В 40–х годах центр этого движения переместился в Европу, преимущественно в Англию, которая с тех пор и удерживает одно из главных мест в традиционном джазе.

Особенно любопытно в этом "диксилендовом ренессансе" было то, что он увлек за собой много талантливой молодежи, которая, казалось бы, по положению должна была бы тянуться ко всему новому и авангардному. Но случилось именно так.

Духовным и музыкальным лидером английского "нью–орлеана" стал трубач Кен Колиер, который был всего на два года старше Барбера. Вместе со своими сверстниками — трубачом Хемфри Литтлтоном и кларнетистом Акером Билком — он сумел вдохнуть новую жизнь в несколько подзабытое искусство коллективной импровизации.

Джаз непредсказуем, и тех, кто увлекается им, нередко ждут самые невероятные повороты в судьбе. Так случилось и с Барбером, который получил музыкальное образование как скрипач (второй инструмент — сопрано–саксофон), а известность обрел как тромбонист. (Попутно заметим, что в его руках бывали еще басовая труба и бас–туба: именно этими инструментами он занимался в "Guildhall School Of Music".)

Кен Колиер, основной конкурент Барбера на английской джазовой сцене, также прославился не только как трубач — он еще играл на гитаре. Позднее выяснилось, что и у Барбера, и у Колиера, и у Билка неплохо получается джазовый вокал. Так что все трое имели достаточно высокие шансы, чтобы стать фаворитами. Правда, все трое имели несколько различное понимание традиционных форм джаза, что, в конечном итоге, не позволило им играть вместе. К примеру, если Кен Колиер оставался ортодоксальным приверженцем "чистого нью–орлеана", то Крис Барбер уже играл диксиленд, а Акер Билк тяготел к сладкоголосым пьесам раннего свинга.

В 1951 году к Барберу пришли два прекрасных трубача — Бен Коэн и Дик Хевдон, но, тем не менее, спустя два года он все же сделал попытку сыграться с Колиером. Из этого, естественно, ничего не вышло, и каждый пошел своим путем. В зависимости от того, кто описывает эту историю — биографы Барбера или биографы Колиера, — победа в этом споре приписывается то одному, то другому. Думается, при всех условиях победил при этом джаз, ибо, к счастью, монополии на ту или иную форму не получилось. Именно этим и интересен для нас сегодня спор полувековой давности молодых английских джазменов.

В 1954 году Барбер собрал свой, наверное, главный и поистине "звездный" состав. В него входили блюзовый вокалист Оттиль Паттерсон и сверстники Барбера — трубач Пэт Хелкокс и кларнетист Монти Саншайн. Бэнд играл в стиле одного из лучших коллективов нью–орлеанского стиля — американского ансамбля Вилбура де Периса — и своей популярностью сделал много для возникновения бума традиционного джаза в Европе. Именно с 1954 года Барбер и начал вести отсчет времени для своего бэнда.

Даже тогда, в середине 50–х, когда еще шло становление коллектива, когда в его составе играли совсем молодые музыканты, некоторые их записи завоевывали европейскую популярность. Сначала шлягером стал "Rock Island Line", сделавший певца и банджоиста Лонни Донегана звездой, а позднее — "Petite Fleur" ("Mаленький цветок" Сиднея Беше) и "Hushabye", которые прославили Монти Саншайна и дали толчок к его будущей карьере дирижера. (К 40–летию первого состава Криса Барбера на "Timeless" вышел прекрасный альбом "Forty Years Jubilee", в который вошли записи 1954–1956 гг. Успехи 1956 и 1958 годов запечатлел альбом "In Concert: Vol.I" c записями концертов на "Royal Festival Hall" и в "Birmingham Town Hall".)

Европейский ривайвл вынес оркестр Криса Барбера на пик популярности. На судьбе коллектива не сказалось даже обновление состава (вместо Доневана пришел Эдди Смит, а место Саншайна занял Ян Уилер), и в течение ряда лет бэнд занимал первые места в опросах популярности. И даже в 1962 году, когда вся Европа сходила с ума по ансамблю "Битлз", Барбер оставался одним из основных кумиров эстрады. Сегодня это кажется невероятным, но Барбер справился с таким резким поворотом эстрадной моды именно с помощью традиционного джаза.

В середине 60–х большинство бэндов в своих попытках хоть как–то выжить были вынуждены эксплуатировать стиль "кабаре", столь любимый владельцами радиокомпаний. Но Барбер не стал изменять раз и навсегда усвоенной манере. Он реорганизовал свою группу, ввел в ее состав электроинструменты и появился на эстраде как "Chris Barber's Jazz And Blues Band". Специалисты немедленно отметили появление в составе новых музыкантов: рядом с прекрасным блюзовым гитаристом Джоном Слаутером расположились роковые музыканты Тони Эштон (вокал, фортепиано, орган) из группы "Ashton, Gardner, Dyke & Co" и Пит Йорк (ударные) из группы уже известного тогда Спенсера Дейвиса. С ними Барбер сделал программу "Drat That Fratle Rat".

Расплатой за такой компромисс стала эклектичность практически всего, что исполнял бэнд. Появление новых инструментов, естественно, привело к пересмотру уже наигранного репертуара, но, к чести Барбера, приверженность блюзовой основе была сохранена. Однако при этом в репертуаре появились и пьесы современных авторов. К примеру, в программе "Battersea Rain Dance" были использованы пьесы сотрудничавшего в те годы с Чарлзом Мингусом композитора и мультиинструменталиста Джона Хенди (не путать с саксофонистом "Капитаном" Джоном Хенди).

Джазовые проекты Криса Барбера в 70–е годы поражают своим разнообразием и многоплановостью. Наиболее интересные из них связаны с концертами, в которых принимали участие мастера с мировым именем: эллингоновские саксофонист Рассел Прокоп и органист Уальд Билл Дейвис (записан двойной альбом "Echoes Of Ellington" — 1976, "Timeless"), тромбонист Трамми Янг и пианист Джон Льюис. Последний написал сюиту для оркестра Барбера, которую сам Барбер в начале своей карьеры на джазовой сцене в 50–е никогда исполнить не осмелился бы, настолько она отходила от канонов той музыки, которой он был предан. В прессе появляются упреки в том, что Барбер для достижения успеха "уходит" в коммерческий репертуар.

Но это не так: "нью–орлеан" не отпускает его. Двадцать первую годовщину коллектива венчает альбом "The Great Reunion Concert" (1975, "Timeless"), записанный в доброй старой манере с включением нескольких ранних хитов. Один за другим следуют многочисленные турне (в том числе и по США) с программами традиционного джаза. Одна из них — "Take Me Back To New Orleans" с участием певца и пианиста Д–ра Джона — имеет громадный успех и получает широкое освещение на радио, TV и в звукозаписи. Позднее, в 80–е, в репертуаре Криса Барбера появляются достаточно новаторские "Нью–орлеанская сюита" и "Концерт для джазового тромбона с оркестром", высоко оцененные специалистами.

В 1989 году выходят два альбома Криса Барбера, где джазовое звучание его тромбона прекрасно сочетается со звучанием классических ансамблей. Сначала "Berlin Rundfunk" под управлением Роберта Ханелла записывает (на "Jazz Zouns") его "Нью–орлеанскую симфонию", а затем "London Gabrieli Brass Ensemble" — программу "Under The Influence Of Jazz" (на "Timeless"). В последний альбом вошли сочинения Барбера и Ричарда Хилла "Jazz Colours" и "Magnolia Suite".

В начале 90–х деятельность стареющего коллектива Криса Барбера была нарушена серьезной болезнью трубача Пэта Хелкокса, прошедшего с Барбером весь путь, но потом все обошлось, и к 1994 году оркестр вновь набрал прежнюю силу. Началось турне, посвященное 40–летнему юбилею ансамбля. И хотя основным музыкантам бэнда уже было далеко за шестьдесят, по богатству звука и разнообразию приемов им могли бы позавидовать многие молодые джазмены.

А в декабре 1996–го в двух концертах встретились давние конкуренты — Крис Барбер и Акер Билк (Колиер умер в 1988). Плоды их совместного творчества оказались запечатленными в альбоме "That's It Then" (1977, "Timeless Records"). И вновь, как и 45 лет назад, несмотря на почтенный возраст основных фигурантов, свежо и ярко, с хорошим драйвом и прекрасным свингом звучали вечнозеленые мелодии того джаза, который и сейчас принято называть традиционным. (О диске "That's It Then" см. "Джаз–квадрат", 1998, #5, с.35–36.)

В наши дни имя Криса Барбера известно не только в связи с его успешной деятельностью как музыканта, композитора, аранжировщика, дирижера, удачливого продюсера собственных джазовых проектов. Его перу принадлежат тома автобиографической прозы. А в последнее время он стал известен еще и как хозяин громадной (около 30 тысяч экземпляров) коллекции старых грампластинок на 78 оборотов в минуту. Эксклюзивное право издания всего этого богатства на компакт–дисках он предоставил фирме "Timeless Records", сотрудничество с которой у него началось почти сразу после появления первого "звездного" состава. Обзору этих уникальных дисков (некоторые записи сохранились в единственном экземпляре) наш журнал, начиная с #6 за 1998 год, уделяет значительное внимание.

В чем же причина многолетнего успеха человека, который упорно, несмотря на все изменчивости музыкальной моды, продолжает играть музыку, которая по всем человеческим канонам должна была кануть в Лету еще пять–шесть десятилетий назад? Думается, дело не только в этом упорстве, не только в мастерстве и таланте музыканта, не только в хорошо продуманной репертуарной политике и тонком чутье опытного бизнесмена. Дело еще и в самой музыке. В неисчерпаемости ее возможностей. В ее неувядаемой свежести и жизненности. В ее величии.

Яков БАСИН
Фото Wim WIGT

1998


авторы
Яков БАСИН
музыкальный стиль
традиционный джаз
страна
Великобритания
Расскажи друзьям:

Еще из раздела трубачи, тромбонисты
Bix Beiderbecke - Пленник времени Chris Botti - Красавец, тщательно скрывающий возраст Clark Terry - Happiest Sound Dave Douglas - Джазмен ХХI века
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com