nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Andres Boiarsky - русский аргентинец

стиль:

Andres Boiarsky - русский аргентинец
В последнее время в Россию (и в том числе в Санкт-Петербург) потянулся поток джазменов, некогда покинувших нашу страну и отбывших в США в поисках своего пути в джазе. Постоянно работает в Москве саксофонист Игорь Бутман, частым гостем стал трубач Валерий Пономарев, наезжали в Питер и пианист Владимир Шафранов и трубач Александр Сипягин (в составе оркестра Джорджа Грюнтца). И когда в конце 1996 года на афишах Джаз-Филармоник Холла впервые появилось имя Андреса Боярски (Andres Boiarsky), оно рождало такие же ассоциации: еще кто-то из наших "легионеров" дает гастроли в родной стране. Но все оказалось не так просто.

Андрес Боярски, имея все же русские корни, родился в Аргентине, а вот его отец действительно покинул нашу страну в совсем юном возрасте. И именно он, Владислав Боярский, стал инициатором первого приезда своего сына в Россию. До этого момента Андрес, уроженец Аргентины и житель Нью-Йорка, имел о родине своих предков весьма отдаленное представление и узнавать о ней особенно не стремился. Для того, чтобы сын согласился поехать в Россию, отец решил заинтересовать его профессионально, рассказав о Филармонии Джазовой Музыки в Петербурге. Возможность сыграть в таком месте заинтересовала Андреса, и он согласился приехать. И в Джаз-Филармоник Холле были рады его принять, ведь Андрес Боярски является ярким представителем современного американского джазового мейнстрима.

Андрес Боярски родился в 1957 году в Буэнос-Айресе и с детства занимался музыкой. Его джазовое крещение произошло в 1972 году после того, как он побывал на концерте Дюка Эллингтона. "Я не знал, что это был джаз, — говорит Андрес, — но я слушал эту музыку и был просто опустошен". Выступление Диззи Гиллеспи, которое он услышал полугодом позже, окончательно решило его дальнейшее музыкальное развитие. Он знал, чего хочет. "Я осознавал, что для того, чтобы играть бибоп, я должен досконально изучить основы джаза". Андресу повезло, он попал в среду самых сильных музыкантов аргентинского джазового "возрождения", где он узнал музыку Джелли Ролл Мортона и Флетчера Хендерсона, Кинга Оливера и Луи Армстронга. "Я шел в другую сторону. Мои друзья слушали "Эмерсон, Лейк и Палмер", а я погружался в Чика Уэбба и Кларенса Уильямса. Я начал развивать стилистику, слушая Коулмена Хокинса, Чу Берри и Хершела Эванса. Позже я освоил аргентинскую традиционную музыку и предпринял серьезные попытки дальнейшего ознакомления с джазом".

Музыкальное образование Андреса Боярски основано на классической музыке, которую он изучал сначала в Аргентине, а затем и в Королевском колледже музыки в Англии. Во время пребывания в Англии Андрес сделал запись своего первого сольного альбома на одном из британских лейблов. После обучения в Королевском колледже, он возвратился домой, где записал еще три альбома с аргентинскими музыкантами, а затем начал часто выезжать в Нью-Йорк, чтобы учиться джазу у истинных художников этой музыки, выступающих там. В середине 80-х Боярски сделал Нью-Йорк своим постоянным местом жительства.

Чтобы утвердиться в Нью-Йорке молодому джазовому музыканту, необходимо поработать или записаться с каким-нибудь "грейтом". Для Андреса Боярски таким "грейтом" стал Лайонел Хемптон (Lionel Hampton), в оркестре которого он работал музыкальным директором с 1989 по 1993 год. "Работа у Хэмптона была наиболее важным опытом в моей профессиональной жизни. Не всегда было легко быть рядом с этим гигантом музыки, и мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, насколько важно для меня то, что я узнал в течение этого периода моей жизни". С 1993 постоянными партнерами Андреса становятся Пакито Д'Ривера (Paquito D'Rivera), под руководством которого он работает в Объединенном Национальном Оркестре, и один из известных американских трубачей Клаудио Родити (Claudio Roditi). Кроме этого, он выступает сольно в различных турах по всему миру с малыми составами.

Но вернемся в Санкт-Петербург. Первый визит в январе 1996 года был своего рода знакомством. Знакомством питерской публики с музыкантом и музыканта со страной, городом и петербургским джазом. Зима — не лучшее время для Петербурга, но даже в это время года наш город произвел на гостя сногсшибательное впечатление. Плохо владеющий русским, Андрес делился с окружающими своими восторгами на английском языке и с южной экспрессией. Ну а питерский джаз, представленный ансамблем Давида Голощекина, служившим в этот раз аккомпанирующим составом для американского джазмена и усиленный вторыми барабанщиком и басистом, сменявшими друг друга на сцене, был как всегда на высоте. Концерт начался традиционно для этого состава — с "Take The "A" Train", а затем на сцене появился и гость программы. Давид Голощекин представил его зрителям, рассказав им вкратце все то, о чем было написано выше. Андрес Боярски начал свое выступление с проверенной временем баллады "I Didn't Know What Time It Was". Но уже следующая оригинальная композиция "Andriana's Theme" дала возможность оценить индивидуальность музыканта. Проявились и виртуозность владения инструментом, и аргентинский темперамент, и исполнительская манера, которую отличали длинные сольные интродукции и своеобразный дуэт в квартете в виде дуэлей с барабанщиком. Сыграв еще одну свою тему, Андрес вернулся к джазовой классике, одинаково хорошо знакомой и ему и нашим музыкантам. Прозвучавшие в заключение первого отделения "The Day Of Wine And Roses" Генри Манчини были данью памяти ушедшего незадолго до этого из жизни петербургского джазового контрабасиста Эдуарда Москалева. А украшением второго отделения стали три заключительные композиции. Красивейшая баллада Джерома Керна "Yesterdays" вывела на сцену еще одного тенор-саксофониста — молодого питерского музыканта Игоря Тимофеева. Состязание двух саксофонов, подбадриваемое флюгельгорном Давида Голощекина, закончилось почти на равных. Но здесь Андреса ожидал сюрприз. В качестве заключительной темы Давид Голощекин предложил свою оригинальную композицию "Я вспоминаю Чарли". Начав свою импровизацию на эту тему несколько нерешительно, Андрес затем так увлекся, что его соло стало на этот раз ее украшением. "Ну, что ж, наш концерт закончен, большое всем спасибо, приходите к нам еще". Но не тут то было. Народ требовал продолжения джаза. И джаз состоялся. Сыгранный на бис в три саксофона (Давид Голощекин тоже взялся за тенор-сакс) "St.Tomas" Сонни Роллинса, наверное, сорвал бы аплодисменты и у самого Роллинса. А Андрес Боярски в порыве вдохновения даже вышел в зал и играл свое соло, переходя от столика к столику.

Красивейший город, теплый прием петербургских джазовых меломанов и замечательные, по его собственному признанию, сайдмены — это ли не причина того, что Андрес Боярски захотел приехать в Петербург еще и еще раз. Он принял участие в фестивале "Свинг Белой ночи" в июне 1996 года, выступив в программах двух фестивальных дней, включая заключительный гала-концерт. Через год — в июле 1997 года — питерцы снова имели удовольствие услышать его саксофон в Джаз-Филармоник Холле.

В июле 1998 года состоялся четвертый визит Андрея в Россию — сегодня этот уроженец Аргентины предпочитает, чтобы его звали по-русски. Теперь он не только отлично владеет языком своих предков, но и на русском языке призвал со сцены своих петербургских поклонников не перенимать худшее от американской культуры. А к худшему, по его мнению, относятся закусочные McDonalds, рейв-культура и оголтелый феминизм. Андрес наполнен юмором и оптимизмом, звучащими в его словах и музыке. Может быть, поэтому концерты его пользуются такой популярностью. И на концерте в большом зале и тем более в Эллингтоновском зале был полный аншлаг. Андрес Боярски играл со своей уже постоянной российской ритм-группой — Петром Корневым (фортепиано), Владимиром Кудрявцевым (контрабас) и Александром Машиным (ударные) и, конечно же, с Давидом Голощекиным, на этот раз взявшего в руки вибрафон и скрипку. Игра американского саксофониста, как обычно, изобиловала сольными фрагментами. Легким движением руки останавливая своих партнеров, он углублялся в дебри импровизации, допуская иногда к этому процессу лишь Александра Машина. В паузах между композициями Андрес Боярски и Давид Голощекин на правах старых друзей подшучивали друг над другом на сцене, поддерживая веселую и непринужденную обстановку этого концерта — еще одного события, доставившего удовольствие постоянным посетителям Джаз-Филармоник Холла.

Таков вкратце портрет современного представителя нью-йоркского мейнстрима. Андрес Боярски много записывается в Соединенных Штатах, и тем, кто захочет подробнее познакомиться с его творчеством, советую послушать следующие диски: Paquito D'Rivera "Night In Englewood" (1993), Claudio Roditi "Free Wheelin':The Music Of Lee Morgan" (1994), Claudio Roditi "Double Standards" (1996), а также его первый сольный альбом, вышедший на американском лейбле "Reservoire", — Andres Boiarsky "Into The Light" (1997).

Наталья СИДЕЛЬНИКОВА

"Джаз-Квадрат" №11/98


авторы
Наталья СИДЕЛЬНИКОВА
музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
Аргентина
Расскажи друзьям:

Еще из раздела саксофонисты
Kenny G - Что общего у Кенни Джи с долларом? Rick Fay - музыкант и поэт Albert Ayler - незавершенный поиск гармонии Владимир Чекасин - ансамбль песни и пляски имени себя..
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com