nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Vilnius Mama Jazz 2003 - Фирменный рецепт джазового мюсли

стиль:

Vilnius Mama Jazz 2003 - Фирменный рецепт джазового мюсли
<o:lock v:ext="edit" aspectratio="t"> </o:lock> Программа второго международного фестиваля Vilnius Mama Jazz, проходившего в литовской столице с 14 по 16 ноября 2003 года, была как всегда насыщенная и разнообразная. На этот раз для гостей своего фестиваля его директор, ‘Мама Джаз" Юдита Бартошевичене приготовила своеобразное "джазовое мюсли": такое же мультикомпонентное, пестрое, здоровое, легко усваиваемое блюдо, дающее невероятно позитивный заряд сил и оптимизма на год вперед после дегустации.

Итак, если следовать этой гас­трономической аналогии, то в состав нынешнего "маминого" джазового мюсли-блюда вошли традиционные овсяные и куку­рузные хлопья—коллективы из пост-советского пространства: украинский Man Sound, рос­сийский 'Транс-Атлантик", ли­товские Lithuanian Jazz Trio (Витас Лабутис-Леонид Шинкаренко-Арвидас Йоффе), вели­колепная Неда с финским Raivo Tafenau Quartet в качестве базо­вой вкусовой добавки.

Сочные кусочки сухофрук­тов (да-да, именно так!) фести­вальной программы, эдакая изысканная сладко-кислая ку­рага — это, прежде всего, бель­гийское трио Erik Vermeulen Trio и франко-бельгийский квартет David Linx & Diederik Wissels 4-tet с одним из самых титулованных европейских джазовых вокалистов Давидом Линксом. Орешки (здесь кан­дидаты вне конкуренции) — чрезвычайно креативный и авангардный состав Copenhagen Art Ensemble (Бельгия), объединивший весь творческий цвет "молодых львов" современного европей­ского джаза. Затерявшимися в общей пестрой смеси семеч­ками льна и подсолнуха я бы обозначила выступления вен­герского саксофонного дуэта Judit Balvanyos & Zoltan Varga и голландский проект Man Bites Dog — они, несомненно, при­дали нужный вкус блюду, но без них, как ни печально это признавать, он не потерял бы своей привлекательности.

Всевозможные деликатес­ные цукаты плюс пикантный банан — таких ингредиентов добавило в общую смесь премьерное представление на фе­стивальной сцене междуна­родного проекта World Music Show вечного провокатора от джаза Владимира Чекасина, объединившего в своем новом шоу цыганский ансамбль "Лойко" и литовскую фольк­лорную группу Vydraga, не­мецкую вокалистку, компози­тора и мастера игры на ред­чайшем инструменте "теремин" Барбару Буххольц (Barabara Buchholz) с маститы­ми асами литовской джаз-сцены — басистом Леонидом Шинкаренко, ударником Ар видасом Йоффе и пианистом Томасом Кутавичусом.

Ну, что же осталось добавить в это джазовое мюсли для полноты вкуса? Конечно, изюм! Роль самого пикантного компонента фестивальной программы, его "изюминки", бесспорно, была отдана американскому басисту Маркусу Миллеру и его Marcus Miller Band (а это: Michael "Patche Stewart (труба), Roger Byam (саксофон, флейта), Dean Brown (гитара), Bruce Flowers (клавишные), Poogie Bell (ударные)), представивших на фестивале программу "Bass and more" в рамках своего европейского концертного тура. После более чем 2-х часового концерта в двух отделениях Маркус Миллер любезно согласился ответить на вопросы журналистов:

-Признайтесь, какой концерт в туре вам было труднее играть: первый или последний?

— Первый! Последний - здесь, в Вильнюсе,- лризнаться, было совсем не трудно играть. Знаете, во время тура я старался делать разные вещи, экспериментировать. Попробовать одну песню, другую, и к концу у меня уже было прекрасное понимание того, что и как играть, что хорошо работает в этой программе, что нравится публике. Так что именно под конец тура я почувствовал себя действительно комфортно.

А был ли в этом туре самый запоминающийся концерт. поразивший вас самого?

— Знаете, мы просто фанта­стически провели время! У каждого города есть свое лицо, свой стиль восприятия музы­ки. А мы были в Амстердаме, в Париже... Сейчас мы впервые начали поездки по Восточной Европе: были в Словакии, в Бу­дапеште, в Вильнюсе. Везде было особенно, везде просто фантастично ново для нас.

— Если вернуться немно­го назад в прошлое: вы много играли вместе с ле­гендарным Майлсом Дэви­сом, принимали участие в записи его альбомов... Ска­жите, трудно, наверное, было, находясь рядом с та­кой большой личностью, оставаться самим собой, не попадая под его абсолют­ное влияние?


— Знаете, иногда можно на­писать прекрасную музыку, найти место каждому инстру­менту, выстроить на свое мес­то каждую ноту.. Но вот прихо­дит Майлс и играет первую но­ту. И после того, как он ее сыг­рает, твоя музыка становится его музыкой. И я, играя рядом с ним, старался все делать так, чтобы это действительно была его музыка, чтобы он чувство­вал это, и чтобы ему не прихо­дилось думать, а только чувст­вовать, играя ее. Некоторые ак­компаниаторы — действи­тельно всего лишь аккомпани­руют в стороне, сопровожда­ют солиста и сами знают об этом. Что же касается меня, мне было интересно, играя ря­дом с Майлсом Дэвисом, при­вносить все же какую-то час­тичку своей личности, свой стиль. И я благодарен, что он давал мне шанс делать это.

И что самое интересное, Майлс также подвиг меня на создание моего собственного культа, на то, чтобы я писал свою собственную музыку. И будучи рядом с ним я нашел способ писать музыку, которая принадлежит только мне, которая была бы уникальна. И уже последние десять-двенадцать лет я пишу музыку для себя, которая растет и развивается вместе со мной. Но именно Майлс дал мне толчок начать мою собственную музыкальную карьеру.

—Сегодня, будучи уже. лидером собственного бэнда, вы позволяете своим музыкантам импровизировать,играя музыку для вас, ак­компанируя вам?


— Да. У меня такая структура: начало композиции, а потом я говорю: "Вот, ребята, делайте то, что считаете нужным". Обычно, я могу управлять спонтанной импровизацией, подавая сигна­лы группе. Но с этими парнями случается так, что когда один из них играет соло, и его нужно за­канчивать, а он так не думает, то он просто не хочет на меня смо­треть. (Смеется.) Так что обыч­но получаются довольно длин­ные композиции. Впрочем, зна­ете ли, в Polygram Music считают, что это и есть настоящий джаз. Так что если вы придете послу­шать нас завтра, и даже если мы будем играть те же самые песни, они будут другими.

— Сколько на сегодняш­них своих концертах вы играете собственной му­зыки, и сколько — чужой?

—Ну, мы обычно играем про­центов семь "чужой" музыки. Это странно звучит: "чужая му­зыка". На самом деле это музы­ка, написанная кем-то другим, слушая которую ты понима­ешь, что она невероятно тебе близка. Но и мою музыку мы иг­раем, потому что людям инте­ресно, что ты написал сам, что ты чувствуешь. В то же время людям интересны старые ве­щи, композиции, которые мы играем уже много лет: что с ни­ми случилось за эти годы, как они изменились. И я стараюсь делать концерт по принципу: смесь из старых и новых вещей.

— Не совсем музыкаль­ный вопрос: элемент ваше­го фирменного стиля — эта черная шляпа. Расскажите о ней немного.

— Поначалу я надевал эту шляпу просто для моральной поддержки. Я начал носить ее, когда был еще молод и не сов­сем в себе уверен. Ну и потом, было просто интересно: мы ведь играли такой радикаль­ный джаз, который людям джа­зом вовсе и не казался. И было забавно при всем этом выхо­дить на сцену в этакой, знаете ли, полностью джазовой чер­ной шляпе... (Смеется.)

— Во время сегодняшнего концерта вы, отложив в сторону бас-гитару, играли на саксофоне, и довольно неплохо играли. Скажите, а почему именно саксофон?

— Почему мне нравится сак­софон? Ну, потому что он не такой, как те инструменты, на ко­торых мы в основном играем — гитары, перкуссия... Я хочу дать возможность людям по­слушать что-нибудь другое. Особенное! И знаете, мне ка­жется, что именно когда я иг­раю на саксофоне, когда люди слышат мою игру, они думают, что я хороший человек и не­плохой музыкант. (Смеется.)

— Будучи мульти-музы­кантом высочайшего уров­ня, признайтесь: осталось ли что-то недостижимое для вас в вашей профес­сии?

— В инструментальном пла­не я умею играть мелодии, я знаю, как работать пальцами, и вопрос для меня сейчас только в том, хотите ли вы меня слышать.

— Значит, вам до сих пор всегда легко удается найти, что сказать слушателю? Именно не как, а что?

— Фокус в том, чтобы не об­манывать себя, будто ты гово­ришь людям посредством му­зыки. Нужно думать только о том, что музыка не принадле­жит тебе, а просто проходит через тебя, посланная самой жизнью или Богом. Если ты за­бываешь об этом и начинаешь думать что-то вроде: ’Так, я дол­жен создавать музыку" — это уже неверный путь. Иногда, когда подходит время моего соло, но оно еще достаточно далеко, я начинаю думать, что и как буду делать. Но когда оно совсем уже близко, я все еще не знаю, что буду дел ать. Все: оста­ется только два такта — бум- бум — и тут ты понимаешь — вот ОНО! Пам-пам!!!... Так что надо просто всегда оставаться открытым и знать, что в какой- то момент что-то вдруг само придет и подскажет тебе идею, мысль. Иногда оно приходит очень поздно, просто пугающе поздно, но приходит всегда! Уж поверьте мне!...

Анастасия КОСТЮКОВИЧ, Георгий СТОЛЯРОВ

P. S. Автор выражает искрен­нюю благодарность Юдите Бартошевичене за неоцени­мую помощь, оказанную в под­готовке этого материала.
N. В. Особая благодарность отелю Reval Hotel Lietuva за ра­душное гостеприимство.

Jazz-Квадрат, №3/2004


авторы
Анастасия КОСТЮКОВИЧ
страна
Литва
Расскажи друзьям:

Еще из раздела фестивали 2002 - 2004 года
Единство в различиях Испанские парни не танцуют фламенко Клезмер Фест 2004 в Минске 1-й Московский фестиваль «Все звезды джаза».
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com