nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Zbignew Namyslowski - История "Стандартов"

стиль:

Zbignew Namyslowski - История  Стандартов
Большой неожиданностью на музыкальном рынке Польши в 2003 году стало появление очередного альбома Збигнева Намысловского, который называ­ется незатейливо "Стан­дарты". Знаменитый поль­ский саксофонист вообще редко, как исключение из правил, обращался к зна­менитым джазовым те­мам, исполняя в основном авторскую музыку. А тут — целый букет эвергринов. О том, что вызвало к жизни эту программу, и шел раз­говор в интервью Анны Бернат со Збигневом Намысловским, которое мы печатаем с разрешения журнала Jazz Forum.

<o:lock v:ext="edit" aspectratio="t"> </o:lock> Одиннадцать милых, легко за­падающих в ухо мелодий: не­много свинга, баллада, нью- орлеанский диксиленд, какое- то эхо буги-вуги. Это "Stan­dards", новый альбом Збигнева Намысловского.

— Ранее, на протяжении всей музыкальной карье­ры, вы охотнее всего ис­полняли собственные ком­позиции. Как родилась идея записать стандарты?

— Я всегда любил стандарты и их гармонии. И когда только возникала возможность поиг­рать на сейшнах, с охотой вхо­дил во все это, поскольку изве­стно, что стандарты — основа джэмов. Но абсолютная прав­да: я на самом деле долгое вре­мя записывал и исполнял соб­ственные композиции. Мой предыдущий альбом "3 Nights" — пример тому: три диска, ко­торые включают 23 мои пьесы. После такой "авторской" дозы пришла наконец очередь и для стандартов. Я просто реализо­вал идею, которая долгое вре­мя жила в голове.

— Стандартов множест­во. Почему вы решили за­писать именно этих один­надцать? Как вообще вер­шится отбор, когда сущест­вуют такие широкие воз­можности?

Можно сказать: сколько есть красивых пьес, столько и стандартов. Но вы правы: неиз­вестно, сколько их вообще. Возможно, тысячи, а может — и десятки тысяч. Музыкантам они известны благодаря так называемым Real Books — спи­скам стандартов, в которых приведены только мелодии и аккорды. Меня же интересова­ли менее известные или те, ко­торые у нас вообще не испол­няются, например, "Poinciana" или "Flamingo".

Я выбрал мелодии из ранне­го периода истории нью-орлеанского джаза и периода свин­га. Меня интересовало, как бу­дет звучать музыка диксиленда в исполнении моих молодых, насквозь по-современному ду­мающих и играющих музыкан­тов. Ну, и убедился, что обрабо­тать с ними стандарты нужно было. Они играют так, будто татько что вышли из какого-то кабачка в Нью-Орлеане.

— Создавая собственные аранжировки этих стан­дартов, держали ли вы в уме иные известные их ис­полнения и интерпрета­ции?


— В основном старался не забивать голову другими спо­собами интерпретации. Уж та­кой я есть, что люблю добавить что-то от себя. Только лишь в случае с "Flamingo" припом­нил исполнение американ­ского альт-саксофониста Эрла Бостика. Он был популярен до такой степени, что его считали коммерческим исполнителем. Мне очень нравился его стиль — свинговый, с характерной хрипотцой. Именно этот кли­мат и постарался сохранить в нашей версии "Flamingo".

— Некоторые музыкаль­ные критики утверждают, что это альбом для тонких знатоков, то есть для кон­кретного, не очень широ­кого круга потребителей. Вы с этим согласны?

— Я абсолютно не согласен с этим! Стандарты — прежде всего полные гармонии и очень красивые мелодии. Эта музыка слушается легко прак­тически каждым. Недавно ма­териал альбома мы исполняли на концерте для совершенно случайной, находящейся на отдыхе публики. Некоторые, наверняка, вообще впервые в жизни оказались на джазовом концерте. Но всем эта музыка очень понравилась. Вот, на­пример, такой стандарт, как "Royal Garden Blues", — это ведь просто развлечение в буги-ву­ги. А вообще-то, я никогда не играл для избранных.

— Как выглядела работа над альбомом?

— Когда мы уже знали, что нам предстоит сделать, все по­шло гладко. Все время играли по полной программе по две версии каждой пьесы. Выбира­ли лучшую. Не было никаких правок, повторов. Альбом не­сет в себе явные признаки "жи­вого" исполнения. Записыва­лись в студии радио S-4 на Вороничей с Тадеушем Мечковским, моим любимым звукоинженером.

— И все прошло гладко? Во время записи "Stan­dards" не случилось ника­ких неожиданностей?

— Мы слегка помучались над пьесой "The Night Has а 1000 Eyes". Записали ее один раз, и уже было ясно, что на этом нужно заканчивать, поскольку материал не для нашего альбо­ма. Но нам было очень жаль красивой коды. Славэк Яскулке буквально с ума сходил за фор­тепиано... ну, и записан был только финал. На его фоне по­явились обрывки разговора. Кто-то спрашивал: "Ну и что мне с этим делать?". Кто-то от­вечал: "Да придушим звук". Именно этим и закрывается программа альбома.

— Достаточно коварно. Но спросить хочу не о "уду­шении звука", а о концер­тах. Когда и где ваша груп­па будет исполнять стан­дарты?


— В начале сентября 3 и 4 вы­ступим в "Тыгмонте". Там я буду отмечать и свой день рожде­ния.

— И который же по счету?

— Ну, нет! Вот этого я вовсе не обязан помнить! А вообще концертные планы складыва­ются удачно. После выступле­ния в варшавском "Тыгмонте" делаем тур по Швеции. Будем выступать во многих городах. А в Стокгольме будем играть в Польском институте по слу­чаю выставки джазовых фо­тографий Марка Каревича.

— Альбом "Standards" — прекрасный материал для исполнения на Калатувках во время осеннего "Джаз- кемпинга".

— Вполне возможно. Калатувки — место, где все еще слу­чаются настоящие джэмы. Ибо, если честно, традиция джэм-сейшн сходит на нет. Му­зыканты вечно заняты, у них точно распланированные концерты и трассы. Мало у ко­го есть время и желание, чтобы поздним вечером взять под мышку инструмент и загля­нуть в какой-нибудь клуб — поджемовать с коллегами.

А на Калатувках случился на­стоящий ренессанс джэм-сейшн. На протяжении послед­них шести лет в последнюю не­делю сентября, или, как в этом году — в первую неделю сентября, мы играем там джаз. Джем- сейшн в гостеприимной турбазе Марты Лукашик обычно заканчиваются тогда, когда за окнами начинает светать.

Так же, до самого рассвета недавно продолжался джем-сейшн с участием десятка двух музыкантов на Побережье, в Колечкове, в частных владениях знаменитого художника Анджэя Умястовского. Организованная им двухдневная тусовка "Джаз на поляне" - такие вот наши летние Калатувки. Репродукцию именно одной из картин Умястовского я и использовал на обложке последнего альбома.

— На этой пастельной картине, которая напоминает приснившийся пейзаж, по сельской дороге идет странная группа музыкантов. Совпадает по духу обложка с содержанием альбома?

— Анджэй мне как-то сказал: "Знаешь, Збышек, я бы охотно нарисовал обложку для твоего альбома". И когда, наконец, запись "Standards" была готова, я послал ему материал. Именно с мыслью об этой музыке он и нарисовал картину. Вот какая история, которая мне, честно говоря, уж очень по душе.

Перевод Дмитрия ПОДБЕРЕЗСКОГО

P.S, Альбом "Standards" был записан в следующем составе: Збигнев Намысловский (альт-саксофон), Славомир Яскулке (фортепиано), Оло Валицки (контрабас), Яцек Намысловский (тромбон), Гжегож Гжиб (ударные).


Jazz-Квадрат, №3/2004


музыкальный стиль
свинг, традиционный джаз
страна
Польша
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с саксофонистами
Джазмен Дядя Миша Игорь Бутман - Красивые вечера у Гоголя (часть 1) Игорь Бутман - Красивые вечера у Гоголя (часть 2) Олег Киреев - Человек, приятный во всех отношениях
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com