nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Jon Hammond - The FINGERS...are the SINGERS!

стиль:

Jon Hammond - The FINGERS...are the SINGERS!
Джон Хэммонд ныне — один из ведущих в мире исполни­телей на Hammond-opraнe, композитор и аранжировщик, бэндлидер и популяр­ный ведущий своего собственного Jon Hammond Show на телеканале Manhattan Сable TV, вот уже не первое десятилетие предоставляющего "эфирное" время неза­висимым музыкантам, ставшего для многих из них сту­пенью в мир шоу-бизнеса. Об этом самом мире шоу- бизнеса, о месте музыканта в нем, о музыке и ее воздействии на людей беседовал с Джоном Хэммондом глав­ный редактор нашего жур­нала Анатолий Кирюшкин.

Анатолий Кирюшкин: Джон, вы часто выступае­те в джаз-клубах Европы. На ваш взгляд, есть ли разница между европей­ским и американским джаз-клубом?

Джон Хэммонд: Да, на са­мом деле, выступая в евро­пейских джаз-клубах, я отме­чаю много отличий от аме­риканских. Во-первых, евро­пейская джазовая аудитория вообще больше интересует­ся нашей музыкой. И потому, что это музыка издалека, и потому, что европейская об­разовательная система обес­печивает хорошую подго­товку в гармонии и теории. Таким образом, фактически эти серьезные европейские зрители знают то, что ты иг­раешь. Кроме того, они про­являют больше такта во вре­мя исполнения и не шумят так сильно, как это часто де­лают американцы.

С другой стороны, в евро­пейских клубах все еще раз­решают курить. Как астма­тик, я весьма ценю бездым­ную политику. Курение лишь выглядит круто, на самом де­ле это совсем не так.

Многие клубы Германии оснащены вентсистемами промышленной мощности, которые очищают воздух вполне прилично. Один из моих любимых немецких клубов — франкфуртский Jazzkeller. Это самый старый джаз-клуб Германии. Здесь играли Луис Армстронг, Чет Бэйкер, Art Blakey Jazz Mes­sengers и многие другие. В Jazzkeller просто фантасти­ческая система очистки воз­духа. Однажды мне случи­лось побывать здесь в качест­ве приглашенного музыкан­та венгерского тенор-саксо­фониста Тони Лакатоша. Его бэнд звучал фантастически, и я сказал Ойгену, владельцу Jazzkeller: "Eugen the musi­cians are blowing smoke", имея в виду: "Ойген, музыканты прямо-таки пышат жаром". Ойген понял меня по-своему и со словами "Боже мой... Нужно переключить возду­хоочиститель на более мощ­ный режим!" убежал... Я, ко­нечно, объяснил ему, что он неправильно понял меня, но вообще-то это довольно яр­кий пример. Скажем, во Франции подобными вопро­сами совершенно не озабо­чиваются, так что, идя во французский джаз-клуб, не забудьте кислородную маску.

В США тоже есть несколь­ко хороших клубов. В луч­ших из них обязательно можно встретить европейцев-отпускников!

Ваше мнение о евро­пейской джазовой ауди­тории напоминает мне о минских концертах Дю­ка Эллингтона, данных в ходе советского турне ор­кестра 1971 года. После завершения турне Дюка спросили, что он думает о состоявшихся гастролях. Он ответил, что столкнул­ся с большой загадкой, будучи не в состоянии понять, почему люди слу­шают его музыку с таким серьезным видом вместо того, чтобы от души на­слаждаться ею, танце­вать под нее. Полагаете ли вы, что американцы воспринимают джаз как музыку развлекатель­ную, как своего рода раз­новидность ширпотреба — в отличие от тех же ев­ропейцев, рассматрива­ющих эту музыку скорее как предмет академичес­кого исследования?

Это замечательное ут­верждение! И на самом деле весьма проницательная оценка различия между от- ношением(ями) зрителей Америки и Европы к джазу.

Лично я предпочитаю се­рьезную аналитическую ау­диторию фривольно-подвыпившей, рассматриваю­щей и музыку, и музыкантов лишь как элемент развлече­ния. С другой стороны, все же иногда бывает приятно взглянуть на людей, по-хорошему расслабившихся и тан­цующих под твою музыку. У меня огромный опыт игры на танцах. В частности, в те­чение двух лет я еженощно обеспечивал музыкальное сопровождение стриптиз- шоу, которые устраивались в контролировавшихся мафи­ей Adult Entertainment clubs, что в бостонской Combat Zone. Поверьте, когда девоч­ки не могут танцевать под ва­шу музыку, они тут же ставят об этом в известность бэнд!

Играй я такую музыку они просто пришли бы и сказали что-либо вроде: "Я не могу танцевать под это!" Следова­тельно, я выработал очень танцевальный стиль, осно­ванный на естественном ритме жизни... Моя музыка происходит непосредствен­но с Бродвея, таким образом я из тяжелого опыта знаю, что либо люди прищелкива­ют под музыку пальцами и трясут под нее задницей, ли­бо музыка на самом деле ни­чего для них не значит, пред­ставляя собой антиритм му­зыки жизни, будучи слиш­ком быстрой... слишком мед­ленной... или слишком дис­сонирующей... В таком слу­чае музыка отрицательно воздействует на аудиторию.

Кроме того, я имею обшир­ный опыт исполнения как моей собственной музыки, так и джазовых стандартов в больницах и частных сана­ториях для людей пожилых и недееспособных. Я даю кон­церты даже в Secure Psychi­atric Wards (где большинство музыкантов не будет играть, но где, к сожалению, некоторые из них закончили свой жизненный путь!), а также в тюрьмах... В подобных ситуа­циях я имею возможность по-настоящему изучать воз­действие различных стилей музыки на людей, которые иногда, когда я начинаю для них играть, находятся в поч­ти растительном состоянии. Зато к концу очередного ус­пешного концерта, данного мною в больнице или част­ном санатории, люди на ка­кое-то время приходят в нор­мальное состояние...

Имеете ли вы в виду, что правильная музыка мо­жет пробудить спящую волю к жизни, а пациен­ты больниц нуждаются не столько в лечении их тел, сколько в душевной поддержке?

А., иными словами, вы ка­саетесь темы музыкотерапии... Полагаю, что я могу вы­сказываться на эту тему, по­скольку с 13 лет играл мини­концерты для пациентов больниц, для пожилых, а так­же для недееспособных лю­дей (а теперь мне 52).

Нет сомнения в том, что музыка может сильно влиять на людей, страдающих раз­личными недомоганиями от физической боли, на людей, имеющих психиатрические проблемы. Даже на почти не­излечимых медикаментозно больных болезнью Альцгей­мера в различных стадиях. Точно так же нет никакого сомнения в том, что музыка способна успокаивать воз­бужденных людей. А с другой стороны, может также вызы­вать отрицательные эффек­ты, даже насилие в опреде­ленных ситуациях, которое мы видели на некоторых концертах...
Следует сказать, что музыкотерапия не является точ­ной наукой. К сожалению, находятся те, кто претенци­озно именуют себя музыкотерапевтами. В действитель­ности же нередко это музы­канты-любители (впрочем, побуждаемые лучшими чувствами), озабоченные поисками благодарной аудитории (или ангажемента!) В подобных случаях это не слишком хорошо для ничего не подозревающих пациентов, которых на час вкатывают на инвалидных креслах в комнату для того, чтобы попеть с кем-то, кто, возможно, является носителем и некоего иного мессиджа, помимо собственно музыкального (скажем, религиозного)... Понимаете, к чему я клоню?

Чтобы быть более осведомленным, в 1996 годуя посетил такое мероприятие как "Мировой музыкально- терапевтический конгресс'. Это ежегодная конференция различного рода музыкальных терапевтов. Некоторые из ее участников на самом деле превосходные профессионалы. Некоторые же — абсолютные шарлатаны.

На этом конгрессе мне приходилось встречать изобретателей различных исцеляющих устройств. Например, своего рода электрон­ной сбруи — набора прово­дов, подключаемого к гнезду подключения наушников плейера Sony. Музыкотерапевт усеивает контактами все тело своего пациента, и оно начинает испытывать небольшие музыкальные ко­лебания. Конечно, этот изоб­ретатель имел грандиозные претензии — вроде того, что данный подход помогает из­лечивать рак и так далее.

Другой располагал вибри­ровавшей в такт музыке кро­ватью... это была дорогая кровать! (из Швейцарии, мо­жете себе представить?!) Бы­ло и несколько музыкантов... хороших и не очень. Я не го­ворю, что все они были шар­латанами. Некоторые из них проходили необходимое обучение, посещали аккре­дитованные курсы, на кото­рых преподавали специали­сты с опытом клинической работы. То есть, там было все, от А до Я.

Я же могу рассказать вам только об испытанном мною на собственном опы­те. Я видел Власть Музыки в действии. Когда вы впервые наблюдаете, как кто-то вста­ет с инвалидного кресла и начинает танцевать, тогда вы и познаете Власть Музыки. В течение многих лет мне многократно приходилось видеть это. Чем больше я играю подобных мини-концертов, тем больше становится мой навык в достижении желаемых результатов.

Медсестры, присутствовавшие на моих шоу, неоднократно говорили мне, что я, как им кажется, достигаю гораздо лучшего контакта с пациентами,чем большинство исполнителей. Это приходит с опытом. И требуется много энергии с моей стороны, чтобы пробудить этих людей от коматозного состояния. Должен сказать, что бывало и такое: я прихожу и выступаю перед людьми, сидящими в инвалидных креслах, и к концу моего шоу они почти приходят в норму.

Я как бы переношу их из больницы в совершенно иное место. Им кажется, что они находятся не в инвалидном кресле, а в шезлонге комнаты отдыха. Или в баре. Как правило, я играю непрерывно в течении по крайней мере 90 минут, в промежутке между пьесами рассказываю всякие истории. Иногда это длится целых 2 часа. Я думаю, что когда люди видят, как я выкладываюсь,это разжигает огонь под их задницей! Так что это вполне возможно — передать часть вашей энергии тем, кто не имеет никакой энергии.

Оборотной стороной этого является то, что к тому вре­мени. когда я возвращаюсь домой. то готов рухнуть. Taким о6разом, это — вид обратного осмоса, как, предполагаю, могли бы сказать вы. Я передаю им мою энергию посредством своего исполнения. в конце же успешного вступления меня можно откатывать на моем фортепьянном стуле наподобие пациентов в инвалидных креслах...

Результат требует приложения значительных усилий и, безусловно, стоит того. И я призываю всех музыкантов, играющих на достаточно высоком уровне, нести свою музыку тем, кто нуждается в этом больше всего. Тем, кто менее удачлив, чем мы. В конце концов, на самом деле это и называется действи­тельно быть музыкантом. По большому счету.

Если же говорить лично обо мне, то я гораздо чаще предпочитаю играть именно для такой аудитории, чем вы­ступать в пятизвездных ноч­ных клубах или гостиницах, где "высокомерные богатые люди" (как я их называю) рас­сматривают музыкантов как малоквалифицированную прислугу, нанятую для их раз­влечения и создания атмо­сферы. Они обжираются 50- долларовыми стейками Filet Mignon, в то время как музы­канты должны исчезать на время своего перерыва. Если музыканту повезет, он пере­хватит сэндвич с сыром, на­дежно укрывшись от взоров клиентов. Часто в таких мес­тах музыкантам настоятель­но предлагают пойти поси­деть на кухне (и не разгова­ривать с гостями).

Кстати, случалось мне иг­рать в подобных местах и в России. И наблюдать там то же самое. Таким образом, это присутствует во всем мире. Говорю вам, музыканты... ес­ли вы обладаете музыкаль­ной энергетикой, силой му­зыкального воздействия, не­сите ее людям!

Музыкальное воздейст­вие — достаточно широ­кое понятие, которое мо­жет охватывать как та­лант композитора, так и исполнительские навы­ки. Что вы находите бо­лее интересным для себя лично — сочинять собст­венную музыку или ис­полнять известные стан­дарты?


Очень интересный во­прос. Мысленно возвраща­юсь в середину 70-х. Тогда я играл в довольно успешном шоу-бэнде Easy Living. Мы га­стролировали взад-вперед по восточному побережью США и Канады, исполняя каверы хитов. Кроме того, само наше шоу было весьма раз­влекательным. Кое-что в нем не удовлетворяло лично ме­ня, но в то время я не имел возможности указать на это.

Через несколько лет, когда у меня уже был репертуар, со­стоявший из моих собствен­ных композиций, я отпра­вился в Европу. Когда же туда приехал, то решил вот что: разве я пересек океан для то­го, чтобы исполнять чужую музыку? Буду играть свою! Как только я принял это лич­ное решение, как только я посвятил себя этому, то об­наружил, что по-настояще­му наслаждаюсь, играя все больше, к концу же вечерин­ки чувствую себя гораздо лучше, чем в начале выступ­ления.

Ценю множество старых стандартов и время от време­ни играю их в отелях и ресто­ранах, но когда мне выпадает шанс бэндлидерства в джаз-клубе или на фестивале, я всегда исполняю не менее 90% собственных компози­ций. К тому же я испытываю очень сильное ощущение переделанности множества стандартов. Мне столько до­велось их слышать в интер­претации стольких артис­тов, которые исполняли их в стольких различных мане­рах, что иногда приходило в голову: миру уже давно нуж­ны новые стандарты. Наде­юсь, некоторые из моих ком­позиций являются и будут являться стандартами завт­рашнего дня. Уже сегодня другие исполнители делают каверы моих композиций. Эти мелодии наверняка пе­реживут меня.

Мелодия — это Король! Мелодия повелевает! Возь­мем такие мои песни, как, на­пример, Lydia's Tune, Late Rent, Czechoslovakian Salsa Song, Head Phone, Get Back In The Groove, White Onions, Six Year Itch etc... каждая — клас­сика ... каждая — сногсшиба­тельный хит! Я говорю это вам, музыканты и компози­торы... учите ваши любимые стандарты, они сослужат вам добрую службу, но если ваш композиторский талант поз­воляет вам сочинять песни, которые все учат наизусть, не подводите сами себя... сле­дуйте своей мечте и следуйте за мелодией!

Полагаете ли вы, что в отличие от посетителей отелей и ресторанов ау­дитория джаз-клубов и фестивалей более благо­желательно слушает му­зыку, "неслыханную до­селе"?

Это очень интересный во­прос. Исторически джаз-фестивали — такие места, где публике представляются но­вые крупные таланты. New­port Jazz Festival, Monterey Jazz Festival... И сегодня биле­ты на подобные мероприя­тия охотно раскупаются. К сожалению, не могу не отме­тить ряд нежелательных тен­денций. С одной стороны, те, кто отбирает участников фе­стивалей, неохотно рискуют приглашать никому не изве­стных исполнителей, нико­му не известные составы. С другой, существует род джа­зовой мафии, жестко кон­тролирующей состав участ­ников крупных фестивалей. И на радио, и на TV существу­ет что-то вроде системы Payola. Имеется в в иду ориен­тирование на известные имена, что помогает оплачи­вать издержки стоимости продукции, рекламу, услуги дистрибьюторов, PR etc.

Не так давно один извест­ный телепродюсер сказал мне, что моя новая запись — одна из его любимых, и что он сочтет за честь размес­тить меня в его джазовом те­лешоу с "гарантией широко­вещательности"... После чего я узнал и стоимость разме­щения: $6000 за 6 минут. Весьма дорого. Но за мои $6000 меня показали бы по общенациональному теле­каналу, что, возможно, по­влекло бы за собой включе­ние в связанные с данным синдикатом джазовые фес­тивали, в программы веща­ния на бортах воздушных су­дов, в джазовые круизы etc. Я подумал, что... это могло бы быть хорошей инвестицией. Тем не менее, в конце концов я пришел к заключению, что для меня все же было бы луч­ше инвестировать те же са­мые $6000 в мои собствен­ные радио- и телешоу и ку­пить новый компьютер, а также другое оборудование, необходимое при подготов­ке этих шоу.

Я говорю это вам, незави­симые артисты: "Это — наи­лучший исторический пери­од для независимых артис­тов. В кончиках ваших паль­цев находятся средства, которые обеспечат вам все то, что лкйблы, дистрибьюторы и агенты обещают сделать для вашего имени за плату. Поместите деньги в ваш соб­ственный карман и заставьте огонь под вашей задницей, вырываясь на волю, делать это непосредственно для вас!!"

Я по-настоящему под впечатлением от ваших обвинений в адрес про­мовещания! Я всегда ду­мал, что неясное понима­ние различия между рек­ламированием и промоутированием — это "дет­ская болезнь" постсовет­ских средств массовой информации. Ваш при­мер показывает, что дан­ная болезнь — всего лишь следствие слабой защи­щенности средств массо­вой информации, неза­висимо от их возраста... Так или иначе, полагаете ли вы, что независимый артист может одинаково успешно делать все — пи­сать и исполнять музыку, избегать западни кор­румпированных СМИ, столь же поднаторевших в своем ремесле, сколь и PR-агентства, осуществ­лять дистрибьюцию ком­пакт-дисков не менее гра­мотно, чем ведущие рекорд-лэйблы, продавать их столько же, сколько это могут делать магази­ны розничной торговли?


А... ха... Вот мы и входим в достаточно глубокие джазо­вые воды, Анатолий! Пола­гаю, что мой опыт позволяет мне авторитетно говорить на эту тему.

Во-первых, сегодня суще­ствует много путей, которые являются доступными для любого, кто мотивирован и хотя бы чуть-чуть умен. Заве­са отдернута, и теперь каж­дый в этом бизнесе знает, что никто не имеет права исклю­чительной собственности на те или иные контакты, по­скольку поиск любой ин­формации — не более чем Google-поиск.

В прежние дни (собствен­но, не так давно!) это было легче делать "агентам", PR-предсгавителям, а также пер­соналу рекорд-лэйблов, от­вечающему за артистов и ре­пертуар — вешать музыкан­там лапшу на уши, объясняя им, каких больших звезд они представляют и так далее. Те­перь — хрена, кот сбежал из мешка! Любой, кто может со­ставить и напечатать связное письмо, может и подгото­вить пресс-релиз для непо­средственного выпуска.

В Интернете много сво­бодных мест для размеще­ния пресс-релизов. А еще у нас в США есть "телестанции открытого доступа"... они бесплатны для публики, ко­торая может пользоваться программами телевещания обо всех и обо всем. Единст­венное правило — "никакой рекламы". Это не означает "никакого промоушна"... Да, существует четкая линия, от­деляющая рекламирование и промоутирование. И рабо­тает эта линия на промоуте­ра. Пока вы не делаете кое-ка­ких откровенных глупостей, вы не пересекаете эту линию настолько, чтобы вылететь из сетки телевещания. При­мер промоушна: "На следую­щей неделе планируется вы­пуск моего нового альбома моим собственным рекорд-лэйблом Ham-Berger-Friz Records. Это — лучшая из за­писей, которые я когда-либо делал, и надеюсь, что вы при­соединитесь к нам на нашей релиз-парти 16 сентября в джаз-клубе Cleopatra's Needle (Нью-Йорк), www.cleopa- trasneedleny.com. Будут уго­щение, живая музыка и бес­платные CD для первых 20 посетителей!" Пример рек­ламы: "Пипл, на следующей неделе мы будем выпускать наш новый альбом... Цена — всего $19-95! Операторы уже готовы принимать ваши те­лефонные заказы прямо сей­час! Звоните Теперь! Звоните Теперь!!"

Таким образом, вы видите... не настолько трудно не пере­секать линию между рекла­мированием и промоушном. Фактически полоса эта очень плодородна, и в наши дни не требуется особого ба­лансировочного искусства, чтобы удержаться на ней. В течение 22 лет я делал это на моем собственном Public Access TV-шоу "The Jon Ham­mond Show" на Time Warner TV. Таким образом, я могу по­делиться с вами личным опытом. Из первых рук!

Теперь относительно того, может ли независимый ар­тист сделать все "одинаково успешно" (написать и испол­нить музыку... избежать за­падни коррумпированных СМИ, дистрибьютировать компакт-диски точно так же, как это делают ведущие рекорд-лэйблы etc.)... Я — жи­вое доказательство не только того, что это возможно, но и того, что я могу сделать это ЛУЧШЕ. Причина, почему это так, очень проста... Все обстоит следующим обра­зом. Вы идете к влиятельно­му PR-агенту, и он говорит вам,- "Вы даете мне $2000, а я посылаю информацию о вас в ряд газет, а также радийным и телевизионным искателям талантов. Вы же видите, что я сделал это и для Мадонны, и для Норы Джонс, и для мно­гих других ведущих испол­нителей..." Ну, а в действи­тельности сутки состоят только из 24 часов... Я знаю, сколько времени и усилий требуется на эффективные промоушн и дистрибьютинг. Если PR-агент не имеет ги­гантской команды помощ­ников, он/она не в состоя­нии найти время, необходи­мое для того, чтобы обеспе­чить продвижение относи­тельно неизвестного артис­та. Когда сроки поджимают, а в числе клиентов мощного PR-агента — Мадонна, любая другая большая звезда, на продвижение кого, как вы ду­маете, этот агент потратит свое драгоценное время? На Мадонну или на любой XYZ Jazz Band, заплативший $2000? Эти $2000, скорее все­го, пойдут на большой обед для компании парней, кото­рые даже и не потратят на вас дневное время.

Возьмите те же самые $2000, купите компьютер, за­платите за электричество и телефон и начните действо­вать! То же касается и дистри­бьюторов. Дистрибьюторы (а также хозяева магазинов грамзаписей) скажут вам: "Кто ваш дистрибьютор? Ес­ли таковой не является од­ним из пяти главных дистри­бьюторов, то мы не возьмем ваш CD (DVD) в наш мага­зин".

Это абсолютная чушь. Я слышал это тысячу раз. Я су­мел разместить мои замеча­тельные CD-альбомы, кото­рые являются шедеврами всей моей жизни, в Virgin Megastore, Tower Records, Rasputin Records, Downhome Records и многих других крупных сетях магазинов то­варов грамзаписи. То же ка­сается и радиостанций. Я лично знаю парней, которые говорят, что за волшебную цифру $2000 они будут кру­тить ваш CD на многих ра­диостанциях Если вы доста­точно глупы, чтобы отдать им эти деньги, это явится все­го лишь началом швыряния денег в Гигантскую Черную Дыру. Независимые Артис­ты! Поднимайтесь с ваших ленивых задниц! Ощутите огонь под ними! Сделайте это исключительно для се­бя!... Теперь — время!

The FINGERS... are the SIN­GERS!

Однажды Billboard обо­значил ваше телешоу как альтернативу MTV. Може­те сформулировать, что, по-вашему, действитель­но является альтернати­вой?

Я запустил мое телешоу — The Jon Hammond Show — 2 февраля 1984 года на канале "С" MCTV (Manhattan Cable TV), как это тогда называ­лось, в 1:30 пополуночи. Как раз перед популярным ноч­ным кабельным шоу Robin Byrd Show. С самого начала на нас обратили самое при­стальное внимание — преж­де всего из-за того, что мое шоу выглядело чрезвычайно профессионально... это бы­ло видео высокого, даже сверхвысокого качества, и все благодаря моему секрет­ному оружию Video by LORI. В то время Лори была моей подружкой, и она — лучший онлайн-видеоредактор во всем Нью-Йорке! Обычно она редактировала для таких коммерческих клиентов, как Buick Cars, Coca Cola, Clairol Hair Products. За час работы над коммершиэл в онлайн-студии с Лори коммерчес­кий клиент платил $ 1000. Это куча денег, а в 1984 году это стоило еще больше!

Тогда мы делали наше шоу в однодюймовом видеофор­мате на самом современном оборудовании. Использовалось и новое цифровое оборудование получения спецэффектов — Ampex ADO на консоли тройного переключателя входов Grass Valley. А скоро мы получили самую первую компьютерную систему видео- редактирования Sony 5000. Это помогло Лори осуществлять совместный дизайн с инженерами-разработчиками Sony Broadcast. Кроме того, благодаря близкому сотрудничеству Лори с Sony Broadcast, я заполучил самый первый опытный образец камеры BetaCam, предоставленный нашему шоу на предмет полевых испыта­ний и проверки ее работы.

Как я. возможно, отметил ранее. моей мотивацией к созданию телешоу The Jon Hammond Show было желание дать ответ индустрии звукозаписи. Ведущим лэйблам мы предоставили очень профессионально сделанную оригинальную музыку. После того, как я полтора года имел дело с исполнительско-репертуарными отделами этих лэйблов, меня охватила такая ярость и такое разочарование... А тут еще и деньгиi подходили к концу... В общем, мне пришлось задуматься о более эффективном способе расходования моих денег с тем, чтобы получить максимальные результаты.

Я услышал о возможности сделать телешоу открытого доступа, и эта возможность показалась мне очень хоро­шей возможностью... На самом деле это выглядело слишком хорошо, чтобы быть правдой!

С самых юных лет я хотел работать на радио, поэтому, так как не смог возглавить собственную радиопро­грамму, создал телешоу, которое имело формат Radio Style. А еще мы придумали трюк, который привлек всеобщее внимание... когда в начале шоу начинала звучать моя тема Late Rent, и диктор говорил: "BackBeat Produстions представляет The Joooooon Haaaaamond Show.. A вот и звезда шоу... Джоооон Хэммонд!"... Тогда мое черно­вое фото (я сижу в кресле в строгих итальянских ботин­ках Beatle и кожаных шта­нах) выпрыгивало на экран в самый эпицентр буйства бо­лее чем высококачествен­ной спецзаказовской ком­пьютерной графики и таких спецэффектов, каких никто до той поры никогда не ви­дел! Моего лица фактически не было видно...только отби­вающий такт ботинок, скре­щенные ноги и мои руки... Я был таинственным объек­том "Джон Хэммонд", и каж­дый зритель мысленно при­кладывал к наблюдаемому им телу Джона Хэммонда во­ображаемое им лицо... Воз­можно, афроамериканцам казалось, что Джон Хэммонд черный... А если зритель ока­зался китайцем, то это мог бы быть и китайский Джон Хэммонд... и так далее... С са­мого первого дня это имело феноменальный успех!

В течение следующих двух недель мне позвонила Ким Фримэн из Billboard и при­гласила меня в офис в Minskoff Building (это факти­чески рядом с моей кварти­рой)... и мы сделали интер­вью, которое вышло за 2 дня до моего дня рождения, после чего у меня оборвали теле­фон! А знаете, кто в основном названивал? Люди, искавшие работу! Многие даже были го­товы работать у меня бес­платно. К сожалению, я ниче­го не смог для них придумать.

Музыка на нашем шоу была очень высокого качества, са­унд был чистым... никакой статики, 10х5-ный прием по кабельному телевидению, ко­торое в то время было доволь­но-таки изрядной новинкой.

Позже мой канал "С" стал 1б-м каналом кабельного ТВ. Когда канал перешел к компа­нии Time Warner, я перешел на каналы 56 и 110 сети RCN.

Расширив зону своего ве­щания, я вещал уже и в Сан- Франциско, и в Лос-Анджелесе, и в Голливуде, и в Босто­не, и в других городах.

Я много мог бы рассказать вам о том, как близко к очень большому успеху мы были все эти годы. Есть много рек­ламных агентов, которые бе­рут вас готовенькими... На­пример, однажды Роберта Стигвуда (Bee Gees, Yellow Submarine Movie etc.), главу RSO (Robert Stigwood Organi­sation), настолько распалило мое шоу, что он поручил своим людям в Нью-Йорке привез­ти соответствующие ленты на вертолете на его мегаяхту длиной 250 футов.

Я имел семилетний кон­тракт, предложенный мне президентом Sony Джоном О'Доннеллом, речь шла об использовании исключи­тельно программного обес­печения Sony... У нас с ним были встречи на 48-ом этаже здания штаб-квартиры Sony в комнате Совета директо­ров... В то время единствен­ными людьми, которых они имели на видео, были Дэвид Боуи и Тина Тернер... ну, и еще экспериментальное ви­део. На моем столе все еще лежит предложение кон­тракта, толстое, как телефон­ная книга.

Сегодня, после 22 лет ра­боты над The Jon Hammond Show, могу сказать, что я не разбогател, делая его, но это открыло для меня много две­рей, позволило путешествовать и исполнять мою музы­ку во всем мире. Мое телешоу известно во всем мире.

В первый раз, когда я играл в одном из парижских ресто­ранов, снаружи заведения была вывешена небольшая афиша. Что-то вроде: "Джон Хэммонд, которого можно было видеть в Jon Hammond Show телеканала MCTV". Сразу же появились посети­тели, говорившие: "Я знаю ваше телешоу из Нью-Йор­ка!" Записи моего шоу путе­шествовали по всему миру— ведь мы располагали целым рядом действительно экс­клюзивных съемок Джэко Пасториуса, Лайонела Хэмп­тона, Энди Уорхола, Сэмми Дэвиса-младшего, Кэба Кэл­лоуэя, Джона Энтуистла и многих других. К тому же на­ши графика и спецэффекты значительно опережали вре­мя и сегодня все еще выгля­дят лучше очень многих ве­щей, которые можно видеть на главных телеканалах.

MTV, VH1 — все они пробо­вали подражать The Jon Hammond Show, но мы-то представляем собой ориги­нал! Вот единственный спо­соб удостовериться в том, что я не похоронен в куче старых пленок убедитесь в том, что мое шоу по-прежнему в эфи­ре! Я успешно удерживал его там в течение 22, и если Гос­поду будет угодно, останусь в эфире еще на 22 года!

Анатолий КИРЮШКИН
Перевод с английского Сергей ЗОЛОТОВ





JAZZ-KBAДPAT №б'2005


музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с композиторами, аранжировщиками, бэнд-лидерами
Мурад Кажлаев Brian Setzer - Новый взгляд на биг-бэнд Django Bates - Гротескный и льстивый Francis Lai - Музыка создаёт атмосферу фильма и дарит ему краски…
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com