nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Michel Delville - Между джазом и прог-роком

стиль:

Michel Delville - Между джазом и прог-роком
Имя бельгийского гитариста и композитора Мишеля Дельвиля уже неоднократно встречалось в наших обзорах дисков. При этом его имя фигурировало в работах разных ансамблей - Machine Mass Trio, doubt, а совсем недавно - The Wrong Object. Но данными проектами творческая активность Мишеля не ограничивается. Этот уроженец Льежа участвовал и участвует в целом ряде других проектов, играл с очень многими известными европейскими и американскими мастерами джазового авангарда и прог-рока. Дельвиля по праву считают одним из самых интересных мастеров электрогитары в пограничье между этими направлениями. Его дискография насчитывает почти два десятка альбомов с разными составами. Кроме того, музыка – далеко не единственное его занятие: Мишель преподает литературу и сравнительное литературоведение в университете Льежа. Он является автором целого ряда книг, лауреатом нескольких литературных премий. Словом, это незаурядная, многогранно талантливая личность. Выпуск нового альбома The Wrong Object послужил поводом для интервью, которое Дельвиль любезно согласился дать нашему сайту. Интервью было организовано при содействии Леонардо Павковича, шефа компании MoonJune Records, издававшей все альбомы с участием Мишеля, которые обозревались на нашем сайте, за что ему особая благодарность.

Леонид Аускерн: Рад возможности поговорить с тобой, Мишель, непосредственно после появления после довольно долгого перерыва нового альбома The Wrong Object. Почему на какое-то время этот проект ушел для тебя в тень?

Мишель Дельвиль: Ансамбль очень активно гастролировал в целом ряде стран Европы после выпуска Stories from the Shed (альбом The Wrong Object 2008 года, также издан MoonJune Records – прим. Л.А.). Альбом был очень тепло встречен критикой и привлек внимание промотеров по всей Европе. Мы репетировали композиции до тех пор, пока не наловчились играть их практически вслепую. Пару лет спустя Фред, наш саксофонист (Фред Дельпланк – прим. Л.А.), решил посвятить себя исключительно своему джазовому квартету, а трубач Жан-Поль (Жан-Поль Эстивенар – прим. Л.А.) уехал в Испанию. Нам необходимо было обновиться, найти новый состав и выработать новый саунд, который бы сохранял логическую связь с прошлым. Осуществление перехода от «старого» к современному периоду истории бэнда было серьезной проблемой. Но даже с учетом того, что я участвовал в некоторых других проектах (douBt, Machine Mass, Comicoperando, TZGIV, ...), бэнд никогда не рассматривался мной, как нечто второстепенное. Мы продолжали давать концерты, хотя наша активность значительно упала где-то в период между 2010 и 2012 годом, так как большая часть времени уходила на работу по построению чего-то нового и прочного.

Л.А.: Меня заинтриговало название альбома: After the Exhibition. Рецензируя этот диск, я предположил, что здесь некая связь с Pictures At An Exhibition ELP. Так ли это и как родилось название альбома?

М.Д.: Я об этом не задумывался, но возможно тут есть некая подсознательная связь с альбомом ELP… и Мусоргским! Но в действительности название было предложено Марком Аткинсом (Marc Atkins), автором потрясающего художественного оформления альбома, запечатлевшего «локальные цвета» нашего репертуара, стиля в котором таинственное переплетено с причудливым.

Л.А.: В After the Exhibition ансамбль The Wrong Object предстал в расширенном и обновленном составе, а также с очень интересными гостями. Как складывался именно такой формат?

М.Д.: Лорен Дельшамбр (Laurent Delchambre) и я – это единственные участники того состава, который записал наши первые четыре официальных альбома. Мы решили не пытаться воспроизводить саунд предыдущих дисков, а вместо этого пригласили двух саксофонистов – Марти Мелья (Marti Melia) и Франсуа Лурти (François Lourtie), вдвоем охватывающих все саксофонное семейство от баса до тенора, что существенно расширило нашу палитру звуков. Кроме того, мы решили включить в состав Антуана Жене (Antoine Guenet), который в настоящее время присоединился к новой версии группы Univers Zero, и басиста Пьера Мотте (Pierre Mottet), потому что нам хотелось расширить свои гармонические и ритмические возможности. Я искренне убежден, что наш нынешний состав – наилучший из всех, что были до сих пор.

Л.А.: Spanish Fly с его отчетливо этническими мотивами выделяется среди других пьес After the Exhibition. Можно ли предположить, что world music в самых разных контекстах станет постоянной частью твоих композиторских интересов?

М.Д.: Я всегда интересовался различными видами музыки, отличными от западноевропейской традиции, или, точнее, путями использования разных форм традиционной фольклорной музыки. Такие композиции, как The Honeypump Riff (в альбоме Platform One) или Sonic Riot at the Holy Palate (в альбоме Stories from the Shed) отражают это стремление, одновременно являясь трибьютами Бартоку и Стравинскому. World music – за неимением лучшего термина – присутствует также в альбоме As Real as Thinking ансамбля Machine Mass Trio, где я в двух пьесах играю на бузуки.

Л.А.: Сравнивая After the Exhibition с Mercy, Pity, Peace & Love, последним альбомом другого твоего проекта, douBt, мне показалось, что в отдельных треках, где влияние рок-музыки более ощутимо, The Wrong Object выглядит этаким вариантом doubt для большого состава. Так ли это, и если нет, то какие творческие цели ты ставишь в каждом из своих проектов последнего времени: douBt, Machine Mass Trio, The Wrong Object и других?

М.Д.: Преимущества работы с The Wrong Object состоят в том, что мы все живем в Бельгии и, вследствие этого, у нас больше времени для репетиций, больше времени для разработки аранжировок и методики исполнения сложных полифонических композиций. За исключением сольных партий, 90% всего, что ты слышишь на After the Exhibition, - это заранее сочиненная музыка. douBt и Machine Mass – это два очень разных ансамбля, в выразительных средствах которых больше внимания уделяется энергетике и импровизации. doubt – это совершенно особое энергетическое трио со взаимодействием участников на почти телепатическом уровне. А Machine Mass все больше дрейфует в направлении использования электроники, сэмплов, лупов. В частности, лупы Тони Бьянко (Tony Bianco) позволяют нам делать нечто в духе ню-джаза, в котором одновременно сочетаются свобода и плотность, грув и неистовый эксперимент.

Л.А.: О влиянии музыки Заппы и Рипдала на тебя, как композитора и гитариста писали многие. Можешь ли ты назвать трех самых влиятельных для тебя гитаристов отдельно в роке и джазе?

М.Д.: На ум сразу приходят Хендрикс, Заппа и Рипдал. Но все же более всего на меня повлияли не гитаристы. Это может показаться странным, но Колтрейн, Элтон Дин, Мингус, Мессиан и Скуэйрпушер (Squarepusher, он же Томас Дженкинсон – прим.Л.А.) повлияли на стиль моих соло по крайней мере в не меньшей степени, чем Заппа, или Рипдал, или МакЛафлин.

Л.А.: Все альбомы с участием Мишеля Дельвиля попали на наш сайт благодаря Moonjune Records и шефу этого лейбла Леонардо Павковичу. Леонардо говорит о том, что все музыканты Moonjune – члены одной большой семьи. Ощущаешь ли ты себя членом такой семьи?

М.Д.: Безусловно! Леонардо Павкович (Leonardo Pavkovic) «открыл» меня в период, когда The Wrong Object только начинал набирать популярность после нашего сотрудничества с Эдом Мэнном (Ed Mann) на Zappanale (альбом The Wrong Object feat. Ed Mann Live at Zappanale (Arf Records, 2005) – прим. Л.А.) С тех пор он проделал значительную работу не только как промотер, но также и как генератор новых проектов и идей. Еще он придал мне необходимую уверенность в своих силах для того, чтобы приступать ко все более и более амбициозным музыкальным экспериментам. Вначале это был CD Alex Maguire Sextet, ставший в значительной степени встречей Алекса с The Wrong Object. Через пару лет Леонардо отправил нас в Италию записывать первый альбом doubt под присмотром Беппе "Arte & Mestieri" Кровелла, еще одного большого «мунджуниста». Антуан Жене является участником ансамблей SH.T.GN и The Wrong Object. Его жена Сюзан Клайнс (Susan Clynes), участвовавшая в качестве приглашенной вокалистки в записи альбома After the Exhibition, в будущем году запишет свой альбом для MoonJune, и так далее, и так далее. И я более, чем уверен: Лео предполагает, что новые совместные проекты «мунджунистов» увидят свет в ближайшем будущем!

Л.А.: Электроника – неотъемлемая часть саунда тех твоих проектов, которые мне довелось услышать. Акустический проект Мишеля Дельвиля – это фантастика?

М.Д.: Я сочинил несколько тем для сольного альбома, где есть акустическое звучание и еще немного вокала. Но, надо сказать, я в основном все же электрический гитарист со все возрастающим интересом к электронике и программированию.

Л.А.: Литература – непосредственный предмет твоих интересов, как преподавателя и писателя. Несколько вопросов в этой связи. Кортасар, Керуак и Виан – люди воспевшие боп и людей бопа в своих книгах. С другой стороны, на мой взгляд, Джеймс Джойс - вечный источник вдохновения для исполнителей свободной импровизационной музыки. Есть ли, на твой взгляд, книги, адекватно отразившие красоту прогрессивного рока или музыки фьюжн?

М.Д.: Приятно, что ты упомянул Джеймса Джойса – есть малоизвестная история о Джойсе, который, еще до того, как полностью посвятить себя писательской стезе, собирался гастролировать по Англии в качестве лютниста, исполняя мелодии Елизаветинского времени. «Рок-роман» и «джазовый роман» - это суб-жанры сами по себе, но я не знаю ни одного беллетриста, который написал бы нечто, посвященное прогрессивному року. The Rotter's Club Джонатана Коэ (. Jonathan Coe) – не исключение, так как там есть только косвенные и эпиграфические отсылки к Hatters. Майкл Муркок (Michael Moorcock) и Майкл Баттеруорт (Michael Butterworth) однажды написали серию новелл о группе Hawkwind, но я не думаю, что ее можно причислить к ансамблям прогрессивного рока.

Л.А.: Википедия в статье, посвященной тебе, сообщает, что в этом году в Чехии вышла твоя новая книга Crossroads Poetics: Text, Image, Music, Film & Beyond. Расскажи немного об этой работе.

М.Д.: Это сборник эссе, которые я написал о современном авангарде, сведя вместе такие фигуры, как Заппа, Гертруда Стайн, Чарли Чаплин, Том Филипс (которого прог-фэны больше знают, как дизайнера обложки альбома Starless and Bible Black от King Crimson), Билл Виола, Луи Фельяд, Джозеф Корнелл и другие. Есть там и глава, построенная по кольцевому признаку, что прямо связано с моими текущими проектами в качестве музыканта. Мне также очень интересно прослеживать связь между поп-искусством и авангардом, в связи с чем я и включил в книгу главу о Чарли Чаплине!

Л.А.:. Как относятся твои студенты к тому, что их профессор – один из ведущих музыкантов, играющих музыку на стыке рока и джаза в Бельгии?

М.Д.: Думаю, большинство моих студентов знает, что я музыкант, но я никогда не развешиваю на двери своего офиса афиши концертов Wrong Object – мне бы не хотелось, чтобы они приходили на концерты из-за посторонних причин (ха-ха).

Л.А.: Из той же Википедии я узнал, что ты являешься офицером ордена Леопольда. Музыканты джаза и рока не столь часто удостаиваются государственных наград. Как это случилось?

М.Д.: Я не думаю, что это как-то связано с музыкой – по сей день меня практически не знают в Бельгии, и 90% людей, которые пишут о моей музыке это иностранные критики. Это просто одна из тех вещей, которые происходят с преподавателями, когда они приобретают определенную репутацию. (Кстати, орден имеет отношение к Леопольду I, но не Леопольду II, бывшему одним из самых алчных и преступных монархов в истории. Этот парень провел большую часть жизни, грабя Бельгийское Конго, которое считалось его частным владением!)

Л.А.: Ты родился в 1969 году, соответственно, в 2019 тебе исполнится пятьдесят. Каких целей хотел бы достичь Мишель Дельвиль к пятидесяти годам?

М.Д.: Я не ставлю перед собой далеко идущих планов, думаю только о том, что необходимо сделать в ближайшее время. Непосредственно сейчас я занимаюсь микшированием и подготовкой к изданию второго альбома Machine Mass с Дэйвом Либманом (Dave Liebman) и Тони Бьянко к концу этого года. Все, что я знаю – это то, что мне хотелось бы продолжить играть вживую с The Wrong Object, Machine Mass и doubt, а также со всеми замечательными музыкантами, которые входят в эти ансамбли.

Л.А.: Желаю тебе больших успехов, как в ближних, так и в дальних целях, новых интересных проектов в музыке и литературе!

М.Д.: Спасибо, Леонид. Весьма признателен за добрые пожелания!

июнь 2013г.


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
авангард, фьюжн
страна
Бельгия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с гитаристами
B.B.King - Би Би Кинг спел Луиса Джордана Terje Rypdal - официальный, неофициальный, настоящий Игорь Бойко - профессионал всех стилей Keb Mo - талисман Кевина Мура
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com