nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Hedvig Hanson - Северная звезда

стиль:

Hedvig Hanson - Северная звезда
"Эстонская принцесса джа­за" Хедвиг Хансон (Hedvig Hanson) родилась 22 апреля 1975 года в семье потомст­венного актера и популяр­ной эстрадной певицы и пи­анистки Новеллы Хансон. Как и положено ребенку из интеллигентной и творчес­кой семьи, в 7-летнем возра­сте Хедвиг начала учиться игре на фортепиано, а вско­ре и петь под собственный аккомпанемент. Будучи под­ростком, Хедвиг, самозаб­венно подражая Уитни Хью­стон, выиграла республи­канский вокальный конкурс в 1993 году, и хотела было ре­ализовать свою детскую мечту — стать самой извест­ной эстонской актрисой, как вдруг в ее жизнь ворвался джаз в лице музыкантов "сборной Эстонии по джазу" — группы Basic Concept. Это они предложили Хедвиг совместную запись альбома Love For Sale, состоявшего исключительно из джазо­вых стандартов, которые на тот момент казались моло­дой певице каким-то неве­домым реликтом. Но имен­но джаз стал тем самым дол­гожданным лучом славы, ос­вятившим весь последую­щий путь Хедвиг в музыке. О ней заговорили, ее голос за­хотели слышать, альбомы покупать, концерты посе­щать...

В 2000 году свет увидел первый сольный диск Хе­двиг Let Me Love You, а за вы­шедший в следующем году альбом Tule Mu Juurde ("Иди ко мне") Хансон получила две престижные националь­ные премии: как лучшая пе­вица года и автор лучшего джазового альбома года. Но все же самым удачным за всю ее карьеру был 2003 год, в сентябре которого на при­надлежащем гиганту музы­кальной индустрии компа­нии Universal лейбле EmArcy вышел в свет ее четвертый альбом What Colour is Love, за релизом которого после­довал концертный тур по пяти странам мира. По ито­гам 2003 года именно 28-летней Хансон был вручен титул "Музыкант года", бо­лее двадцати лет присуждае­мый эстонским радио арти­сту, чья творческая деятель­ность способствует наи­большему развитию музы­кальной культуры Эстонии. Так на европейском джазо­вом небосводе взошла новая звезда по имени Хедвиг Хан­сон...

Любопытно, что, несмот­ря на так удачно (и с коммер­ческой, и профессиональ­ной точки зрения) исполня­емый ею эстонский contem­porary jazz, сама Хедвиг до сих пор охотнее причисляет себя к соул-исполнителям. Это правда, что ритмика ее композиций от альбома к альбому все больше уходит в сторону соул и вообще "го­родской" поп-музыки, а во­все не джаза. Но с другой сто­роны, что бы Хедвиг ни ис­пользовала в своей музыке (а она сама пишет аранжиров­ки и больше половины ком­позиций для своих альбо­мов), делает это в очень при­ятном джазовом стиле, от­лично укладываясь в рамки жанра. Так что на выходе — это фирменный негромкий, мягкий и романтично звуча­щий эстонский джаз, "холод­ный, как лед, свежий как мята, со сладкими и чувственными бразильскими нотками в го­лосе" — так характеризует музыку Хедвиг Хансон ревю авторитетного журнала Billboard. Акустическая гита­ра и фортепиано с контраба­сом, немного перкуссии и девушка с чувственным голо­сом, поющая о любви. Вокал у Хедвиг, особенно, когда она поет джаз на родном эстон­ском, необычайно экзоти­чен и притягателен, тексты песен певучи и плавны, длинные эстонские слова с цепочками гласных звучат очень мелодично и завора­живающе. Кажется даже, что салонный джаз был приду­ман именно для эстонского языка...

. Накануне выхода в свет нового альбома певицы You Bring Me Joy (дуэтная запись с гитаристом Andre Maaker), релиз которого запланиро­ван на февраль 2005 года, Хе­двиг Хансон любезно согла­силась ответить на вопросы Джаз-Квадрата.

Анастасия Костюкович: Хедвиг, как все-таки получилось, что вы стали джазовой певицей? На­сколько мне известно, та­кой поворот в музыкаль­ной карьере не входил в ваши первоначальные планы?


Хедвиг Хансон: Сразу скажу, что я никогда не дума­ла становиться певицей и по­тому никогда не посещала никаких вокальных классов: я самоучка. Моя мама, Новел­ла Хансон — профессио­нальная певица, она начала свою карьеру еще в 70-х го­дах. Так что с детства у нас до­ма были популярны старень­кие аудио-кассеты Basf с за­писями Ареты Франклин, Рэнди Кроуфорд, Аниты Бэкер, "Earth, Wind and Fire", Эл Джерро, Чака Хан — все это любила слушать моя мама, и на этой музыке я росла. Так сказать, сознательно слу­шать джаз я начала только в 22 года, будучи увлеченной предложенным мне экспе­риментом в рамках проекта Basic Concept. А было это так два эстонские музыканта пригласили меня вокалист­кой в их проект для записи целого альбома джазовых стандартов. Это был для меня совершенно новый вокаль­ный опыт (до этого никогда не пела джаз), я многому училась на ходу. Повторяю—для меня это был рисковый экс­перимент: я всегда была большой поклонницей му­зыки в стиле соул и фанк, а вот о джазе знала очень мало. Так что так, благодаря пред­ложению Basic Concept, я от­крыла для себя эти новые му­зыкальные просторы...

Я слышала, что в юнос­ти вашим самым боль­шим кумиром была Уит­ни Хьюстон, и вы однаж­ды даже...

(Смеясь.).. Да-да, я и вправ­ду это сделала! Обстригла коротко волосы, мелко зави­ла их, как у негритянок, и на­мазалась темной пудрой — все только ради того, чтобы быть похожей на Уитни! По­нимаете, именно с того са­мого момента, когда в 1985 годуя впервые услышала го­лос Уитни Хьюстон (если не ошибаюсь, это был сингл Saving all my love for You), я решила, что непременно стану певицей. И мой порыв был настолько сильным и эмоциональным, что я по­старалась сделать все, чтобы быть на нее похожей. И я так переделала свою внешность, чтобы мои чувства, когда я исполняю песни Уитни, то­же получили, так сказать, нужную окраску Думала, что если буду выглядеть как она, то смогу петь как она, пони­маете? Ну, я тогда была еще слишком молода, чтобы ре­ально осознавать, что этого вовсе недостаточно, чтобы быть второй Уитни Хьюс­тон. Но все-таки подража­ние, имитация ее пения ста­ли для меня большой вокаль­ной школой и дали огром­ный положительный им­пульс на будущее. Мне ка­жется, что я смогла открыть свою собственную вокаль­ную манеру именно потому, что всегда находилась под большим количеством раз­личных влияний. Я сама и мое пение — это такая микс­тура из всего, что я слышала и что пережила.

Уитни Хьюстон до сих пор в вашем иконостасе музыкальных кумиров?

Мои нынешние фавориты — это Pat Metheny, Keith Jarrett, Bobby McFerrin, Kurt Elling. Для меня сегодня "аль­бом номер один" — это за­пись Metheny-Haden "Beyond The Missouri Sky (Short Stories)". Как певица сегодня мне очень интересна Дайян Ривз (Dianne Reeves): мне очень нравится ее "африкан­ское" пение, необычные аранжировки, количество оттенков в ее голосе, его ди­намизм, душевная сила и красота. Пение Дайян дейст­вительно меня поражает! "Белыми" голосами такой эффект труднее достигнуть.

Раз уж речь зашла о цве­товой палитре, какой, как вы д умаете, цвет у вашего голоса? Не секрет, что критики определяют ваш вокал не иначе как Afro- White.


О, это чудесный вопрос! Видите ли, я не думаю, что у моего голоса есть четко оп­ределенный цвет. Мне ка­жется, что это скорее такой цветной карандаш, способ­ный нарисовать множество оттенков. И сама манера это­го рисования бесспорно — импрессионизм. Я стараюсь делать все, чтобы открывать в своем голосе как можно больше цветовых оттенков. Но все же самым приятным и громким, как я считаю, ком­плиментом в моей жизни был: "That girl sounds black" ("Эта девушка звучит как чер­ная").

Название вашего по­следнего диска звучит как вопрос: "Какого цвета любовь?" (What Colour Is Love?). Как вы сами на не­го отвечаете?

Любовь многоцветна, как радуга!

Вы когда-нибудь ис­пользовали свою музыку как средство обольще­ния мужчины?

Я не делаю это умышлен­но, но думаю, что мужчина, который любит меня, любит и мою музыку тоже, как боль­шую и лучшую часть меня. Могу признаться, что в своих мыслях я всегда посвящаю мои песни конкретному че­ловеку.

Многие вокалисты очень суеверны. У вас есть какие-то ритуалы выхода на сцену?

Есть хорошие приметы,- вот если в животе, что назы­вается, "летают бабочки" — это хороший знак (Смеется.) Всегда перед концертом я де­лаю несколько дыхательных упражнений, концентрирую все свое внимание на внут­реннем мире, на своей душе, собираюсь с духом... и делаю шаг на сцену.

А есть ли какие-то осо­бенные приемы, благода­ря которым вы поддержи­ваете свой голос в форме?

Это чисто эмоциональные приемы, как правило. Я забо­чусь о своем теле и душе, тем самым берегу и лелею свой го­лос. Я вот слышала, например, что оперные певцы вообще не позволяют себе разговари­вать на улице в холодное вре­мя года. Я же — будучи джазо­вой певицей — напротив, просто обязана делать все, всегда и везде для того, чтобы мой голос становился инте­реснее. Переживания и какие- то необычные ситуации толь­ко идут мне на пользу. Я счи­таю, что насыщенность голо­са эмоциями в джазе гораздо важнее чистоты вокала.

Но приходилось ли вам выступать в экстремаль­ных условиях, скажем, на открытых площадках зи­мой?

Для меня в понятие "экстремальные условия" входит ско­рее полностью прокуренные джаз-клубы! Я не могу петь в таких условиях, просто зады­хаюсь! Мне тяжело петь, когда я устала и чувствую себя со­вершенно эмоционально опустошенной, когда настро­ение аудитории не совпадает с моим, когда люди не могут или не хотят понять мое пе­ние. Я думаю, все это потому, что моя музыка—это не badly jazz, поэтому мне больше нра­вится выступить в больших залах, где много простора и воздуха; в концерт-холлах, те­атрах, соборах...

На концерте какого му­зыканта вы сами мечтае­те побывать?

Некоторые мои мечты уже сбылись — я побывала на концертах Пэта Метини и Дайян Ривз, но с огромным удовольствием сделала бы это еще не раз. Если же гово­рить о первом опыте, то хо­телось бы непременно по­смотреть живое выступле­ние Кейта Джаррета.

Как бы вы сформулиро­вали философию своей музыки? Что для вас глав­ное в ней?

Искренность! Я думаю, ес­ли ты честен сам с собой, только тогда ты способен со­здать что-то значимое в му­зыке и в искусстве вообще. Только тогда твое творчест­во может быть интересно и другим людям, если ты уни­кален и неповторим, а не ко­пия кого-то, пусть даже весь­ма искусно сделанная.

Как вы относитесь к критике?

Каждого из нас за жизнь не раз критикуют по разным по­водам, но что касается твор­чества, то в последнее время я получаю в основном положи­тельные отзывы. Может быть, потому, что я сама достаточ­но критично и требователь­но отношусь к себе. Во всем, что связано со мной и моей работой — я стопроцентная перфекционистка. А как же иначе? Я перестала б уважать саму себя, и другие люди по­теряли бы ко мне уважение, если б я не стремилась к со­вершенству. Я не стремлюсь стать мировой знаменитос­тью и сказочно разбогатеть, но хочу честно, со всей душой делать то, что я больше всего люблю в этой жизни.

Вам еще нет и 30 лет, а ваш багаж из призов и почетных титулов уже велик. Вас ничуть не стра­шат большой успех и громкая слава?


Поверьте мне на слово: у меня достаточно большой опыт ошибок и промахов, чтобы я понимала вполне трезво, кто я и чего стою на самом деле. Но это не мешает мне думать, что я способна записывать альбомы, кото­рые будут хорошо прода­ваться по всему миру. Просто если успех и слава приходят слишком рано и слишком просто, когда человек не име­ет еще за собой опыта оши­бок и потерь, тогда ему труд­но совладать с собой и своей славой. Но если все твои до­стижение добыты трудом и борьбой, тогда, уж поверьте, гораздо проще "держать го­лову в холоде".

Что вас интересует кро­ме музыки?

Меня увлекает чтение. Мой самый любимый писатель — Антон Павлович Чехов. Еще мне нравится проводить много времени на природе, а если я в городе — то гулять подолгу в парке. Я, признать­ся, по натуре своей совер­шенно не городской персо­наж.. Когда я в туре, и мне предстоит позднее выступ­ление, то перед концертом я занимаюсь йогой, чтобы ус­покоиться и дать музыке воз­можность завладеть мною полностью.

Как вы думаете, если бы вы не стали певицей, кто из вас мог бы получиться с таким же успехом?

Ну, может быть, музыкант- инструменталист?.. Видите ли, я всегда хотела стать акт­рисой, как мой папа, мой де­душка и моя бабушка. Я даже поступила на актерский фа­культет, но вскоре бросила учебу, во-первых, потому что влюбилась, да к тому же ока­залось, что актерская игра — сродни лжи: чтобы играть, ты должен уметь обманы­вать, а я хочу быть честной и искренней во всем. С тех пор я занимаюсь музыкой и джа­зом, и чувствую, что не ошиблась, сделав такой вы­бор...

Дискография:
1997 Love For Sale
2000 Let Me Love You
2001 Tulemujuurde
2003 What Colour Is Love? (Univer­sal Emarcy)

Анастасия КОСТЮКОВИЧ



JAZZ-KBAДPAT №2'2005




авторы
Анастасия КОСТЮКОВИЧ
музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
Эстония
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с вокалистами
Stephanie Nakasian - Семейный портрет в джазовом интерьере Dennis Rowland Judy Bady Карина Кожевникова - К счастью, понятия "российский джаз" не существует
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com