nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Юрий Саульский - на старых запасах не проживешь..

стиль:

Юрий Саульский - на старых запасах не проживешь..
Народный артист России Юрий Сергеевич Саульский — человек насквозь джазовый, несмотря на свою причастность и к чистой эстраде. Очень здорово и то, что он не замкнут только на прошлом и его суждения о современных стилях резко контрастируют с высказываниями большинства музыкантов и джазфэнов его поколения.

— Нынешний джазовый сезон нуждается в подведении итогов. Какие новые тенденции успели проявиться за последний год?

— Во-первых, заявили о себе молодые джазмены. Это очень радует. Ведь, когда началось наше постоянное музыкальное образование, нашлось немало скептиков. Сейчас от их скептицизма ничего не осталось, потому что теперь большинство наших малых ансамблей и биг-бэндов оснащены лучшими выпускниками училищ, Гнесинской академии музыки и других учебных заведений. Причем это не просто выученные музыканты, которым взрослые дяди сказали: "Вот давайте, играйте джаз". Сразу видно, что у них в этом есть потребность, это их способ существования в искусстве. Начиная с самых маленьких, например, из ансамбля Петра Петрухина, до, так сказать, бывших молодых. Иван Формаковский музыкант молодой, но уже заявивший о себе, так же, как и Алексей Николаев или Феликс Лахути.

Это первое. Теперь второе. Все больше о себе заявляют новые формации джаза, например, фолк-джаз. Есть другие концептуальные формы джаза, в которых сплавлены самые невероятные ингредиенты, раньше казавшиеся несочетаемыми. И эти направления, о которых нельзя сказать, что они пока что широко признаны, все больше и больше заинтересовывают разную публику, в т.ч. и непредубежденных любителей джаза.

— Создается такое впечатление, что обычная джазовая аудитория, знакомые нам всем лица, уж очень консервативна. И интерес к новой музыке обнаруживает чаще либо неджазовая публика, либо просто неотягощенная стандартными представлениями. Именно так и происходило недавно на фестивале "Джазовая провинция" в российских городах, где мне пришлось побывать. Эти люди, может быть, не очень компетентны, но зато в большей степени готовы воспринимать новое для них...

—..Или это просто музыкальная публика, которая любит фольклор, классику, у которой открыта душа для восприятия. А что касается консерватизма, ну что ж, дайте людям любить то, что они хотят, здесь за волосы нельзя притягивать. Боюсь, с человеком, который не вылезает из дискотеки, сделать ничего нельзя. Может быть, потом он станет постарше и увлечется джазом, или фольклором, или классикой, каким-нибудь видом классики, она ведь необъятна. Вот я знаю рок-музыкантов, которые почему-то полюбили Вивальди. Только Вивальди и больше ничего. Им это стало близким. То же самое и в области джаза. Человеку может нравиться Эллингтон или ранний диксиленд и больше ничего. Конечно, обидно за таких любителей, хочется, чтобы они пошли немножко дальше. Ведь это живое искусство. Это так же, как живые языки — русский, английский, французский, — они развиваются, а есть языки мертвые — латынь, древнегреческий. И если джаз будет заниматься тем, что делалось 50, 60 лет назад, и не будет развиваться, он превратится в мертвый язык.

Хотя я сам в жизни писал больше традиционную музыку, в душе я настроен на волну музыки современной. Конечно, в джазе я по возрасту принадлежу к поколению, предпочитающему традицию, но как слушатель, как человек, которого волнует все новое, я очень интересуюсь джазовым авангардом.

— Не так давно был эпизод в "Джаз-арт клубе" Александра Эйдельмана на концерте непростой, концептуальной музыки, когда сидящий рядом со мной знакомый обратился ко мне с вопросом: "Наверное, все это очень здорово, но как это надо понимать?"

— А надо ли только ПОНИМАТЬ искусство. Разумеется, существует рационально-интеллектуальный способ усвоения музыки, но есть и чисто чувственный уровень. Хорошо, когда это сочетается — рациональный и эмоциональный. Почему мы с вами заговорили о непредубежденных любителях музыки? Они воспринимают это на чувственном уровне. Контрольный пакет акций в искусстве остается за эмоциональным началом. И мне всегда интересно наблюдать за залом, за его социальным составом, особенно, когда бывает современная музыка.

Я думаю, что языком современного джаза очень многое можно сказать. Ведь это движущаяся материя. Дело не только в жестких звукосочетаниях или "фальшивых" нотах, это система мышления, новый взгляд на мир. И как интересны музыканты, которые совмещают исполнение мейнстрима и современного джаза. Например, Андрей Разин или Даниил Крамер. Я вдруг вижу Даню в проекте с Владимиром Чекасиным. У него там совсем другая лексика, значит, он себя пробует и в этом. Насколько это стало его сущностью, я не знаю. А у Разина есть одно обстоятельство, которое отличает его от всех музыкантов. Он прекрасный не только джазовый музыкант, у него огромная академическая эрудиция, он прикоснулся к различным слоям музыки и классической, мы все на ней учились, и, конечно, современной.

Вот вам пример двух пианистов. Может быть, еще кого-то удастся вспомнить. Но дальше начинается абсолютный раздел. Скажем, музыканты, играющие только новый джаз. И я каждый раз думаю, а могут ли они играть традицию? Кстати, это вечный вопрос на засыпку авангардистам от традиционных музыкантов. Скажем, я знаю — Чекасин может, но не хочет. И еще мой любимый ансамбль, скорее даже персонажный музыкальный театр Резицкого из Архангельска. Однажды я услышал, как они исполняли традицию. Вероятно, они уже были настолько в ином измерении, что стало ясно — играть они это не желают.

— Хотя на том же фестивале "Джазовая провинция" басист и ударник из "Архангельска" — Н.Клишин и О.Юданов — были базовой ритм-секцией для самых разных музыкантов от фри-джаза до Лембита Саарсалу со свинговой стилистикой.

— Да, это очень интересно. Но они это умеют. Вообще, меня очень занимает вопрос соотношения нового и традиционного джаза.

— Я думаю, что музыкант, специализирующийся на новом джазе, все-таки должен хорошо знать традицию.

— Но это не всегда так происходит.

— И, тем не менее, Вячеслав Ганелин знает..

— Еще бы, кстати, как и Владимир Тарасов, тоже... Но я должен заметить, что если музыкант играет авангард и целиком молится этому Богу, но если он знает и хрестоматийную традицию, то авангард у него будет звучать по-другому. Подлинное джазовое начало у людей, которые занимаются авангардом, все равно ощущается, а если не ощущается, то тогда это авангард уже не джазовый, а академический. Здесь есть водораздел. Блюзовая интонация, даже иронически преподнесенная, это уже джазовое начало.

— То есть принцип отрицания отрицания. Если Вы авангардом отрицаете традицию, то самим этим актом ее подразумеваете. Давайте обратимся к другой стороне современной музыкальной атмосферы, связанной со сменой времен. В последние годы в обстановке, когда все можно и в то же время очень трудно, сложилось несколько организационных центров, в число которых входит МДА (Московский джазовый ангажемент), они конкурируют друг с другом, и не всегда эта конкуренция приводит к положительным результатам. Что Вы можете сказать в связи с этим?

— Хороший и своевременный вопрос. Хотя он решается для меня немного проще. Нормальная конкуренция, безусловно, естественна. Но бывают антагонистические отношения, когда люди начинают высказывать свою личную неприязнь. Я против такой конкуренции. Джаз — это наше общее дело. Я, вообще-то, по натуре человек мирный. Не обязательно дружить домами и ходить друг к другу в гости. Но объективно оценивать то, что делает кто-то другой, необходимо. Я вам скажу, что наша организация МДА абсолютно не стремится к какой-то монополизации в джазовой деятельности. Слава Богу, существует разнообразная джазовая жизнь в различных городах, существуют очень интересные фигуры, которые преданы джазу десятки лет — Алексей Баташев, Владимир Фейертаг, джазовые клубы "Арт-джаз-клуб", "Birdland"... Наши известнейшие музыканты Алексей Козлов и Георгий Гаранян ведут и огромную музыкально-просветительскую деятельность. Конечно, нужно назвать компанию "Богема мьюзик", которая не только занимается концертной деятельностью, но и выпускает компакт-диски, а ее руководитель Андрей Феофанов чрезвычайно активный человек.

И еще Игорь Бутман. Я уже не говорю о нем как о музыканте — это и так понятно. А ведь он еще с какой-то легкостью, знаете, с такой шампанской легкостью все организовывает. Интенсивная джазовая жизнь во многих городах России — это тема для отдельного разговора. Есть клубные формы, есть фестивали, есть гала-концерты. И если бы нас было еще больше, а в джазе была бы большая потребность, нам всем бы хватило работы.

— На 10-миллионный город нас действительно не так уж много...

—...и на 150-миллионную Россию. Так что надо просто с уважением относиться к деятельности друг друга. Мы стараемся на каждом шагу это делать. Я очень дружу с Аликом Эйдельманом и очень люблю его и по-человечески и то, что он делает. У него в клубе очень хорошо и демократично. Все-таки от личности много зависит. Мы с ним сотрудничаем. Когда у него бывают фестивали, он приглашает меня на пресс-конференции, на концерты. Я — его на все мероприятия и акции, которые сопутствуют нашим концертам. С другой стороны, сейчас мы вместе с Михаилом Грином проводим Второй Московский фестиваль на открытом воздухе "Джаз в саду "Эрмитаж". Разве это не сотрудничество? Я стараюсь со всеми сохранять интеллигентные отношения. Поэтому я крайне расстраиваюсь, когда возникают какие-то непорядочные ситуации, а они все-таки иногда возникают.

— Это касается музыкантов?

— И музыкантов, но больше комментаторов. Однажды я пришел с Билли Тейлором в один московский джаз-клуб после его выступлений в Ленинграде. И какие-то люди странным образом отреагировали на мое появление, а один незнакомый человек сказал — а что здесь делает Саульский, какое он отношение имеет к джазу. Я был просто потрясен, но останавливаться я на этом не хочу. Я все-таки склонен такие вещи забывать и вести себя по-светски с коллегами ради нашего общего дела.

— Как Вы оцениваете прессу, радио, телевидение по отношению к джазовому процессу в настоящий момент?

— Я считаю, радио, телевидение и пресса, особенно пресса, работают адекватно повышающемуся интересу к джазу. Будем осторожными оптимистами. Бума вокруг джаза нет. Но интерес огромный. Почему полный зал Чайковского? Почему в Оренбурге зал Филармонии полон? Там по определению неджазовый город. Я должен сказать, что любая музыка, которая заинтересовывает не только узкий круг любителей этого жанра, уже претендует на то, чтобы стать явлением искусства крупного масштаба. Среди тех, кто заполняет зал Чайковского на джазовых концертах, может быть, 5% той публики, которую можно назвать специалистами. Остальные — это те непредубежденные люди, о которых мы говорили вначале. У них нет этих сложностей, взаимоотношений ни с музыкантами, ни с околоджазовой средой.

— Каков уровень компетентности прессы широкого круга журналистов? Я не имею в виду тех нескольких профессионалов, которых мы все знаем, — А.Баташев, Д.Ухов, А.Петров, еще пару человек. Этот узкий круг прессу не делает.

— А этот уровень компетентности такой же, как у людей, которые приходят в зал Чайковского. Они еще не знают, что такое джаз, но у них уже души настроены в эту сторону. Не может быть среди обычных журналистов, даже высокопрофессиональных, талантливых, таких же знатоков джаза, как в том узком круге, который вы обозначили. Они скорее пишут информацию об этом. А если они восторгаются, то словами, которые, быть может, не устроили бы людей, близко связанных с джазом. Ну что же делать. В специальных журналах, как раньше в "Музыкальной жизни", "Советской музыке", писали музыковеды, музыканты, писали специальным языком и о тех проблемах, которые волнуют их непосредственно. Мы же стараемся приглашать широкие круги журналистов, и это их образовывает.

Хорошо, что эти журналисты просто обозначают факты. Нам, когда мы их приглашаем на пресс-конференции, ничего другого от них не требуется. А что касается радио, то, скажем "Эхо Москвы", интеллигентная радиостанция, во время Эллингтоновского фестиваля оно было нашим информационным спонсором, там есть джазовые программы Бориса Алексеева и Моисея Рыбака. Борис Алексеев сделал большое интервью, интересно иллюстрировал фестиваль. Разумеется, ваша программа "Соло для джаза", которая шла семь лет на радио "Надежда", а теперь — на "Говорит Москва". Если брать другие радиостанции, редко, редко услышишь джаз. Было у нас радио "Ракурс", теперь нет его. Было еще пару радиостанций, посвящавших время джазу, — теперь тоже нет.

— Даже учитывая, что еще остались на "Радио России" программы Д.Ухова и А.Колосова и возродилась программа М.Иконникова на радио "Classic", этого мало.

— Что же касается телевидения, то, кроме "Джазофрении" на канале "Культура", у нас другой программы нет. Вообще, я должен сказать про отношение к тем формам искусства, которые требуют работы души, ума. На телевидении их становится все меньше и меньше. Даже на таком претендующем на интеллигентность канале, как НТВ. Все они гонятся за рейтингами. А рейтинг — страшная штука. Я понимаю, что касается информационных, развлекательных, спортивных программ, там сам бог велел использовать такие критерии. Но в элитных программах его величество рейтинг не проходит. Ведь тогда Святослав Рихтер по рейтингу будет гораздо ниже, чем плохая рок-группа. Здесь совсем другие критерии. И поэтому многих классических программ недосчитываются наши каналы, а джазовых программ просто близко нет. К счастью, в последнее время ТВ-центр отражал Гершвиновский и Эллингтоновский фестиваль. Может быть, это единственный канал, кроме "Культуры", на котором джазовая жизнь как-то обозначается. И дело тут не только в деньгах. Должна быть потребность у руководства. Ведь есть программы рейтинговые, а есть программы влияния. А программы влияния иногда важней для престижа канала, чем просто количественные показатели.

— С телевидением трудно что-либо сделать. С прессой проще.

— Да, и я хотел бы вот что заметить. Бывает иногда досадно от некоторых комментариев. Я всегда с удовольствием отмечаю сначала хорошее, а уже затем плохое. А у меня такое ощущение, что некоторые наши критики с радостью отмечают недостатки и замалчивают или почти замалчивают достоинства. Конечно, критика должна замечать все. Но я вспоминаю один случай. Я дирижировал в одном концерте. Ко мне прибегает один мой товарищ и заявляет: "Юра, вот это не то и это не так". Я говорю, что, неужели так плохо? А он: "Да нет, очень понравилось, я просто начал с недостатков".

— Я так понимаю, что это камень и в мой огород...

— Ну почему, не только... Это и Кирилл Мошков, и Дмитрий Ухов... Понимаете, в стремлении критиковать мы иногда с водой выплескиваем ребенка. Ведь у нас должна быть общая позиция. Люди читают о том, что есть некие организаторы, которые провели концерт, фестиваль. Это в наше-то время, на безденежье. И, когда после с большими усилиями прошедшей и, в общем, вполне приличной акции видишь, что обозреватели отмечают только недостатки, совершенно забывая о достоинствах, обидно. Нужно ведь хотя бы как-то сбалансировать. Белинский очень хорошо сказал: "Прежде, чем что-то критиковать, нужно это очень полюбить". Иной раз слушаешь отдельных наших комментаторов, скажем Лешу Колосова... Они будто бы и не знают о том, что происходило. Кстати, это еще один прием — фигура умолчания. Если человек по каким-то причинам, может быть, личным, не хочет кого-то упоминать, то будто этого и не было. Все-таки нужно относиться к жанру, который мы так любим, более объективно.

— Мне хотелось бы вернуться к одному из упомянутых музыкантов, точнее ансамблей, которому как раз не хватает компетентной критики на этапе нынешнего его бурного роста. Речь идет об Андрее Разине и его проекте, к которому я сам имею некоторое отношение. Несмотря на весь рост, ансамбль испытывает некоторые трудности, связанные с тем, что он не укладывается в прокрустово ложе ни мейнстрима ни, наоборот, авангарда. Один из джазовых деятелей даже предсказывал, что их не будут приглашать на джазовые фестивали. (Этот прогноз,правда, уже не оправдался.) Вы слушали концерт "Второго приближения" в музее им. Глинки, очень любопытно узнать Ваши впечатления.

— С удовольствием. Джаз — искусство очень обширное, и границы его безразмерно растянуты, но они, конечно, где-то есть. Правда, для каждого они в своем месте. И в современном джазе эта граница с соседним жанром может быть размыта. То, что делает "Второе приближение", для меня — фолк-джаз. Это условный термин, конечно,он относится не только к тому, что происходит на сцене, но и к тому, что происходит в зале. И в той степени, в которой зал принимает участие в действии, это и становится джазом или фольклором. На традиционном концерте трудно представить себе, чтобы кто-то танцевал или прихлопывал. Для меня важно соотношение джаза и фольклора в самом характере концерта. Далее, сам строительный материал у певицы Татьяны Комовой тесно связан с фольклорным началом, хотя он опосредован. И, конечно, большое значение имеет дуэт Андрея и певицы. Потому что Разин, будучи музыкантом непредубежденным, входя в другой стиль, просто преображается. Я считаю, что на этих двух началах, на авангардном джазовом Андрея и на фольклорном Татьяны, все это и стоит.

— Но Разин еще и композитор...

— Да, у него совершенно композиторский подход. Я уже не говорю о том, что Иванушкин своими "рыданиями" на безладовом басу делает замечательные вещи — он играет бас, а потом берет звуки в верхнем регистре гитары, и у него как бы два инструмента в одном. И очень, конечно, деликатно, стильно и тонко аккомпанирует Иван Авалиани. Мне кажется, у них получился замечательный ансамбль. А вообще, мне это просто нравится как слушателю и интересно как музыканту. Это действует на мои эмоции. И опять этот вопрос — джаз это или не джаз. Откровенно говоря, мне это все равно, потому что мне это интересно. Интересно, что Таня поет не скэтом, условно говоря, как это делает Элла Фитцджеральд. Даже лексика произношения, фонетика уже другая. А объявление чего-то не джазом может служить способом некоторым людям, кто не понимает или не чувствует, объяснить, почему им это не нравится. Вообще легко говорить о том, что уже было. А о том, что происходит сейчас, трудно. Это плывун, это плазма. Что-то сформируется в какую-то интересную, жизнеспособную линию, что-то отомрет.

— Собственно сам этот проект является лабораторией. Он привлекает иных музыкантов. Например, диск "Пьеро" был записан с участием Аркадия Шилклопера, а следующая работа, как и серия выступлений на фестивале "Джазовая провинция", была совместной с американским саксофонистом Майком Эллисом. Причем эти выступления вызвали восторженную реакцию публики, включающей и весьма молодежную компоненту.

— Сейчас многое зависит от нового поколения. Судьбу того или иного стиля мы с вами никак предсказать не можем. Новая генерация придет в зал, и будет самая неожиданная реакция. Путем естественного отбора возникнут какие-то предпочтения. Ведь осталась же музыка Баха, Генделя, Моцарта. В 21 веке, безусловно, останутся джазовые ценности прошлого — нью-орлеанский стиль, и свинг, и бибоп и т.д. Ведь появились в 20 веке Шенберг, Стравинский, Прокофьев, Шостакович, затем Шнитке, Губайдулина, Денисов. Это диалектика, и никуда от этого не уйдешь. Я не случайно вспомнил именно композиторов. Ведь для композитора в джазе, а Андрей Разин как раз является таковым, прокрустово ложе традиции дает гораздо меньше возможностей, чем современная музыка. Здесь он находится на свободном поле. Здесь его гармонические, фактурные эксперименты могут быть гораздо более приемлемыми и уместными, чем в намного более узкой по стилю, хотя и очень любимой нами традиционной джазовой музыке. А, возвращаясь к ансамблю, я считаю его очень интересным и участие их в джазовых фестивалях обязательным, особенно в фестивалях, которые не ограничены какими-то определенными стилями, которые дают простор для совершенно различных вещей. Я жду от этого ансамбля много нового.

Беседовал Михаил МИТРОПОЛЬСКИЙ


авторы
Михаил МИТРОПОЛЬСКИЙ
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с композиторами, аранжировщиками, бэнд-лидерами
Brian Setzer - Новый взгляд на биг-бэнд Django Bates - Гротескный и льстивый Francis Lai - Музыка создаёт атмосферу фильма и дарит ему краски… Francois Jeanneau - Звуковая живопись
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com