nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Александр Цфасман - Джаз на перекрестках классовой борьбы (часть 2)

стиль:

Александр Цфасман - Джаз на перекрестках классовой борьбы (часть 2)
6.

Ситуация на музыкаль­ной эстраде, ее откровен­ная политизация заставила А Цфасмана искать новые пути в развитии своих за­мыслов. «Осенью 1938 года, - рассказывал он позднее, - поняв, что мои устремления находятся в полном проти­воречии с требованиями эстрады, на которой мы уже прочно обосновались, я ре­шил оставить свой посто­янный оркестр и работать только для грамзаписей, со­бирая для этих целей любой необходимый мне состав. Многие коллеги по эстраде сочли мой уход чудачест­вом, даже безумием. Нема­лую роль в таком решении сыграло и то, что мне надое­ло зависеть от вокалистов, которые стали «центром» в джазе. Возвращаться же в ресторан я уже не хотел» [9].

Лаконичное высказыва­ние А. Цфасмана нам гово­рит о многом. «Требования эстрады», на которые он ссылается - это не что иное, как необходимость полного подчинения идеологиче­ским установкам укрепив­шегося сталинского режи­ма, по которым во главу угла ставилось развития массо­вой песни при откровенной дискриминации всех ос­тальных музыкальных форм и, в первую очередь, инстру­ментального джаза. Для А Цфасмана это и означало «зависеть от вокалистов».

В 1930-е гг. в СССР основ­ной формой концертных представлений стали эст­радно-музыкальные ревю, в которых были задейст­вованы и музыканты джаз- оркестров, принимавших участие в интермедиях в ка­честве драматических акте­ров. Нередко программы ор­кестров представляли в силу своей театрализации целые спектакли со сквозными сю­жетами. Родоначальником нового жанра, получившего название теаджаза, стал Лео­нид Утесов, который вместе со своим оркестром (лидер - трубач Яков Скоморовский) показал в Ленинграде первые такие программы: «Теаджаз» (1929) и «Джаз на повороте» (1930). Новую му­зыкальную форму переняли мюзик-холлы, стили возни- ката новые и новые теаджазы - Б. Ренского (Харьков, 1929), «Джаз-театр» Н. Березовского (Москва, 1933), Первый жен­ский теаджаз (Москва, 1934), «Теаджаз-бу'фф» (Ленинград,1936) [10].

А Цфасман отдавать при­оритет разговорному и пе­сенному жанрам не хотел - он хотел играть инстру­ментальный джаз, то есть де­лать то, что он умел и хотел делать. Оставалось найти такой вариант, где в чудо­вищных условиях идеоло­гического давления для его чаяний могло найтись ме­сто. И такое место нашлось. Сначала это была студия Грампласттреста. а потом - джаз-оркестр Всесоюзно­го радиокомитета.

С января 1938 по июнь 1940 гг. Александр Цфасман вместе с музыкантами, кото­рых он каждый раз набирал заново для работы в студии, сделал почти семь десят­ков записей, среди которых много и джазовой классики в его аранжировках, но все же больше его собственных произведений. Хронологи­чески первой из этого цикла записей бьиа его и по сей день чрезвычайно популяр­ная пьеса «Звуки джаза» (8 ян­варя 1938 г.). Многие его соб­ственные темы («Последний летний день», «Мне грустно без тебя», «Солнечный день» и др.) и его обработки джа­зовых стандартов («Один из этих дней» - дуэт с барабан­щиком Олегом Хведкевичем на тему Some Of These Days Ш. Брукса, «Мерцающие звез­ды» - Star dust X. Кармайкла, «Роз-Мари» - парафраз на тему музыки Р. Фримля из од­ноименной оперетты и др.), и сегодня тиражируются на компакт-дисках.

Доя студийных записей А. Цфасман привлекает луч­ших джазовых музыкантов своего времени. Среди них трубачи Виктор Быков и Марк Савыкин, тромбони­сты Иосиф Давид и Тойк Ко- хонен, саксофонисты Алек­сандр Ривчун и Александр Савонин. В ряде записей соло на трубе звучит в ис­полнении специально при­глашенного из Ленинграда трубача Георгия Иванова.

Параллельно А. Цфасман был занят еще в целом ряде проектов.

В 1939 г. режиссер А. Ар­нольд приглашает А. Цфас­мана принять участие в создании оперетты братьев Покрасс по пьесе Бернар­да Шоу «Шоколадный сол­датик». Этим спектаклем открывался летний сезон в парке ЦЦКА. Главные роли исполняли лирический тенор Аркадий Погодин (наст. Пиливер) и Мария Миронова. Музыкальное со­провождение осуществлял джаз-оркестр А. Цфасмана. Представления шли в тече­ние месяца при перепол­ненных залах.

В 1940 г. А Цфасман пи­шет музыку к пародийно­му номеру Вениамина Гута (наст. Гутман) «Новая сказка о рыбаке и рыбке, или Кукло-джаз», где действовали движущиеся куклы в рост человека, изображавшие музыкантов, а в роли дири­жера выступал человек (сам В. Гут).

В 1939 г. судьба А. Цфасма­на сделала крутой поворот. Из созданного за два года до этого джаз-оркестра Все­союзного радиокомитета (ВРК) ушел его первый ли­дер - Александр Варламов, и его место предложили А. Цфасману (А. Варламов возглавил Государственный джаз-оркестр СССР, костяк которого составили музы­канты распущенного орке­стра А. Цфасмана).

У советского джаза к это­му времени уже было доста­точно много собственных авторов: И. Дунаевский, Бр. Покрасс, Н. Богословский, М. Блантер, Ю. Милютин, А. Лепин и др., поэтому репер­туар оркестра ВРК уже более чем наполовину был собст­венным. Но и на зарубежных пьесах уже лежала печать собственных аранжировок, которые писали пианист Т. Ходорковский, бывшие или будущие дирижеры М. Кадомцев, Ю. Лавреньев, бывший угесовский саксо­фонист Леонид Дидерихс. Великолепные партитуры, «снятые на слух» с иностран­ных пластинок делал быв­ший техник радиокомитета Анатолий Арский, который толком не мог играть на фортепиано, но прекрасно слышал джаз-оркестр.

С приходом А. Цфасмана в оркестре собралось мно­го талантливых джазмэнов. Многие из них пришли вслед за лидером из его старых составов. В оркестре забли­стал талант Эмиля Гейгнера (тенор-саксофон, кларнет, аранжировки), Михаила Фрумкина (труба), Лаци Олаха (барабанщик, чех- иммигрант), Борис Лернер (баритон-саксофон).

1939 год - год наибольше­го успеха Александра Цфас­мана и его оркестра. Имен­но в тот год сделаны записи, ста вшие для советского джа­за классическими, но еще больше пьес и композиций пропали для потомков, ибо в те годы передачи в эфир в СССР шли прямо из сту­дий. В истории довоенно­го советского джаза этот оркестр остался едва ли не единственным, который по звучанию и мастерству со­листов смог приблизиться к лучшим образцам амери­канских свинговых бэндов. Главным же было то, что именно в этом оркестре, бо­лее чем в любом другом, со­ветские композиторы могли апробировать свои пьесы в джазовых ритмах.

Благодаря радио, советская джазовая музыка начала зву­чат!) на просторах огромной страны, а когда в СССР нача­лись первые телевизионные передачи, оркестр радиоко­митета стал первым соста­вом, выступившим в первой джазовой телепрограмме. С оркестром записывались многие популярные вока­листы того времени. После спектакля «Шоколадный солдатик» Аркадий Погодин долгое время ежевечерне вы­ступал с оркестром в киноте­атре «Художественный», а по субботам и воскресеньям по­сле 12 часов ночи - в прямом эфире на радио. С А Погоди­ным было сделано и много записей («Возврата нет», «Я жду' письма», «Зимний день», «Оглянись»), Песня К Лис­това «В парке Чаир» была до войны одной из самых попу­лярных в стране, а песней А Цфасмана «Счастливый до­ждик» начинались все фут­больные матчи в Москве и других городах.

А. Цфасман активно искал, находил и выводил на боль­шую эстраду талантливых исполнителей. Среди них заметное место занимаег певица Ружена Сикора, чеш­ка по национальности, ко­торую он пригласил к себе в оркестр, когда та еще была студенткой Ростовского му­зыкального училища. Р. Си­кора стала первой исполни­тельницей многих песен А. Цфасмана. В годы войны и в первые послевоенные годы одним из первых исполни­телей песен А. Цфасмана был также Иван Шмелев. Не­которые из них («Мне бес­конечно жаль», «Я сегодня грущу») получили широкую популярность.

В 1941 г. А. Цфасман впервые исполняет свой концерт для фортепиано с джаз-оркестром, во время многочисленных выступле­ний с небольшими ансамб­лями с успехом исполняет собственные композиции и фантазии для фортепиано- соло.

7.


Осенью 1941 г, когда немцы подошли к Моск­ве, оркестр вместе со всем радиокомитетом, сопро­вождавшем советское пра­вительство, переехал в г. Куйбышев, откуда в те дни и звучал голос Юрия Левитана со словами «Говорит Моск­ва». Музыкальные передачи велись в прямом эфире. Иг­рали почти ежедневно. Зи­мой в неотапливаемых сту­диях играли в перчатках, не снимая теплой одежды.

Трудные были условия, но в те первые месяцы вой­ны оркестр могла ожидать и просто трагическая судь­ба, какая постигла многих представителей творческих профессий, ушедших доб­ровольцами в ополчение и спасших Москву. Достаточ­но сказать, что под Ельней попали в окружение и почти все погибли артисты Театра Сатиры, Госджаз-оркестра СССР и Образцово-пока­зательного джаз-оркестра Наркомата обороны (руко­водитель - Ю. Лаврентьев).

В 1942 г. оркестр в полном составе выехал с концерта­ми на Центральный фронт. Четыре месяца выступлений в воинских частях в районе Вязьмы, Смоленска, Калуги. Чаще всего делились на не­большие концергные бри­гады, выступали на полянах, попадали под бомбежки и артобстрелы, но добирались и до передовой. Бывало, что одетые в маскхалаты, музы­канты играли прямо в око­пах, в передышках между боями. Было дано более ста концертов.

Что касается студийной работы, то надо сказать, что передачи велись не толь­ко на СССР, но и на США и Великобританию. С орке­стром пели лучшие совет­ские вокалисты В. Нечаев, B. Бунчиков, Г. Абрамов, И. Шмелев, В. Красовицкая. А когда оркестр вернулся в Москву, в концертах прини­мали участие И, Козловский,
C. Лемешев, Н. Казанцева, Е. Флакс. Принимает А. Цфас­ман участие и в записи музы­ки к фильмам. В частности, это его рука слышна, когда звучит аккомпанемент к знаменитой песне Н. Бого­словского «Темная ночь» в фильме «Два бойца», кото­рую поет Марк Бернес.

С открытием Второго фронта репергуарные воз­можности оркестра рас­ширились: по ленд-лизу завозились американские джазовые пластинки, стали демонстрироваться аме­риканские музыкальные фильмы. На эстраде возник так называемый «союзниче­ский» репертуар: оркестр А Цфасмана в СССР исполнял концерт Арти Шоу д ля клар­нета с оркестром, а оркестр Арти Шоу в США - концерт А. Цфасмана для фортепиа­но с джаз-оркестром. Среди записей оркестра А. Цфас­мана этого периода мож­но выделить пьесы Begin The Beguin Кола Портера из бродвейского мюзикла 1935 года «Юбилей» с вели­колепным соло Александра Ривчуна, Blue Skies («Голубое небо») и Always («Вечно») Ирвинга Берлина из перво­го звукового фильма «Певец джаза» (1927), лирический фокстрот Джерома Керна из американского фильма «Песнь о России».

В 1944 г. А. Цфасман соз­дает одно из лучших своих произведений - «Интер­меццо для кларнета с орке­стром» и отсылает партиту­ру Бенни Гудмену, человеку, которому' это произведение и посвятил. Тот с большим успехом его исполнял. Спус­тя полтора десятилетия А Цфасман был одним из тех, кто «пробивал» гастроли Бенни Гудмена и его оркест­ра в СССР в 1962 г.

И в годы войны А Цфас­ман пишет много музыки и не только для своего оркест­ра (к примеру, для спектакля «Спасибо за внимание» для Ленинградского театра ми­ниатюр (1943)). А в 1945 г. он «салютует» победе блестя­щим исполнением Rhapsody in Blue Джорджа Гершвина в Колонном зале Дома союзов с симфоническим оркест­ром под управлением Ни­колая Голованова, становясь первым исполнит елеем этого произведения в СССР. «Рапсодия» Дж Гершвина была одним из самых люби­мых произведений пиани­ста. С ней он неоднократно выступал во многих городах страны (в том числе и в Мин­ске) с лучшими филармони­ческими оркестрами.

Но и в военные годы ряды лучших джазовых му­зыкантов редели из-за не­обоснованных репрессий. Так, в 1943 г. был арестован и выслан в казахстанскую ссылку Александр Варламов, возглавлявший в то время Всесоюзную студию эстрад­ного искусства. И все же это было счастливейшее вре­мя в жизни и творчестве А Цфасмана. «В 1944-1945 го­дах, - вспоминал он в 1969 г., - будучи еще на радио, я работал с полной отдачей, много сочинял, много инст­рументовал, всеуменя выхо­дило быстро, все спорилось. Я наслаждался оркестром и своим трудом. До сих пор не могу забыть эти два-три года необыкновенного творче­ского подъема» [11].

С огромной симпатией от­зываются об этом времени и музыканты оркестра. В своей статье о А Цфасмане Алек­сандр Медведев приводит их воспоминания: «За свою дол1ую жизнь музыканта не помню случая, когда бы репе­тиции оркестра доставляли такое удовольствие. Ровно в десять утра в студии появлял­ся Цфасман, и начиналась работа - как праздник. Ча­сами отрабатывали штрихи, детали, интонации, играли по группам, добивались ан­самблевой слаженности. Мы познавали джаз во всей его сложности и красоте. В орке­стре царил дух творческого поиска. Александр Наумо­вич поощрял нас выступать малыми ансамблями, овла­девать искусством аранжи­ровки, импровизации... Его показы особенностей джа­зовой фразировки, ритма, тембровых «микстов» стоили многих лекций... Не случайно из рядов нашего оркестра вышли известные компози­торы, дирижеры...» [12].

8.


Вынужденный оставить радиокомитет, А Цфасман недолго оставался без дела. Почти сразу поступило пред­ложение занять место музы­кального руководителя теат­ра «Эрмитаж». Он согласился и провел здесь пять совсем неплохих лет. В «Эрмитаже» ему удалось собрать боль­шой симфоджазовый состав, и хотя это уже была не со­всем «та» музыка, но оркестр получился классный.

«Оркестр, собранный в «Эрмитаже», вызвал во мне новый прилив сил, - вспо­минал А Цфасман позднее. - Молодым музыкантам, пришедшим ко мне тогда, ни­чего не надо было объяснять - они великолепно читали с листа и чувствовали характер и ритмический «пульс» му­зыки. Сказалось, видимо, то, что они шли «по лыжне», уже проложенной джазовыми музыкантами старшего по­коления. На один из наших концертов пришли «утесов- цы», устроили нам овацию. Я показывал некоторые записи этого оркестра одному джа­зовому знатоку, - так он не поверил, что это наши музы­канты играют, да еще более двадцати лет назад!» [13].

В этот период А Цфасман создает ряд новых инстру­ментальных пьес, фантазий - некоторые из них, напри­мер, «Радостный день» (1947), имели шумный успех. В кон­цертах принимали участие и популярные еще с 30-х гг. певцы, например ГЬоргий Аб­рамов. Однако в целом, как и весь период 1930-40-хгг.,эти годы также были непросты­ми. Во всю шло выкорчевы­вание самого духа джаза - его ритмики, синкопирования, всей его упругости, импро­визационных возможностей. Большие оркестры уступали на эстраде место инструмен­тальным квартетам (клар­нет, фортепиано, контрабас, ударные), исполнявшие не более чем аккомпанирую­щие функции.

Антиамериканизм в политике привел к анти­американизму в музыке, а развернувшаяся борьба с «космополитизмом» и рас­крученная антисемитская кампания привели к изгна­нию с эстрады ряда талантли­вых музыкантов и вокалистов еврейского происхождения. В качестве примера можно привести судьбу певца Арка­дия Погодина, прекрасного, со всесоюзной славой испол­нителя лирических песен и романсов. Затравленный, он уехал в провинцию, гастро­лировал на окраинах Союза и, в конце концов, затерялся настолько, что сведений о последних годах его жизни не сохранилось вовсе.

Интересны записи, сде­ланные А Цфасманом в ка­честве аккомпаниатора с Леонидом Утесовым (песни «Когда проходит молодость» и «Домик наЛесной», 1946).

К концу 1940-х гг. джаз в «чистом» виде с эстрады ис­чез. Чтобы исполнять син­копированную музыку и использовать джазовое звучание инструментов, руково­дителям оркестров приходи­лось идти на всевозможные ухищрения, создавая паро­дийные номера о жизни за­гнивающего капиталистиче­ского Запада или исполняя песни и инструментальные пьесы из репертуара про­грессивных (чаще всего, ком­мунистического направле­ния) деятелей американской культуры, например певца Поля Робсона или поэта Ленгстона Хьюза. Пришлось поработать в этом ключе и А Цфасману, записавшему со своим оркестром в 1948 г. музыку к спектаклю Цен­трального театра кукол под руководством Сергея Образ­цова «Под шорох твоих рес­ниц» - комическую историю создания в Голливуде фильма о том, как американская раз­ведчица Кармен («Катюша») проникает на территорию СССР. Блестящий спектакль- скетч и одновременно паро­дия на американские боеви­ки того времени!

Более 10 лет продержался этот спектакль в репертуаре Teaipa С. Образцова (пре­мьера состоялась 12 апреля 1949 г.). Во многом успех его был обязан и музыке А Цфас­мана — остроумным фанта­зиям, в которых причудли­во переплетались музыка из оперы Ж Бизе «Кармен», популярные джазовые темы, мелодии из кинофильмов (в том числе из «Серенады сол­нечной долины») и русские народные и шуточные пес­ни. И все это - аранжиро­ванное в лучших традициях свинговых биг-бэндов на­чала 40-х гг. (К сожалению, в последующих редакциях спектакля многое из блестя­щих находок композитора потерялось, и музыка оказа­лась выхолощенной. Часть ее сохранилась в записях.)

В 1949 г. А Цфасман стал соавтором Дм. Шостакови­ча музыки к кинофильму «Встреча на Эльбе»: это его джазовые композиции зву­чали с экрана, демонстрируя «порочный мир капитала», который принесли с собой в Европу американские ок­купационные войска. Спус­тя два года Дм. Шостакович вновь обратился за помощью к Александру Цфасману, и тот записал для фильма «Не­забываемый 1919 год» боль­шой музыкальный эпизод, о котором сам Дм. Шостакович сказал, что это «нечто форте­пианного концерта».

До 1952 г. симфоджаз А. Цфасмана являлся одним из немногих оазисов в той пус­тыне, в которую была пре­вращена совет ская эстрада. Однако борьба с «космопо­литизмом» коснулась и его: в 1952 г. прекратил существо­вание и этот блестящий ор­кестр, после чего А Цфасман возглавлял лишь небольшие сгудийные ансамбли, запи­сывал пласгинки и выступал как пианист-солист.

После смерти И. Сталина положение начало понем­ногу исправляться. Из ГУ­ЛАГа, из сибирских ссылок стали возвращаться репрес­сированные в недалеком прошлом музыканта. Вновь повсеместно стали возни­кать джаз-оркестры. Но не все бэнд-лидеры вернулись к своей любимой работе. А Цфасман еще гастролирует с небольшим инструменталь­ным ансамблем (М. Фрум- кин, И. Ключинский, А Рив- чун. Т. Кохонен, М. Ланцман, Л . Олах), но к идее возглавить свинговый биг-бэнд он уже не возвращается. Он пишет музыку' к художественным фильмам комедийного пла­на «Веселые звезды» (1954) и «За витриной универма­га» (1956). Широко извест­на его блестящая свинговая аранжировка популярной песни «Бесаме мучо» из ко­роткометражного фильма «Секрет красоты» с Олегом Анофриевым в главной роли (обыгрывался образ «стиля­ги»). Немало музыки написа­но им и для мультипликаци­онных фильмов.

В 1956 г. в Колонном зале Дома Союзов состоялся большой концерт, посвя­щенный 50-летию Алексан­дра Цфасмана, на котором блистали все грани творче­ства прекрасного музыканта. А в 1957 г. А Цфасман стано­вится первым джазовым ин­струменталистом, которому в эпоху «реабилитации сак­софонов» было присвоено звание застуженного арти­ста республики.

В 50-60-е годы А. Цфасман проводил большую работу по пропаганде джаза, был автором многочисленных критических статей, в 1962- 1966 гг. был членом жюри Московских джазовых фес­тивалей, в 1965 г. вместе с группой советских деятелей джаза выезжал в Прагу на международный джазовый фестиваль. Продолжая ра­ботать над крупными му­зыкальными формами, за­канчивает в 1967 г. Второй концерт для фортепиано с оркестром симфоджазово- го состава. А оставаясь один, садился за инструмент и, как вспоминал позднее его сын Роберт (кстати, известный журналист), «играл больше Рахманинова, чем джаз, а лежа в постели, читал, напе­вая, партитуру Малера».

В 1965-66 гг. эра свинго­вых биг-бэндов заверши­лась и в СССР. Началась эра вокально-инструменталь- ных ансамблей - мир забо­лел «битломанией». В своем любимом деле А Цфасман уже не мог быть востребо­ван вообще.

Ушел из жизни Александр Наумович Цфасман в 1971 г.
Роль Александра Цфас­мана для становления со­ветского джаза неоценима, хотя в силу трагических особенностей эпохи, в ко­торой он жил и творил, он сделал намного меньше, чем мог в силу отпущенного ему природой таланта. И теперь, спустя много лет после его смерти, музыканты, зани­мающие ведущее положе­ние в джазе, начинают свой творческий пугь с изучения его записей 1930-40-х гг, А сам Александр Цфасман
- солист, дирижер, компози­тор - был и остается самым выдающимся деятелем «зо­лотой эры» советского джа­за, и ему по праву на «Площа­ди звезд» в Москве в 1998 г. установлен памятный знак.

Примечания:
1. Цит. по: Скороходов Г. Тайны граммофона. М., 2004, с. 33.

2. Состав оркестра ВРК: А.Ривчун, Э.Гейгнер, М.Кримян, Н.Крылов, АТевлин (саксофоны), В.Быков, М.Са- выкин, В.Зотов, Е.Куличков (трубы), Т.Кохонен, И.Давид, М.Фурсиков, А.Безродный (тромбоны), А.Розенвассер (контрабас), Б.Фельдман (гитара), Б.Колотухин, А.Зарапин, Б Дьяконов, 1.Кемлин (скрипки), М.Гинзбург (ф-но), Лаци Олах (удар­ные). Аранжировки делали А.Цфасман, Э.Гейгнер, Т.Ходорковский, М.Гинзбург, Н.Ваганов.

3. Цит. по: Громов Е. Ста­лин: искусство и власть. М. 2003, с. 441.

4. Городинский В. Музы­ка духовной нищеты. М.-Л., 1950, с. 77-85.

5. «Музыка толстых» - му­зыка, потрафляющая вку­сам пресыщенной публики. Выражение происходит от названия статьи М.Горького «О музыке толстых», опубли­кованной в газете «Правда» в 1928 г. М.Горький, не очень разобравшись, свалил в одну кучу джаз, музыку танцеваль­ной площадки и коммерче­скую эстраду. В целом статья была направлена не на кри­тику легкой музыки 1920-х гг., а на обличение буржуа­зии, «мира толстых людей». В обстановке царящей в СССР в то время вульгар­ной социологии эта статья сыграла свою реакционную роль в истории советской музыкальной эстрады.

6. Петров А. Черный кот in blue. Юрий Саульский - Жизнь и творчество. М., 1998, с. 25-26.

7. В состав «АМА-джаза», кроме лидера Александра Цфасмана (ф-но), входили Александр Трахтсров, Ни­колай Буров (саксофоны), Андрей Романенко (тру­ба), Анатолий Миловидов (тромбон), Владимир Печаткин (банджо), Иван Бачеев (ударные).

8. Баташев А. Советский джаз Исторический очерк М., 1972, с. 26.

9. Самин Д. Сто великих музыкантов. М., 2002, с. 395- 396.

10. Эстрада в России. XX век. Энциклопедия. - М.,2004, с. 189,653.

11. Баташев А. Указ. соч., с. 100.

12. Медведев А Александр Цфасман // Сб. Джазовые портреты. «Молодежная эс­трада», 1999, №5, с. 17.

13. Баташев А Указ соч., с. 100.

Яков БАСИН



Jazz-Квадрат, №%/2007



авторы
Яков БАСИН
музыкальный стиль
свинг, традиционный джаз
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела композиторы, аранжировщики, бэнд-лидеры
Леопольд Теплицкий - Революционер джаза Ravi Shankar – Посол индийской культуры W.C. Handy – Отец блюза Юрий Саульский - Широкополосный музыкант
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com