nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Roberta Gambarini - Мое упрямство - моя сила, и моя слабость

стиль:

Roberta Gambarini - Мое упрямство - моя сила, и моя слабость

"Гамбарини - истинная наследница Эллы Фитцджеральд, Сары Воэн и Кармен МакРэй"
Kevin Lowenthal, Boston Globe


Роберта Гамбарини роди­лась в Турине, Италия, в се­мье, где джаз очень любили и разбирались в нем. Еще ребенком она начала слу­шать музыку, а когда ей ис­полнилось двенадцать лет, она стала брать уроки игры на кларнете, В семнадцать Роберта уже пела и выступа­ла в джаз-клубах по городам Северной Италии, а когда ей исполнилось восемна­дцать, она решила поехать в Милан, чтобы продолжить профессиональную карьеру джазовой певицы.

Вскоре после переезда, когда ей не было еще и два­дцати, Роберта заняла третье место в национальном джа­зовом радио-конкурсе, ко­торый транслировался по телевидению, что открыло перед ней возможность выступать на самых раз­ных итальянских джазовых фестивалях. Она принимала участие в джазовых радио- и телепередачах различных итальянских каналов и до сих пор, начиная с 1986 года, записывается в них как под своим собственным име­нем, так и в качестве при­глашенного гостя. В 1997-м, работая с французским ис­полнителем на Hammond- органе Эммануэлем Бексом (Emmanuel Вех), она гастро­лировала по джазовым клу­бам всей Италии.

В 1998-м Роберта отпра­вилась в Соединенные Шта­ты, получив стипендию от Консерватории Новой Анг­лии в Бостоне. Две недели спустя она буквально оше­ломила весь джазовый мир, заняв третье в Thelonius Monk International Jazz Vocal Competition.

С того времени Роберта выступала с Майклом Врекером (Michael Brecker), Роном Картером (Ron Carter), Херби Хэнкоком (Herbie Hancock), Слайдом Хэмпто­ном (Slide Hampton), Роем Харгрувом (Roy Hargrove), Джимми Хитом (Jimmy Heath), Хэнком Джонсом (Hank Jones), Кристианом МакБрайдом (Christian McBride), Тутсом Тилемансом (Toots Thielemans) и многими другими музыкан­тами. Она демонстрировала свой талант перед публикой со сцены в Kennedy Center, Lincoln Center, Town Hall и Walt Disney Concert Hall, a также на джазовых фестива­лях по всему миру, таких как North Sea и Umbria, на фес­тивалях в Барбадосе, Лондо­не, Монтерее и Торонто.

Как современный дина­мичный исполнитель с вир­туозными вокальными дан­ными, она вызывает восторг у зрителей и приобретает преданных поклонников везде, где бы ни выступала. И, к изумлению многих, все­го этого она достигла без какой-либо активной реклам­ной кампании, не записав в Штатах ни одного диска вплоть до 6 июня 2006, пока на Groovin High не состо­ялся релиз ее североаме­риканского рекорд-дебюта - альбома Easy to Love.

На этом диске Роберта в полном объеме показала свои выигрышные подхо­ды к интерпретации музы­кальной классики: и мягкий тембр, безупречное попа­дание и интонирование, невероятную технику; без­укоризненные скэттинг и навыки импровизации. В альбом входят двенадцать прекрасных джазовых стан­дартов и классических песен из Great American Songbook. Альбом также включает два бонус-трэка и демонстриру­ет способности специаль­ного гостя Джэймса Муди в блистательной скэт-дуэли.

Наш корреспондент по­беседовал с Робертой Гамба­рини во время ее гастроль­ного итальянского тура в поддержку данного альбома перед началом концерта в клубе Blue Note, Милан.

Ева Симонтакки: Ро­берта, что ты чувство­вала, уезжая в Штаты? И что ты нашла, вернув­шись обратно со своим новым альбомом? Когда кто-то уезжает, он ос­тавляет семью, близких, друзей... Но я, вообще-то, о музыке.

Роберта Гамбарини: Если говорить о музыке, то на Родине я ничего не ос­тавляла. Что касается лич­ного - да. Я должна была оставить все - почти всех моих друзей, мою семью, мой дом, все, что у меня было, поэтому отъезд был для меня большой жерт­вой. А с музыкальной точки зрения - нет, я не оставляла ничего. Наоборот, я все при­везла с собой.

Вот что на самом деле я имела в виду! не чувство­вала ли ты, что твоя работа в Италии больше ничего нового дать тебе не может? Или ты считала, что, уехав за границу, в Штаты, смо­жешь дать толчок своей карьере певицы, приобре­тя новый опыт?

Нет, так я никогда не ду­мала. Я хотела поехать куда- нибудь, потому что чувство­вала, что в Италии я сделала все, что могла, и самостоя­тельно больше ничего сде­лать не в состоянии. Я не знала точно - куда, но я люб­лю путешествовать, и по­стоянно думала о поездке. А потом выпала возможность, благодаря тому конкурсу, двухлетней стипендией и диплому консерватории, и я сказала: O.K., давай попро­буем и посмотрим, что из этого получится, в смысле просто поехать, чтобы при­обрести новый опыт.

Конечно же ты не зна­ла, что произойдет, и ты просто поехала, чтобы поэксперементировать, научиться чему-то но­вому, получить новый опыт, я права?

Думаю, что да, но это все слу­чилось, и я подчиняюсь воле случая. Хотя мне кажется, что так и должно было произойти. Это было перспективно само по себе. Это было как откры­тие меня самой.

И сейчас ты вернулась со своим новым альбо­мом. Красивая музыка, ты просто замечатель­ный артист. Ты достигла великолепного уровня, ты безупречна, даже когда поешь живьем и a cappclla. Естествен­но, мне нравится твой альбом, но когда у меня появилась возможность послушать тебя живьем, тогда я поняла, что ты можешь просто спеть и записать целую песню за один раз! Ты просто иде­альна, какой уровень!


О, ну, для начала, я - не безупречна! В любом случае, ошибки есть, но это своего рода погружение в музыку... Действительно, CD делался как живой концерт. И на нем совсем немного дополне­ний. Скажу только одно: Too Late Now - песни Бартона Лэйна (Burton Lane) - вооб­ще не было в программе. У Тамира Хендельмана (Tamir Hendelman) было выступле­ние, и поэтому эту песню мы сделали за два вечера, четыре часа потратили в первый раз, и три - во второй. Ему нужно было очень рано уезжать, и он сказал: "У меня есть пять минут, мы не сможем запи­сать дуэт!" "O.K., тогда какую другую мелодию мы можем сделать?" И тут я спросила: "Ты знаешь Too Late Now?", а он ответил: "О.К! Чудесная мелодия!" И мы просто взяли и сделали ее!

В чем твоя сила?

Не знаю... Наверное, в том, что я верю во что-то или что-то люблю и стремлюсь к это­му. Если я что-то выбираю, то этим и живу'. Я не поеду куда-нибудь только лишь потому; что это выгодно для меня, или я смогу там больше за­работать. Когда мне действи­тельно что-то нравится или я что-то люблю, я всегда с этим и остаюсь.

А как тогда насчет тво­их слабостей?

Все то же самое... я очень упрямая. В некоторых слу­чаях это может быть серь­езной помехой. Мое упрям­ство одновременно и моя сила, и моя слабость!

Ты была очень близка к тому, чтобы выиграть Грэмми. Что ты чувству­ешь по этому поводу? Ка­кие твои впечатления?

Что ж, опять двадцать пять! Я не думала о Грэмми вообще, поэтому была очень удивле­на, когда мне сообщили о но­минации. Я была в Таиланде, очень долго была в дороге. Мое внимание было сфоку­сировано исключительно на поездке и выступлениях с му­зыкантами... Я гасгролировала в Таиланде с Dizzy Gillespie Big Band и бас-тромбонисгам Даугом Парвиэнсом (Doug Purviance). И вот однажды я спустилась вниз на завтрак, а Дауг подошел ко мне, обнял и сказал: "Е-а! Поздравляю!" А я подумала: "С чем это они все меня поздравляют?" "Ты не знаешь? Ты номинирована на Грэмми!", и все музыкан­ты начали скакать вверх-вниз. Но поначалу я им не поверила. Это было слишком большим сюрпризом для меня, потому как эта запись на самом деле... Компания Grooving High - плод наших совместных усилий - моих, Жака Мьюэла (Jaques Muyal), моего продюсера и некогда близкого друга Диззи Гил­леспи, и моего менеджера Ларри Клотъе (Larry Clothier), а потому'это бьла всего лишь частная инициатива за весь­ма небольшие деньги. А для Грэмми, знаешь.. Конечно, когда ты начинаешь появ­ляться на публике, твое имя отчасти становится твоим капиталом И имя стало моим капиталом исключительно благодаря выступлениям - концертам, непосредствен­ному общению с аудиторией и исполнению песен для нее, этакой строительству соб­ственной аудитории вверх, кирпичик к кирпичику И это вовсе не самый быстрый путь к тому, чтобы приобрести широкую известность, но, как видим, для номинации оказалось достаточно. Так что я была очень счастлива!

Что ты можешь назвать первым в ряду того, что побудило тебя к пению?

Это не что-то одно, а сово­купность. Как обычно - мело­дия, лирика, гармония... Зна­ешь, пение само по себе! Это тяжело объяснить Иногда пе­ние резонирует с чем-то, что уже находится внутри тебя, и ты чувствуешь, что оно выхо­дит из тебя наружу: Это всегда - сложная смесь составляю­щих. Это не что-то одно.

Как ты подбираешь свой репертуар?

По вышеперечисленным признакам. Я пою песни, которые сами рвуться нару­жу изнутри меня, которые, я это чувствую, помогут мне установить контакт с ауди­торией, песни-истории, ко­торые я должна рассказать. Всего не перечислишь...

Что ты делаешь с голо­сом, и как у тебя обсто­ят дела с обучением? Ты продолжаешь учиться во­кализу, делать упражнения? И как проходят твои репетиции? Если у тебя, скажем, пять концертов каждый вечер подряд, как ты репетируешь?


Знаешь, нужно очень много работать, чтобы быть джазовой певицей. Вокализ - лишь часть этой работы. Нужно поддерживать на оп­ределенном уровне игру на фортепиано, нужно знать музыку, да, нужно много ра­ботать и над этим тоже! Это не только исполнение вока­ла. Конечно, если поешь пять вечеров подряд, то единст­венное, что необходимо де­лать - разогревать голос. Но потом необходимо заняться всем остальным. Так что, быть певицей - это не только ис­полнение мажорных трезву­чий, но и экспериментирова­ние, постоянная работа над песнями, чтобы сохранять их живыми. Знаешь. Диззи говорил, что если бы он не репетировал один день, то на это никто бы не обратил вни­мания, но если бы он не ре­петировал два или три дня, то музыканты, которые играли с ним, сразу бы это заметили. А если бы он не репетировал неделю, то это заметила бы даже публика!

Можешь ли ты расска­зать о своих планах на будущее, о новых про­ектах? Я абсолютно уве­рена - что-нибудь еще в уме ты держишь... Ко­нечно, если ты хочешь об этом говорить!

Да, готов мой новый проект! Он уже выходит в Японии, это дуэт с Хэнком Джонсом (Hank Jones), а за­тем будут другие проекты. Я только что закончила рабо­ту с Dave Bruebeck Quartet в Калифорнии, мы сделали концерт по Dave Bruebeck Songbook и планируем его записать. Также много рабо­ты с Dizzy Gillespie Dave All Stars Big Band, это новые за­писи и много всего другого в перспективе.

Мы непременно желаем снова увидеть тебя здесь, в Италии, как можно ско­рее, будем надеяться!

Да, возможно - летом.

Концерт Роберты Гамбарини в миланском Blue Note состоялся 21 марта. Она вышла на сцену вме­сте со Стефеном Скоттом (Stephen Scott, пиано), Реджи Джонсоном (Reggie Johnson, контрабас), Джэйком Ханна (Jake Hanna, ударные), и выступление началось с исполнения Easy То Love Коула Порте­ра, песни, давшей название альбому' который Роберта представляет в данном туре. Этот альбом - трибьют всем артистам, оказавшим влия­ние на Роберту Гамбарини при становлении ее музы­кальной карьеры. Ее пение действительно необычай­но, а альбом по праву заслу­жил восторженные отзывы. На протяжении первого отделения у нас была бле­стящая возможность про­слушать ее прекрасные вер­сии Something То Live For, No More Blues (A.C. Jobim /]. Hendricks), Poor Butterfly, On The Sunny Side of The Street, в которой Роберта Гамбари­ни написала слова к соло на духовых Сонни Ститта, Диззи Гиллеспи и Сонни Роллинса в аранжировке Диззи с альбо­ма 1957 года Sonny Side Up, а также The Very Thought Of You, It Don’t Mean A Thing, Lush Life, If Уоu Could See me Now и Just Squeeze Me. Не­смотря на то, что она спо­собна импровизировать стремительно и безукориз­ненно, ее фразировка вы­разительная и музыкальная. Она поет кристально чис­тым сопрано, необычайно красивым как в высоком, так и в низком регистре. У нее безупречный тон и изы­сканный свинг.

Сразу после начала Ро­берта пригласила на сцену необычайно специального гостя, который прекрасно исполнил в большинстве песен свои изумительные, сердцераздирающие соло на трубе - Роя Харгрува (Roy Hargrove).

Во втором отделении Роберта Гамбарини спела Good Morning Heartache, Lover Come Back To Me, Daydream, Sometimes I’m Happy, Rhythmaning и This Is Always. После окончания концерта публика не отпус­кала ее, и она спела на бис Everything Happens То Me.

Роберта Гамбарини в пол­ной мере доказала, что она - эктраординарная арти­стка и талантливая певица, и мы надеемся вскоре уви­деть ее снова в Италии со следующим альбомом!

Ева СИМОНТАККИ
Перевод с английского Стефании ОСТРОВЦОВОЙ


Jazz-Квадрат, №5/2007








авторы
Ева СИМОНТАККИ
музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
Италия, США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с вокалистами
Dennis Rowland Hedvig Hanson - Северная звезда Judy Bady Карина Кожевникова - К счастью, понятия "российский джаз" не существует
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com