nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Джаз Коктебель 2006

стиль:

Джаз Коктебель 2006
14-17 сентября в Крыму про­шел 4-й Международный фе­стиваль "Джаз-Коктебель- 2006" — и здорово согрел ту­ристов, замерзающих у хо­лодного моря. Благодаря джазу и вопреки температу­ре воды, сезон удержал за со­бой эпитет "бархатный": осень, казалось, отвлеклась от своих обязанностей и бродила в публике, толкаясь и смеясь, аплодируя и танцуя, попивая вино и закусывая че­буреками.

Хорошо бы это впечатле­ние от беззаботной курортности, девушек в парэо, вкус­ных запахов и неизменного присутствия моря — лучше­го перкуссиониста! — в лю­бой из джазовых импровиза­ций удалось продлить до сле­дующего сентября и вновь поехать туда, в солнце, в пра­здник! Не случайно тут то и дело на хорошем англий­ском звучало сравнение Кок­тебеля с Пуэрто-Рико — та­кие же радостные лица, море и... отсутствие горячей воды.

Стэнли Кларк тоже любит играть джаз рядом с морем. Между прочим, в Коктебе­ле маэстро, даже не подозре­вая, сыграл сначала... на укра­инской свадьбе. Он репети­ровал в местном доме культу­ры "Юбилейный" как раз в тот момент, когда туда подъ­ехала брачующаяся пара с полным эскортом. В зале, смежном с репетиционным, молодые принимали позд­равления — под аккомпане­мент громовых раскатов ги­тары всемирно-известного басиста. Важно, что никто никому не помешал. Вот она, коктебельская реальность!

4-й Международный фес­тиваль "Джаз-Коктебель- 2006" начался задолго до то­го, как туда прибыли миро­вые звезды. В небольшом ка­фе "У Виктора", насквозь продуваемом морским вет­ром, к этому моменту уже четвертый месяц играли джаз известный московский клавишник Виктор Лифшиц и его JVL-band. Играли неиз­менно каждый вечер, что, по мнению самого Виктора, тя­нуло на рекорд, достойный книги рекордов Гиннеса. Там же, во время фестиваля, с за­видной регулярностью со­бирались на "джэмы" и от­личное вино музыканты са­мых разных калибров, веро­исповедания, национально­стей и цветов кожи. На сцене кафе набиралось порой до 10-ти исполнителей одно­временно! Вслед за музыкан­тами тянулась и жадная до живого джаза публика. И ни разу не была разочарована.

Вообще фестиваль "Джаз- Коктебель-2006" был подан как одна большая сенсация или — ряд дробных. Впро­чем, главный его зачинщик Дмитрий Киселев — извест­ный российский журналист и телеведущий — каждый из коктебельских фестивалей задумывает именно так. этом есть свой резон — задрать планку повыше с самого начала, чтобы "на выходе даже если кое-что пойдет не так, все равно получился б "высший класс".

Сенсации предусматривались следующие: приезд таких звезд, как Стэнли Кларк, Билли Кобэм, Кенни Уэй, Саския Лару, Алексей Козлов, Андрей Кондаков, Apple Тea, Olli Siikanen Power Trio и др. и презентация масштабного высокотехнологичного Интернет-проекта "Джаз со скоростью света". Специально к фестивалю этого года были организованы две совершенно бесплатные сцены под открытым небом и ещв одна концертная площадка перед домиком Волошина, дающие возможность выступить максимальному количеству участников. Кстати, одной из микро-сенсаций можно было бы считать полную стилистическую демократию в джазе.

Сенсация 1

Все звезды приехали и выступили.

Стэнли Кларк, выдержанный, академично элегантный (бабочки не доставало!) устроил роскошное джаз- бас-шоу. Влюбленный в акустику, он выдал такую слэповую игру на контрабасе, что впору было припомнить ис- панских фламенкистов: nризрак Пако де Лусии буквально витал за плечом музыканта. Зрители, слегка оглушен- ные лавиной звука и сложностью музыки, встречали вни мательными аплодисментами каждый поворот автор- ской мысли и каждый эффектный ход в исполнении. Думаю, Стэнли Кларк остался доволен. Как публикой, так и партнерами по сцене: вместе с ним в этот вечер играли музыкантыj из Чили и Америки, потрясающий датский скрипач Метц Толлинг (сублимированный, как все скандинавы) и молодой талантливый украинский клавишник Руслан Сирота.

Штришок, добавляющий обаяния мэтру: после небольших проблем со звуком, устраненных специалистами за полторы минуты, выда­ющийся басист по окончании концерта великодушно пожал руку звукорежиссеру со словами: "Good job!". Наде­юсь. это не было проходным ритуалом.

На пресс-конференции было интересно узнать, что Стэнли Кларк в свободное время слушает не себя, люби- могo. а. например, пианиста Владимира Горовица, своего молодого басиста Джимми Пэкстона-младшего (по- скольку является не только его наставником, но и почти дядюшкой) и, как ни стран­но. — хорватские хоры и на- родные болгарские ансамбли. И это символично: в прошлом Коктебель, между про­чим. —болгарский поселок...

Ну, а на пресс-конференции Билли Кобэма журналистам мало что удалось выведать о качествах и пристрастиях лучшего барабанщика всех времен, разве что он — еще и увлеченный фотограф. Кобэм. которому не так далеко до 60-и, показался еще более моложавым, чем Кларк (чем их там кормят?!). Он все больше стремился остаться в тени. подчеркнуто выдвигая музыкантов из проекта Culture Mix, с которыми при­ехал на фестиваль. Кстати, не менее интернациональных, чем коллеги Кларка. Это Уил­берт Джил, Штефан Радемахер. Юккис Уотила, Жан-Ма- ри Икей и Марко Лобо. Похо­же. стремление музыки третьего тысячелетия слиться в едином звучании воплоща- ется прежде всего через объединение музыкантов из разных уголков планеты.

На сцене, однако, "благо­творительность" Кобэма за­кончилась. В первые минуты концерта зрители видели только его фигуру в вязаной шапочке, царственно возвы­шающуюся над всеми и под­крепленную внушительной ударной установкой из, ка­жется, 14-ти барабанов. Толь­ко спустя некоторое время все смогли по достоинству оценить великолепных му­зыкантов Culture Mix. Публи­ка, оттесненная охраной фе­стиваля на левую сторону на­бережной, послушно осво­бодив место возле сцены VIP-гостям и прессе, тем не менее щедро отдавала дань замечательной музыке: ап­лодировали даже те, кто уст­роился на ближайших дере­вьях и красивых ажурных фонарях у домика-музея Во­лошина, рискуя свалиться на головы стоящих внизу. Жа­ловались на неудобство не­многие.

Интересно, что публика — как у сцен, так и та, что устро­илась на вечернем пляже, глядя на большой экран, — встречала артистов диффе­ренцированно. Скажем, если Кондаков и Кларк срывали аплодисменты плотные, но аккуратные и к месту, то блюз и буги вызывали просто "тан­цевальный расколбас". Ярко ­розовый "прикид" Кенни Уэйна — канадского блюзо­вого пианиста, весельчака, способного довести публику до локальной истерики — привел всех в упоение. Во все времена людям хотелось двигаться! Особенно — рит­мично. Особенно — под му­зыку. Похожую реакцию на фестивале "Джаз-Коктебель- 2006" вызвали только диско­теки Пола Мерфи и украин­ского ди-джея Фантомаса (да, были и дискотеки!). Это — сродни любовному порыву: танцевать — значит любить. Кенни "Блюз Босс" Уэйн точ­но знал, как надо "зажечь". Его высокоскоростная техника игры в сочетании с легкос­тью и непринужденностью,улыбочками, кивками и вскриками граничила с ша­манством — это заметили да­же те, кто не покидал танц­пол, самовыражаясь "на всю катушку". Вот оно, демокра­тичное великолепие джаза! Украинские музыканты тем­пераментно "догоняли" Уэй­на и растворяли в ансамбле фортепианные ритмы маэс­тро — это были Андрей Арна­утов, Алексей Фантаев и Дми­трий Александров.

"Джаз объединяет!" — именно в этот момент про­неслась в голове мысль, так усердно насаждаемся орга­низаторами "Джаз-Коктебеля-2006", так непосредствен­но воплощенная Уэйном в начале и так изящно под­твердившаяся в конце фес­тиваля, на выступлениях Кобэма и "Яблочного чая".

Если бы давали номина­ции за сценический образ, то приз за "главного Волан­да" фестиваля "Джаз-Кокте- бель-2006" получил бы, ви­димо, Алексей Козлов. С магически-сильным взглядом и стильной щетиной, Козлов без особых усилий делал с публикой нечто такое, что рождало мысли о мистике и чуде. Люди улыбались там, где запланировал Козлов, впадали в культурный шок там, где предусмотрел Коз­лов, счастливо, почти со сле­зами на глазах встречали лю­бимые (со времен "Арсена­ла") мелодии и блуждали вместе с Козловым и его "Арс Нова" в лабиринтах модер­нистских импровизаций. Отличный режиссер, Алек­сей Козлов остался отлич­ным саксофонистом. А глав­ное — родным, нашим, с по­нятными шутками, намека­ми и ассоциациями. После его концерта захотелось брататься с единомышлен­никами, говорящими на "со­ветском" языке.

А если бы существовала номинация на лучшего по­ющего инструменталиста, то тут все букеты сорвал бы, думаю, Андрей Кондаков. Энергичный, полный пла­нов и проектов, чем поражал журналистов на пресс-кон­ференции, виртуозно пере­мещающийся в пространст­ве Земли, петербургский пи­анист так же легко осваивает пространство музыкальное. Его совместный проект с бразильскими исполнителя­ми All Brasil Stars — это такое радостное сумасшествие, что и сам музыкант, поддав­шись на собственную прово­кацию, решил запеть! По­ющий Кондаков, стоя и при­танцовывая за пианино, ис­кусно чередовал акустичес­кие и электрические тембры, а беззаботные гитары и пер­куссии бразильцев рассыпа­ли терпкие ритмы по набе­режной Коктебеля. Это при­водило организм зрителей в состояние эйфории — чув­ства, которое нас так часто посещало в детстве.

На фестивале, к радости публики, соседствовали са­мые разнообразные стили — от сложной эклектики Стэн­ли Кларка до очаровательно­го ню-джаза Саскии Лару. Эта раскованная и напористая голландка с белокурыми во­лосами и электронными прибамбасами, закреплен­ными на талии (там поме­щался микропроцессор), со­творяла с трубой настоящие фокусы. Мало того, что сама по себе женщина-трубач — эффектное явление, так Саския эффектна вдвойне бла­годаря тем звукам, которые ей удается извлекать из инст­румента. С изяществом Коп­перфильда она разрушала стереотипы человеческого воображения и делала звук гибким, как змея, заострен­ным, как кинжал нинзя, чудо­вищным, как катастрофа или блистательным, как концерт Монтсеррат Кабалье. Гордо задирая трубу к звездному небу или нацеливая ее в зри­телей, Саския веселилась вместе со всеми. А потом, по-свойски нацепив инстру­мент на локоть, наслажда­лась "репризами" рэппера из своей команды — неподра­жаемого "Стьюлокса":Великолепная музыкантша нашла его, кажется, на улице — зарабатывающим своими искусством на прокорм. Энергетический бандитизм и невероятный комический дар, звукоподражательное и ритмическое хулиганство Стьюлокса, а также его наив­ная неизбалованность сла­вой мгновенно завели кокте­бельскую публику: среди зрителей, пестрящих не только одеждами, но и жиз­ненными убеждениями, на­шлась, как оказалось, масса любителей хип-хопа.

Вообще на фестивале пуб­лика и артисты общались очень тесно. Как в прямом (передвигаться по набереж­ной можно было местами только бочком), так и в пере­носном смысле. К примеру, польский музыкант Томаш Муха, отыграв концерт с ин­тересным украинским кол­лективом "Манифест", где органично разбавлял интел­лектуальный джаз своей су­масшедшей электронной скрипкой, на прогулке помог заработать уличной группе, исполнявшей, кажется, все. Девушка-скрипачка вдохно­венно вглядывалась в лицо и манеру Томаша, стараясь ничего не пропустить в своем первом. возможно, мастер-классе такого уровня. А окружившая музыкантов толпа радостно внимала "живой" музыке. оторвавшись от вина и чебуреков.

Ну и. конечно, рассказывая о сенсационно большом количестве коктебельских звезд, как не упомянуть оте­чественную гордость — коллектив Apple Tea. Как всегда, рвбгга поразили качеством исполняемой музыки и пол­ным взаимопониманием внутри ансамбля. Сами музыканты потом шутили, что игратъ было легко, поскольку у них, дескать, на разогреве был сам Кобэм! На самом деле это была вынужденная перестановка: выдающийся барабанщик, вместо того, чтобы солидно закрыть фестиваль после выступления беюрусов, по окончании своего саунд-чека наотрез отказался пускать кого-ни­будь к аппаратуре. Ну, Кобэм —это Кобэм, он всегда прав... Поэтому наши ребята играли и настраивались одновре­менно, пережив небольшой шок из-за сбоя в звуке. Однако — все что ни делается, все к лучшему. Apple Tea пролили бальзам на души слушателей, слегка замороченных мно­гослойными кобэмскими маржиналиями, и умиротво­рили всех своим понятным, безупречно-прозрачным джазом. Мелодичнейшие композиции Игоря Сацевича. звучавшие под занавес фестивальной программы, окутанные в элегантные аранжировки и обрамлен­ные высоким классом ис- полнения, поражали благо­родством — и все вдруг гюняли, что фестиваль-то был все-таки джазовый!

Сенсация 2

В который раз я горячо по­жалела о малых, ничтожных знаниях в компьютерных технологиях! А проект "Джаз со скоростью света" постро­ен именно на передовых до­стижениях в этой области (технологии OmniMusic), позволяющих обеспечить сверхнизкую задержку и синхронизацию аудиопото­ка через Интернет при сов­местной игре музыкантов, находящихся в разных горо­дах. Музыканты видят изоб­ражение и слышат друг дру­га, что создает эффект вы­ступления на одной сцене.

Я по-настоящему могла оценить только то, что виде­ла своими глазами и слышала своими ушами. Впрочем, как и большинство зрителей. И то, что я наблюдала, было прекрасно! Прекрасно в об­щечеловеческом, гуманном смысле, когда машина слу­жит людям для воплощения смелой мечты. Может стать­ся, а в этом вполне убеждены авторы проекта, что в скором времени любой молодой (к примеру!) музыкант, страст­но желающий сыграть... ну хотя бы с Кенни Уэйном из Канады, включив, после утря­ски формальностей, свой IIK в точно договоренное время, получит мастер-класс через Интернет в виде сеанса одно­временного музицирования с маэстро. И помешать на­ставнику и ученику не смогут ни расстояние, ни задержка звука. Трижды реализован­ные на глазах у публики джэмы в рамках этого проекта — когда одновременно играли музыканты из Коктебеля и Москвы, из Коктебеля и Вели­кобритании, из Коктебеля и Киева — стали лучшим дока­зательством возможности и практичности этой идеи. Во время демонстрации проек­та Дмитрий Киселев, убедив­шись, что "все работает", от­правился курсировать между рядами VIP-гостей и журна­листов, со светлой детской улыбкой заглядывая в лица и задавая всем один и тот же во­прос: "Нереально, да?"

Идеологи проекта "Джаз со скоростью света" — Ста­нислав Воног и Николай Су­рин. Они же — лидеры ко­манды Musigv, молодой ком­пании, созданной победите­лями международного сту­денческого конкурса про­граммных проектов Micro­soft Imagine Cup 2005. На мой вопрос "Какое же главное препятствие оста­лось на пути массовой реа­лизации вашей идеи?" ребята ответили просто: "Преодо­леть скорость света". Кстати, на момент демонстрации проекта "Джаз со скоростью света" на фестивале "Джаз- Коктебель-2006" идея поче­му-то не была запатентована.

После джаза

Надо было видеть счастливо-разомлевшего мэра не­большого крымского посел­ка на главной фестивальной сцене в дружеских объятиях идеолога "Джаз-Коктебеля- 2006" — Дмитрия Киселева! Еще бы — кто, как не глава ад­министрации Коктебеля в полной мере осознавал все прелести и выгоды этого ме­роприятия? Конечно, всех, кто отвечал за обслуживание фестиваля, заботила ответст­венность — за своевремен­ность вывоза мусора, предот­вращение хулиганств, краж, других ЧП и тд. Но не менее важными были и те дивиден- ды, которые давали возмож­ность ускоренным путем улучшить благосостояние знаменитого поселка. Благо­даря фестивалю был отре­монтирован домик Волоши­на, построена перед ним пло­щадь и подведена красивая подсветка, продлился ку­рортный сезон, дав местным жителям заработать доста­точно денег на спокойную зиму. Один продавец шаур­мы, например, признался, что обычно в это время про­давал 70-80 порций, а в этот раз — по 140 за день! В проек­те — постройка водоочист­ных сооружений и другие полезные мероприятия по улучшению жизни в поселке.

Джаз требует эстетики!

...Фестиваль закончился как-то сразу, вместе с курорт­ным сезоном. На следующий вечер, влекомые джазовой зависимостью, развившейся за 4 дня от немеренного по­требления джаза, отдельные личности снова пришли к кафе "У Виктора" — и расте­рянно уперлись в закрытую дверь. JVL-band уехал к себе в Москву. По набережной ве­тер гонял там-сям билетики с надписями "Джаз-Коктебель. Фан-зона", по пляжу разбрелись бесхозные лежа­ки, огоньки в развлекатель­ных заведениях еще сверка­ли, но вокруг уже было пус­тынно, официанты кучкой сбивались за столики, кото­рые еще недавно сами же и обслуживали, а на диванчике в маленькой чайхане под от­крытым небом грустно уст­роился коктебельский пес. Он изредка вздыхал и испод­лобья поглядывая вокруг, не поднимая головы: все, празд­ник кончился, и теперь впе­реди — только зима...

Но в руке у меня остался фестивальный календарик, где год начинается с сентяб­ря. А это значит, после джаза может быть только джаз — ровно через год, встретимся в Коктебеле!

Марина ТИХОМИРОВА




JAZZ-KBAДlPAT №1'2007


страна
Украина
Расскажи друзьям:

Еще из раздела фестивали 2005 - 2007 года
3-й Фестиваль авангардной фолк-музыки 5-й Международный фестиваль "Rigas Ritmi" Bass Day 2 Efes Pilsner Blues Festival 2005
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com