nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Дары осени: Понти, Мэхогэни, МакЛафлин в Минске

стиль:

Дары осени: Понти, Мэхогэни, МакЛафлин в Минске
Осень 2012 года оказалась удивительно щедрой по отношению к минским любителям джаза. Если наши соседи по пост-советскому пространству уже привыкли к частым гастролям звезд мирового джаза, то фэны в Беларуси до сих пор не были избалованы такими визитами с такой плотностью. Судите сами: в конце сентября в Минске побывал один из лучших джазовых скрипачей Жан-Люк Понти, в начале октября в Минске и Могилеве выступал входящий в топ-группу джазовых вокалистов мира Кевин Мэхогэни, в середине ноября дал концерт в Минске легендарный джазовый гитарист Джон МакЛафлин. А если к этому списку добавить приезд в столицу Беларуси многократного обладателя Грэмми Эла Джерро (во второй раз за последние два года), выступление в середине октября в Белгосфилармонии очень крепкой американской джаз-роковой группы HBC The Super Trio (Скотт Хендерсон – Джефф Берлин – Дэннис Чамберс) и два минских сентябрьских концерта не бывавшего у нас все пост-советские годы и давно уже живущего и работающего в Германии пианиста Леонида Чижика, то картина получится впечатляющей. Во всяком случае, ничего подобного в прежние годы я не помню.

Здесь хотелось бы рассказать о концертах, на которых довелось побывать, и которые кажутся мне наиболее яркими и значительными событиями осеннего джазового сезона в Минске. Начнем хронологически – с концерта Жан-Люка Понти. Маэстро посетил Минск в рамках традиционного, уже седьмого по счету международного музыкального фестиваля Юрия Башмета. Фестиваль этот посвящен преимущественно музыке академической и собирает ежегодно в столице Беларуси музыкантов экстра-класса. Что ж, можно только поблагодарить организаторов фестиваля, в первую очередь сопредседателей его организационного комитета Юрия Башмета и Ростислава Кримера, за то, что они смогли найти в программе этого форума место и для джаза, а что касается исполнителей экстра-класса, то тут фигура французского скрипача выглядит, как нельзя более уместной.

Вот только площадку для выступления Понти организаторы подобрали уж больно необычную – помещение … Белгосцирка. Занимавшие зрительские места вокруг манежа любители джаза (заполнившие амфитеатр процентов на восемьдесят) с некоторым удивлением рассматривали ударную установку, клавишные и рояль, установленные у того выхода на манеж, из которого обычно выходят жонглеры, акробаты, клоуны и прочая цирковая братия. На сей раз вместо шпрехшталмейстера появился бойкий молодой человек, скороговоркой продекламировавший дежурные славословия спонсорам фестиваля и кратко пересказавший содержание той странички в нарядно изданном фестивальном буклете, которая была посвящена Жан-Люку Понти. Думаю, девяти десятым зрителей эта информация была не слишком нужна – здесь собрались люди, хорошо знавшие, кого они пришли увидеть воочию и послушать.

Ну, а затем появился сам маэстро с музыкантами своего бэнда. Понти приехал в Минск со своим традиционным в последние годы составом – интернациональным, но образцово франкофонным – в него входят соотечественник Понти, клавишник и пианист Уильям Лекомт (William Lecomte), выходец из Камеруна, бывшей французской колонии в Западной Африке, басист Гай Нсанге Аква (Guy Nsangue Akwa) и франко-канадец, молодой длинноволосый барабанщик Дамьен Шмитт (Damien Schmitt). При этом дольше всех в этой команде работает с Понти басист – Нсанге участвовал еще в записи последнего на сегодня альбома Понти The Acatama Experience (2007г.). Жан-Люк, невысокий, очень худощавый, с поседевшей короткой бородкой, с публикой, объявляя время от времени очередные композиции, общался по-английски, лишь пару раз, в ответ на горячие аплодисменты, звучали русское «спасибо» и французское «мерси боку». Держался Понти на протяжении всего концерта очень спокойно, был сосредоточен, внешне мало проявлял свои эмоции, словно боясь «расплескать» их и стремясь полностью вложить свое внутреннее состояние в исполняемую музыку. Вообще, элементов шоу в поведении музыкантов почти не было, лишь темпераментный африканец Нсанге пару раз играл на публику, «помогая» Шмитту имитацией ударов ладонями по тарелкам из обширного арсенала барабанщика. Но шоу тем, кто собрался в тот вечер в Белгосцирке, и не требовалось – все ждали музыки, и она прозвучала!

Думаю, поклонники Понти остались довольны: в огромной своей массе они шли слушать именно того Понти, которого полюбили по ставшими уже классическими записям семидесятых – начала восьмидесятых лет, и маэстро именно такую музыку предложил белорусским любителям джаза. Звучали и знаменитые композиции раннего периода, вроде Mirage, и близкие им по духу более поздние пьесы, например, Point of No Return из The Acatama Experience. К волшебному звучанию скрипки Понти в условиях весьма неплохой акустики зала, кажется, никто не остался равнодушным. Кстати, почти весь концерт Жан-Люк отыграл на своей основной пятиструнной электроакустической скрипке «Баркус-Берри» классической формы и отделки, лишь в одной или двух пьесах сменив ее на голубую «Зету». Естественно, Понти был главным солистом на протяжении всего концерта, лишь иногда уступая авансцену Лекомту или ведя основную тему дуэтом со своим партнером. Последний в таких случаях пересаживался за акустический инструмент, в то время как на клавишных Уилл преимущественно укреплял звучание ритм-группы. Впрочем, каждый из партнеров Понти также получил по ходу концерта свою сольную партию и возможность продемонстрировать свое искусство в полной мере. Соло на ударных Дамьена Шмитта, растянувшееся на минут восемь –десять, стало единственной передышкой на протяжении почти двухчасового концерта для его коллег, ушедших на это время с манежа.

После такого своеобразного «перерыва» Понти устроил своим слушателям небольшое путешествие в собственное творческое прошлое. Сначала он напомнил всем, что его увлечение джазом началось задолго до появления джаз-рока, сыграв дуэтом с Лекомтом классический для бопа стандарт Телониуса Монка 'Round Midnight, а затем публику ждал еще один сюрприз: Понти, музыкант с академическим образованием, начинавший свою карьеру в симфоническом оркестре, специально для минского концерта подготовил вариацию одной из прелюдий Шопена. Лекомта сменил за роялем Ростислав Кример, и маэстро прекрасно сыграл это чисто академическое сочинение вместе с известным белорусским пианистом и арт-директором фестиваля Башмета.

Надо сказать, что Жан-Люк Понти наверняка играл минский концерт с особым настроением. У этого выступления была уникальная специфика. Дело в том, что именно 29 сентября, в день концерта в Минске, французский скрипач отмечал свой день рождения, и не просто очередной, а – юбилейный. Жан-Люку Понти в этот день исполнилось 70 лет! Во время небольшой паузы по ходу концерта и Ростислав Кример от лица организаторов фестиваля, и музыканты бэнда Понти очень тепло поздравили маэстро со знаменательной датой. Горячими аплодисментами зрители присоединились к поздравлениям. Хочется думать, что этот вечер запомнился и им, и выдающемуся джазовому скрипачу.

… Совсем иной по стилистике джаз ждал гостей концертного зала «Минск» 6 октября. Концертное агентство «Эквилибриум АРТС» уже несколько лет проводит мероприятия в рамках своего проекта «Джазовый мост», приглашая к нам зарубежных (чаще всего американских) мастеров джаза, как правило, вокалистов, которые выступают совместно с лучшим, на мой взгляд, джазовым комбо Беларуси "Яблочный чай", ставшим своеобразным хоум-бэндом этого проекта. На этот раз афиши «Джазового моста» украшало имя самого именитого гостя за все годы существования проекта– Кевин Мэхогэни. Один из лучших певцов мирового джаза уже много раз выступал в России, бывал в Украине, но в Беларусь приехал впервые, предваряя своими выступлениями здесь свой очередной большой концертный тур, как по европейской, так и по азиатской части России.

Громкое имя, надо сказать, сработало. Большой зал КЗ «Минск», во всяком случае, его партер, был заполнен практически полностью. Сразу надо отметить, что и организация концерта, и его проведение обошлись без накладок – все было очень четко, профессионально и достойно. Аплодисментами встретили зрители группу «Яблочный чай», которая открывала концерт несколькими своими композициями. «Яблочный чай» (он же, разумеется, Apple Tea, но раз я уж начал с русского варианта названия, то и далее буду им пользоваться) выступал в своем полном составе: Сацевич – Сапега - Лютый – Ямутеев - Горячий – Филипеня. Судя по горячему приему, который группа получила у публики, многие пришли в этот вечер не только ради Кевина Мэхогэни, но когда последний появился на сцене, овация усилилась еще больше.

Зрелище, надо сказать, было впечатляющим. Кевин оказался просто огромен, причем, как по высоте, так и по объему. Ноги певца, похоже, с трудом несли столь грузное тело. По возрасту принадлежащий к одному поколению со старшими из белорусских музыкантов, Мэхогэни (р.1958г.) выглядел на сцене представителем предыдущего поколения. Правда, когда он заговорил, оказалось, что в этом очень солидном и очень знаменитом человеке спрятана масса обаяния и несомненное чувство юмора. С публикой Кевин общался на родном языке, сразу предупредив: «Я, к сожалению, не говорю по-русски, да и по-английски, в общем-то, не очень, но я стараюсь!» Зато, когда он запел, стало понятно, что вся гибкость в этом большом теле ушла в голос. Глубокий, теплый баритон с легкостью путешествовал от низов к верхам и наоборот, ни на секунду не теряя при этом безукоризненное чувство свинга.

В целом программа концерта была составлена преимущественно из романтических любовных баллад, хотя пару номеров Кевин исполнил и в более быстром темпе. Звучали как классические стандарты из Great American Songbook, так и менее известные композиции. Мне кажется, что даже те, кому «старый» джаз представляется пресноватым и не современным, оценили по достоинству и красоту этих мелодий, и тот внутренний огонь, который высекали из них Мэхогэни и белорусские инструменталисты. Из всего, что Кевин пел в этот вечер, на мой взгляд, наиболее ярко прозвучали Kiss And Run, исполненный дуэтом с Константином Горячим за фортепьяно хит Нэт Кинг Коула When I Fall In Love, сочиненный Виктором Янгом на слова Эдварда Хеймана, с блистательным драйвом спетая Кевином композиция Still Swinging и исполненный ближе к концу вечера нестареющий хит Хэролда Арлена и Джонни Мерсера My Shining Hour (1943г.).

При этом «Яблочный чай» отнюдь не выглядел просто аккомпанирующим ансамблем. В каждой песне после одного-двух куплетов Кевин умолкал, предоставляя право блеснуть своим соло инструменталистам. На авансцену выходили при этом и Лютый, и Филипеня, и Горячий, но особенно «в ударе» был в этот вечер, на мой взгляд, тенор-саксофонист Виталий Ямутеев. Мэхогэни показал себя отличным шоумэном, постоянно, на радость зрителям, вызывая инструменталистов «на соревнование». Особенно запомнилась его «дуэль» с барабанщиком Александром Сапегой, когда Кевин раз за разом пропевал короткие фразы скэтом, требуя от Александра их повторения на барабанах. Дуэль завершилась вничью, что засвидетельствовала горячая овация зала обоим музыкантам. Инструментализация вокала (то есть подражание голосам инструментов) и скэт вообще относятся к наиболее сильным сторонам искусства Кевина Мэхогэни, и мастер не раз в этом концерте демонстрировал его минской публике.

А потом яркий концертный спектакль по своей внутренней драматургии перешел ко «второму действию». Ушел за кулисы Мэхогэни, отыграли без вокала еще одну композицию музыканты «Яблочного чая» и также покинули сцену. Вместо них заранее приготовленные места занял биг-бэнд Александра Липницкого (Минский Государственный Музыкальный Колледж им.М.И.Глинки). Это было определенным сюрпризом для зрителей, поскольку даже в афишах название этого участника концерта появилось не сразу. Биг-бэнд полного состава, составленный Липницким из совсем молодых ребят и девочек и лишь немного «разбавленный» в духовых секциях опытными музыкантами, в том числе и из «Яблочного чая», впервые в своей истории разделял сцену с исполнителем такого уровня, как Кевин Мэхогэни. Вместе они исполнили три песни.

Легко понять, как волновались юные музыканты, а, наверное, еще больше – их руководитель и педагог, но сыграли они очень достойно. С другой стороны, именно звучание биг-бэнда – это самая подходящая оправа для такого бриллианта, как голос Кевина Мэхогэни. Кстати, можно вспомнить, что Кевин родился в Канзас-Сити, и именно этот город дал миру один из лучших и новаторских биг-бэндов эры свинга – оркестр Каунта Бэйзи. Голос певца казался особенно бархатным, купаясь в риффах медных духовых бэнда Липницкого. Выходили солировать и юный трубач, и, дважды, саксофонист. С последним Мэхогэни также устроил свою любимую дуэль. И хотя после нее молодой исполнитель сокрушенно покачивал головой, показывая обеими руками на Мэхогэни и признавая его безоговорочным победителем, не зря говорят, что большие люди – самые добрые. Гигант джаза тепло обнял юного саксофониста, настаивая на «ничьей» и вызвав этим новый шквал аплодисментов минской публики.

Ну, а затем все участники концерта – и «Яблочный чай», и музыканты биг-бэнда, и сам Кевин Мэхогэни - выстроились на краю сцены, низко кланяясь столь тепло принимавшим их зрителям. Несмотря на настойчивые требования публики, бисировать никто не вышел. Жаль, но музыкантов можно понять – уже назавтра Кевина Мэхогэни и «Яблочный чай» ждал еще один концерт на белорусской земле, уже в Могилеве, до которого еще нужно было добираться…

Ну, а еще одного пика минская джазовая осень дождалась 18 ноября: в очень уютном зале Государственного академического музыкального театра (а в просторечии – театра музкомедии) выступил Джон МакЛафлин со своей группой 4th Dimension. Концерт одного из самых выдающихся гитаристов современного джаза организовало концертное агентство «Берин Арт Менеджмент». Минское выступление стало одним из этапов большого европейского концертного тура, который МакЛафлин и 4th Dimension проводят в поддержку своего последнего альбома Now Here This, который увидел свет 16 октября. В конце октября музыканты дали пять концертов во Франции, в начале ноября – два концерта в Польше и три в Германии, а затем, после выступления дома, на лондонском джазовом фестивале 11 ноября, отправились в Россию. После концертов в Новосибирске, Москве и Петербурге и перед скандинавским этапом тура нашлось «окно» и для Беларуси – честь и хвала организаторам, только они знают, чего это стоило в прямом и переносном смысле слова.

Надо сказать, атмосферу праздника музыки им удалось создать многочисленным зрителям еще до входа в зал: струнный квартет, игравший нечто академическое в фойе, яркие буклеты и возможность приобрести диск МакЛафлина органично работали на предвкушение самого события. А потом началось самое главное: на сцену вышли музыканты. Место за клавишными занял соотечественник МакЛафлина Гэри Хасбэнд (Gary Husband), за ударной установкой устроился индиец Ранджит Барот (Ranjit Barot), с бас-гитарой появился темнокожий француз Этьен М’Баппе (Etienne M’Bappe), уроженец Камеруна (как и басист Понти – забавное совпадение) и, наконец, сам легендарный гитарист: высокий, сухощавый, с серебряной гривой волос. На шквал оваций МакЛафлин, когда-то называвший себя Махавишну и по сей день глубоко интегрированный в индийскую культуру, ответил традиционным приветствием намасте, причем не просто сложил руки ладонями друг к другу, но и с легким поклоном поднес их ко лбу – высшая форма приветствия и уважения божественного в собеседнике для индусов. Практически без акцента Джон очень четко произнес по-русски «спасибо», представил своих коллег, и в дальнейшем без всяких комментариев и без всяких перерывов говорила только музыка.

Первый в истории визит МакЛафлина в Минск пришелся на «второй джаз-роковый период» его творчества, начало которому можно отсчитывать года с 2006-го, с альбома Industrial Zen. Новую программу по отдельным ее эпизодам можно было бы назвать даже не джаз-роковой, а джаз-фанковой: МакЛафлин и 4th Dimension предложили слушателям очень энергичную, ритмически острую, динамичную музыку. Из одиннадцати пьес «основной программы» концерта, пожалуй, лишь три или четыре носили менее жесткий и скорее медитативный, напоминающий об «индийской» стороне творчества маэстро, характер. Сказать, что 70-летний МакЛафлин играл виртуозно и продемонстрировал весь свой богатейший технический арсенал, звучит банально, но все было именно так. Внешне Джон оставался очень спокойным, серьезным, лишь иногда чуть улыбаясь во время собственных соло. Что это было? Резонанс с божественным внутри собственного «я», какие-то личные воспоминания – не знаю. Могу лишь утверждать, что зал слушал эти соло, будто очарованный звучанием его гитары, чтобы затем взорваться восхищенными аплодисментами.

Концерт не выглядел выступлением звезды под аккомпанемент безликих сайдменов. Это был настоящий ансамбль, и каждый из партнеров МакЛафлина проявил свои лучшие качества перед минским зрителем. В двух пьесах «порвал» зал своими яркими соло М’Баппе. Темнокожий бритоголовый бас-гитарист весь концерт играл в черных перчатках: то ли стер подушечки пальцев на предыдущих выступлениях, то ли просто привык играть именно так. Во всяком случае, на его технике и умении «завести» публику это никак не сказывалось. В одной из композиций довелось услышать и голоса музыкантов, сначала дуэт М’Баппе и МакЛафлина, а потом и присоединившихся к ним двух других участников группы. Все вместе они негромко, но очень убежденно транслировали в зал очень простую истину – Love Is Understanding («Любовь – это понимание»)…

Вскоре после этой музыкальной молитвы настал черед и Гэри Хасбэнда удивить минскую публику. Его мастерство клавишника, прекрасные дуэты с гитарой МакЛафлина она оценила по достоинству и до того, но в одной из пьес, покинув клавишные, Гэри перебрался за вторую ударную установку, до того сиротливо стоявшую на возвышении рядом с установкой Барота. Его темпераментное соло на ударных с последующим стремительным броском вновь за клавиши вызвало в зале новую бурю аплодисментов. С не меньшим восторгом приняла публика фанковое соло на ударных, сопровождаемое скэт-вокалом и от Ранджита Барота. Ожидаемо в последней композиции программы Барот и Хасбэнд, наконец, оказались за ударными рядом друг с другом, и остается удивляться тому, как выдержали стены зрительного зала сдвоенную мощь их ударных установок и последовавший шквал аплодисментов.

Одну композицию МакЛафлин и его группа сыграли «на бис». И тут показалось, что помимо четверых музыкантов, на сцене незримо присутствует дух еще одного: гения джаза Джона Колтрейна. Во весь голос, в пол-голоса, шепотом, Джон МакЛафлин, Этьен М’Баппе, Гэри Хасбэнд и Ранджит Барот повторяли еще и еще раз мантру от Колтрейна: A Love Supreme, A Love Supreme, A Love Supreme…

Так закончился этот замечательный концерт. Так закончилась урожайная джазовая осень в Минске. Спасибо выдающимся музыкантам, которых довелось увидеть и услышать, спасибо организаторам этих замечательных концертов: оргкомитету фестиваля Юрия Башмета, компании «Эквилибриум АРТС», компании «Берин Арт Менеджмент». И, как говорится, дай Бог, не в последний раз.

Леонид Аускерн


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
мэйнстрим, фьюжн
страна
Беларусь, Великобритания, США, Франция
Расскажи друзьям:

Еще из раздела концерты 2010 - 2012 года
Денис Пашкевич. В постоянном поиске "Серебряная свадьба" открывает сезон Sullivan Room Boris Savoldelli в Украине: Voice Solo Orchestra "Free-Spoken band" tour 2010
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com