nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

MoonJune Records - Клуб друзей Леонардо Павковича

стиль:

MoonJune Records - Клуб друзей Леонардо Павковича
Лицо компании, стиль, философия, принципы – насколько применимы эти понятия по отношению к сегодняшним игрокам на рынке музыкальной звукозаписи? Сразу оставим в стороне большие, мэйджорные звукозаписывающие компании, которые по определению вынуждены быть многоликими и всеядными. А как насчет лейблов независимых – больших, средних, поменьше? Есть ли тут яркие образчики индивидуального подхода, делающие продукты данного лейбла узнаваемыми, что называется, с первого взгляда на обложку альбома или с первой прозвучавшей ноты вслепую выбранного диска?

Легче всего говорить о направлении, стиле музыки, который разрабатывает данный лейбл. Вот, к примеру, уважаемая компания Arbors Records: знатоки сразу понимают, что под этим логотипом могут находиться только записи традиционного свингового джаза, другой стилистикой здесь не занимаются. Сложнее со звучанием, но и тут есть примеры, уже вошедшие в историю. Помните понятие «мотауновский звук», оно идет из 60-х годов, когда революционные для своего времени записи, которые выпускал Берри Горди на своей фирме Tamla Motown, изменили лик афроамериканской музыки. Или пример из другой сферы и более близкий по времени - мюнхенская компания ECM Records. Характерные по оформлению обложки, изысканное, рафинированное звучание – у альбомов, которые она выпускает, безусловно, есть свой фирменный стиль. Есть здесь и еще один важный нюанс – влияние, оказанное на формирование этого стиля, шефом лейбла, Манфредом Айхером. Именно его вкусы и подходы к созданию лейбла помогли сделать ECM символом высококачественной, холодноватой, но элегантной и креативной музыки. На рубеже девяностых и двухтысячных годов, в плане яркости и необычности очень привлекательными были и диски нью-йоркского лейбла Knitting Factory Records. Альбомы этой фирмы были очень разными, но их сближал общий авангардный настрой и настроение творческого поиска, присущее музыкантам, которых здесь издавали.

И вот, сравнительно недавно, «Jazz-Квадрат» начал получать диски, изданные независимой компанией из Нью-Йорка MoonJune Records. Музыка на них звучала интересная, вызывала желание больше узнать и о музыкантах, и о самом лейбле. И чем дальше шел процесс этого узнавания, тем больше возникало ощущение этакого двойного déjà vu. Пестрота каталога, разнонаправленность творческих исканий музыкантов при их безусловной креативности, чем-то напоминала тот, старый Knitting Factory Records, а вот роль шефа и основателя лейбла Леонардо Павковича в формировании и каталога MoonJune Records, и философии компании, вполне сравнима с той ролью, которую играет в ЕСМ Манфред Айхер. Да и в целом, компания оказалось столь необычной и интересной, что возникло желание познакомить с ней поближе всех наших читателей. И рассказ этот заставил обратиться прежде всего к личности ее создателя.

… Югославский «барак» всегда стоял несколько на отшибе в «социалистическом лагере» и «двери» в нем наглухо не запирались, как это было у нас. Это потом при его разрушении пролилось много крови, пока бывшие югославские республики строили себе отдельные, разной степени благоустроенности, дома. Но Леонардо Павкович (Leonardo Pavkovic) родился еще во времена, когда жесткая воля маршала Тито сохраняла страну единой. Он появился на свет в небольшом боснийском городе Яйце, в семье со смешанными, черногорско-хорватскими корнями. Мать Леонардо рано овдовела и вторым браком в 1971 году вышла замуж за итальянца, перебравшись в город Бари, в южной части Апеннинского полуострова. Леонардо рос под присмотром бабушки и дедушки, часто приезжал на каникулы к матери в Италию, в начале 80-х какое-то время жил в Белграде, а в 1983 году окончательно перебрался в Бари, где начал изучать в местном университете португальский язык и литературу, историю португалоязычных стран, а также итальянский язык и литературу. Но это, так сказать, внешняя, биографическая канва.

С раннего возраста в его жизнь, как и в жизнь мою, и, уверен, в жизнь многих, кто читает эти строки, вошла музыка. Сперва это были югославские рок-группы 70-х лет типа Korni или Leb I Sol, затем или одновременно - Led Zeppelin, ранние Black Sabbath и Deep Purple, потом, благодаря знакомству с друзьями постарше и джазовой коллекции дисков отчима, Леонардо открыл для себя мир арт-рока, прогрессивного рока и джаза. Это мир, в котором звучит музыка King Crimson и Gentle Giant, Soft Machine и Van Der Graaf Generator, Pink Floyd и Jethro Tull, Джона Колтрейна и Майлса Дэвиса, Кита Джарретта и Чика Кориа, Эберхарда Вебера и Терье Рипдала… Список можно продолжать очень долго. Характерно, что каждое новое открытие в этом мире не умаляло для Леонардо достоинства музыкантов, которых он полюбил ранее. Этот мир не способен сужаться, он обладает только способностью расширяться до бесконечности и по сей день. Этот виртуальный мир стал главным родным домом для Леонардо Павковича. Собственно, он и сегодня живет в нем.

Ну, а мир реальный? Как признавался в ряде интервью Леонардо, его славянские корни не имели и не имеют для него какого-либо значения. Абсолютно равнодушен он и к вопросам религии: каждый волен верить во что он хочет или не верить вообще. У мира музыки нет границ. Не хотел и не хочет видеть Леонардо Павкович и границ географических, расовых, конфессиональных, национальных между людьми, для которых главное – это музыка. Павкович, с его знанием пяти языков, бесконечными путешествиями по всему земному шару и сотнями друзей, приятелей и партнеров в разных странах, - настоящий гражданин мира, космополит, даже если кому-то в бывшем совке в этом слове до сих пор чудится нечто негативное. Ну, а где такой человек может обрести наиболее удобное место жительства? Разумеется, в самом космополитичном городе планеты – Нью-Йорке! Именно туда Леонардо, которому стало тесно в милой и солнечной, но пресноватой Южной Италии, перебирается летом 1990 года.

Фирма MoonJune Records появилась в 2001 году. С момента прибытия Павковича в Новый Свет прошло 11 лет. Чем были заполнены эти годы? Первоначально Леонардо сотрудничал с дизайн-студией Studio T бразильского графика и фотографа Фернандо Наталичи. Studio T прекрасно знали в музыкальном мире Нью-Йорка, она оформляла ведущие клубы, делала рекламу концертов, фестивалей и т.д. Соответственно, у Павковича появилось много знакомых и друзей в этом мире. В конце 90-х годов совместно с известным в кругах нью-йоркского джаза Джимом Эйго (Jazz Promo Services) Леонардо создал лейбл Jazz Magnet Records, выпустивший интересные диски Лонни Джонстона, Стива Лэйси, Арчи Шеппа и других мастеров блюза и джаза, но просуществовавший, однако, недолго. К весне 2001 года, когда стало ясно, что будущего у Jazz Magnet Records нет, у Леонардо Павковича созрело несколько интересных проектов.

К тому времени, познакомившись с известным британским саксофонистом Элтоном Дином, бывшим участником легендарной группы Soft Machine, он начал вынашивать планы ее возрождения в том или ином виде ( впоследствии, при непосредственной поддержке Павковича возник ансамбль Soft Machine Legacy). Кроме того, Леонардо познакомился и наладил контакт с музыкантами двух итальянских групп прогрессивного рока - D.F.A. (они встретились на фестивале близ Нью-Йорка в июне 2000 года) и Finisterre (по просьбе своего итальянского друга Павкович помогал в организации их концертного тура в Мексике в 2001 году). Наконец, ему удалось организовать выступление в Нью-Йорке еще одной прог-рок группы, индонезийской команды Discus и подружиться с ее участниками, особенно со звукооператором Ризой Аржадом, впоследствии ставшим лидером группы simakDialog. Сочетание вышеуказанных обстоятельств и привело Леонардо Павковича к решению попробовать еще раз, теперь уже в одиночку. Так в мае 2001 года родился новый лейбл MoonJune Records. Его первыми релизами стали концертные записи Элтона Дина с Марком Хьюинсом (Bar Torque), Finisterre (Storybook) и D.F.A. (Work In Progress Live).

Почему именно MoonJune Records, откуда такое название? Для знатоков творчества Soft Machine тут нет тайн. В июне 1970 года увидел свет третий альбом Soft Machine, который многие считают лучшим в дискографии ансамбля. Одной из его композиций была пьеса Роберта Уайетта Moon in June. Павкович хотел увековечить в названии лейбла память о своей любимой группе, а сочетание слов Moon и June показалось ему и благозвучным, и рифмующимся, и хорошо запоминающимся. Меня тут скорее интересовало другое: в свете неудачного опыта с Jazz Magnet Records, были ли у Павковича некие образцы для подражания? Вот как выглядел наш диалог по этому поводу:

Леонид Аускерн: Из твоих интервью мне знаком список (или, скорее, начало списка) любимых альбомов в области джаза и рока. Приятно, что наши вкусы процентов на 70 – 80 совпадают. А существует ли у тебя список любимых лейблов? Был ли тогда, в 2001 году, когда начиналась история MoonJune Records, какой-то образец, которому ты хотел следовать? Какие лейблы тебе нравятся сегодня?

Леонардо Павкович: Основание лейбла было делом случая, я полностью сознавал ограниченность своих возможностей, у меня не было существенного бюджета, не было точных планов на несколько лет вперед, это просто произошло. Но несмотря на это, я бы сказал, что примером для меня служил ECM Records, при том, что ни тогда, ни сейчас со своим любимым лейблом я себя сравнивать не могу.

Этот наш диалог (спасибо e-mail!) происходил в октябре 2012 года. К нумерологии отношусь скорее скептически, но цифры по-своему знаменательны: одиннадцать лет прошло со времени прибытия Павковича в Нью-Йорк до основания MoonJune Records, одиннадцать лет исполнилось в 2012 году и самому лейблу. Что такое сегодня MoonJune Records?

В каталоге лейбла сейчас значится почти полсотни альбомов. Большую группу составляют релизы, связанные с Soft Machine – тут и ранее не издававшиеся записи самой группы, и альбомы Soft Machine Legacy, и работы музыкантов, в разные времена игравших в Soft Machine. В частности, на MoonJune Records издано несколько альбомов выдающегося британского гитариста Алана Холдсуорта. С 2001 года Леонардо и Алана связывает и крепкая личная дружба, и деловые отношения. Сегодня Павкович является эксклюзивным организатором концертных туров Холдсуорта по всему миру. Сам Алан Холдсуорт в этой связи подчеркивает: «Встреча с Леонардо Павковичем, организовавшим лейбл MoonJune, сыграла самую значительную роль в возобновлении моей музыкальной карьеры. Он блестяще помог мне организовать множество вещей». Другую заметную часть каталога составляют альбомы целого ряда индонезийских музыкантов, исполняющих прогрессивный рок, музыку фьюжн, джаз: ансамблей simakDialog, LIGRO, два проекта гитариста Тохпати, чье мастерство Леонардо ставит очень высоко. Рецензируя диски MoonJune Records, мне уже доводилось говорить о том, что именно этот лейбл открыл мне современную музыку Индонезии, подозреваю, что не мне одному.

А еще в каталоге MoonJune можно отыскать альбомы оригинальнейшего итальянского джазового вокалиста Бориса Савольделли, различные проекты тяготеющего к авангардному року и джазу бельгийского гитариста Мишеля Дельвиля, этно-джазовую итальянскую группу Slivovitz, играющих «психоделический» прог-рок канадцев из Виннипега Mahogany Frog и еще много интересных исполнителей. Приятно, что значительная часть релизов MoonJune Records 2011 – 2012 годов обозревалась на наших страницах. Как уже упоминалось выше, именно так начались контакты «Jazz-Квадрата» с Леонардо Павковичем и его лейблом.

При всей пестроте каталога фирмы, состоящего из работ очень разных по направлению своего творчества музыкантов, их объединяет одно – здесь нет эпигонов, здесь нет людей, ориентирующихся на чисто коммерческий успех, все они в первую очередь творцы, ищущие и открывающие своим искусством новые пути. Но это не единственное условие попадания в каталог MoonJune. Политика лейбла целиком формируется исходя из вкусов его шефа. В своих интервью Леонардо неоднократно подчеркивал, что прежде, чем принять решение об издании работ тех или иных музыкантов, он должен с ними … подружиться, должен почувствовать, что они близки по духу, неважно играют эти люди джаз или рок. Помните, как там, у Киплинга в «Книге джунглей» звучал клич Маугли: «Мы с тобой одной крови, ты и я!» Нечто подобное можно сказать и о Леонардо Павковиче и музыкантах, которых он издает. Единственным исключением из этого правила, признается Леонардо, был ансамбль Mahogany Frog, первый альбом которых в каталоге лейбла появился еще до его личного знакомства с музыкантами.

Из этого же правила вытекает еще один элемент философии компании. Дружеские контакты музыкантов с шефом лейбла делают их всех вместе, как считает Павкович, одной большой семьей. В MoonJune Records принято посылать всем своим музыкантам новые альбомы других исполнителей, работающих с MoonJune. Много ли вы знаете таких примеров? Как рассказывал Павкович в одном из интервью, после появления в каталоге фирмы первой работы талантливой американо-израильской группы Marbin из Чикаго, он отправил музыкантам полный комплект дисков, изданных MoonJune – так эта философия лейбла действует в жизни.

Все это прекрасно, может сказать скептик, но не слишком ли благостно выглядит это описание. А как же коммерческие интересы, о которые часто разбивалась не одна казавшаяся крепчайшей дружба? Что же, MoonJune Records – остров альтруизма в море бизнеса? Разумеется, нет. Леонардо Павкович - реалист, прекрасно видящий, что уровень продаж дисков, тем более с некоммерческой музыкой, постоянно снижается, что недалек тот день, когда CD станут реликтом для коллекционеров, как это сегодня произошло с виниловыми носителями. Но Леонардо неоднократно признавался, что MoonJune Records – это не то, чем он зарабатывает деньги. Промоутерская деятельность, менеджмент, букинг, - вот те сферы, которые приносят ему доход.

Вместе с еще одним своим другом, Дереком Шульманом (да-да, тем самым, одним из трех братьев Шульманов, составлявших основу знаменитой британской группы Gentle Giant) он руководит 2+Plus Music & Entertainment, агентством, которое занимается очень широким спектром услуг в сфере музыкального бизнеса. Именно поэтому Павкович может себе позволить в отношении MoonJune Records ставить во главу угла чисто творческие вопросы. И именно поэтому мы имеем возможность открывать для себя в релизах MoonJune музыку, которая будит мысль и открывает новые горизонты. Каковы эти горизонты, что нас ждет нового, какие еще секреты этого клуба друзей Леонардо Павковича ускользнули от нашего внимания, можно узнать из продолжения интервью, которое Леонардо дал «Jazz-Квадрату».

Леонид Аускерн: MoonJune Records работает в Нью-Йорке. Однако, большую часть каталога MoonJune занимают работы музыкантов из Англии, Италии, Бельгии, Индонезии, Канады. Это сознательное стремление привлечь внимание к интересным проектам музыкантов за пределами Штатов или результат случайного хода вещей?

Леонардо Павкович: В том, что я делаю, никогда не бывает ничего предварительно просчитанного, но, конечно же, все, что я делаю, полностью зависит от того, кто я такой. А я – этакий космополитичный парень, гражданин мира, и я живу в городе, который представляет весь мир. Как говорится, время от времени просто что-то случается.

Леонид Аускерн: Девиз MoonJune Records гласит: «Раздвигая границы Джаза, Рока, Авангарда и Неизведанного». Существует группа музыкантов, представляющих так называемую Downtown - сцену, которую считают одним из центров современного авангарда. Что ты думаешь о Downtown Music, интересны ли тебе эти музыканты?

Леонардо Павкович: Когда я переехал в Нью-Йорк в 1990 году, это была одна из тех сцен, за которыми я следил и, конечно же, такие артисты, как Джон Зорн, Эллиот Шарп, Уэйн Хоровиц, Sonic Youth, Лаури Андерсон производили сильное впечатление, но не только они. Я живу в так называемом Даунтауне с момента своего приезда в Нью-Йорк, старый клуб Knitting Factory, а также Tonic располагались всего лишь в нескольких кварталах от того места, где я все еще живу и мне очень часто приходилось бывать в легендарном Knitting Factory. Но это лишь часть моего музыкального мира, так как я в большей степени был поглощен европейским джазом, ЕСМ, прогрессивным роком, музыкой шестидесятых годов в целом и так далее, и так далее. Нью-Йорк – это, конечно же, удивительно музыкальный город, но хотя я и считаю его крупнейшим мегаполисом мира, бесспорным Nº1, пожалуй, Лондон был, есть и всегда будет Nº1 в плане музыки. Я считаю, что это так уже в течение последних пятидесяти лет. Имей я машину времени, с удовольствием подышал бы атмосферой лондонской музыкальной сцены в период между 1965 и 1972 годами.

Леонид Аускерн: «Авангард», «прог-музыка» (в джазе и роке), «креативная музыка» - это просто игра в термины или ты видишь в них какое-то различие?

Леонардо Павкович: Люди любят приклеивать ярлычки и раскладывать музыку по категориям – так было всегда и вряд ли когда-либо изменится. В действительности есть только один термин – музыка. Но люди нуждаются в неких указателях, а так как вся музыка – это сплав чего-то одного с чем-то другим, и еще другим, и так далее, то вполне допустимо играть со всеми этими терминами.

Леонид Аускерн: А теперь не совсем музыкальный вопрос. Индонезия – крупнейшая мусульманская страна мира. Слава Богу, это не Иран, где «западную музыку» считают вредоносной. Сталкивался ли ты или местные индонезийские музыканты, сотрудничающие с MoonJune Records, с какими-либо проблемами в этом смысле?

Леонардо Павкович: Абсолютно нет, и тебе стоит больше узнать об Индонезии. Это страна, чья культура является одной из богатейших в мире, а если говорить о музыке, то она не имеет себе равных во всей Азии. Индонезия и Турция – это чрезвычайно умеренные страны, где люди могут свободно употреблять алкогольные напитки, слушать все – от хэви метал до фри джаза, а в любом крупном супермаркете ты всегда найдешь свинину. Кроме того, там издавна живут не только мусульмане. Большинство индонезийских музыкантов, с которыми я работаю, - мусульмане, некоторые – нет, но для меня это все абсолютно ничего не значит. Я – убежденный атеист со своим мнением обо всех религиях, но люди вольны верить в то, во что они хотят верить. Такие ансамбли, как Iron Maiden, System Of A Dawn, Metallica, Megadeth, Bon Jovi, Deep Purple, Dream Theater, Loudness и много-много-много других выступали в Индонезии. Постоянно проходит множество джазовых фестивалей и рок-фестивалей.

Я только что вернулся с большого фестиваля блюза, где представлял Яна Аккермана, Дэйви Ноулза, Гая Дэвиса и Билла Симса-младшего, а сейчас проходит большой джазовый фестиваль, где выступает мой артист Борис Савольделли. Я планирую привозить сюда еще много других ансамблей, как из MoonJune Records, так и из моего букинг-реестра, или просто тех, кого хотят видеть местные промоутеры, я обеспечиваю букинг любых артистов, которые их интересуют, от фри-джаза до хэви метал, включая блюз, прог, фьюжн, world music и что еще угодно. Индонезия на сегодня – это одна из наиболее динамично развивающихся экономик в мире, в стране настоящий бум. Учитывая все богатство ее культуры, у Индонезии огромный потенциал для организации там гастролей иностранных артистов и для экспорта талантливых местных артистов любого жанра.

Леонид Аускерн: Мне (и подозреваю, что не только мне) релизы MoonJune Records дали возможность открыть для себя современных джазовых и роковых музыкантов из Индонезии. Почему Индонезия? Что заинтересовало тебя в музыке именно этой страны?

Леонардо Павкович: В восьмидесятых годах, когда я жил в Италии, мне попадались альбомы двух легендарных прог-роковых ансамблей из Индонезии 70-х годов: Guruh Gypsy и Godbless. Так что, я давно уже знал об огромном музыкальном богатстве Индонезии. Двенадцать лет назад я открыл для себя прекрасный ансамбль Discus и познакомился тогда с Ризой Аржадом, нынешним лидером simakDialog, который был звукооператором Discus во время их мини-тура по США в 2000 году. Я увидел их на фестивале в Северной Каролине, а потом помог организовать их концерт в нью-йоркском клубе Knitting Factory. Мы с Ризой стали близкими друзьями и, начиная с 2003 года, я часто бывал в Индонезии, уже тринадцать раз на сегодняшний день, а в ноябре этого года cобираюсь туда вновь для участия в конференции на острове Бали. Через ансамбль Ризы simakDialog я познакомился с великолепным гитаристом Тохпати и издал альбомы двух его очень разных ансамблей, Ethnomission и Bertiga.

Однажды, три года назад, услышав Ligro, я решил издать их второй альбом и сегодня Dictionary 2 есть в каталоге MoonJune. Еще несколько индонезийских музыкантов найдут свое место в MoonJune. Помимо новых работ Tohpati Ethnomission и simakDialog, я выпускаю в 2013 году альбом совершенно новой группы, совсем молодых, двадцатилетних ребят, играющих в духе так называемого кентерберийского джаз-рока, называются они I Know You Well Miss Clara, затем одного из лучших гитаристов Индонезии, маэстро Дева Буджана с Бали, и еще кое-кого. Кроме того, различные совместные проекты индонезийских и не индонезийских музыкантов тоже будут на MoonJune. Почему Индонезия? А почему бы и нет? Это нечто новое и свежее, а в потенциале есть еще сотни проектов, которыми я хотел бы заняться.

Леонид Аускерн: А теперь, давай посмотрим на тот же вопрос с другой точки зрения: почему только Индонезия? Интересна ли тебе музыка других стран Юго-Восточной Азии – от Вьетнама до Мьянмы? А рядом есть еще и гигантский Китай?

Леонардо Павкович: Если я найду что-то интересное или что-то привлечет мое внимание, то почему бы и нет. Но все мои альбомы появились на свет в результате моей дружбы с музыкантами и уникальных обстоятельств. Я не подписываю контракты с музыкантами традиционным способом. Все они прежде всего мои друзья, а потом уже музыканты. То, что я сейчас сфокусирован на Индонезию, это просто стечение обстоятельств. Это могла быть Индия, Бразилия, Россия или Монголия, откуда родом музыканты для меня абсолютно не имеет значения.

Леонид Аускерн: Насколько я знаю, ты изучал португальский язык и культуру в университете. Можно ли ожидать появления музыкантов из Португалии, Бразилии или других португалоязычных стран в каталоге MoonJune Records?

Леонардо Павкович: По стечению обстоятельств у меня до сих пор не было музыкантов из Бразилии, но не беспокойся, в 2013 году появится несколько бразильских CD, записанных моими близкими старинными друзьями – опять-таки, первым планом идет дружба. Я очень тесно связан с Бразилией, моя жена – бразильянка (на 100 процентов китаянка по этническому происхождению, но при этом на 101 процент бразильянка). Я хорошо знаю Бразилию, знаю язык уже почти тридцать лет, бываю в Бразилии как минимум дважды в год, а иногда и чаще, в зависимости от количества букингов. Так что, для меня естественно быть заинтересованным в Бразилии и бразильцах.

Леонид Аускерн: И напоследок вопрос, закономерный для русскоязычного сайта: интересна ли Леонардо Павковичу и MoonJune Records музыка стран бывшего СССР? Есть ли у тебя контакты с музыкантами из этих стран?

Леонардо Павкович: Да, я контактировал с некоторыми музыкантами, но ничего не произошло. Возможно, настанет день, когда что-то произойдет или, наоборот, никогда не произойдет, кто знает. Если что-то и получится, то это произойдет органично и естественно.

Леонид Аускерн: Желаю тебе новых успехов и интересной музыки!

Леонардо Павкович: спасибо.

Леонид Аускерн
октябрь 2012г.


авторы
Леонид АУСКЕРН
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела фирмы
Десять лет Tzadik Records Igloo Records - Эскимосская хижина под бельгийским небом Интервью с президентом Blues Leaf Records, Джо Морабиа Chess Records - беспроигрышный ход братьев Chess
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com