nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Блюз на Неве или невероятные приключения белорусов в Питере

стиль:

Блюз на Неве или невероятные приключения белорусов в Питере
Блюз, как поговаривают, родился у берегов Миссисипи, а точнее, в самой ее Дельте, на юге одноименного штата. А потом стал достоянием всего человечества, его любят и играют во всем мире. Эта музыка дала начало целым направлениям, таким как джаз, рок-н-ролл, рок и модный нынче R’n’B. И не случайно, что по прошествии почти века, ярким и солнечным днем 7 июля 2008 года в Юсуповском парке города Санкт-Петербурга, который находится за 6000 миль от Миссисипи, состоялся, просим отметить, уже VI Международный фольклорный блюзовый фестиваль «Дельта Невы».

Отправной точкой нашего путешествия в город на Неве стал Партизанский проспект. Загруженный под завязку музыкальными инструментами, съестными припасами и веселыми музыкантами микроавтобус бесшумно увозил всех из столицы нашей Родины, навстречу приключениям.

Первоначально маршрут лежал в направлении Новополоцка, и совсем не в обменный пункт, как можно подумать. Обменять белорусские рубли на российские было, конечно, необходимо, но еще необходимей нам нужно было забрать нашу единственную девушку – вокалистку Дарью Нестеренко. И вот мы остановились на перекрестке около Полоцка… Crossroads, как много в этом, пожалуй, одном из блюзовейших слов… Как оказалось, не случайна была эта остановка, ведь до cего момента представить команду, с которой вы начали путешествие, не предоставлялось возможности. А она так и называется Cross..., а вернее, по блюзовому так – Сross B.Band. Молодая минская команда, играющая искрометный техас-блюз, хорошо зарекомендовавшая себя на фестивалях Минск Блюз 2007, Рок Кола и в минской клубной жизни. Тем не менее, факт приглашения на фестиваль столь высокого уровня стал для ребят приятным и волнительным событием. Поэтому, пока Дарья по телефону объясняет водителю, как все-таки добраться до валютного п…, в смысле до Автовокзала, дадим ребятам отдохнуть и не будем сейчас представлять поименно весь состав, дорога предстоит долгая…

Первое, когда все сразу поняли, что уже в России, это когда дружно пробудились от полудрема. Да-да, те самые дороги. Около 15 минут бодрости по гравийной дороге времен Екатерины, и сон как рукой сняло. А тем временем стал накрапывать дождь, далеко впереди стало темнеть, еще дальше – сверкать молния, за ней раздавались звуки грома, и вот только за ними ждал нас город на Неве. Было далеко за полночь, когда попеременно наши вокалистка и гармошечник не давали уснуть водителю. Тем временем, остальная часть группы уже во всю видела себя на большой сцене фестиваля в третьих снах. В конце концов, опершись на окошко, («уступив, т.о., пальму первенства бодрствования» единственной даме среди участников группы) успев только нажать на диктофоне кнопку записи, впал в полусонное состояние и гармошечник.

Водитель: А с чего все начиналось?

Дарья: Я пришла в группу, когда ребята обновляли состав. Вообще, начало музыкальной деятельности группы было положено основателями Сергеем Смирновым и Славой Милошом еще в далеком 2000 году. Тогда группа называлась Mary Long. Ребята играли англоязычный блюз-рок с мужским вокалом. В 2005 году к ним присоединился харпер – Виталий Шишпоронок. В 2006 произошли коренные изменения в составе: ушел вокалист, сменилось несколько барабанщиков, ребята искали свой стиль. Было наработано много собственного материала. После многочисленных поисков вокалистов в конце 2006 года я познакомилась с ребятами, и мы начали работать. В этом году в очередной раз сменился барабанщик (в настоящий момент играет Алексей Волков), и я надеюсь, что на сей раз состав пришел к своему лучшему варианту. Сейчас остается только работать, репетировать и играть. Благо все для этого есть. В Питер везем свое видение блюза, свои композиции.

Водитель: Понятно.. А вот мы с женой на прошлой неделе ездили в деревню за молодой картошкой и… (остальной монолог водителя мы перенаправляем в один из сельхозяйственных журналов в целях поддержания статуса музыкального журнала)…

– Даш, а который час? – спросил гармошечник сквозь сон и скорее всего расстроил водителя и читателей все того же с/х журнала, но несказанно обрадовавший нашу вокалистку, прервав, тем самым, поучительный монолог водителя о побегах молодой картошки на самом интересном месте.

Дарья: 20 минут четвертого, пожалуй, стоит вздремнуть…

Причиной следующего нашего пробуждения стали, как ни странно, российские комары, которые атаковали всю команду на получасовой остановке около одной из заправок под Псковом. Солнце уже было видно на горизонте, чего не сказать о Питере, и наш микроавтобус во всю помчался к цели нашего путешествия…

И вот на часах 9 утра, и взмывающими в небо самолетами и блестящими в лучах утреннего солнца представительствами различных автомобильных концернов, которые возведены вдоль Пулковского шоссе, нас встречал Санкт-Петербург. От гостиницы на Крестовском острове нас отделяли несколько километров и буквально полчаса езды, которые за нашим незнанием города и отсутствием карты (а как же иначе!) превратились в два часа с небольшим хвостиком. Урок на будущее: берите при поездке куда-либо карту и заранее с ней ознакомьтесь. Да и кто мог бы подумать, что нам будет предложено столько различных вариантов проезда, которые исходили как от местного населения, так и от земляков, работавших в северной столице, и, конечно же, нас самих, когда у нас уже появился маленький цифровой вариант карты «Вы находитесь здесь», запечатленной на одной из остановок.

Достаточно накружившись вокруг Крестовского острова и наконец-таки попав на него, умудрились мы заблудиться и там. Запутавшись окончательно, мы заехали в какой-то двор и, в очередной раз проконсультировавшись у проходившей мимо женщины, выяснили, что, оказывается, мы на месте, так как пункт нашего назначения прямо перед нами.

Теперь до нашего отправления в Юсуповский парк на саунд-чек оставалось около полутора часов. Кто успел привести себя в порядок, кто нашел время пополнить содержание своих желудков, а кому-то его не хватило, чтобы выспаться… Однако, ровно в 13.00 мы должны были покинуть территорию гостиницы и направиться в парк, но на этот раз на микроавтобусе фестиваля. В первой части нашего путешествия задание было безукоризненно выполнено, даже минуты на три раньше… И вот уже на более презентабельном микроавтобусе направились, как мы думали, прямиком в Юсуповский парк. Питерский водитель оказался достаточно сведущим в делах культуры своего города и по дороге то и дело заострял наше внимание на различных и нескончаемых архитектурных сооружениях. Как в дальнейшем выяснилось, процентов 96 жителей Петербурга сведущи в достопримечательностях своего города, а там их, поверьте, если сказать много, значит, ничего не сказать...

За красотой меняющейся картинки из окна были мысли о том, что вот так бы ехал и ехал, но, как всегда бывает, на самом интересном месте микроавтобус остановился, чуть не доезжая Юсуповского. С чувством выполненного долга и с широкой улыбкой водитель пожелал нам удачного выступления и уехал… А дальше началось еще интереснее: пройдя немного вперед по направлению, указанному водителем, мы очутились около Юсуповского… Дворца. На время подумалось, что сам граф Юсупов пожелал принять нас у себя в родных пенатах. Однако очевидно, что самого его на месте и не должно было быть, зато были серьезные охранники, которые подтвердили факт существования парка Юсуповского на заднем дворе, но пропустить нас отказались… затем выяснилось, что, оказывается, граф Юсупов владел достаточным количеством монет, и парков у него было несколько, и главный его парк находится отнюдь не около Дворца… тяжелей всего в это истории пришлось нашему барабанщику, т.к. было у него всего 2 руки в противовес 4 сумкам с инструментами… а ведь пришлось походить прилично по периметру Дворца, заходя в маленькие дворики… Неизвестно, сколько бы еще продолжались наши знакомства с петербуржцами, начинавшиеся одинаково с «Извините, вы не подскажете, как попасть в…», если бы мы не услышали за спинами сигнал микроавтобуса. Водитель, к счастью, созвонился с организатором, от которого получил строгий выговор, ведь, как оказалось, главное слово было все-таки «Парк», а не «Юсуповский».

Через несколько минут мы, наконец-то, были на месте: прекрасный островок затишья среди городской суеты, который спустя некоторое время должен был наполнить все пространство вокруг музыкой, узнаваемой в любой точке мира. И имя ей – блюз. На сцене уже настраивалась питерская группа Jungle Jam, после которой позвали и нас – больше на тот момент никого не было. И это было неплохим плюсом, ведь мы получили немножко больше времени, чтобы познакомиться с аппаратурой. Порадовал звук и профессионализм звукорежиссеров. В меру не спеша, без суеты и лишних движений, с умеренной долей шуток и подколок делали они свою работу. За эту составляющую мы были абсолютно спокойны.

…Прибывали гости и участники фестиваля. Они занимали пространство на крыльце дворца слева от сцены. Зрители же располагались прямо на лужайке перед сценой. К слову сказать, беспрепятственно и абсолютно бесплатно проходили на фестиваль люди преклонного возраста, семьи с маленькими детьми. Как рассказывал организатор и вдохновитель фестиваля, «это для органичности и гармонии». Ну где еще ты почувствуешь себя так расковано и свободно! Идиллия… Так же на той же лужайке появилась палатка с гитарами от питерского магазина «Музторг», где нашему «струнному отделению» нужно было бы подвязать платочками челюсти, и ударная установка от уже другого магазина – «Синкопа», которую позже облюбовала детвора. Постепенно отстраивались команды. Уже на саунд-чеке стало ясно: фестиваль действительно международный. Это касалось не только участников, которые на самом деле «слетелись» и из Великобритании, и из США с Голландией, но и качества звука и самой организации. Все четко, с толком, с расстановкой. Каждый знает свое место и время. Нам передали, что наше выступление в 17.55. Прикинув, что времени достаточно, мы направились в город совершить набеги на местные магазины, потому что времени на достопримечательности, к сожалению, все же не хватало, а желудки уже давно играли свой блюз. Да и появиться следовало заранее: во-первых, чтобы настроиться (как в плане инструментов, так и морально), а во-вторых, чтобы конечно же послушать!!!

Начало все же было немного пропущено. Но расстройство от этого никоим образом не превысило наслаждения атмосферой фестиваля: этакий open-air почти в центре города. Перед сценой уже появились двухколесные «железные кони», а их наездники слились со зрителями, которых на лужайке становилось все больше и больше. Но всех объединяло то, что создавали люди, находившиеся на сцене. Мы с нетерпением и где-то дрожью в коленках ждали своего выступления: не всегда удается сыграть на фестивале такого уровня, но всегда хочется, чтобы все удалось. По списку мы были пятые. И пока ждали, слушали…

Первая группа 11:14 открывала фестиваль, когда зрители только начали подтягиваться к парку. Тем не менее, музыканты великолепно отыграли свою русскоязычную программу. Затем их место заняла старая петербургская команда Contrast Blues Band, участники которой в свое время играли с такими известными музыкантами, как Игорь Тальков и Земляне. В их исполнении прозвучали Another Brick In The Wall, прогрессивный блюз Gotta Ming To Travel. Группа Blansh выделилась своими фанковыми композициями и динамичным женским вокалом. Очень светлое впечатление оставила команда «Сбитень», игравшая фолк с блюзово-роковым оттенком. Приятная музыка, как раз для такого солнечного беззаботного дня: ты сидишь просто так, на траве, ловишь ласкающие слух звуки скрипки, которые переплетаются с акустикой, аккордеоном и связываются воедино чистым и задушевным вокалом. Эх, «остановись, мгновенье, ты прекрасно»…

На сцене петербуржская команда Forrest Gump, срывающая аплодисменты довольных слушателей, а мы уже в состоянии готовности. Расписанию все следовали беспрекословно. А для того, чтобы этому содействовать, на сцене повесили часы, и, чему позже мы восторженно удивлялись – все происходило чуть ли не с секундной точностью…

И вот, наконец, пришел и наш черед порадовать зрителя… «Гости из Белоруссии, – как любезно представила нас ведущая фестиваля, – несмотря на грозу в округе Питера в целости и сохранности сейчас предстанут перед вами»…

О себе много объективно не напишешь. Одно можно сказать точно: удалось. Немного растерялись со звуком, где-то пришлось искать его в «зале». Но было приятно, что чувствовалась отдача от зрителя. В общем и целом удалось, не более – не менее, просто «удалось». Как сказал после выступления Слава Милош, «отыграли на своем уровне» и в целом оставили благоприятные впечатления как у организаторов так и у зрителей. Отдельно был выделен Сергей Смирнов с его великолепной гитарной работой.

И, конечно же, самое приятное было впереди: теперь можно было без нервов и переживаний спокойно слушать концерт.

Петербургская группа Chill Out выбрала своим кредо «не количество, а качество». Они исполнили всего три композиции, но все 15 минут ребята держали публику в восторженном напряжении.

Перед выступлением следующей московского коллектива, который представлял блюзовый московский клуб «Дом у дороги», оставалось несколько минут, когда нам удалось немного пообщаться с его лидером Михаилом Мишурисом.

Виталий: Миша, скажите, пожалуйста, каковы ваши впечатления от данного фестиваля? Вы ведь в этом году здесь не в первый раз.


Михаил Мишурис: Да. В этом году фестиваль лучше прошлого. Большим плюсом хочу назвать расписание. Хорошо сделали, а то раньше последние группы не успевали сыграть свои программы и обходились чуть ли не одной-двумя песнями. Этот же год и для нас отличен тем, что мы выступаем акустическим составом, включая контрабас.

Будете петь сегодня?

(Улыбнулся.) Да, заставляют, а что делать!

Я бы, пожалуй, вас тоже заставил, не учились бы вы в Чикаго. Ну что ж, удачного выступления!

Остальная часть нашего коллектива немного пропустила начало выступления Мишуриса с его акустическим проектом. Однако впечатлений было уже получено предостаточно. И даже вдалеке от сцены, в очередной раз пребывая в местах общепита, было отчетливо слышно пение одного из ведущих из московских блюзовых вокалистов.

Затем была забавная ситуация, когда на мгновение, в перерыве между выступающими, на сцене воцарилось беспокойство. А случилось вот что: гитарист следующей по списку группы затерял свой комбик и лишь разводил руками, тогда девушка (сразу стало ясно, кто есть «фронтмен»), уйдя со сцены, вернулась с аппаратом в руке… Боевая леди, прям на амбразуру, ничего не скажешь, заявила о себе еще до начала выступления.

Яркая и элегантная петербуржская группа Jungle Jam втянула зрителей в атмосферу своих блюз-роковых джунглей, где амазонка Мария просто взяла всех в плен своим обаянием и глубоким вокалом. Перед ее чарами не мог устоять и гость из Великобритании Jimmy C, который после составил компанию группе. И тут началось поистине нечто! Зрители вкушали одну за другой излюбленные композиции Hey, Joe, Johnny B. Good, Pride and Joy и не желали прекращения. А как иначе, ведь не столько знакомая песня радовала слух, сколько ее исполнение (техника была не просто на высоте) и преподнесение. Есть такое понятие, касающееся вокала, – «петь на улыбке». В случае Jimmy C это касается и игры на гитаре. Он не просто играл – он делился радостью. На зрителей обрушивалась одна волна позитива за другой. Этому не научишься – с этим надо родиться.

Довольно интересным выступление американских Massave Project было уже потому, что три участника свободно общались со слушателями по-русски, так как на учебу в США они направились именно из родной России. Сейчас же, как говорится, все возвращалось на круги своя. Эта команда добавила щепотку джаза, которая пришлась по вкусу зрителям и органично вошла в общее звучание фестиваля.

Московские The Jumping Cats тоже оказались лишь на треть московскими. Но не это было главным на этот раз. Это была настоящая экспрессия от блюза до рок-н-ролла. Особо хочется отметить, что просто великолепна была девушка Ксения за барабанной установкой. Да, это не редкость. Но все же не каждый представитель сильного пола может похвастаться такой легкостью, четкостью и где-то даже беззаботностью управления всей этой «кухней». Видимо, не даром называют это именно «кухней». В общем, в этой группе все органично, все настолько продуманно, что в конце выступления уже не обращалось внимания, кто есть кто, а просто жилось тем, что идет со сцены.

Это настроение продолжили питерские The Old Fashion, которые буквально зажгли воздух: это был настоящий искрометный блюз-джаз-бэнд, игру которого сопровождало яркое и мистическое выступление огненного «Театра О». Зрители обступили сцену, чтобы просто видеть ЭТО! Не думается, что после выступления The Old Fashion кто-либо мог не то что заикнуться, даже подумать, что выкинул на ветер деньги и пришел зря. Да никто и не думал об этом, а только смотрел, рукоплескал и… ждал.

А ждали хэд-лайнеров фестиваля – американо-голландскую группу Mama’s Bad Boys. Ждали все: и зрители, и музыканты, и организаторы. Было впечатление, что заморским гостям и играть вовсе не стоит. Еще после саунд-чека наши гитаристы были в полном шоке от услышанного и увиденного и долго не могли прийти в себя. Что же говорить уже о самом выступлении?.. Наверное, просто приведем примеры, что было «во время»... Один из зрителей схватил меня и долго не хотел пропускать с диким недоумением в глазах и одним вопросом: «Ты куда это сейчас?!». Отпустил только когда узнал, что сели аккумуляторы в фотоаппарате и нужно быстро найти где-нибудь батарейки... По возвращении обнаружилось, что зрители оккупировали лестницу, вследствие чего Сергею Некрасову пришлось настоятельно просить всех спуститься, ведь шла телевизионная съемка, и операторам ничего не должно было мешать. Но публика едва послушалась. Тогда Lamar, гитарист группы, спустился к ним! Восторгу не было предела, как и страху, что его растащат на сувениры. А еще у него лопнула струна, и пришлось менять гитары. Но удивительно было другое: общий звук-то не изменился, пока происходила замена. Что говорить, вот это была настоящая стена отменного неподражаемого саунда! А позже, в разговоре с басистом Oтисом (Otis) выяснилось, что группа «только разогревалась». Как вам такое?!

В общем, Mama’s Bad Boys можно было простить и то, что общее время фестиваля растянулось, но никто об этом и не пожалел.

Зрители стали расходиться по домам, но для музыкантов ночь только начиналась: их ждал автобус, готовый отвезти на причал рядом с Дворцовым мостом. Именно там должно было начаться ночное путешествие по Неве.

Но прежде, пока все еще были под впечатлением от фестиваля и не успели его развеять над волнами Невы, очень хотелось узнать, каковы они как у гостей (в принципе, таких же, как мы), так и у хозяев.

При общении с Jimmy C и Ламаром (Mama’s Bad Boys) первое, что интересовало, в который раз они в России, Санкт-Петербурге, и как им город (ведь мы такие же туристы).

Lamar: Я первый раз в России. И влюблен в нее. Санкт-Петербург великолепен!

Jimmy C: Это просто фантастика! Я вообще люблю путешествовать. Здесь все немного особенное, потому что это такая культура, которую западному человеку не так просто понять, да и потому, что у меня была особая причина приехать сюда. Мне кажется, если бы я приехал в качестве туриста, то не открыл бы для себя этот город. Поскольку участвую в фестивале, я и вижу его по-своему. Вообще, в нашем мире музыка глобальна. Все мы постепенно объединяемся. Вы ведь не отличаетесь от меня? Правда? Иногда мы по-разному действуем, потому что блюз и джаз – это все-таки и англоязычные тексты. Но мне кажется, что мир сейчас одинаков. Он расширяется.

Дарья: Jimmy, немного слов о вашем выступлении. Вы играли с командой из Санкт-Петербурга. Это было без подготовки?

Jimmy C: Да, у нас было, наверное, полчаса. Мы быстро обсудили плэй-лист, и этого было достаточно, чтобы во всем разобраться. Честно говоря, я стараюсь не делать своих аранжировок и не сочинять очень сложную музыку, поэтому она понятна всем.

Вам было легко с ними работать?

Jimmy C: Да, вполне, потому что я выбрал песни, которые, как мне показалось, расшевелят зрителя, и в которых я мог бы не то чтобы «повыделываться», а выразить себя.

А находите ли вы что-нибудь отличительно русское в этом фестивале?

Jimmy C: Пока нет, потому что это блюз-фестиваль, и все мы хотим слышать блюз, поэтому трудно увидеть что-то русское. Думаю, эта музыка универсальна. Поэтому не могу утверждать, больше здесь русского или западного. Я ощущаю себя одинаково и здесь, и в Лондоне, и в Штатах, почти в любой стране. Качество здесь просто на высоте. Мир сейчас в процессе глобализации, мы все становимся равными. Вот что я могу сказать. Здешний уровень так же высок, как и везде.

То есть, название «международный» говорит само за себя?

Jimmy C: Да. В любом случае блюз есть блюз.

Jimmy, вы зарабатываете именно музыкой?

Jimmy C: Да, и поэтому я беден. Но в этом и вся игра, весь блюз.

Lamar, а каким образом вы приняли участие в фестивале?

Lamar: Толик, наш барабанщик, часто здесь бывает. Ведь он отсюда: тут у него много друзей и семья. Так что он все устроил. Первый раз наш барабанщик подал такую замечательную идею! Это просто здорово.

Вас устроили организация, звук, сцена?

Lamar: Да. Все было блестяще! Я был действительно впечатлен. Я бы сказал, все чертовски здорово! И мы прекрасно провели время. Правда, сегодня могло показаться, что я немного странный какой-то: у меня недавно умерла мама.

Соболезную. А были ли у вас наилучшие или самые ужасные выступления? Не могли бы вы их описать?

Lamar: Да, конечно, было все. Иногда у тебя бывает хороший день. На плохие дни я бы сильно не жаловался. Мы всегда работаем, делаем свое дело вне зависимости от того, удачный день или не очень.

И тут не вытерпел наш гитарист Сергей.

Сергей: Скажите, а кто из гитаристов больше всего повлиял на вас?

Lamar: Один? Я могу назвать пару… Даже больше…:)): Джими Хендрикс, Джеф Бэк, Джимми Пейдж и Джон Ли Хукер.

Сергей: А каково ваше отношение к Стиви Рэю Воэну?

Lamar: Я встречался со Стиви однажды (очень хорошо знаю его брата). Когда мне было 20, я встретил Стиви на вечеринке. Тогда я попытался выдать на гитаре все, что могу. Но он сказал мне: «Тебе не нужно так много играть». С тех пор каждый раз, когда я ловлю себя на том, что повторяю только что сыгранное, то останавливаюсь и вспоминаю его слова. И тогда я делаю глубокий вдох и играю как нужно.

Что есть блюз для вас?

Jimmy C: Блюз – это по большей части чувство. Я не согласен с теми людьми, которые считают, что ты должен быть грустным, потому что блюз делает грустного человека счастливым. Так я думаю. Мы приходим на шоу и, может быть, на мгновение забываем, что все, что у нас есть, это чувства, которыми мы можем обменяться. Вот и все. Другими словами, делиться моментами, когда мы счастливы вместе, а не грустим вместе – вот это и есть блюз.

Lamar: Блюз – это что-то, что я играю от сердца, чем я наслаждаюсь, и за что мне платят:)!

Поблагодарив гостей, мы взяли направление в сторону на хозяев – группы Jungle Jam, а точнее гитариста Глеба и вокалистки Марии, которых застали жадно поедающими то, что принесли друзья. Голод, все-таки, не тетка:

Ребята, я так понимаю, поскольку вы питерская команда, то для вас этот фестиваль как дом родной…


Мария: Да, это действительно так.

Расскажите, как переживается вами каждый фестиваль?

Мария: Никак:).

Глеб: Нет-нет! Каждый раз по-новому: репетируем одно, а на деле вообще никто не знает, что происходит.

Мария: Да, незапланировано все происходит: мы пришли, у меня был блин во рту, в руке квас, а со сцены объявляют, что должно быть выступление через 20 минут, и мы в полном ауте.

А как в этом году вам игралось с Jimmy C?

Мария: Замечательно, так же непредсказуемо.

Глеб: Очень хороший, позитивный человек, с ним очень легко в общении и очень легко в работе.

А как вы оцените этот фестиваль в трех словах, тремя прилагательными?

Глеб: Прилагательное… А что это такое?

Мария: Определение…

Часть речи, отвечающая на вопрос «какой?»


Глеб: Замечательный, чудесный, шикарный.

Мария: Почему шикарный? Простой, открытый и естественный.

Вы ждете чего-нибудь нового от него в следующем году, через 10 лет?

Глеб: Да ничего нового…

Мария: Тут уже все устоялось.

Глеб: Да, блюз такая музыка, что ее новой можно сделать, но все равно ничего нового уже не будет.

А в отношении своей группы, ее стиля, какие планы?

Глеб: У нас уже сложился этакий хард-роковый стиль, и мы ему следуем. Вот наши планы.

Мария: Ну не хард-роковый, а блюз-роковый. А предпочтения у нас в группе все-таки у всех немножко разные…

Глеб: Конечно…

Не деретесь на репетициях из-за этого?

Глеб: Деремся. Очень часто.

Мария: Кто дерется?

Глеб: Все.

Мария: Ну, это так, образно говоря…

Глеб: Синяки уже совсем не образные…

Ах, разногласия в группе… Как это всем знакомо.


На этой оптимистической ноте мы пожелали ребятам приятного аппетита и наметили новую цель, которая была неуловима на протяжении всего фестиваля. А иначе быть и не может, ведь это главный организатор фестиваля «Дельта Невы» Сергей Некрасов. Выудить его из дельты забот было абсолютно невозможно, да и не стали мы этого делать, ведь и идейному вдохновителю когда-то нужно отдыхать. Сергею мы просто пожали руку и поблагодарили за отличнейший фестиваль. Но в заботы опять умудрились нырнуть мы сами, когда уже на пристани обнаружилось, что забыли за сценой гармошки Виталика (он еще раньше отправился в номер, потому что после бессонной ночи был полностью разбит, и попросил Дашу забрать чемоданчик: да, женская память!) Именуя нас «коллегами по несчастью», Сергей достал из микроавтобуса злосчастный чемоданчик, за что мы были безгранично и еще сто раз по столько же благодарны ему.

Но цель – интервью – не была забыта. Надежда была одна: если не во время концерта, то на Неве, о чем он сам сказал и… не сел на пароход. Обстановка усложнялась тем, что некоторых из нас вызвали в понедельник на работу, рисковать опять и ехать ночью не хотелось, поэтому отъезд наметили сразу на утро. Получалось, что второй день фестиваля мы, к сожалению, до готовности кусать локти пропускаем. А узнать о жизни фестиваля практически от его отца очень хотелось. На помощь пришел Василий Казимиров, очень дружелюбный и обаятельный мужчина, который связан не только с «Петербургским телевидением» как продюсер, но и с «Дельтой Невы» как организатор. Он любезно согласился ответить на любые вопросы. И вот, среди огней ночного Санкт-Петербурга, под всплески волн и звуки турбин и начался наш разговор.

Василий, расскажите, пожалуйста, как все начиналось. Это было уже достаточно давно – в 2001 году…

Василий: К сожалению, я не присутствовал при рождении этой истории, хотя уже тогда знал Сергея Некрасова: мы с ним давние товарищи. Вообще, само название и история фестиваля возникли от группы «Дельта Невы», она так называлась. И вот у ребят, которые в той группе играли (и, в частности, Сергей Некрасов), возникла идея блюзового фестиваля. Блюзового фестиваля на тот момент в нашей стране вообще никакого не было, потом появились различные пивные и т.д., а такого, как наш, нет и сейчас, потому что этот фестиваль особенный. И началось все с группы музыкантов, которые хотели, чтобы в этом городе звучал блюз. И плюс к этому, как-то очень органичным ребятам показалось, что название фестиваля, а с моей точки зрения оно гениальное, должно быть «Дельта Невы». Тут комментариев никаких не нужно: «Дельта Миссисипи»… «Дельта Невы»…

Слегка протранслирую в другую историю… Вообще, я актер по образованию и недавно организовывал фестиваль «День рождения Пушкина». А два года назад Сергей Некрасов, зная, что я занимаюсь организацией мероприятий подобного рода, спросил меня: «Слушай, кого бы мне найти в качестве ведущего?». Я тогда, по-моему, даже минуты не думал. У меня сразу выстроилась мысль, и я сказал ему: «Что тут думать – «Дельта Невы», «Дельта Миссисипи», чернокожая музыка, белые ночи… Конечно, ведущим должен быть Пушкин! Или Арина Родионовна». Ну, Steve пока эту мысль не очень готов принять, но я думаю, что он примет ее в конечном результате.

Мне кажется, что фестиваль очень сильно развивается. Я его уже не первый раз его смотрю, но только второй раз участвую в качестве организатора. До этого просто приходил и с удовольствием слушал музыку. За те годы, которые я за ним наблюдаю, фестиваль вырос очень сильно. И хочется, чтобы он развивался и дальше, и дальше, и дальше, потому что это действительно для Петербурга очень органичная история. В Петербурге всегда очень любили блюз. Тут всегда было огромное количество замечательных блюзовых музыкантов. Часть из них и на Западе теперь работает великолепно, например, Юра Науменко, великолепный блюзмэн, просто замечательный, и Майк Науменко. Как-то так случилось, что с нашей питерской жуткой погодой и нашими белыми ночами, почему-то, эта музыка сочетается. Мне кажется, это абсолютно органичная история.

И сразу следующий вопрос. В этом году фестиваль проходил в 6-й раз. Следующий год – это уже семь лет, уже ребенок идет в школу. Как вы думаете, состоялся «ребенок» для такой, скажем, взрослости?


Василий: Я думаю, что есть еще очень много над чем работать, несмотря на то, что фестиваль уже проходит в 6-й раз. Все равно, лично мне сегодня понятно, что он только формируется, но есть у меня все основания предполагать, что к следующему году он сформируется настолько, чтобы пойти в школу. Да.

Нововведения будут?

Василий: Я про это ничего не могу сказать. Это вопрос уже к Сергею Некрасову. Но вот чего бы мне хотелось лично, и чего мне на этом фестивале не хватало раньше… Хотя, сегодня я неожиданно сам для себя услышал то, чего мне не хватало раньше: сегодня выступила великолепная джазовая группа. Раньше это был сугубо корневой блюз. Мне кажется, что так запирать рамки нет смысла, надо наоборот расширять их. Фестивалей чем больше, тем лучше: и блюзовых, и джазовых, и самых-самых разных. Пусть будут поэтические фестивали, и пусть будут фестивали какие угодно. Главное, чтобы их было как можно больше. Мне хочется, чтобы рамки этого фестиваля расширялись.

Уже само название «фольково-блюзовый» – это расширение. Или оно было таким изначально?

Василий: Такое название было с самого начала, потому что акцент делается на то, что блюз – это изначально фольклорная музыка, то есть, музыка искренняя и настоящая. А что касается расширения, то, кстати, сегодня произошли два момента, которые меня на этом фестивале очень сильно порадовали. Первым было совершенно неожиданное для меня выступление джазовой группы, а второе – уже моя инициатива: я привел на фестиваль Театр «О». То есть, вместе с музыкантами из группы Old Fashion вышли на сцену чудесные молодые ребята из Театра «О» (это огненный театр). И мне кажется, что это тоже было абсолютно органичное сочетание. И пусть эта новинка тоже на фестивале закрепится, и пусть это расширение пройдет таким образом, чтобы приходили и музыканты, и актеры, и танцовщики, и еще кто угодно. Потому что блюз – это же не только музыка. Блюз – это, в конце концов, может быть и философия. И пусть приходят на фестиваль все те, кому эта философия близка.

И последнее… На ваш взгляд, фестиваль сегодня состоялся?

Василий: Ну, он еще не состоялся, потому что еще день будет завтра. Сегодняшняя программа?.. Да, состоялась. Сегодня – да.

Таковы были впечатления и пожелания, ожидания от фестиваля. А нас ждал день рождения Сергея и ночной Петербург: Нева, разводные мосты, Эрмитаж, Петропавловская крепость, Медный всадник, Исаакиевский собор, «Аврора» (только увидев пушки, сообразили, что это она, все-таки было темно). Кружили мы так по городу до пяти часов утра. Музыканты джэмовали прямо на пароходике, Сергей, к сожалению, но скорее нашему, чем его, так и не был нами упрошен принять участие в интервью.

Прибыли на Родину поздним вечером уставшие, но довольные. Нас ожидал долгий и продолжительный сон… А вообще, знаете, быть блюзу на Неве… и не важно, где он родился – около Миссисипи или около Невы, важно то, что эта музыка объединяет людей самых разных, от мала до велика, дарит радость, добро и солнечное настроение.

Виталий ШИШПОРОНОК,
Дарья НЕСТЕРЕНКО

Jazz-Квалрат, №6/2008


страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела фестивали 2008 - 2010 года
Грифомания – 2008 Звуки джаза из Армении в Дубаи Еврофолк - От космополитизма к аутентичности Фестиваль в Цахкадзоре - Воздух, горы, джаз
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com