nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Немецкий тур ростовского детского оркестра

стиль:

Holzwikede, Soest, Dort-mund, Arnsberg, Iserlohn, Kierspe + Plauen, Weimar, Markneukirchen, Zwickau – таков маршрут культурно-гастрольного тура по Германии детского биг-бэнда из ростовской детской джазовой школы имени Кима Назаретова. 17 дней – 11 концертов – два больших джаз сэта: первый – вокруг Хольцквикиде (приглашающая сторона – Dudenrothschule, директор Herr Richter-Strauss), второй – вокруг Плауэна (приглашающая сторона – консерватория имени Клары Вик, директор Herr Reichel). А за всем этим стоят руководители проекта: генеральный директор Джазового центра им. К. Назаретова пианист Арам Рустамянц, профессор джаз-академии им. Глена Бушманна саксофонист Уве Плат (Uwe Plath) и художественный руководитель и дирижер детского биг-бэнда консерватории Клары Вик, композитор и аранжировщик Александр Гебель.

* *

Вот и Дюссельдорф. «Как будет по-русски ‘hallo’?» – тихо спрашивает меня работник паспортного контроля. Мелочь, а приятно! На выходе (как обычно!) не досчитались пары-тройки сумок. Но настроение почему-то не испортилось.
А вот и «наши»: улыбки, объятия, немецко-русско-английская мешанина... После сорокоградусной жары – +15 и ленивый полуслепой дождь, который, судя по интернет-информации, будет сопровождать нас чуть ли не все время.
Час езды – и мы в школе Хольцквикиде. Во дворе кучкуются приветливо улыбающиеся люди – представители семей, в которых нам предстоит жить. Родители «на неделю». Hallo!!!
Заходим на ужин в большую аудиторию с празднично оформленными столами: на красиво брошенной разноцветной прозрачной ткани свечи и какие-то мелкие забавные поделки. Все замечательно! Но как хочется лечь и вытянуть ноги!

*

Каждой семье выдали подробное и внушительное расписание. Уве – неисправимый выдумщик и любитель сюрпризов. Читаю: soundcheck, concert… surprise tours – yeaaahhh :))), Big Fish «Kartoffel», arriving Secret Place, agent 007... Что-то будет!
Есть пара часов прогуляться и осмотреться. Небольшой уютный городок с населением около 18 000, русскими березами и аккуратными «карамельными» домиками. Каждую минуту здороваемся: «Hallo»! И непременно улыбка: здесь уже все в курсе появления детского джаз-оркестра из России.
Сборы в Dudenrothschule. Автобус подан. Пытаюсь на хилом английском выяснить, сколько езды до Зойста, где у нас пройдет первый концерт. «30 минут, – отвечает без акцента водитель. – Я из России, и второй водитель тоже!» Мы рады: есть, кому перевести бесконечные вопросы детей.

*

Зойст. Первый концерт (Aldegrever School), первые автографы, первые цветы... Ощущение праздника! И среди всего этого – с неизменной улыбкой насвистывающий директор Dudenrothschule Армин. В России я такого руководителя ни разу не встречала: чтобы глава школы САМ встречал, САМ сутки сопровождал, САМ катил тележку с едой, САМ решал все возникающие проблемы... Невероятно, но факт! Потом с весьма близким вариантом мы столкнулись в Плауэне.
В Зойсте три школы, и в каждой есть свой оркестр. Мы услышали лишь один из них – Alde big band, которым вот уже 20 лет руководит Karl Henz Dröpsting. В репертуаре популярная музыка и джаз-классика. Среди малознакомых пьес вдруг Take Five Пола Дезмонда.
Второй сэт был отдан ростовчанам. В программе – триптих из «Детского альбома» П.И. Чайковского («Марш деревянных солдатиков», «Старинная французская песенка» и «Камаринская» – остроумный сплав классики и джаза с включением детских музыкальных инструментов), «Вдоль по Питерской» (аля Take Five – в смысле на 5/4), When You’re Smiling Луиса Армстронга (Роман Бочков – «русский блондин ‘Сачмо’», как написала немецкая газета Bellweger Anzeiger о трубаче с «армстронговским» вокалом), виртуозный в бешеном темпе скэт Алины Енгибарян в Airmail Special (C. Christian), сменяющийся глубоким чувственным звуком в балладе Tenderly (W. Gross)… Постоянные всплески аплодисментов. А Hit the road Jack Рея Чарлза исполнялась просто всем залом!

*

Воскресенье – всенемецкий выходной день (он же День сюрпризов!) – проходил в Дортмунде. Детей распределили между родителями и педагогами: как-никак, 20 человек и не самых спокойных.
«Не русский» Макдональдс (в Германии это слово почему-то произносится как «Мелони», так что я долго не могла понять, о чем речь) и Зоопарк «Свобода попугаю». По бесконечному пространству мечутся дети, за ними лениво наблюдают львы, пингвины, зебры, жирафы... Единственный «вздох свободы» в первом гастрольном туре. Впереди 7 выступлений!

*

Первый большой «выход в свет» в Дортмунде – Big ‘Fish’ Shopping tour (вперед за добычей!) и следующий за ним двухсэтовый концерт в джаз-клубе Domicil перед профессионалами. Специальный гость – американский трубач Райн Карньо (Ryan Carniaux), давно сотрудничающий с Уве Платом.
В Дортмунде любят джаз. Здесь хорошо подготовленная публика, масса джаз-клубов, да и гастролеры появляются более чем «нередко», особенно в Domicil. Новое здание джаз-клуб получил три года тому назад. Отличная акустика, прекрасно чувствующий музыку звукорежиссер (он же и барабанщик). Это практически «родной дом» джазмэнов (кстати, в переводе с немецкого «Домициль» так и будет – «Наш Дом»).
Концерт прошел на «ура»! Новый диск оркестра «Мама, папа, я и JAZZ» просто из рук вырывали. Один попросил 100 штук для подарков. Жаль, мы взяли всего 60. «А можно через интернет заказать?»
Супер-успех. И зрители, и дети не хотели расходиться. Спонсоры руки отбили: «Zugabe, zugabe» (еще, еще)!

*

После вечернего концерта – утренний в школе. В 8.00 сбор, в 9.00 саундчек. «Это невозможно для обычных европейских детей», – говорит одна из родительниц. Но русские – как юные пионеры – «Всегда готовы!» И откуда только силы берутся?!!
Запрограммированный Big 'Fish' Pool (Swimming pool) из-за неустойчивой погоды пришлось заменить прогулкой по парку. Огромное пространство сначала объехали на специальном прогулочном поезде. А потом уже запустили детей на всяческие горки, вертелки, лазейки, пирамидки, крутилки… Да и взрослые не очень отставали от подопечных: когда еще удастся побывать в детстве!

*

Арнсберг. Как обычно, поездка начинается от Dudenrothschule. При первом же появлении «наших» во двор каждый раз высыпают школьники – собиратели автографов. Спустя время появляются педагоги, пытающиеся их урезонить: «Пора на урок! Успеете взять автографы и завтра!» Буквально за руку оттаскивают от фанатов «ростовских артистов».
45 минут – и мы в Franz Stock Gymnasium. Здесь тоже есть свой джаз-оркестр, который с 1989 возглавляет Antje Nedzlaff. В ее коллективе 25 музыкантов, которые играют вместе по 9 лет: первые пять (с 10 лет) – в детском джаз-оркестре, а затем 4 года в молодежном. При такой стабильности реально достигнуть хороших результатов, коими могут похвастаться лишь немногие из немецких школ.
К сожалению, биг-бэнд гимназии мы смогли послушать только на CD. Впечатляет! Кстати, школу этого оркестра прошли многие будущие джазмэны. Среди них и наши знакомые – трубач Флориан Менцель (Florian Menzel) и барабанщик Алекс Лекс (Alex Lex). Они пару раз играли в Интернациональном биг-бэнде «Ростов – Дортмунд».
Новая школа – новые поклонники. А потом – и новые, совершенно неожиданные впечатления от посещения места под кодовым названием Black Kartoffel: спуск в угольную шахту-музей. Из давних 40-х годов в сегодняшние компьютеризированные. Все машины действующие. Поэтому строгая дисциплина: ни на шаг от экскурсовода, речь которого переводил наш шофер Юрий. Зато потом вдоволь поработали отбойным молотком (демо-образец). А что! Музыкант должен все уметь, ведь «грузчиком и Шаляпин был»!

*

Два концерта в один день – это много или мало?!! В самый раз, если первый дал колоссальный заряд – со стоячими овациями и взрывными аплодисментами на каждое соло и такими продолжительными, что впору откланяться и некоторое время ждать, дабы присутствующие с самого начала услышали и по достоинству оценили и следующую импровизацию.
А вечером более солидная публика. Среди присутствующих и спонсоры (Sparkasse Unna, Kulturbűro, Stadt Dortmund, Domicil…), и бургомистр Jenz August Rother… Правда, вели они себя совсем не солидно, даже свистели!

*

Немецкая публика всегда принимала ребят очень горячо. И все же один зал – Audimax в Изерлоне – мне увиделся особенным. И не только потому, что здесь не раз играли такие колоссальнейшие мастера, как Peter Bernstein, David Friemann и Peter Weniger. Как мне потом сказали, на этой сцене выступают только профессионалы высочайшего класса. И то, что ростовским школьникам предоставили зал такого уровня – дорогого стоит!
Пожалуй, этот зал был самым активным и чутким. Будто все пьесы одновременно исполнялась и музыкантами, и слушателями. По крайней мере, сидящие вокруг меня чуть ли не вслух сопровождали каждую тему. Полное единение и взаимопонимание.
«Марш деревянных солдатиков» – простенькая тема на дудочке в скромном сопровождении барабаном сменяется свинговым оркестровым tutti. В какой-то степени аналогично сделана и «Старинная французская песенка» (тема проводится дуэтом духовой гармоники и фортепиано), но после насыщенной оркестровой разработки в коде дуэт прозвучал очень прозрачно, как воспоминание. А вот «Камаринская» получила просто глинкинское воплощение: и русский размах, и сама драматургия кульминации, и прямые цитаты, и распределение голосов в партитуре… Будто играет симфонический оркестр.
Не менее впечатлил и второй сэт. Когда «блондин Сачмо» затянул на цепном дыхании ноту на трубе, зал замер вместе с нотой и лишь по окончании, вздохнув с облегчением, разразился эмоциями. Мне даже показалось, что и программа была выстроена каким-то особым образом. Совсем по-взрослому прозвучал дуэт – Алина Енгибарян (вокал) – Лия Григорян (фортепиано): K. Garrett/K. Elling «Leaving again» + D. Mann/B. Hillard «In the wee small hours». Это была необычайно проникновенная лирическая кульминация, максимально сдвинутая к финалу. А пьеса «Ануш» явилась блистательной «точкой» концерта, после которой зал буквально взорвался. Пришлось дать «на посошок» Блюзу и продемонстрировать «по полной программе» сольные возможности каждого оркестранта. Тут уж я от комментариев воздержусь!

*

Последний день – «он трудный самый». На его долю выпал и Children Jazz Festival Kierspe, и заключительный ужин «со слезами на глазах». Фестиваль был не очень похож на фестиваль. Скорее это был музыкальный праздник в рамках Дня города, на котором мы значились как «специальные гости». Правда, мы выступали в зале, а рядом на открытой площадке выплескивались рок-музыканты.
День отъезда в Плауэн. Последняя прогулка по Хольцквикиде. Интересно, откуда доносится какая-то механическая мелодия, будто через усилитель завели музыкальную шкатулку?!! Неожиданно звук стал приближаться, и из-за поворота появилась маленькая аккуратная машина… для сбора металлолома, играющая одну из популярных немецких песенок.
Сколько мы еще не успели увидеть! Ну что ж – прощай, гостеприимный и дождливый Хольквикиде, и здравствуй, next Cosmic-planet-sistem, как гласит последняя строчка программы Уве!
Thanks a lot! We love you all!

*

Александр Гебель и завуч консерватории Клары Вик Антониус Грютзнер (Antonius Grützner) приветливо распахнули объятия: «Карета подана, просим!» Но не так-то просто оторваться от друзей, с которыми съели не одну сотню бутербродов.
«Мы постарались построить программу так, чтобы вы смогли, прежде всего, хорошо отдохнуть», – сказал сразу же в автобусе Александр Робертович. И действительно, следующий день – 1-е сентября, День Знаний по России, мы провели в познавательном процессе: сначала музей кружев (Schaustickerei), затем «Ведьмины апартаменты» (Das Hexenhaus). И обе экскурсии из области реальной фантастики.
Оказывается, Плауэн издавна славится своими кружевами, которыми в XIX веке занимались преимущественно… мужчины. И в этом нет ничего странного: работать на кружевных машинах – дело тяжелое в прямом смысле слова. Уму непостижимо, чтобы такая трехметровая железная (или чугунная) громадина могла выполнять тончайшую работу и совершенно точно попадать в какие-то точечки, строго соответствуя заданному рисунку. Ребята тоже попробовали себя в рукоделии. Правда, до кружев дело не дошло, ограничились незатейливыми аппликациями.
«Ведьмины владения» – совершенно неожиданный мир фрау Шиер (Margitta Schier). По сути, это слегка восстановленный после войны длинный двухэтажный дом, сохранивший практически весь антураж того времени. Здесь родилась сама фрау Шиер, ее мама, бабушка… Сегодня дом продолжает свою жизнь как общественная мастерская и без ограничения возраста открыт для любых творческих начинаний. К примеру, днем здесь проходят школьные уроки труда, а вечером может выступить какая-нибудь рок-группа. Весь дом буквально нашпигован всяческими милыми поделками и мелочами «из детства фрау Шиер»: то стульчик, на котором сидела маленькая Маржитта, то семейная фотография середины позапрошлого века… А потом нас накормили вкусными домашними пирогами и наливными яблочками «с ведьминого дерева».
День закончился джемом под пиццу. Как Гебель и предполагал, после посещения России юные немецкие джазмэны не особенно налегли на занятия музыкой, но все полюбили джэм-сешнз. И если раньше выходили импровизировать 2-3 человека, то теперь чуть ли не все рвались к микрофону. Русские решили покорить слушателей «взятием вершин», а немцы отдали предпочтение более спокойному регистру. Но по окончании соло все совершенно одинаково незаметно поглядывали на руководителя. Многое в импровизациях выглядело наивно, но один «русский поединок» явно выпадал из общей картины. Альтист Эльдар и тромбонист Одей «рубились по настоящему»: присутствовали и драйв, и кайф, и мысль. Но главное – они не просто «дули», а спорили и подкалывали друг друга. А еще чуть позже ребята выступили на митинге «Мы за мир», который проходил рядом с консерваторией.

*

Германия славится изготовлением музыкальных инструментов. Их производство сконцентрировано в трех городах Клингентальского района: Клингентале (аккордеон, губная гармоника), Маркнойкирхене (оркестровые и народные инструменты) и Шенеке (электронные клавишные инструменты). Нам посчастливилось побывать лишь в Маркнойкирхене, расположенном недалеко от Плауэна. Зато мы посетили и фабрику, и музей!
Фабрика JA Music GMBH. Ей около 70 лет, но ее истоки уходят к музыкальным мастерским чуть ли не середины XIX века. В вестибюле – афиши музыкантов с тубами, трубами, тромбонами... – фотографируй, сколько угодно! А вот в цехах снимать не разрешили. Производство засекречено, так как здесь используются только собственные оригинальные идеи, вплоть до разработки изгибов корпуса и состава лака. Всего в производстве задействовано 240 человек, выпускающих ежедневно 20 труб, 20 валторн, 4 тромбона и 6 туб. Мы прошлись по всем цехам и воочию увидели, как из плоской невзрачной заготовки получается блестящий во всех смыслах инструмент. «А как обучиться такому мастерству?» – спрашиваю нашего гида. «В Клингентале есть специальная трехлетняя школа, которая ежегодно выпускает 10 мастеров. Правда, мы не всех берем: у нас очень строгий отбор». Пытаюсь разглядеть фирмы: Perantucci, Besson Prestige… Недоуменно смотрю на экскурсовода. «Наши инструменты не продаются в магазине, они делаются под конкретный заказ музыканта или фирмы».

*

А музей музыкальных инструментов постарше будет. Он ведет свое начало от цеха скрипичных мастеров, основанного 6 марта 1677 года. Первоначально он назывался «Музей ремесел», инициатором открытия которого был учитель и органист Пауль Апиан-Бенневиц. Являясь членом «Ремесленного союза», он 23 февраля 1883 года призвал единомышленников организовать некий институт и изложил его точную концепцию: способствуя профессиональному росту мастеров, музей должен стать культурно-образовательной достопримечательностью города. Через три года коллекция перешла в муниципалитет. А еще через год пополнилась инструментами из Китая, Японии, Турции, Африки и Южной Америки. Долгое время экспозиция была передвижной и выставлялась в различных городах и странах. И только в 1942 она получила свое собственное, построенное в 1784 году, здание, известное под названием «Паулус-Шлоссхен» («Маленький замок Паулуса»).
Наше путешествие из зала в зал сопровождали молодые ребята – члены «Клуба юных экскурсоводов». Они не только рассказывали, но и демонстрировали инструменты, исполняя нехитрые пьесы то на современной шотландской волынке, то на колесной лире XVII века... Наших джазмэнов, конечно же, заинтересовал первый саксофон Адольфа Сакса. Жаль, что ничего нельзя потрогать руками – музей!!!
Почти напротив – музыкальный магазин. С шумом и гиканьем мы ринулись в небольшой одноэтажный домик купить «че-нибудь». При виде толпы в 40 человек хозяйка, которую обычно посещает 2-3 покупателя в неделю, пришла в ужас от шумящей и все хватающей публики. Но вскоре успокоилась: за час мы ей сделали чуть ли не двухмесячную выручку.
А вечером «сердце успокоилось» в молодежном центре Вайшлитц (Weichlitz), где можно было все: и кричать во все горло, и руками все трогать, и в теннис играть, и машину водить, и на канате кататься. Так что дети двух биг-бэндов оторвались «на всю катушку», немного утихомирившись лишь за столом, с удовольствием уплетая дивные немецкие колбаски-гриль и аппетитные блинчики, присыпанные сахарной пудрой.

*

Weimar нам показался самым музыкальным городом Германии. Куда ни пойдешь – везде студенты, играющие классику. Вертлявый скрипач живо реагировал на каждую брошенную монетку, делая паузу в реверансе. А находящееся неподалеку явно консерваторское трио не обращало никакого внимания на прохожих, лишь сдержанно улыбались аплодисментам.
Утопающий в зелени домик-музей Листа. Маленькие комнаты, плотно заставленные мебелью и подарками. В центральной зале пианино и рояль: здесь проходят музыкальные вечера, на которые приглашается не более 15 человек. И выступают только избранные музыканты, лучшие из лучших.
Ужин в небольшой деревушке на берегу озера. Рыбу хоть руками лови. Тишь да благодать. Спокойствие и тишина. Даже наши «живчики» присмирели: то ли от еды, то ли от окружающей идиллии…

*

Цвикау. Вечером концерт в консерватории (читай – музыкальной школе) Роберта Шумана. Немного пробежались по городу. Он типичен для Германии. Только разноцветных домов поболее будет. И все, как в романсе, «в три окошечка», хотя преимущественно и в 4 этажа.
До концерта есть время. И нас повели Horch-Museums – музей AUDI. Любопытная деталь: каждый экскурсовод (а мы были во многих музеях) настолько влюблен в свою экспозицию, что готов часами выдавать всяческие подробности. А если кто-то задаст вопрос, на который можно бы просто ответить: «в 1873 году», то гид, обрадовавшись заинтересованности, будет столь пространен, что его рассказ по времени может занять еще одну экскурсию. Ребята с восторгом смотрели на уникальные машины, в паре из которых удалось порулить. А еще они на специальном компьютере попробовали смоделировать свою собственную AUDI. И кто знает, может быть, чье-то нестандартное мышление станет поводом для создания новой модели?!! Только вот кто тогда вспомнит «подателя» уникальной идеи!!!

*

Последний концерт на театральной площади. Два биг-бэнда в окружении влюбленных в джаз российско-немецких родителей, джазфэнов и просто любителей развлечений на открытом воздухе под пиво и стэйки. Реверансы в сторону учителя и парирование их в сторону ученика. «Спасибо Александру Робертовичу за любовь к джазу, которую он сумел мне привить» + «Спасибо Андрюше Мачневу за продолжение моего дела». И если, по мнению учителя, ученик перерос педагога – значит, сработало золотое правило педагогики. По крайней мере, я знаю «из первых уст», что только эти два человека могут обмениваться аранжировками, ибо работают «в одном ключе» – индивидуально уникальном.

*

А еще был «День Семьи». Каждый из принимающей стороны придумывал развлечение для своих подопечных, угощая любимой едой и показывая «заветные уголки». Педагогам повезло впервые увидеть Дрезден и близлежащие достопримечательности. Мы проезжали через массу каких-то деревушек, которые и деревушками назвать трудно: просто пара-тройка строений или… дворец. Впечатление незабываемое.
Schloss & Park Pillnitz с домиком в китайском стиле и насечками на набережной, указывающими уровень воды Рейна в разные годы. Великолепный парк, в котором бегают белки, и живет уникальное дерево Камелия 1776 года рождения, имеющее собственный дом. При наступлении холодов по специальным рельсам дом перемещается, и дерево оказывается внутри особым образом устроенной металлоконструкции. Так что не «Магомед к горе, а гора к Магомеду».
Потрясающий дворец The Fasanenschlösshen (Little Pheasant Palace) середины XVIII века, построенный для Prince-Elector Friedrich August III. Набившая оскомину картинка зеркального отражения замка в пруде в реалии обладает просто гипнотическим воздействием. Дерущиеся из-за добычи бобры, застывший по центру озера красавец-лебедь, рыбы «кто выше прыгнет», запах грибов и «следы» проходивших здесь международных симпозиумов в виде современных труднообъяснимых конструкций (к примеру, Moritzburg 2006)…
А вечером – ужин при свечах на небольшой даче Гебеля, которую он в прямом смысле слова построил собственными руками. И планы вперемешку с воспоминаниями… «Обязательно скажи, что ваши выступления имели огромнейшее значение, наглядно демонстрирующее, каких результатов можно добиться при совместной работе родителей, педагогов и учеников, – сказал на прощанье Александр. – Ваш коллектив высочайшего профессионального уровня и достоин того, чтобы о нем узнало как можно больше стран!»

* *

И возвращение домой не обошлось без приключений: наш самолет сломался. Но не будем о грустном. Домой мы попали в тот же день. Главное, уже в аэропорту в ожидании самолета многие стали спрашивать, что нужно для того, чтобы пригласить своих немецких гостеприимных хозяев в Ростов. И кто знает, вдруг через пару лет возникнет единственный в мире интернациональный детский биг-бэнд «Ростов – Плауэн»! А почему бы и нет?!!

Ольга КОРЖОВА

Jazz-Квадрат, №6/2008


авторы
Ольга КОРЖОВА
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела концерты 2007 - 2009 года
Glenn Hughes в "Бронксе" Алексей Козлов - Маэстро на пике Армянский джаз - 70-летний юбилей Павел Аракелян и The Outsiders
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com