nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Al Jarreau - Alvyn Lopez Jarreau in Yerevan

стиль:

Al Jarreau - Alvyn Lopez Jarreau in Yerevan

Мир джаза, как и любой другой музыки, живет эпохами. Была эпоха Луиса Армстронга и Дюка Эллингтона. Ее сменила эпоха Чарли Паркера и Диззи Гиллеспи. Потом пришли Майлс Дэвис и Джон Колтрейн. Сейчас заканчивается эпоха Стиви Уандера, Джорджа Бенсона и Эла Джерро. И на исходе года армянские любители музыки были просто счастливы встретиться с одним из «королей», правящих настоящей эпохой современной музыки.

Разговоры о приезде в Ереван Элвина Лопеса Джерро ходили с самого начала празднования Года армянского джаза (2008 год в Армении отмечается как год 70-летия армянского джаза). Сроки выступления несколько раз откладывались, и вот, наконец, в конце сентября Ереван украсили афиши с заветной надписью – «Эл Джерро в Ереване – 21 октября».

В случае с этим певцом определить его жанровую принадлежность достаточно сложно, ведь он единственный в мире исполнитель, кто получал высшие награды в мире музыки – Грэмми – в трех категориях: джаз, поп и ритм-н-блюз. А всего их у него 5. Подсчитывать, сколько у него других самых разных наград, никто не возьмется. Он мегазвезда мирового масштаба, и наград, полученных в разных странах, у него больше, даже чем американских. За свою долгую жизнь (а в этом апреле певцу исполнилось 68 лет), он записал около 30 полновесных альбомов, два сезона выступал на бродвейской сцене в мюзикле «Бриолин», снялся в нескольких телефильмах и, наконец, заимел свою собственную звезду на Аллее Славы в Голливуде, увековечившую его музыкальные достижения как одного из лучших певцов нескольких поколений. Как ни странно, при всем при том, голос Джерро не поражает роскошными данными. Но вот обволакивающая глубина тембра производит прямо-таки магическое воздействие на слушателя. Кроме того, певец владеет самыми разными приемами пения, включая виртуознейший скэт и имитацию звучания инструментов. Он обращается со своим голосом именно как инструменталист, постоянно играя тембрами, подражая то трубе, то саксофону... Словом, голос Эла Джерро – удивительный инструмент, а нередко и целый ансамбль. А если еще учесть, что он запросто переходит из жанра в жанр, начиная свой очередной хит в босса-нове или ритм-н-блюзе, а развивает его в джазе, то «зона покрытия» таланта певца станет ясной. И вот кратковременной вспышки этой ярчайшей звезды мировой музыки на армянском музыкальном небосклоне и ждали его ереванские фанаты. И хотя в роли спонсоров концерта выступали престижные и солидные организации – банк «Америя», гостиница «Голдэн Пэлас», ресторан «Ле Бушон», ереванский коньячно-винно-водочный комбинат «Арарат», АрмРосГазПром, травел агенство «Элитар», а организация «Армянский джаз-70» при содействии международного музыкального фестиваля «Перспективы XXI века» сделала все возможное для того, чтобы концерт состоялся, в то, что мы наконец-то увидим своего давнего любимца, окончательно все поверили лишь тогда, когда он с пением вошел в зал, где должна была состояться пресс-конференция.

Улыбчивый, милый и ужасно разговорчивый певец сразу же расположил к себе журналистов, подробно и с юмором отвечая на все вопросы и исполняя короткие фразы из своих песен. Несмотря на всю строгость многочисленных секьюрити, окружавших звезду, благодаря своему статусу члена Оргкомитета, автору удалось поговорить со звездой и отдельно.

Армен Манукян: Мы, кажется, все знаем о Джерро-певце. Не могли бы вы рассказать что-нибудь и о своей личной жизни?

Эл Джерро: У меня есть жена и сын. Ему двадцать пять лет. Но, к сожалению, я могу уделять своим домашним очень мало времени и занимаюсь семейными делами крайне редко. Дело в том, что мне приходится очень много путешествовать, и дома я бываю очень мало. Раньше, когда мы были молодыми, моя жена всегда сопровождала меня в поездках, но это весьма тяжело физически и абсолютно не гламурное занятие. Так что, в последние годы она ждет меня дома. Моя сегодняшняя семья – это мои музыканты. У меня нет профессионального музыкального образования, а петь я начал с 4-х лет. Моя мать была органисткой в баптистской церкви, и она всегда брала меня с собой в церковь, где во время мессы я сидел у нее на коленях. Зато у меня есть диплом психолога, я проработал какое-то время по специальности в реабиталиционном центре для инвалидов, пытаясь заново вернуть их к активной жизни, иногда параллельно выступая на студенческих вечеринках, в клубах. У меня тогда была даже собственная группа The Indigos. Но это все было мальчишество. Потом я переехал в Сан-Франциско, где, встретившись с Джорджем Дюком, начал выступать уже в серьезных джаз-клубах. Ну и, наконец, попав в Лос-Анджелес, я занялся музыкой профессионально. Это было прекрасное время – время хиппи, рок-н-ролла, время революции под лозунгом «нам нужна любовь, а не война». Музыка не сделала меня богатым, да я никогда и не стремился к богатству. Но зато когда мне вручают Грэмми, печатают хвалебные статьи обо мне, или публика встречает меня аплодисментами, это для меня больше, чем деньги. Поверь, для артиста оценка его творчества больше, чем материальное благосостояние.

Чем вы занимаетесь в свободное от музыки время? Есть ли какое-нибудь хобби?

Нет, ничего особенного. В свободное от выступлений и записи время я предпочитаю сидеть в тишине. Если и слушаю какую-то музыку, то предпочитаю классику. Нас всех перекормили коммерческой музыкой, и поэтому я предпочитаю отдыхать от нее. Музыка стала товаром, ею наполнена реклама, она звучит в лифтах, в супермаркетах, она играет в ресторанах и барах, и люди покупают, кушают и делают свои дела под нее, мало вдумываясь в ее суть. А ведь настоящие композиторы и исполнители вкладывают в нее свою душу, свою мысль, передают какое-то послание людям. В массе своей, все это сегодня упразднено и доведено до потребительского уровня.

По какому принципу вы подбираете песни для очередного выступления?

Это серьезный вопрос. Дело в том, что если бы выбор песен возлагали на меня, то программа бы выглядела совсем иначе, чем она выглядит вот уже много лет подряд. Я записываю новые песни, у меня есть свои любимые произведения, значимые, но публика во всем мире требует одни и те же, причем, старые хиты. Вот и получается, что основу программы составляют одни и те же хорошо знакомые песни.

Я что-то слышал об основанном вами фонде...

Да, я занимаюсь, насколько это возможно, повышением грамотности американского населения. Сегодняшние цифры весьма обескураживают. Около 48% взрослых американцев малограмотны. Они не могут прочесть даже самые элементарные вещи – указатели на улицах, медицинские рецепты и не могут заполнить свою собственную анкету при приеме на работу. Вот я с друзьями и пытаюсь как-то решать эту проблему – находим деньги, покупаем учебники, компьютеры, готовим волонтеров для проведения занятий с людьми.

Вы работаете в популярных жанрах – поп, джаз, ритм-н-блюз. А какое из новых направлений современной музыки вам нравится?

Я люблю все ритмичное. Мне нравится, когда молодые певцы читают свои тексты в ритм. Люблю хип-хоп и рэп. Это очень ярко, технично и модно. А вот что мне в корне не нравится, так это электронная музыка. В ней нет души, она не содержит никакого посыла. Для чего она существует – не могу понять. Я люблю, когда в музыке присутствует яркая мелодия, энергичный ритм, и есть возможность поимпровизировать.

А какой жанр вам все же ближе – вы одинаково здорово исполняете и джаз, и поп, и ритм-н-блюз, и фанк...

Если надо обязательно выбирать какую-нибудь формулировку, вставлять все в рамки, то я бы сказал, что пою ритм-н-блюз и поп с джазовым привкусом. На самом деле, в современной музыке все сейчас так перемешалось, что устанавливать какие-либо рамки не только трудно, но и бессмысленно. Жанры перемешиваются, дополняют и украшают друг друга, музыканты уже давно применяют приемы, скажем, джаза в попсе или классики в роке. За долгие годы в музыке я записал много альбомов, получил за них массу наград, и, честно говоря, мне немного обидно, что на практически единственный мой чисто джазовый альбом Accentuate the Positive я получил меньше всего положительных откликов. Точнее, критики оценили его высоко, а вот коммерческая сторона дела пострадала – слушатели не хотели его покупать. Им хотелось чего-то яркого, легкого, мелодичного, и как только я предложил им немного задуматься над музыкой, они отвернулись от меня. Очень жаль, это замечательная работа. Свою последнюю студийную работу – альбом Christmas, содержащий традиционную новогоднюю тематику (он появился на прилавках магазинов в Америке всего лишь неделю назад), я постарался сбалансировать так, чтобы материал не был «слишком умным», выдержав его в промежуточном состоянии – немного джаза, немного попа и еще немного ритм-н-блюза. Надеюсь, он понравится всем.

Человеческий голос – удивительный инструмент. Как вам на протяжении стольких лет удается сохранять свой уникальный «инструмент» в таком хорошем состоянии?

Просто слежу за своим здоровьем. Стараюсь вести здоровый образ жизни, отказался от вредных привычек... Хотя это нелегко сделать в жизни музыканта. Дело в том, что лучший способ сохранить свой голос это... не петь. Или, по крайней мере, петь мало. Конечно, это звучит абсурдно, но это правда. А когда приходится петь по полтора-два часа за вечер 4-5 дней в неделю, имея очень мало времени на сон, придерживаться советов врачей достаточно трудно. Но это, к сожалению, именно то, что мне приходится делать. Вот, например, – мы прилетели в Ереван сегодня в 4 часа утра (после Джакарты, Пекина и Бангкока), поспали парочку часов, потом пресс-конференция, потом саунд-чек, потом концерт, потом джэм в клубе, а рано утром мы улетаем... Разве это нормальный образ жизни? Но так живут все музыканты в наше время. И я благодарен Богу, что мне, тем не менее, удается сохранять свой голос.

Вы признанная звезда мирового масштаба, у вас масса наград. Как это влияет на ваши отношения с акулами шоу-бизнеса, рекорд-компаниями, продюсерами? Кто сейчас диктует условия?

Во-первых, хочу сказать, что во всех этих наградах есть и серьезный вклад моих друзей-партнеров – музыкантов, аранжировщиков, звукорежиссеров, менеджеров. И я им всем за это очень благодарен. А если ты говоришь о бизнес-стороне дела, то могу заверить, что на то они и акулы, чтобы постоянно думать лишь о собственной выгоде. Если ты им не нужен с практической стороны, они вряд ли будут тратить на тебя время. Все эти награды для них лишь повод обратить на тебя внимание и попытаться выжать из тебя собственную выгоду. Шоу-бизнес яркий и глянцевый лишь снаружи.

Пишут ли о вас в желтой прессе, и как вы относитесь к таким публикациям?

Нет (смеется). Я же не Брэд Питт или Анджелина Джоли, чтобы обо мне сплетничали. О таких людях как я таблоиды не пишут. К счастью.

Вы живете в Лос-Анджелесе. Может, у вас были какие-нибудь контакты с тамошними представителями армянской национальности?

Конечно, я довольно-таки часто хожу в армянский (а может он греческий?) ресторан, в котором 4 дня в неделю играют армянские музыканты. Они играют, как я понимаю, современную версию армянской народной музыки с использованием экзотических фолклорных инструментов. Мне очень нравится там и кухня и музыка. Теперь, когда я побывал в Армении, буду внимательнее прислушиваться к их игре.

Кстати, еще на пресс-конференции исполнительный продюсер организации «Армянский джаз-70» Артур Асатрян от имени организаторов вручил гостю юбилейный подарочный набор – майку, бейсболку, чашку и даже бутылку коньяка с логотипом «Года джаза». Певец был очень растроган и уже на концерте, со сцены, исполнил импровизацию, посвященную нашему 70-летнему юбиляру – армянскому джазу.

Оригинальное оформление сцены и прекрасная работа световиков, качественный звук и два больших экрана по бокам сцены, на которых транслировалось в большом формате все происходящее на сцене, специальное оформление фойе оперного театра и общий порядок и организация – вечером все это работало на создание праздничной атмосферы. От имени наших музыкантов обязательно хочется сказать отдельное спасибо организаторам – организациям «Армянский джаз-70» и «ШАРМ холдинг» – за установку прямо на сцене дополнительных мест и пригласительные билеты, которые бесплатно раздавались нашим музыкантам.

На концерте Эл Джерро исполнил свои самые яркие хиты, продемонстрировав все свое мастерство – высочайшую технику вокалиста, отменный джазовый скэт, бьющую через край энергию. Кстати, груз прожитых лет никак не сказывался ни на одной из черт певца, которыми он так знаменит. Его поддерживала пятерка классных музыкантов и великолепная бэк-вокалистка, которая приковывала внимание не только своим пением, но и экзотической и ужасно сексапильной внешностью. Было достаточно забавно наблюдать за публикой – молодежи и любителей музыки со стажем в зале было примерно поровну. Так вот, подпевали, хлопали, притоптывали, да и просто танцевали в проходах все, вне зависимости от возраста! Зал встречал бурными аплодисментами каждую композицию и отрывался, как только это было возможно, в зале пафосного Национального театра оперы и балета. Такого рева эти стены не слышали за все годы существования театра!

Армен МАНУКЯН
Jazz -Квадрат, №6/2008



авторы
Армен МАНУКЯН
музыкальный стиль
ритм-энд-блюз, фанк
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с вокалистами
Kurt Elling - Blue Note, Милан, 22 января 2005 года Mary Setrakian Melba Joyce - Я просто рассказываю истории Сергей Манукян - о самом главном - о любви
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com