nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Carlo Actis Dato - Итальянский Чекасин?

стиль:

Carlo Actis Dato - Итальянский Чекасин?
Этот материал зрел долго. За десять лет существования журнала более полутора десятка альбомов Карло Актиса Дато, записанных в тех или иных форматах, прошло на страницах наших CD-Обзоров – больше, чем какого-либо иного музыканта. Я и сам рецензировал значительную их часть и могу, не кривя душой, сказать, что слушать музыку Актиса Дато всегда было интересно. Это музыкант, чьи работы всегда будят воображение, развлекают в хорошем смысле этого слова, но одновременно заставляют думать, сравнивать, анализировать – к разуму они обращены в не меньшей степени, чем к чувству. А вот банальность и скука, слепое следование стандартным схемам, механистичность – это то, что абсолютно чуждо музыке Карло. Каждый раз меня поражала позитивная энергия, излучаемая его музыкой, свежесть и оригинальность музыкального языка, и, разумеется, виртуозность игры на баритон-саксофоне и бас-кларнете. И при этом в галерее джазовых портретов на страницах Jazz-Квадрата его изображение до сих пор не появлялось. Этот пробел необходимо было восполнить.

Каких только звучных определений я не обнаружил, собирая материалы для статьи о Карло. Музыкальный провокатор, клоун с саксофоном, директор музыкального цирка, итальянский Чекасин, итальянский Джон Зорн, один из лучших баритон-саксофонистов мира – это все о нем. Диапазон мнений, как видите, достаточно широкий. Из всех броских ярлыков особенно любопытным показалось сравнение итальянского музыканта с Владимиром Чекасиным. Во-первых, Чекасина отечественные любители джаза знают лучше других. Во-вторых, эти два невысоких бородача-саксофониста даже внешне чем-то схожи. А внутренне, по сути своего творчества? Так у заголовка этой статьи появился в конце знак вопроса. Давайте начнем разбираться…

Карло Актис Дато появился на свет 21 марта 1952 года. Родился он в Северной Италии, но большую часть детских лет провел на юге страны, где его отец преподавал в сельской школе. Это помогло ему неплохо познакомиться с различными разновидностями итальянской народной музыки, как северными, так и южными. Музыкой он увлекся в раннем возрасте, начинал с игры на кларнете, а с годами основными его инструментами стали «низкоголосые» духовые – баритон и тенор-саксофоны, а также бас-кларнет. На национальном уровне его имя впервые «засветилось» в 70-е годы, причем Карло сразу проявил интерес к сфере музыки, не слишком популярной в Италии в те годы. В отличие от Англии или Германии здесь долго не складывалась своя школа джаза свободной импровизации, креативной музыки или нового джаза – читатель может выбрать любое из этих расплывчатых определений по вкусу, важно лишь понимание, что речь идет о джазовом авангарде. Дато вместе с рядом других молодых музыкантов стоял практически у истоков зарождения этой школы в Италии.

В 1974 году он вместе с гитаристом Клаудио Лодати, басистом Энрико Фацио и перкуссионистом Фьоренцо Сордини (всем им было в те годы от 18 до 22 лет) стал в Турине одним из основателей Art Studio, одной из первых авангардных групп в Италии, получившей европейскую известность. Несколько позже он стал членом Italian Instabile Orchestra – необычного проекта, в который вошли лучшие новоджазовые музыканты Италии, время от времени собирающиеся вместе для гастрольных туров или концертов, а также участвующие в проектах друг друга. Дато играл в этом коллективе заметную роль. Надо сказать, что это вообще очень активный и, что называется, легкий на подъем человек. Он переиграл с множеством знаменитостей, преимущественно из лагеря джазового авангарда, включая Сесила Тэйлора, Дэвида Мюррея, Гюнтера Соммера, Энрико Рава, Оливера Лэйка и многих других, среди которых нельзя не упомянуть известного российско-болгарского музыканта Анатолия Вапирова (альбом Live in Varna – Bulgaria, 1993). Ну и мало найдется джазмэнов с таким количеством собственных проектов, как Карло Актис Дато.

Свой квартет он основал еще в 1984 году. Этот коллектив с участием старых коллег Фацио и Сордини, а также еще одного саксофониста и кларнетиста, Пьеро Понцо, неоднократно признавался итальянской прессой лучшим джазовым комбо в Италии. Дато руководит также ансамблем Atipico Trio, в который кроме него входят саксофонисты Понцо и Беппе Ди Филиппо, играет соло, в дуэтах. Начиная с середины 90-х среди прочих его проектов на первый план начал выходить Actis Band, но Карло не оставляет при этом свои старые коллективы и даже организует все новые и новые. Со всеми этими составами он записал в общей сложности более тридцати альбомов, преимущественно на таких лэйблах, как ведущая итальянская фирма звукозаписи, специализирующаяся на джазе Splasc(H) Records или британский авангардный лэйбл Leo Records. Разумеется, с годами музыка, которую сочиняет и исполняет Карло Актис Дато, меняется. Начинал он с бескомпромиссного авангарда.

Благодаря блестящей технике циркулярного дыхания, соединенной с талантом импровизатора и неукротимым итальянским темпераментом, сольные партии Карло, особенно на баритон-саксофоне, производят сильнейшее впечатление. Его музыка стремительна, сочна, аморфные звуки сгущаются в призрачные образы и тут же, рассыпаясь, сменяются другими с калейдоскопической быстротой. Великолепные образцы его творчества представлены альбомами квартета, а также дуэтами с японскими музыкантами – пианистом Сато Масахико и саксофонистом Казутоки Умэдзу. В 2000 году критики американского журнала Down Beat назвали его лучшим баритон-саксофонистом – честь, которой музыканты не американского происхождения удостаиваются крайне редко.

Постепенно и вплоть до сегодняшнего дня все большую роль в музыке Актиса Дато начинают играть фольклорные мотивы, в первую очередь в музыке его квартета, даже названия альбомов которого носят «этнические» названия, вроде Ankara Twist или Bagdad Boogie. Карло вводит в ткань своих композиций элементы фольклора не только итальянского, но и других стран, в том числе восточные, африканские, славянские, карибские, латиноамериканские – в этом смысле для него не существует границ и запретных зон. Эти мотивы то выходят на первый план, то прячутся в гармоническую глубь композиций. Этническую музыку Актис Дато знает не понаслышке.

Неутомимый путешественник, он объездил полмира, побывал в самых экзотических уголках планеты – и не только в гастрольных поездках. Карло любит путешествовать и просто так, но при этом всегда берет с собой свои инструменты. Результаты этих поездок можно, например, обнаружить в его сольном диске The Moonwalker, в который вошли фрагменты музыки, записанной Актисом Дато с японскими детьми, на улицах Непала и Мали, Марокко и индонезийского острова Бали. Подчас Карло уже не хватает реальных фольклорных мотивов, и тогда… он придумывает сам и вводит в музыку квазифольклорные образы – как в недавнем дуэтном альбоме с испанским басистом Бальдо Мартинесом, так и названном – «Воображаемый фольклор».

С ансамблем Actis Band, в который входят итальянцы Массимо Росси, Федерико Марчезано и Дарио Бруна, а также немец Карстен Липп, Актис Дато играет несколько иную музыку. Сам он называет ее итальянским ответом на музыку нью-йоркского даунтауна – музыку Джона Зорна и его последователей, музыкантов, объединенных вокруг Мекки этого направления – нью-йоркского клуба Knitting Factory. По сравнению с музыкой квартета в ней больше агрессивности, жесткости, элементов фанка, но в то же время она доступнее для среднего слушателя, новоджазовая элитарность практически полностью испарилась, а вот этника осталась, равно как и неистощимая фантазия и изобретательность лидера Actis Band.

Осталась и еще одна черта, присутствующая в музыке Карло на всех этапах его творчества – это музыкальный юмор. Здесь просматривается очевидная параллель с музыкой Владимира Чекасина. Как и маэстро из Вильнюса, Дато не чурается в своей музыке моментов откровенно пародийных, нарочитой гиперболизации тех или иных образов. Он ироничен, причем часто это самоирония, ему весьма близка эстетика бурлеска, кабаре, цирка. Отсюда же и стремление музыканта к визуализации создаваемых им образов, театральность и «постановочность» его выступлений, присутствие в них элементов абсурдистского юмора. Разумеется, оценить это в полной мере можно, только побывав на концертах Актиса Дато, но и видеозаписи дают достаточное представление об этой черте его творчества. Да и на обложках ряда альбомов Actis Band «революционной» серии (названных именами известных исторических лиц) сам Карло и его музыканты предстают в пародийно-красочных, ярких фантастических нарядах, к созданию которых приложила руку супруга Актиса Дато. И здесь аналогии с концертами Чекасина вполне очевидны.

Но, конечно же, чтобы лучше понять творчество Карло Актиса Дато и яснее представить личность этого музыканта, очень интересно было поговорить с ним. Карло очень легко и быстро согласился ответить на вопросы Jazz-Квадрата, извинившись только, что сможет прислать свои ответы не сразу из-за плотного графика выступлений: он как раз отправлялся в небольшой тур по Франции. Но затем ответы пришли в точно указанный им срок. Любое интервью, очное или виртуальное, это всегда в определенном смысле поединок. Задавая вопросы, стараешься «разговорить» собеседника, предполагаешь ту или иную его реакцию. Ну а уж если он лаконичен и односложен, значит «ключики» к нему подобрать не удалось… Мне показалось любопытным представить нашим читателям интервью с Карло Актисом Дато примерно в таком виде, как это делают гроссмейстеры, комментируя ход шахматной партии своих коллег, то есть, помимо непосредственных «ходов», сиречь вопросов и ответов, давать и оценку того, что хотелось достичь, и того, что получилось. Итак:

Леонид Аускерн: Насколько я знаю, твой дедушка играл на трубе. Был ли этот факт основной причиной, побудившей тебя взяться за изучение музыки?

Карло Актис Дато: Он играл на трубе в деревенском уличном оркестре, который маршировал по праздникам по улицам его родной деревни Маццо, на северо-западе Италии, где сейчас и я живу. По профессии он был плотником. Когда его призвали в армию во время Первой мировой войны, он играл на трубе в военном оркестре и благодаря этому вернулся домой целым и невредимым. Его друзьям на фронте вложили в руки винтовки, и они погибли, а он вернулся все с той же своей трубой! Его звали Карло, как и меня.

Мои родители совершенно не хотели, чтобы я становился музыкантом. Мой отец преподавал в школе и мечтал о том, чтобы я выучился на инженера. Я немного поучился, но у меня был плохонький кларнет, и большую часть своего времени я посвящал изучению этого трудного инструмента.

Вопрос был довольно стандартным, «вводным к теме», но в ответ прозвучала настоящая семейная мини-сага с антивоенным акцентом. Почему-то сразу вспомнился Хэмингуэй с его «Прощай, оружие» (там дело происходит как раз на итальянском фронте Первой мировой) и фильмы Федерико Феллини…

Леонид Аускерн: Почему джаз? Мне кажется, он не был самым популярным видом музыки в Италии в годы твоей юности. Почему же ты решил стать именно джазмэном?

Карло Актис Дато: Мой отец (сейчас ему 86 лет) очень любил музыку Бенни Гудмэна, Арти Шоу и так далее, так что при содействии Карло (моего дедушки) я приобрел тот самый кларнет. Я начал брать частные уроки музыки, но тут подвернулся один тип, которому нужен был саксофонист для его танцевального оркестра, и я срочно перешел на тенор-саксофон и начал четыре раза в неделю работать в старом ветхом дансинг-холле, полном очень мерзких типов… постоянно одни и те же глупые рожи. Так что через пару месяцев я бросил это занятие, меня тошнило, когда я возвращался оттуда.

Тем временем я начал играть в маленьком деревенском уличном оркестре в Маццо, La Fiorita – «Цветущем». Мне это нравилось, было полно бесплатной выпивки и еды, приятное времяпрепровождение, но, к сожалению, без денег. К тому времени я начал играть с разными свинговыми биг-бэндами и блюзовыми группами, а также с молодыми ребятами, игравшими летом на танцах на деревенских фестивалях. Мы играли самую разную музыку.

Мне показалось, что Карло было приятно вспоминать, как все начиналось…

Леонид Аускерн: Назови, пожалуйста, своих любимых саксофонистов. Повлияли ли они на тебя?

Карло Актис Дато: Коулмен Хокинс, Дон Байас, Сонни Роллинс, Хэнк Мобли, ЭРИК ДОЛЬФИ, Энтони Брэкстон… и еще много-много других… Думаю, Эрик Дольфи повлиял на мою игру на бас-кларнете.

Вот здесь я ожидал более развернутого ответа, но Карло был краток. Можно было предположить, что темпераментная, «горячая» манера игры Хокинса и Роллинса окажется близка ему, равно как и изощренность фри-джазового мышления Энтони Брэкстона. А уж имя Эрика Дольфи, как первого среди равных, он выделил сам.

Леонид Аускерн: С первых дней существования Art Studio и до твоих современных проектов мы знаем Карло Актиса Дато как одного из наиболее креативных представителей авангарда в Европе. Видишь ли ты какие-то связи с афроамериканской джазовой традицией в своей музыке?

Карло Актис Дато: Мы безумно любили музыку Art Ensemble, Оливера Лэйка, Стива Лэйси, Сан Ра…

Мы играли какие-то партитуры собственного сочинения и стремились придать им определенную внутреннюю структуру, причем не гаммы и аккорды были тут на первом плане, мы концентрировались на таких понятиях, как колористика, атмосфера, ритм… Сам подход был тут по преимуществу джазовым, авангардным, очень серьезным и не носившим каких-то особенных «итальянских» или европейских оттенков.

Позже я основал собственный квартет, ориентированный на более «близкую» слушателю музыку, а также на этнику.

Вопрос не случаен. Целый ряд европейских авангардных музыкантов, к примеру, тот же Чекасин, вообще отрицает связь своей музыки с джазом. Интересна была позиция Карло по этому вопросу. Прямого ответа он не дал, но указал на связь своих ранних работ с американским джазовым авангардом, а в музыке того же Сан Ра или отдельных работах Art Ensemble Of Chicago опосредствованная связь с традицией все же существует.

Леонид Аускерн: Новый джаз, современная импровизационная музыка или, быть может, Folklore Imaginario, как в твоем дуэте с Бальдо Мартинесомкакой из этих терминов ближе всего к твоим последним работам?

Карло Актис Дато: Я думаю, Folklore Imagina-rio подходит лучше всего.

Развитие предыдущего вопроса и ответ, не оставляющий и тени сомнения: для Карло его сегодняшняя музыка это, в первую очередь, «воображаемый фольклор».

Леонид Аускерн: Wake Up With The Birds, твой альбом с Казутоки Умэдзу, один из самых моих любимых в твоей дискографии. Думаю, это классический пример свободной импровизации. Можно ли ожидать в будущем каких-то совместных проектов с Казутоки?

Карло Актис Дато: Думаю, нет. Время проходит… в том числе и для меня. Я тоже люблю этот диск, но, к сожалению, сегодня было бы очень трудно снова сыграть такую музыку. Мне и хотелось бы, но, по моему, сегодня люди не готовы воспринимать и слушать импровизационную музыку такого рода… Очень скверная ситуация сейчас, особенно в Италии.

Ответ честный, но очень грустный. Как хотелось бы вновь прикоснуться к тому волшебству, которое устроили Карло и Казутоки на четырех саксофонах, Карло – на «низких», баритоне и теноре, а Казутоки – на «высоких», альте и сопрано! Что же касается «хорошего» времени для фри-джаза, то сильно хорошим оно не было никогда и нигде, эта музыка всегда игралась немногими для немногих. Жаль, что такой талантливый человек, как Карло Актис Дато, уже не видит себя среди них…

Леонид Аускерн: Соло, дуэт, трио, квартети наконец тентет в Actis Furioso. Твои альбомы записывались в самых разных форматах. Какой из них ты любишь больше всего?

Карло Актис Дато: Опыт работы с квартетом насчитывает уже 24 года. Он был первым в Италии ансамблем, игравшим джаз в сочетании с этнической музыкой, а также с юмористическими элементами, вплетенными в контекст шоу. За эти годы я совершил много путешествий по Турции, Северной Африке, Восточной Европе, Юго-Восточной Азии, черной Африке, и мне хотелось передать в музыке этот опыт, знакомство с различными концепциями в музыке и в жизни. А также вложить в эту музыку немного самоиронии, дать больше развлекательности, больше мелодичности, больше театральности. Actis Furioso – это практически более крупная версия квартета (нас десятеро в этом ансамбле).

Actis Band совсем другой. Я основал этот коллектив в 96-м году с привлечением более молодых музыкантов, для того, чтобы ввести в музыку новый материал, мощную энергетику и звучание, элементы contemporary и техно-рока.

Brasserie Trio и Atipico Trio – это ансамбли, в составе которых только исполнители на духовых инструментах, без ритм-секции. Так удобнее исследовать потаенные возможности каких-то конкретных композиций. А кроме того, я очень люблю акустическое звучание.

Я также довольно часто играю сольные концерты. Мне нравится ощущение риска, когда ты остаешься один перед множеством людей, собравшихся слушать и смотреть на тебя. Для меня вообще очень важен во время концерта визуальный аспект. С квартетом или Furioso мы время от времени обряжаемся в весьма необычные костюмы, которые придумывает моя жена.

В дуэтах возникает весьма забавная ситуация: подчас ты можешь сыграть с партнером одну и ту же вещь по-разному, подчас чувствуешь себя очень уверенно и играешь очень легко и свободно (как, например, в дуэте с Умэдзу или с некоторыми канадскими или американскими музыкантами).

Более исчерпывающего ответа трудно было ожидать.

Леонид Аускерн: Многим твоим композициям присуще чувство юмора, возможно, иронического юмора. А в обычной жизни ты веселый человек?

Карло Актис Дато: Да иногда не очень… но в любом случае я оптимист!

…В обычной жизни? А что такое обычная жизнь? Обычная для кого? В каком смысле? Моя обычная жизнь – это музыка и путешествия, и работа в саду, и прогулки в горах. В одну жизнь вмещается много разных жизней, я не знаю, это «обычная жизнь» или нет!

Ха-ха-ха!

Задавая этот вопрос, я и не предполагал, что он вызовет такой неожиданный ответ. Бурная, темпераментная реакция и выход на философские обобщения. Карло явно не любит стереотипы.

Леонид Аускерн: Че, Альенде, Гарибальди и даже Дон Кихот в названиях альбомов Actis Band – всех этих людей можно назвать революционерами. Революция или эволюциякакой путь развития в социальной жизни и в искусстве ты предпочитаешь?

Карло Актис Дато: Революция или эволюция?

Быть иль не быть?

Вот у этого вопроса был свой подтекст. Ряд высказываний Карло выдает в нем человека достаточно левых взглядов. Он недолюбливает консервативных политиков, весьма влиятельных на промышленно развитом севере Италии, в его родном Пьемонте. Серия вышеупомянутых альбомов говорит сама за себя. А есть еще и отдельные композиции, посвященные таким неоднозначным личностям, как мексиканский команданте Маркос или Ясир Арафат. Интересно, что в интервью испанскому журналисту Хесусу Морено Карло назвал Гарибальди самым наивным из своих героев за то, что тот вручил завоеванную им победу в деле объединения Италии слабому и никчемному королю – оценка, полностью совпадающая с тем, как писали о Гарибальди Маркс и Герцен. Мне хотелось вызвать Карло на откровенный разговор, но… с помощью бессмертной фразы Гамлета он виртуозно ушел от подробностей.

Леонид Аускерн: Ты путешествуешь по всему миру. У тебя есть любимая страна? Можешь ли ты припомнить какие-то особенно яркие впечатления от этих поездок?

Карло Актис Дато: Это заняло бы слишком много времени. Один мой друг предложил мне написать книгу о моих приключениях. Ха-ха-ха! Я двенадцать раз был в Турции, по десять раз в Марокко и Японии, много-много раз в черной Африке, в Индии, Индонезии, Бирме, Австралии, Новой Зеландии, Таиланде… к сожалению, пока еще не был в Китае, это очень серьезный пробел. Теперь он на очереди!

Я обожаю путешествовать, с очень скромными денежными затратами, без отелей, в маленьком автомобиле, когда ночуешь в нем же, или на автобусе, люблю находить по пути друзей. Со мной всегда мой саксофон или кларнет… и моя жена тоже… и ты можешь вглядываться и вслушиваться в самые разные культуры, в реальность, которую ты бы и вообразить себе не мог, если бы остался дома, сидя у телевизора!

А когда ты путешествуешь, то, прежде всего, впитываешь все окружающие звуки, внимательно прислушиваешься к ним, и позже они всплывают в памяти, в твоем изменившемся за время странствий сознании. Ты меняешься навсегда. Я никогда сознательно не использую какие-то «экзотические» звукосочетания или размеры, но я открыт для потока идущих извне идей… и я играю или пишу музыку. Все происходит естественно, само по себе. Так ремесленник обрабатывает кусок дерева, так мой дед делал мебель…

Мне нравится азиатский стиль жизни, тамошняя культура, буддистское мировоззрение (я – АБСОЛЮТНО не религиозен), более гибкое и УМИРОТВОРЯЮЩЕЕ по сравнению с западным образом мыслей, агрессивным и лишенным всякого уважения к «инакочувствующим».

А еще я живу в деревне, я работаю в своем саду, я выращиваю овощи и фрукты, которыми питаюсь. Это очень, очень, очень важно, музыка – это земля, кровь, краски, пища, путешествия, люди…

Достаточно банальный вопрос – и в ответ такой блистательный, во многом неожиданный монолог, ставший, на мой взгляд, самым ярким фрагментом нашей беседы. Благодаря Карло за интервью, я написал ему, что его ответы похожи на его музыку – они столь же порой парадоксальны, порой неожиданны, но всегда искренни и интересны.

А еще я написал о том, что это интервью помогло мне, а теперь, надеюсь, и вам, читатель, лучше понять человека и музыканта по имени Карло Актис Дато. Этот человек и его взгляды на творчество и на жизнь кажутся мне весьма симпатичными. И, пожалуй, пора ответить на вопрос, поставленный в заголовке статьи. Нет, Карло Актис Дато – это не итальянский Чекасин. При всей внешней схожести некоторых моментов в их музыке и способе ее подачи, питают ее разные мотивы. Ирония у Карло не носит самодовлеющий характер, его музыка теплее, оптимистичнее и, если хотите, гуманистичнее. Последняя на сегодня работа Актис Дато – выпущенный под маркой Actis Band альбом Zhon Guo’ – Cina! (2007, Leo Records) во многом подтверждает эту тенденцию. При этом Карло записал этот свой «китайский» альбом, в котором вдобавок отдал дань и афробиту, еще не побывав в Поднебесной, в которую, как он признается, еще только собирается попасть. Будем надеяться, что за Великой Стеной и в новых странствиях этот неутомимый путешественник отыщет новые вдохновляющие идеи, а размеренный быт родной деревни и горные альпийские пейзажи помогут переплавить их в яркую, глубокую музыку, ведь, как он сам заметил, «…музыка – это земля, кровь, краски, пища, путешествия, люди…».

Избранная дискография (приведены только альбомы, да и то далеко не все, в которых Карло Актис Дато выступает в качестве лидера):
Il ragno (Drums, 1977) – с Art Studio
Diagnosi (CMC, 1978) – с Art Studio
Noblesse Oblige (Splasc(H), 1986) – с Actis Dato Quartet
Ankara Twist (Splasc(H), 1989) – с Actis Dato Quartet
Where the Reeds Dare (Splasc(H), 1990) – с Atipico Trio
Urartu (Leo Records, 1994) – соло
Blue Cairo (Splasc(H), 1995) – с Actis Dato Quartet
Gone with the Winds (Splasc(H), 1996) – с Atipico Trio
Delhi Mambo (YVP, 1998) – с Actis Dato Quartet
Son Para El Che (Splasc(H), 1999) – с Actis Band
Wake Up With The Birds (Leo Records, 1999) – c Казутоки Умэдзу
Liberissimo (Baj Records, 1999) – с Сато Масахико
Ginosa Jungle (Splasc(H), 2000) – с Actis Dato Quartet
Paella & Norimaki (Splasc (H), 2000) – с Энцо Рокко
The Moonwlaker (Leo Records, 2000) – соло
Don Quijote (Splasc(H), 2001) – с Actis Band
Garibaldi (Leo Records, 2002) – с Actis Band
Istanbul Rap (YVP Music, 2002) – с Actis Dato Quartet
Allegro con Brio (Leo Records, 2004) – с Atipico Trio
On Tour – Live 2004 (Splasc(H), 2004) – с Actis Band
Avanti Popolo! (Splasc(H) Records, 2005) – с Actis Furioso
Allende (Leo Records, 2006) – с Actis Band
Zhon Guo’ – Cina! (Leo Records, 2007) – с Actis Band

Леонид АУСКЕРН

Jazz-Квадрат, №4/2008


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
авангард, этно-джаз
страна
Италия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела саксофонисты
John Coltrane - Бог, Любовь, Музыка Sonny Rollins - Саксофонный колосс Вилнис Кундратс - на джазовые концерты я ездил автостопом Раймонд Раубишко - Сияние звезды Раймонда
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com