nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Александр Рагазанов и Андрей Светлов

стиль:

Александр Рагазанов и Андрей Светлов
Героев этого материала особо представлять не надо. И один, и другой однажды уверенно заявили о себе музыкальному миру, и с тех пор ни разу не сдали набранных позиций, постоянно развивая свои способности и расширяя горизонты собственных возможностей. Это Александр Рагазанов – ярчайший виртуоз-барабанщик современного российского джаза, и Андрей Светлов – супер бас-гитарист, участвовавший во множестве сильных музыкальных проектов (последние два года его постоянно можно видеть в составе группы «Аквариум»). Побеседовать с такими знаковыми личностями – уже прекрасный повод для статьи, а если они еще и совместный альбом записали – это вдвойне повод. Усаживайтесь поудобнее, беседа будет интересная.

Итак, уважаемые Александр и Андрей, расскажите, что это за диск?

Александр Рагазанов: Мы записали с Андреем оригинальный собственный этно-фри-джазовый материал, который превратился в альбом с названием «Между двух огней». 30 ноября в одном из Питерских клубов состоялась презентация этого альбома, где мы были рады видеть и всех любителей джазовой музыки, и поклонников музыки вообще, в широком смысле этого слова. Мы очень рады появлению нового продукта, который с удовольствием выпускаем в мир, так как вложили в него много светлых чувств, положительной энергии, мыслей, эмоций и т.д.

Андрей, вы ведь живете в Париже, а Александр – в Петербурге. Как вам удалось осуществить совместный проект?

Андрей Светлов: Удалось, хотя и пришлось буквально урывать для этого время, так как я в Питере бываю редко, а по роду музыкальной деятельности еще сотрудничаю с одной известной рок-группой. Но в перерывах между гастролями нам удавалось выделить один-два дня на запись в студии. Таким образом все и получилось.

А такой штукой, как Интернет, не пользовались? Или он убивает творчество?

А.С.: Для нас это слишком далеко. Хотя, можно попробовать.

А.Р.: Нет, я думаю, что не нужно. Это не наш случай.

Однако, известны неоднократные случаи, когда в режиме on-line музыкальные коллективы пишут музыку.

А.С.: Конечно, это возможно. Современные технологии порой способствуют творческому процессу. Но у нас такой идеи пока не возникало.

Почему? Пропадает кайф от музыки?

А.Р.: Мы хоть и не часто видимся, но находимся все-таки рядом. Поэтому в Интернете нет острой необходимости. Большую часть времени Андрей все же проводит в России, и я стараюсь приспособиться к его графику: если появляется свободное от поездок окно, мы реализуем свои творческие идеи. В случае с альбомом все было именно так. Пластинку мы записали за две четырехчасовые смены. То есть, на сам процесс записи ушло всего восемь часов времени.

Безусловно, это говорит о настоящем профессионализме.

А.Р.: Это говорит о том, что мы знаем, что хотим играть. Так же здорово нам сопутствовала удача: попалась замечательная студия с хорошим звуком, и нам было легко играть вместе.

А.С.: Мне так же было очень интересно – ведь это мой первый эксперимент в таком жанре (обычно я играю другую музыку).

Со своей новой программой где вы успели выступить?

А.С.: Пока что мы сыграли всего три концерта. Они прошли в Петербурге.

Возвращаясь к джазу, и нынешней ситуации в этой музыке, не могу не спросить: как, на ваш взгляд, с этим обстоят дела в России? Ведь если брать мир в целом, то становится ясно, что есть титаны джаза, такие, как Чик Кория, которого всегда будут слушать и знатоки, и молодые люди, открывшие для себя подобную музыку. Но кроме этого есть огромный пласт музыкальной культуры, который так или иначе остается за рамками. Поскольку вы находитесь внутри этого круга, то скажите, в России есть какой-то доступ к подобной музыке?

А.С.: Мне кажется, что в рок-музыке интересных вещей происходит больше. Касательно джаза: все, что я слышал, мне показалось, звучало на хорошем уровне, но довольно однообразно. Как раз в теме высказывания: «Повернуться спиной, и не понять, кто играет». Есть разные явления, но ничего стоящего я для себя не открыл – может быть потому, что недостаточно этим интересовался.

А.Р.: Я согласен с Андреем. На российском рынке преобладают джазовые коллективы и исполнители, которые исповедуют традиции и достаточно ортодоксальны. Это, в общем, неплохо, и мы с уважением относимся к классическому джазу, но все дело в том, что очень мало в России коллективов, которые по-настоящему занимаются творчеством и играют авторские композиции. Довольно часто приходится слышать, как музыканты просто переигрывают джазовую классику. Я понимаю, что это делается для привлечения максимально большей аудитории, но все-таки есть еще творчество, а только оно обеспечивает прогресс.

А.С.: Я забыл упомянуть таких интересных мне людей, как Волков, Кондаков и иже с ними.

А.Р.: Я добавил бы Вячеслава Кайвановского, с которым с удовольствием сотрудничал и в рамках дуэта, и в квартете. Безусловно, все они генерирующие артисты, своим творчеством создающие прогресс.

Но их можно пересчитать по пальцам одной руки.

А.Р.: Согласен, но я говорю о тенденции.

Почему я и спрашиваю. Ведь очень много мэйнстрима, и, зайдя в какой-нибудь не самый лучший джазовый клуб в Стокгольме, неожиданно можно услышать, как играют молодые парни, недавно закончившие музыкальное училище, и понять, насколько далеко они ушли в своем развитии. В нашем случае эти люди будут играть Take Five, никуда от этого не уходя.

А.С.: Все это говорит о консерватизме, возможно, напрямую связанном с историей джаза в нашей стране.

А.Р.: Дело в том, что прогресс в джазе, на мой взгляд, создают те люди, которые не боятся идти против течения. Ведь в нынешних условиях многие музыканты хотят зарабатывать деньги, что нередко толкает их на путь ремесленничества. Их можно понять, ибо, когда человек занимается творчеством, ему нередко приходится приносить что-то в жертву, чтобы создать конкретный продукт и добиться его жизнеспособности. Лично нам интересно играть наш «нетрадиционный» джаз (смеется).

Большое ли внимание на своих концертах вы уделяете импровизации?

А.Р.: Безусловно. Импровизация является одним из ключевых моментов в нашем проекте. Словом, то, в чем рождаются наши новые идеи. Джаз и модерн-джаз неотделимы от импровизации. Мы любим импровизировать, и делаем это с удовольствием.

С каким временем суток вы отождествляете свою музыку?

А.С.: Она, скорее всего, вечерняя.

А.Р.: Я думаю, что это индивидуальное понятие. Наверное, есть люди, которым будет интересно ее и с утра послушать, а есть те, кто поставит пластинку вечером. Я сам не думаю о времени суток. Если человек готов воспринимать такую музыку, то смена дня и ночи не имеет значения.

Прослушав ряд ваших новых композиций, я словил себя на мысли, что вы слегка лукавите, говоря, будто в пластинке звучат лишь бас и барабаны. Там же есть еще некоторые инструменты, не так ли?

А.С.: Да, там еще задействовано несколько этнических инструментов: калимба, турецкий саз и марокканский хажаж. Но в пластинке у них, скажем так, нетрадиционное звучание, нежели обычно.

Поделитесь, какие самые большие разочарования бывали в вашей музыкальной жизни, когда вы, наконец, увидав на концерте человека, на которого всегда хотели посмотреть, вдруг ловили себя на мысли, что на самом деле не такой он и классный?

А.С.: Такое у меня было, разве что, по отношению к самому себе: в определенные моменты я ловил себя на мысли, что можно было все сделать гораздо лучше, чем оказывалось. Это и есть самое большое разочарование.

А как с этим бороться?

А.С.: Работать. Делать лучше.

А.Р.: Я присоединяюсь. Своих разочарований я сейчас не вспомню, так как давно не был на живых выступлениях других исполнителей.

А что хорошего приходит в голову? Почему я задаю этот вопрос: все ведь зомбированы тем, что попадает на музыкальный рынок. А раз вы делаете свою авторскую музыку, то явно понимаете больше, нежели простые слушатели. Поэтому хочется узнать, что вы рекомендовали бы послушать?

А.Р.: Я, конечно, понимаю, что, включая телевизор, можно увидеть передачи, которые сильно разочаровывают (не буду говорить, какие конкретно). Обычно я стараюсь избегать тех ситуаций, которые могут испортить настроение: смотрю и слушаю то, что мне интересно. Сильно порадовал меня альбомом Джона Маклафлина Industrial Them. Зная творчество этого исполнителя, я с уверенностью скажу, что был удивлен услышанным: альбом получился очень интересным, и его прослушивание было эмоциональным.

А.С.: В последнее время я слушаю только оригинальную этническую музыку (Южная и Северная Африка). Во Франции с любыми дисками намного легче, чем в России, и можно достать многое.

А.Р.: Кстати, подобная музыка нас и объединила. Арабские ритмы, индийская и восточная культура мне очень близки, и когда я понял, что Андрею тоже все это интересно, мы стали работать в таком ключе. В пластинке очень много интонационных моментов, привнесенных Светловым (это касается и бас-гитары).

А индийский ситар вы не собираетесь привлечь в свой проект?

А.Р.: Неожиданный вопрос. Пока не довелось встретить музыканта, способного хорошо играть на этом инструменте. Но если бы мы нашли такого человека, и нам было бы интересно с ним поработать, а ему, соответственно, с нами, то получилось бы здорово. Несмотря на то, что мы играем вдвоем, дуэт Рагазанов-Светлов всегда открыт для новых идей. Любые прогрессивные и креативные замыслы, связанные с джазом и этнической музыкой, нами всегда приветствуются.

А.С.: Я хотел отметить, что, несмотря на свою занятость, у меня существует свой собственный проект, который несколько отличается от всего сказанного выше. Это своеобразный этно-рок, который больше вписывается в некую квадратуру. Я начал его во Франции, и приезжал с ним в Петербург на Петропавловский фестиваль. Теперь в моих планах – продолжить деятельность этого проекта. Если читателям интересно, то на официальном сайте группы «Аквариум» в разделе «альбомы» можно найти четыре композиции, записанные в рамках озвученного мной стиля.

А относительно вашего альбома: можно ли выйти на него в Интернете?

А.Р.: Думаю, мы этого добьемся. Я просто не могу пока определится, на каком все-таки сайте его разместить.

Александр, у вас ведь тоже есть свои сольные проекты. Расскажите об этом подробнее.

А.Р.: Моя сольная программа «Автопортрет» наиболее актуальна на данный момент. Там я играю совершенно один, и программа состоит из нескольких концептуальных историй, которые я рассказываю, играя на двух-трех барабанах. Так же я продолжаю сотрудничать с Ю. Скржеком (основателем и лидером легендарного польского трио S.B.B.). Это польско-российский проект, который уже выпустил один альбом. Правда, это лишь сборник, куда попала только одна композиция данного проекта («Памяти Иона-Павла II»). Полноценный альбом, на основе которого у нас была составлена гастрольная программа в Польше, должен с месяца на месяц выйти в свет. Так же иногда приглашаю музыкантов, с которыми мы играем вместе как «Рагазанов квартет» (состав которого постоянно меняется). В рамках этого проекта мы с музыкантами играем некий гибрид фри-джаза и фьюжн.

Максим КОЗЛОВ
По материалам
интервью на Радио Рокс (Санкт-Петербург)

Jazz-Квадрат, №3/2008


авторы
Максим КОЗЛОВ
музыкальный стиль
авангард, этно-джаз
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с барабанщиками, перкуссионистами
Arman Jalalyan Billy Cobham - Музыканты - особая раса Fernando García – один из первых выпускников Беркли - Валенсия Gregg Bendian - МакЛафлин молча пожал ему руку
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com